ЭРА ВОЙН ВЫСОКИХ ТЕХНОЛОГИЙ Ее начало было положено операцией "Буря в пустыне"

Авакс Авакс

ВОЙНА в зоне Персидского залива, начавшаяся 17 января 1991 года и длившаяся в течение 43 суток, стала очередной страницей истории. Тем не менее действия войск противоборствовавших сторон, военно-технические и другие аспекты продолжают анализироваться.

 

Война в зоне Персидского залива показала возросшее значение хода и исхода борьбы в воздухе для достижения успеха не только в операциях сухопутных войск, но и в войне в целом. Она сделала очевидным, что противовоздушная оборона переросла тактические рамки и превратилась в важнейший оперативно-стратегический фактор, а одной из характерных черт современного сражения и боя стало ожесточенное противоборство между средствами воздушного нападения и средствами ПВО.

В предыдущих войнах и конфликтах военно-воздушные силы, как правило, решали задачи поддержки и обеспечения действий сухопутных войск в наземных или совместных операциях. В настоящее время ВВС способны проводить самостоятельные воздушные наступательны операции с решением задач стратегического масштаба, а в локальных войнах вообще решать судьбу всей кампании.

Авиация многонациональных сил (МНС) совершила за время ведения боевых действий 109 876 боевых вылетов, обрушив на Ирак такое количество бомб и ракет, что по суммарной мощности их взрывы сопоставимы со взрывами нескольких ядерных бомб.

Между тем потери союзников составили: сбито самолетов - 47 (небоевые потери - 8), вертолетов - 21 (14).

В целом потери авиации многонациональных сил составили 0,62 самолета на 1000 вылетов. Соответствующие показатели для авиации ВВС США - 0,22, авиации ВМС США - 0,4, для авиации морской пехоты - 0,81. Для сравнения: в ходе операции "Роллинг тандер" (Вьетнам, 1966 г.) они составляли - 3,5 самолета на 1000 вылетов. Сравнительно высокий уровень потерь авиации морской пехоты, как отмечают американские военные специалисты, объясняется тем, что она в основном решала задачу непосредственной авиационной поддержки.

Авиация ВМС США в ходе боевых действий выполнила 23% всех боевых вылетов МНС. Произведено 28 929 боевых вылетов, из которых 36% были направлены на решение штурмовых задач, а 30% - на ПВО корабельных соединений и боевое патрулирование. За это время авиация флота и морской пехоты израсходовала 4500 т боеприпасов. Потери авиации флота составили 7 самолетов, а морской пехоты - 8.

B-52.  СШАС 17 января по 1 марта 1991 г. на войска и объекты в Ираке и Кувейте авиацией многонациональных сил было сброшено 88 500 т боеприпасов различных типов, в том числе 81 980 т бомб свободного падения и 6520 т управляемого оружия. Для сравнения: во второй мировой войне было сброшено 2,7 млн. т, во Вьетнаме американцами в период с 1965 г. по 1972 г. было израсходовано 15 млн. т авиационных боеприпасов. На долю США приходилось 5900 т управляемого оружия на сумму 590 млн. долл. (если бы это были КРМБ "Томагавк", то сумма составила бы 12 млрд. долл.). При этом около 70% из них, или 62 137 т боеприпасов, не попали в назначенные объекты и лишь 26 363 т бомб поразили свои цели.

По утверждению командующего авиацией многонациональных сил Чарльза Хорнера, "военные специалисты были приятно удивлены боевыми возможностями американского оружия".

Анализ характера боевых действий многонациональных сил во главе с США показывает, что состоялось первое апробирование концепции "воздушно-наземная операция", и в первую очередь ее составной части - воздушной наступательной операции. По классической теории и практике учений последних лет на самостоятельные действия ВВС в такой операции отводится 2-3 дня. Но с учетом ожидаемого ожесточенного сопротивления иракских войск американское командование коренным образом изменило свой план и проводило самостоятельные действия ВВС не 3, а 40 суток.

В ходе воздушного наступления, кроме системы военного и государственного управления и противовоздушной обороны, удары наносились по стартовым позициям ракет "Скад", аэродромам, ядерным и химическим центрам, нефтедобывающим и перерабатывающим предприятиям, заводам военно-промышленного комплекса, коммуникациям. Одновременно с этим по четкому графику завершалось создание ударных группировок многонациональных сухопутных войск на избранных направлениях ударов и непосредственно готовилась воздушно-наземная операция. В результате мощных ударов с воздуха управление войсками было нарушено, иракская армия была деморализована и потеряла боеспособность. Это предопределило в последующем скоротечность и высокую эффективность действий сухопутных сил коалиции. Авиацией в полном объеме были решены ставшие уже классическими задачи завоевания превосходства в воздухе, изоляции района боевых действий и непосредственной авиационной поддержки.

Между тем при проведении воздушной наступательной операции можно отметить и новые черты:
- массированное использование КР "Томагавк" с обычным зарядом для ударов по точечным целям, прикрытым сильной ПВО;
- применение стратегических бомбардировщиков В-52G для ударов как обычными средствами поражения, так и КР АLCM и УР "Попай" по важным объектам в оперативной глубине Ирака;
- высокая интенсивность наносимых ударов авиацией (на отдельных этапах до 2-3 тыс. самолето-вылетов в сутки);
- использование самолетов ДРЛО для контроля за воздушной обстановкой и наведения истребительной авиации;
- применение малозаметных самолетов F-117.

Признана недостаточно эффективной противоракетная оборона (ПРО) войск, складывающаяся, как известно, из двух составляющих: борьбы с ракетами в воздухе и уничтожения их (а также средств транспортировки и запуска) на земле. Что касается опыта решения первой части проблемы, то хотя дебют основы создаваемой ныне ПРО - зенитного ракетного комплекса "Пэтриот" - и был достаточно впечатляющим, тем не менее расход этих ЗУР признан неприемлемо большим (для уничтожения одной ракеты "Скад" стоимостью 300 тыс долл. требовалось от двух до шести ЗУР по 900 тыс. долл. каждая).

Имеются сведения о пусках 82 ракет "Скад", которые были обстреляны ЗРК "Пэтриот". Всего было обстреляно 42 ракеты, из которых 29 - уничтожены, 13 - повреждены. Не все гладко было и с организацией наземных ударов по стартовым позициям ракет "Скад". По утверждениям ряда экспертов, сообщения на эту тему из района боевых действий носили скорее пропагандистский характер и не отражали реальной ситуации. Так, по заявлению эксперта по баллистическим ракетам в специальной комиссии ООН для наблюдения за уничтожением иракского оружия Скотта Риттера, бывшего капитана морской пехоты, в ходе войны вообще не было уничтожено ни одной мобильной пусковой установки "Скад". Несмотря на неоднократные заверения главнокомандующего многонациональными силами генерала Н.Шварцкопфа, американцам не удалось "стереть с лица земли" и стационарные пусковые установки. После войны комиссия определила, что Ирак имел их 28, а не 30 единиц. Причем две были полностью боеготовы, а из остальных 26 незначительные повреждения имели 14. Таким образом, фактически уничтоженными оказались 12 пусковых установок.

Более того, операция "Контрскад" практически не нанесла никакого ущерба самим ракетам "Скад". За исключением 5 не находившихся на боевом дежурстве ракет, накрытых бомбами в хранилище, а также израсходованных иракцами, все остальные остались невредимыми. "Все это указывает на то, - отметил Риттер, - что бомбардировками союзников не было уничтожено во время войны ни одной ракеты".

Война в районе Персидского залива заставляет совершенно по-новому взглянуть на повышение значимости противоракетной обороны сегодня и в ближайшем будущем. Об особой актуальности проблемы ПРО свидетельствует тот факт, что десятки стран уже имеют баллистические ракеты и (или) располагают технологическими возможностями для их производства.

В современной войне все большую роль играют автоматизированные средства, комплексы и системы боевого обеспечения, которые целесообразно интегрировать в единую систему разведки и управления, что убедительно было доказано успехом операции "Буря в пустыне". Причем основой таких систем становятся их компоненты, размещаемые на воздушных носителях (самолеты Е-ЗА Е-8А и TR-1) и космических средствах.

Особо следует отметить важность роли, которую играют сегодня средства РЭБ. Результаты их применения в зоне Персидского залива в очередной раз доказывают правомочность выделения радиоэлектронной борьбы в самостоятельный вид боевых действий.

КубКатастрофические для Ирака итоги войны, проигранной им в течение одной операции, являются, в первую очередь, следствием недостаточной его заботы о собственной противовоздушной обороне и недооценке роли средств ПВО в современных условиях. В этой связи представляются вполне очевидными следующие выводы:
- значительная часть зенитных комплексов Ирака, особенно ракетных, была уже хорошо изучена его противниками в ходе предыдущих вооруженных конфликтов, начиная с войны во Вьетнаме и кончая серией ближневосточных столкновений, поэтому задача борьбы с ними существенно облегчалась;
- применение активных помех мощностью 1...5 кВт на 1МГц парализовало работу ЗРК SА-2 (С-75), SА-3 (С-125) и SА-6 ("Куб"), которые являлись основой системы ПВО Ирака.

В ходе завоевания превосходства в воздухе авиацией многонациональных сил первый и более половины последующих наносимых ею ударов выполнялись в ночное время, когда оптические и телевизионные каналы ЗАК и ЗРК не функционировали. Следствием этого было необнаружение или позднее обнаружение средств воздушного нападения (СВН), недостаточная точность определения координат и параметров движения целей, недопустимо высокие промахи ЗУР.

Приведенные в открытой печати оценки показывают, что в итоге на всех операционных направлениях действий СВН многонациональных сил плотности их в налете превосходили пропускные возможности средств ПВО Ирака не менее чем в 1,5...2,5 раза.

Ощущался недостаток зенитных средств, способных вести борьбу с новыми типами СВН, такими, как истребитель-бомбардировщик F-117, крылатые ракеты, поражающие элементы высокоточного оружия (противорадиолокационные ракеты, управляемые бомбы).

Несмотря на важность технического совершенствования зенитного вооружения, нельзя признать, что именно этот фактор решительным образом сказался на крайне низком качестве противовоздушной обороны иракской стороны. Причина здесь, очевидно, кроется в другом. Ведь надежную защиту от ударов с воздуха невозможно организовать за счет простого накопления средств ПВО - нужны их грамотная организация и управление боевыми действиями. Ирак же, имея более чем внушительный арсенал зенитных комплексов различных типов, с этой задачей не справился. Этому, кстати, имеется и косвенное подтверждение американских экспертов, которые были крайне удивлены низким уровнем потерь своей авиации (менее 1%) по сравнению с собственными прогнозами, по которым ПВО Ирака должна была уничтожить до 10% самолетов многонациональных сил.

С-125 Комплекс ПВОИстребительная авиация Ирака действовала эпизодически, что не позволяло снять часть нагрузки с дезорганизованной и "захлебывающейся" системы ПВО.

Малоподвижные ЗРК SА-2 и SА-3 представляли собой идеальные цели для авиации, крылатых и тактических ракет. Для летчиков это были главные цели, их первоочередное и быстрое уничтожение позволило авиации уйти с малых на средние высоты, обеспечивая наиболее эффективное применение бортового оружия.

Доказана важность морально-психологической профессиональной подготовленности личного состава подразделений ПВО. Профессионализм и навыки иракских военнослужащих оставляли, судя по всему, желать много лучшего.

Совсем иначе вели себя будущие победители. Сразу же после переброски в зону предстоящих боевых действий сухопутные войска США (и в этом, кстати, можно было убедиться, глядя на экраны телевизоров) начали отработку способов боевых действий в условиях пустыни при применении противником отравляющих веществ. Особое внимание уделялось организации тесного взаимодействия с войсками союзников и авиацией. Летчики американских ВВС осваивали технику пилотирования и ориентирования при полетах над пустыней на малых высотах, изучали особенности построения системы ПВО Ирака, обучались способам ее прорыва, выполняли тренировочные полеты с нанесением ударов по наземным целям, в том числе ночью. Все это наилучшим образом проявилось в ходе войны.

Эволюция в тактике действий воздушного противника не сопровождалась соответствующими переменами в способах боевого применения иракских сил и средств ПВО. Не было ни попыток трансформации не оправдавшей себя жестко централизованной схемы управления и взаимодействия, ни стремления изменить стандартный рисунок стартовых позиций огневых средств, перейти к использованию тактики динамичной смены позиций, организации засад. Единственным положительным моментом явилось введение противника в заблуждение за счет массового использования надувных макетов средств ПВО, а также мощное фортификационное оборудование позиций.

ЗСУ-23-4 Оказалась достаточно эффективной машиной. Не смотря на почтенный возраст.С началом концентрации войск и кораблей ВМФ многонациональных сил командование войск ПВО Ирака не приняло необходимых мер по обеспечению живучести сил и средств ПВО: позиции зенитных комплексов, радиолокационных станций обнаружения, оставаясь в прежних районах, были заблаговременно вскрыты воздушной и космической разведками США и их союзников; частоты радиосетей войск ПВО своевременно не менялись, что позволило многонациональным силам успешно блокировать их работу применением радиопомех; преждевременное включение станций раннего обнаружения воздушного противника позволяло МНС засекать их позиции и наносить ракетно-бомбовые удары либо подавлять их помехами; нежелание командования ПВО осуществлять маневр ЗРК средней и малой дальности привело к уничтожению их на занимаемых позициях; воздействие на воздушного противника смогли осуществлять лишь маневренные автономные зенитные комплексы (ЗСУ-23-4, ПЗРК).

Как и во всех предыдущих вооруженных конфликтах с их участием, США в ходе операции "Буря в пустыне" как на большом полигоне проводили испытания новых систем и образцов вооружения, отрабатывали тактику их применения. Отличия состоят, пожалуй, лишь в том, что испытаний этих проведено очень много и в основном они были связаны с воздушным компонентом американских вооруженных сил.

Сокрушительное фиаско, которое потерпела внушительная в своей первооснове система ПВО Ирака, убедительно подтвердило непреложность закона: оборонительная система должна создаваться не абстрактно, а в расчете на конкретные характеристики оружия нападающей стороны. Иначе это становится напрасной тратой средств и добровольным пленением иллюзиями о собственном могуществе.

В этой связи итоги боевых действий в зоне Персидского залива диктуют настоятельную необходимость расширения боевых возможностей наземных средств ПВО и истребительной авиации.

В первую очередь заслуживает внимания технический аспект: особую актуальность приобрела проблема создания средств ПВО, способных надежно функционировать в условиях жесткого радиоэлектронного подавления; обеспечивающих борьбу с высокоточным оружием; защищенных от противорадиолокационных ракет; имеющих высокую огневую производительность за счет многоканальности по цели, так и за счет малого времени реакции, большой скорости полета ракеты; использующих системы активного и пассивного наведения; обладающих универсальностью и гибкостью алгоритмов боевого применения и позволяющих поражать как аэродинамические, так и баллистические цели; способных осуществлять поиск, обнаружение, а в ряде случаев - вести стрельбу по воздушным целям в пассивном режиме за счет чего достигается необходимая скрытность, а следовательно, и живучесть.

Война в зоне Персидского залива показала, что на безопасность страна может рассчитывать только при наличии современной противовоздушной и противоракетной обороны. Размеры территории и удаление агрессора при современных характеристиках СВН сегодня уже не являются доминирующими факторами.

Вооруженный конфликт в районе Персидского залива высветил новые черты современных локальных войн: цели войны (при определенных условиях) могут быть в основном достигнуты путем проведения интенсивного длительного электронно-огневого воздействия без вторжения на территорию противника; экономическая база и инфраструктура стали объектами первоочередного воздействия; определился новый класс объектов ударов - экологически опасные производственные и сырьедобывающие предприятия; возрастание роли мобильности вооруженных сил; несостоятельность статичной позиционной обороны; многие виды обычных наступательных вооружений, включая ракеты и авиационные бомбы, приблизились к поражающим возможностям тактического ядерного оружия; опасность применения оружия массового поражения; изменение соотношения в решении боевых задач между ударными системами и видами оружия, такими как боевые самолеты и вертолеты, танки, артиллерия и ракеты - с одной стороны, и системами боевого управления и информации - с другой; широкое применение ракетного оружия в ходе боевых действий, которое, судя по масштабам, станет неотъемлемой частью военных арсеналов армий не только ближневосточного региона, но и других стран мира.

Опыт войны показал, насколько остро сейчас стоит проблема защиты вооружения, военной техники и объектов от высокоточного оружия противника, использующего тепловизионные, лазерные и телевизионные системы наведения.

Авторы:

Александр Яковлевич Маначинский - кандидат военных наук.

Владимир Николаевич Чумак - кандидат технических наук.

Последнее изменение Понедельник, 10 Ноябрь 2014 17:27

Авторизуйтесь, чтобы получить возможность оставлять комментарии
Go to top