Бой с чеченцами под Акбулат-Юртом. Литография Поль-Пети Бой с чеченцами под Акбулат-Юртом. Литография Поль-Пети

Ингуши являются мусульманами традиционного суфийского тариката, проникновение мусульманства началось в ХV веке. В горной Ингушетии язычество было вытеснено исламом окончательно только во второй половине XIX века , осетины в основном исповедуют православие.

Осетины и ингуши добровольно присоединились к Российской империи после Русско-турецкой войны 1768—1774 гг.

Осетия присоединилась к России в 1774 году, спустя 25 лет после официального посольства в составе Зураба Магкаева, Елисейя Кесаева и Батырмирза Цопанова, которые в 1751 г. встречались на официальном приеме с императрицей Елизаветой Петровной. Переговоры происходили в Моздоке. Туда съехались делегаты от осетинских обществ. Россия обязалась защищать осетин от военных нападений и помогать в переселении на равнину.

Ингуши вошли в состав России в 1770 году, когда в местечке Барта-Бос был подписан известными старейшинами от самых влиятельных тайпов «Договор о единении основной части Ингушетии с Российским государством». В дальнейшем этот договор был перезакреплен новым «Актом о единении Ингушетии с Россией» в 1810 году. После вхождения ингушей в состав России через их земли пролегла Военно-грузинская дорога, а в 1784 году на берегуТерека при ингушской деревне Заур была заложена крепость Владикавказ, для обеспечения сношения между Россией и Грузией (царства Картли-Кахетии) как протектората России. Заложение оборонительной линии от Моздока к подошве Кавказа вызвало крайнее неудовольствие у части горцев, так как она преграждала тот путь, по которому они водили невольников на продажу в Эндери и Анапу. Крепость Владикавказ в том же году была срыта и восстановлена 1803 г.

kavkaz 1801 1813В Русско-Кавказской войне, закончившийся в 1864 г., осетины в отличие от чеченцев и кабардинцев участие против России практически не принимали. Ингуши принимали на стороне России и на стороне имама Шамиля, особенно активно участвовали орстхойцы (жители восточной части Ингушетии). Некоторое время существовали два лайета исламского государства Шамиля — Арштинский и Галашкинский. Это было обусловлено тем, что Чеченцы и Ингуши близкие единоверные народы имеющие и единое название –вайнахи.

Справка. Вайна́хи, вейна́хи (чеч. вайнах, ингуш. вейнах — «наши люди») — термин, под которым в современном кавказоведении понимают большую часть носителей нахских языков: чеченцев (самоназв. нохчий) и ингушей (самоназв. галгай). Также название распространяют и на исторических предков чеченцев и ингушей. Иногда в наши дни этнологи употребляют наименование «вайнахи»/«вейнахи» синонимично с искусственным термином «нахские народы».

Ингуши были разделены на два лагеря, те кто поддерживал Россию и тех кто был против, причем противников России было большинство. Поддерживающие Россию активно мигрировали с 1807 г. в равнинную область в Тарскую долину и долины рек Сунжа, Фортанга, Назранка, Камбилеевка и Асса, где мирно сожительствовали с казачеством и войсками русской армии. [1] Вторая часть Ингушей всячески тревожили Русские войска, Ермолов, которому пришлось действовать на Кавказе, писал о них в высочайшем представлении 14 мая 1818 года:

ermolov original"Все сии народы и часть самих чеченцев, живущие по левому берегу Сунжи и даже по правой стороне Терека, против самых селений наших, именуются мирными, и последние из сих, прикрывая себя личиною доброго к нам расположения, суть наиопаснейшие для нас, ибо ближайшими будучи соседями, и зная обстоятельно положения наши, пользуются благоприятным временем, приглашают неприязненных нам на разбой, укрывают у себя, всеми средствами вспомоществуют им и сами бывают участниками. Равнодушие многих из начальников на Линии допустило их поселиться на Терек, где земли издавна принадлежала первым, основавшимся здесь нашим казачьим войскам, и, ограничив Тереком, удовольствовалось тем, что вменило им в ответственность делаемые на нашей стороне похищения.. Беспрестанно изобличаются они в воровствах, нападениях и увлечении в плен людей наших; нет спокойствия и безопасности. Они посмеиваются легковерию нашему к ручательствам их и клятвам, и мы не перестаем верить тем, у кого нет ничего священного в мире. Десятая доля не удовлетворяется потери нашей: ни одного преступника не выдали нам для наказания".

В "Записках" Ермолова читаем:

"Селения сии (на правом берегу Терека расположенные) не менее прочих наполнены были разбойниками, которые участвовали прежде во всех набегах чеченцев на Линию. В них собирались хищники и укрывались до того, пока мирные чеченцы, всегда беспрепятственно приезжавшие на Линию, высмотрев какую-нибудь оплошность со стороны войск наших., или поселян могли провождать их к верным успехам" ("Записки Алексия Петровича Ермолова" т. 2, стр. 45).

"Во всех случаях", заключает с горечью Ермолов: где в отношении к ним хотел я быть великодушным, самым наглым образом бывал обманут" (т. 2. стр. 58).

Несмотря на принятие российского подданства, многие горные общества еще считали себя свободными и никому не подвластными, легко принимая присяги и также легко нарушавшими свои обязательства. И ситуация кардинально изменилась в 1816 г. в связи с назначением А.П. Ермолова главнокомандующим Кавказским корпусом. Для подчинения непокорных горцев им был разработан план, в соответствии с которым должны были быть построены крепости и укрепления, чтобы выход из гор на равнину оказался под контролем русского командования и войск. Так, уже в 1817 г. в верхнем течении реки Сунжи было построено назрановское укрепление, в 1818 г. — крепость Грозная, в 1819 г. у кумыкского аула Эндери — крепость Воздвиженская. Строительство этих крепостей позволило отрезать жителей горных районов от плоскостных земель, лишив их плодородных полей и пастбищ и возможности укрываться в случае совершения преступлений. Желание укрепить южные границы империи и желание обезопасить южные рубежи побуждало царское правительство насильственно переселять непокорных и провинившихся на равнину. В 1830 г. большая часть ингушей была выселена с гор на плоскость, в окрестности Назрани, в горах осталось меньше 1/3 всего населения. Выселенные ингуши стали называться назрановцами и заняли землю между реками Сунжа и Камбилеевка от Главного Кавказского хребта до Кабардинских гор.

oset 4829На Кавказе был введен общероссийский порядок управления и судебная система. В судебной системе выборные представители суда шариата входили, согласно квоты, в судебные органы, так называемые смешанные суды. В Терской области в 1883 г. произошло разделение гражданских округов, существовавших с 1871 до 1883 г., на казачьи отделы и горские округа. Область была поделена на три отдела: Сунженский,

Пятигорский и Кизлярский — и четыре округа: Владикавказский, Грозненский, Нальчикский и Хасав-Юртовский. Плоскостная Ингушетия значилась во 2-м участке Сунженского отдела, а нагорная —в 3-м участке (с участковым правлением в станице Сунженской). Было установлено раздельное управление: гражданское, казачье и горское. Произошел отход от военно-административного управления образовывались «словесные суды» которые действовали по представительному принципу, глава суда назначался остальные члены были выборные. Осетино-ингушский смешанный суд присяжных действовал до революции 1917 г.

После окончания Кавказской войны турецкие агенты, заинтересованные в непримиримых мусульманских борцах и царское правительство постарались переселить в Османскую империю как можно больше мусульман. Выселение в Турцию «неблагонадежных народов» происходило вслед ствие проводимых реформ, но основной причиной все-таки была их религиозная принадлежность [2]. Было много и таких , кто надеялся на лучшую долю в стране, где живут братья-мусульмане. Переселение в Турцию в 1865 г. возглавил генерал-майор осетин Мусса Алхазович Кундухов, с которым решило покинуть родину ингушское «племя» карабулаков во главе со штабс-капитаном Алико Цуговым и многие другие [3]. Переселившиеся в Турцию ингуши поселились частью на Сагангукском хребте, частью же — к югу от Диарбекира, по окраинам Месопотамии [4].

osetia 1В Турции переселенцев ожидало разочарование. «Оттоманская империя, принявшая их с готовностью, обещавшая свободу и каждому семейству полное хозяйство, ровно им ничего не дает, а вспыхнувшая среди них в дороге эпидемия уносит в вечность половину эмигрантов» [5] , — отмечал М. Альтемиров. Обманутые в своих надеждах и разочарованные переселенцы, искали возможность вернуться на родину. Официальное разрешение царским правительством на возращение не выдавалось, поэтому происходило массовое возращение вспять оставшихся в живых по тихому, незаконно. В отдельных аулах число переселившихся назад горцев составляло до 2/3 числа жителей.[6]

В целом, с приходом России на Кавказ наблюдалось продвижение казаков (русских) в горные районы и перемещение осетин и ингушей в равнинные районы. При этом происходило взаимное проникновение культур в том числе и через родственные связи, этим в частности и объясняется внешний вид казачества и его уклад. Горские народы выполнявшие договоренности и бывшие лояльными к правительству получили возможность развиваться богатеть, осваивать новые территории. Как правило лояльность обеспечивалась вхождением в казачество со всеми вытекающими последствиями. При этом сформировалась среда «изгоев» которые промышляли грабежом укрываясь в трудно доступных территориях, горах.

На территории Северного Кавказа С 1860 г. как административно-территориальная единица России существовала обширная Терская область

terska oblГерб Терской области Российской империи, утвержден 15 марта 1873 г.

По переписи 1897 года в Российской империи численность населения Терской области

Терских казаков 

222 189 чел.

Прочих русских

232 048 чел.

Осетины

124 480 чел.

Кабардинцы

99 045 чел.

Ногаи

36 152 чел.

Кумыки

31 384 чел.

Остальные горцы

36 489 чел.

Ингуши

53 117 чел.

Чеченцы

226 857 чел.

terska obl 1960-1964К началу революции на территории современного Пригородного района, а также части пограничных территорий совместно проживали терские казаки, осетины и ингуши. Во время гражданской войны осетины, кроме состоявших в терском казачестве, в основном заняли нейтральную сторону. Казаки в основном заняли сторону белых, ингуши — красных. Все это привело к жесточайшему противостоянию "белого" казачества, крестьян и союзных им осетин, с одной стороны, и "красного казачества" вместе с вайнахской безземельной беднотой, с другой: при этом вайнахи, благодаря союзу с большевиками, рассчитывали осуществить передел земель в свою пользу. С падением в 1917 году центральной имперской власти на пространстве от Сунжи до Сулака между ингушами и чеченцами, с одной стороны, и казаками (часто совместно с "союзными" им осетинами), с другой, завязалась и разыгралась упорнейшая и многокровная борьба. Каковы бы ни были главные актеры Гражданской войны на Северном Кавказе - Терско-Казачье ли правительство Г. Бичерахова, Горское ли правительство Т. Чермоева-Г. Коцева, Красная ли или Белая армия, или даже эмират Узуна-Хаджи, вайнахско-казачье противостояние неизменно пребывало одной из главных пружин Гражданской войны в Терской области.

terska obl 1888 1909Атакующей стороной на сей раз выступали вайнахи, лелеявшие своеобразный реванш за поражение Шамиля и стремившиеся вытеснить сунженских, терских и гребенских казаков из общего ареала проживания.

Прологом к насильственному переселению казаков были налеты на их станицы. Пожалуй, первым по времени "ходом" горцев стало уничтожение ингушами станицы Фельдмаршальской в ноябре 1917 года. В январе 1918 года очередное обострение казаче-ингушских отношений привело к фактическому захвату и ограблению ингушами правобережной части Владикавказа, а в марте боевые действия между осетинами из Ольгинского и ингушами из Базоркино закончились погромом ингушами осетинского селения Батакоюрт [7].

Аналогичные "ходы" делались чеченцами несколько восточнее: еще в 1917 году они приступили к систематическим и разорительным набегам на немецкие колонии, русские экономии, хутора, села, слободы и даже железнодорожные станции Хасавюртовского и смежных с ним округов. В результате нападений 29 и 30 декабря 1917 года на станицы ingush 9709Кахановскую и Ильинскую последние были до основания разорены и сожжены. В январе 1918 года та же участь постигла и саму слободу Хасавюрт, а в сентябре 1919 года - станицу Александрийскую[8].

Решающие и роковые для казачества события произошли в 1918 году.

В феврале 1918 года в Моздоке под председательством осетинского инженера Георгия Федоровича Бичерахова (в прошлом меньшевика) состоялся первый Казаче-крестьянский съезд Терской области. В марте же 1918 года на Тереке установилась советская власть, и в апреле-мае во Владикавказе состоялся съезд Советов Терской области. Этот съезд принял первое после революции депортационное решение политической проблемы: плановому переселению подлежали четыре станицы - Тарская, Сунженская, Воронцово-Дашковская и Фельдмаршальская. Станицы и относящиеся к ним земли передавались ингушской бедноте[9].

Второй съезд Советов Терской области, прошедший в Моздоке с 3 по 6 июля, объявил о создании Временного Терского народного правительства, то есть поднял фактический мятеж против большевиков. Собранная Бичераховым армия насчитывала 12 тысяч штыков, но отличалась крайне слабою дисциплиной.[10]

Еще в июне 1918 года казаки-бичераховцы обменялись "любезностями" с ингушами, напав на аул Бартабос (ингуши, в свою очередь, напали на станицу Тарскую). В августе же бичераховцы открыто выступили против советской власти: 10 августа 1918 года казачий отряд полковника Соколова вместе с осетинами напали на Владикавказ и выбили оттуда большевиков, после чего начали грабить ингушей - в самом городе и в близлежащих хуторах. В военном отношении этот налет был чистой авантюрой. После восьмидневных боев - город был вторично взят большевиками и союзными им ингушами: начались расстрелы казачьих офицеров и погромы - на сей раз осетинские.

Дорого пришлось заплатить за это поражение рядовым казакам: еще до взятия Владикавказа ингуши под руководством Вассан-Гирея Джабагиева уничтожили Тарский хутор и обложили станицы Сунженскую, Тарскую и Акки-Юртовскую (Воронцово-Дашковскую)[11]. Станицам был предъявлен ультиматум о сдаче оружия и о выселении (в двухдневный срок!) за Терек. В обмен на гарантии личной и имущественной неприкосновенности станицы его приняли, и их выселение за Терек (в Моздок, а также в Архонскую, Ардонскую и некоторые другие станицы) вскоре стало свершившимся фактом[12]. Всего переселению подлежало 1781 семья, или 10255 человек[13]. Казачьи земли при этом оставлялись без компенсации, компенсации же - в размере 120 миллионов рублей - подлежали лишь постройки, инвентарь, скот и урожай 1918 года[14].

Юридической основой депортации стали постановления 3-го областного съезда Терской области и Грозненского народного суда. В конце 1918 года при СНК была создана Комиссия по переселению казачьих станиц, призванная заниматься, в том числе, и "…приведением в известность имущества, оставленного ингушам"[15].

Станичники Тарской, отрицая свое участие в захвате Владикавказа и одновременно изнемогая от грабежей и убийств, сами обратились в начале декабря 1918 года к 5-му Съезду народов Терека с просьбой переселить их на один из участков Пятигорского отдела. Что касается Фельдмаршальской, то ее станичный круг обратился в ноябре-декабре 1918 года к Терскому народному съезду с аналогичной просьбой - "…переселить станицу, укоренить ее где-либо навсегда, т.к. мы с 16 февраля 1917 года не имеем своего убежища. Со дня погрома станицы Фельдмаршальской мы терпим нужду в одежде, белье, обуви и жилом помещении, помещаемся по квартирам по станицам: Нестеровской, Ассиновской, Троицкой, Ольгинской, Михайловской и других местах… Были захвачены у нас с землей посевы…"[15].

Показательно (хотя и поразительно), что соседние станицы (Карабулахская, Слепцовская) ничем не пришли на помощь казакам из выселяемых станиц. Это дало современнику право с горечью утверждать, что отныне "…казачество бессильно, что его, казачества, нет, а есть отдельные станицы"

Против казачьей ссылки выступили одни осетины: так, 5 декабря 1918 года на 5-м Съезде народов Терека, их делегат С. Такоев высказался решительно против предложения ингушей об "уничтожения чересполосицы", то есть дальнейшего выселения казаков: "Разве для того, чтобы наградить их землей, необходимо лишить земли других трудовых хлеборобов?.. Чем же виновато трудовое казачье население, что его, хотя бы и в стратегических целях, поселили здесь?.. Тот, кто требует уничтожения чересполосицы, тот, несомненно, имеет какую-то заднюю мысль"[16].

В докладе, произнесенном 25 сентября на Чрезвычайном Казачье-Крестьянском съезде в Моздоке, член Терского правительства Григорий Абрамович Вертепов попытался эту "заднюю мысль" сформулировать. Он обратил внимание на ту - историческую - логику и последовательность, которая просматривается в нападениях горцев (и прежде всего ингушей) на русских крестьян и казаков. После революции ингуши, никогда не слышавшие о геополитике, проявили невероятное, по-своему гениальное социальное и геополитическое чутье: "Ингушетия, которая не имела своей государственности, но которая стоит у волшебного ключа, который отмыкает и замыкает двери Кавказа, обратила свое внимание на этот ключ. Ключ этот - город Владикавказ. И вот, "чтобы прочно овладеть им", протянулась Владикавказская линия. Кто владеет Владикавказом, тот владеет Терской областью. <…> Подступы к этому ключу против ингушей ограждали казачьи станицы и их нужно было убрать. Проведение закона о социализации земли нужно было ингушам для уничтожения чересполосицы не на аграрной почве, а на политической. Ингуши всегда учитывали важность обладания подступами к Владикавкакзу: когда была переселена Галашевская станица, ингуши немедленно арендовали у Войска эту землю и поселили там ряд хуторов. С другой стороны Владикавказа в Длинной долине ими был поселен хутор "Длинная долина". С начала революции ингуши усиленно стали беспокоить Тарскую и Сунженскую станицы, чтобы не дать им мирной жизни, и таким образом принудить их уйти. Далее, учитывая важность этого, ингуши первые заняли осетинскую сторону Военно-Грузинской дороги. Когда Владикавказская операция показала, что казачество бессильно, что его, казачества, нет, а есть отдельные станицы, тогда ингуши решили, что настал момент открыть себе дорогу к волшебному ключу - Владикавказу. Вот причина выселения трех станиц. Так проводится план освобождения от влияния русской культуры, и, с падением Сунжи, уничтожилось влияние на Владикавказ. …"[17].

oset kazakИли, как заметил на том же съезде Г. Бичерахов: "Ингуши поддерживали большевиков, чтобы при их помощи выполнить свою национальную задачу уничтожения чересполосицы и на округленной территории усиления своей мощи"[18].

Воцарение в феврале 1919 года на Тереке белых (на целый год) позволило изгнанным казакам возвратиться в июле 1919 года в свои родные и брошенные станицы.

Но уже в марте 1920 года, в связи с окончательным разгромом белых на Северном Кавказе, большевики с удовольствием вернулись к политике расказачивания и депортации казаков, нашедшей себе стойкого приверженца в лице С.Орджоникидзе. В знак "признательности" за поддержку горцев в борьбе с Добровольческой армией, Кавказское Бюро ВКП(б) и Политбюро ЦК ВКП(б) в Москве постановили наделить горцев землей, "не останавливаясь перед выселением станиц". Тогда же была создана и Комиссия по переселению казаков, аналогичная Комиссии по переселению станиц образца 1918 года[19].

Первыми, кого стали выселять в ответ на выступления против советской власти, не могли не быть все те же самые терские казаки. 17 апреля 1920 года всех жителей трех равнинных станиц - Сунженской, Воронцово-Дашковской и Тарской (а также, по-видимому, Тарского хутора) - выселили вновь, ссылаясь при этом на вердикты 1918 года. Сюда же фактически следует добавить и жителей станицы Фельдмаршальской, сохранивших права на землю, но фактически так и не вернувшихся в нее после погрома[20].

Эта депортация производилась, по настоянию С. Орджоникидзе, ускоренным порядком[21]. Для изыскания земельных участков в Пятигорском отделе (в районах Минеральных Вод и по рекам Кума и Подкумок) Владикавказский ревком направил специальную комиссию. Казакам, из страха голодной смерти просивших разрешения убрать озимые урожая 1920 года и остаться еще на год для посевной, уборки яровых и подготовки к переезду, было в этом решительно отказано, как, например, станичникам Закан-Юртовской или Тарской[22]. Жителей тех районов, куда их вселили, обстоятельства данной депортации приводили в немалое антисоветское возбуждение[23].

Интересно, что репрессиям подверглись не только белые, но и красные казаки: из 9000 депортированных семей только 1500, или каждая шестая, рассматривались как "по-настоящему контрреволюционные"[24].

В сентябре 1920 года, узнав из оперативной сводки о занятии станицы Нестеровской белыми бандами при активной поддержке станичников, Орджоникидзе распорядился Нестеровскую и каждую следующую восставшую станицу выселить. В октябре 1920 года, по приказу Г.К. Орджоникидзе (члена Реввоенсовета Кавказского фронта), та же участь - "выселение военным порядком" - постигла жителей пяти других восставших станиц - Ермоловской, Романовской, Самашкинской, Михайловской и Калиновской[25]. Выселяли в Донбасс и на Север Европейской части (в частности, в Архангельскую область), причем не всех, а лишь мужчин и женщин в возрасте от 18 до 50 лет (остальных переселяли тоже, но, вероятно, несколько позже и сравнительно недалеко - в хутора и другие станицы в радиусе не ближе 50 км от прежнего места проживания). В общей сложности осенью 1920 года выселили также около 9 тысяч семей (или, примерно, 45 тысяч человек). Самовольное возвращение выселенных казаков пресекалось[26].

Освободившийся земельный фонд (около 98 тысяч десятин пашни) был передан нагорной ингушской, чеченской бедноте и красным казакам, что лишь отчасти способствовало переселению на равнину именно "безземельных горцев". При этом вселение горцев не было таким же стремительным и решительным, как выселение казаков.

О том, что главной политической целью было не наказание казаков, а поощрение горцев свидетельствует телеграмма Сталина Ленину о положении на Северном Кавказе от 30 октября 1920 года: "Выселено в военном порядке пять станиц. Недавнее восстание казаков дало подходящий повод и облегчило выселение, земля поступила в распоряжение чеченцев…"[27].

Такого рода "земельная реформа" сделала горцев - на долгое время, но не навсегда - опорой режима в регионе. Режима, но не порядка, так как после выселения казаков в округе резко усилился бандитизм. К тому же это никак не помешало части из них (прежде всего проживающим собственно в горах) еще долгие годы подымать с завидной регулярностью против советской власти восстания и мятежи.

В итоге некогда компактный ареал проживания русских на Кавказе был окончательно разорван. Позднее были ликвидированы и сами казачьи округа (Сунженский, Казачий, Зеленчукский и Ардонский) как административные единицы, а для снятия напряженности между осетинами и ингушами оба народа были объединены в составе Горской республики, провозглашенной в ноябре 1920 года и образованной 16 апреля 1921 года.

Весьма примечательно, в ходу уже были и топонимические репрессии. Если станица не разрушалась, а просто высылалась, то ей присваивался статус аула и давалось новое название. Например, по Назрановскому округу: станица Сунженская была переименована в аул Акки-Юрт, Воронцовско-Дашковская - в Таузен-Юрт, Тарская - в Ангушт, Тарский хутор - в Шолхи, Фельдмаршальская - в Алхасте (по Чеченскому округу: станицу Михайловскую переименовали в аул Асланбек, Самашкинскую - в Самашки, Романовскую - в Закан-Юрт, Ермоловскую - в Алхан-Юрт)[28].

ingush 382aКорни конфликта между осетинами и ингушами уходят в 1924 год, когда была упразднена Горская автономная социалистическая республика. В этой части Северного Кавказа из нее образовались три области - Чеченская, Ингушская и Северо-Осетинская. Пригородный район считался ингушским. Тем временем Чечня и Ингушетия снова стали единой республикой (с 1936 года), а в 1944 году эта республика была упразднена в связи с депортацией чеченцев и ингушей. С территории Пригородного района ингуши были также вывезены, а район окончательно и официально отошел к Северной Осетии.

После того, как 16 июля 1956 года Верховного Совета СССР издал указ «О снятии ограничений по спецпоселению с чеченцев, ингушей, карачаевцев и членов их семей», тысячи ссыльных начали стихийное возвращение в родные места. Когда встал вопрос о восстановлении Чечено-Ингушской АССР. 24 ноября того же года, президиум ЦК КПСС принял постановление о восстановлении национальной автономии чеченского и ингушского народов. Чечено-Ингушская АССР была восстановлена, но в несколько иных границах — Пригородный район (кроме Джейраховского ущелья) остался в составе Северной Осетии. Помимо этого в составе Северо-Осетинской АССР остались 5–7-километровая полоса бывшего Пседахского района Чечено-Ингушетии, связывающая Моздокский район с остальной Осетией, а также правобережная часть Дарьяльского ущелья, узкая полоса от границы с Грузией до р. Армхи[24] В состав Чечено-Ингушской АССР были возвращены территории бывших Пседахского (кроме с. Хурикау), Ачалукского и Назрановского районов[24]. В качестве «компенсации» в состав ЧИАССР также включили два района Ставропольского края — Наурский и Шелковской, которые ныне входят в состав Чеченской Республики.

Ingush e1fb7964 LБудучи ещё в Казахстане, глава ингушской семьи получал отметку в личном деле, определявшую места её проживания по возвращению. При этом, ни один из ингушей не получил предписание селиться во Владикавказе или в Пригородном районе Северо-Осетинской АССР[25]. Несмотря на это, ингуши в массовом порядке начали возвращаться в Пригородный район. Как и чеченцы, они стремились поселиться в своих родных местах, но их дома к тому времени были заняты уже другими людьми. В начале 1957 года министр внутренних дел СССР Н. П. Дудоров сообщил в ЦК КПСС: «Прибывшие в Северо-Осетинскую АССР ингуши численностью 5700 человек отказались выехать в Алагирский, Кировский и другие районы республики и требуют расселения их в районе гор. Орджоникидзе»(Владикавказа). Многие ингуши селились или покупали дома, но при этом не прописывались.

В декабре 1972 году группа активистов ингушского национального движения направила в ЦК КПСС письмо «О судьбе ингушского народа», в котором поставила вопрос о возвращении Пригородного района и о восстановлении ингушской автономии[29]. Однако открыто требования вернуть Пригородный район впервые прозвучали 16-19 января 1973 года, во время открытых выступлений ингушской интеллигенции в городе Грозном[30][31]. Как замечает И. М. Базоркин, после событий 1973 г., положение ингушей в Пригородном районе несколько улучшилось. Ингушский язык появился в школах, в район начала поступать литература на ингушском языке, на радио и телевидении начались передачи на ингушском языке, и впервые ингуши появились среди депутатов Орджоникидзевского горисполкома и Пригородного райисполкома[32].

В начале 1980-х гг. этнополитическая ситуация в регионе резко накалилась. Были отмечены волнения среди осетинского населения ряда сёл Пригородного района (Октябрьское, Камбилеевское, Чермен). На многолюдных собраниях прозвучали требования о принудительном выселении ингушей за пределы Северо-Осетинской АССР; появились листовки с угрозами в адрес ингушей. Кульминацией стали массовые беспорядки 24-26 октября 1981 года в Орджоникидзе, вызванные убийством ингушом таксиста-осетина. Проходившая в городе похоронная демонстрация быстро переросла в выступление против республиканского руководства. Для наведения порядка в столицу ввели армейские части. В центральных районах города развернулись столкновения военных с митингующими. Наиболее радикально настроенная часть демонстрантов атаковала тюрьму и попыталась пройти в ингушский район, но были остановлены войсками. Более 800 человек были задержаны, 40 из которых получили различные сроки лишения свободы. Совет Министров ввёл в Пригородном районе временное ограничение прописки граждан, но ингуши расценили этот шаг как дискриминацию прав представителей ингушского этноса.

5 марта 1990 года газета «Правда» опубликовала статью корреспондентов А. Грачёва и В. Халина «Кунаки всегда поладят, потому что вражда не рождает сыновей, она их истребляет». Данная публикация спровоцировала 6–10 марта в Назрани массовый митинг ингушей, организованный оргкомитетом II съезда ингушского народа. В статье была преподнесена одна из господствующих в Осетии точек зрения, заключавшаяся в том, что ингуши проживали на территории Пригородного районы лишь 22 года (с 1922 по 1944) и обретение ими в 1918-1922 гг. Пригородного района не имело под собой исторических оснований, а стало результатом большевистского произвола во главе с Серго Орджоникидзе. На митинге был сформирован Общенациональный комитет «Движение ингушского народа», куда вошли представители обществ «Дикийсти» («Родина»), «Нийсхо» («Справедливость»), объединение «Возрождение», а также представители Совета Старейшин официальных органов и религиозные деятели. Прозвучали требования образовать Ингушскую автономию из Пригородного района Северо-Осетинской АССР и Назрановского и Малгобекского районов Чечено-Ингушской АССР.

ingushi 1924В ответ на обращения ингушского населения Совет Национальностей Верховного Совета СССР 26 марта 1990 года создал комиссию, заключившей, что требования ингушей о возврате им территорий, входящих до 1944 года в состав Чечено-Ингушской АССР, в том числе Пригородного района, были обоснованны. 23 мая на I съезде народных депутатов РСФСР выступил Бембулат Богатырёв, в очередной раз поднявший тему восстановления ингушской автономии. Более того, в своей речи он заявил, что город Орджоникидзе «был основан ингушами 3,5 тыс. лет назад». В свою очередь осетины провели 24 мая в Орджоникидзе 100 тыс. митинг протеста против ингушских притязаний. Эти протесты повторились 14 сентября на Чрезвычайной сессии Верховного Совета Северо-Осетинской АССР. На нём ингушам напомнили о бандитском разгуле в годы Великой Отечественной войны, связях банд с Вермахтом и зверских расправах над красноармейцами, а трагедию в Хайбахе назвали «клеветой на советскую армию».

6-7 октября 1991 года в Грозном прошёл III съезд ингушского народа, участие в котором принял вице-президент РСФСР А. Руцкой. В своей речи на съезде он обещал разобраться с проблемой Пригородного района и решить её в пользу ингушей. Между тем сама обстановка в Пригородном районе продолжала оставаться напряжённой. 12 ноября в районе с. Эльхотово ингуши убили двух милиционеров МВД Северной Осетии, их похороны фактически стали антиингушским митингом. Спустя более чем неделю, 21 ноября, в с. Тарском были убиты ещё двое сотрудников осетинской милиции. По подозрению в соучастии в этом преступлении были арестованы и заключены под стражу местные ингуши, что вызвало массовые возмущения тарских ингушей.

После распада СССР в 1991 году Чечено-Ингушская АССР прекратила своё существование — Чечня провозгласила независимость, а Ингушетия изъявила желание остаться в составе Российской Федерации.

4 июня 1992 года был принят закон № 2927-1 «Об образовании Ингушской Республики в составе Российской Федерации»[45].

osetia 1 prigorodn19 апреля 1991 года в одном из сёл Пригородного района между ингушами и североосетинской милицией вспыхнули столкновения, в результате чего погиб один человек и ещё несколько получили ранения[41]. На следующий день Верховный Совет Северо-Осетинской АССР ввёл в Пригородном районе и Владикавказе чрезвычайное положение, которое регулярно продлевалось Верховным Советом России вплоть до осени 1992 года[3]. Спустя несколько дней 26 апреля Верховный совет РСФСР принял закон «О реабилитации репрессированных народов»[42], предусматривавший, среди прочего, территориальную реабилитацию ингушей.

Свои территориальные претензии к Северной Осетии ингуши официально предъявили в ноябре 1990-го. Тогда Верховный Совет Чечено-Ингушетии принял декларацию, в которой ставился ультиматум: Чечено-Ингушетия подпишет Союзный договор, если ингуши получат Пригородный район Северной Осетии. Горбачевское окружение стало вести с Чечено-Ингушетией закулисные игры, пытаясь сделать эту автономную республику одной из союзниц руководства СССР.

Верховный Совет СССР принял в 1990 г. Закон "О разграничении полномочий между Союзом ССР и субъектами Федерации", согласно которому субъектом СССР стали и автономные республики.

Этот закон расшатывал почву под ногами Бориса Ельцина. Власть переходила в руки союзного руководства. Поэтому Ельцин был вынужден заявить, что и он, в свою очередь, также гарантирует автономным республикам суверенитет, и ровно столько, сколько они смогут взять.


А в июне 1991 г. руководимый Ельциным Верховный Совет РСФСР принял Закон "О реабилитации репрессированных народов", предусматривавший восстановление территориальной целостности ряда бывших автономий. По этому закону ингуши могли претендовать на Пригородный район Северной Осетии, но каким образом - в законе прописано не было. Более того, реабилитации подлежали и репрессированные казаки, которые в период экспансии царской России на Кавказе, до 1920 г., жили на землях, в частности, и Пригородного района. Провокационную роль сыграла поездка по Северному Кавказу Б.Н. Ельцина в ходе избирательной президентской компании (июнь 1991), когда он обещал осетинам и ингушам взаимоисключающие пути разрешения территориальной проблемы.

Популистский закон Верховного Совета РСФСР только усугубил ситуацию.

oset osetВ октябре 1992 года на территории Пригородного района произошла серия убийств граждан ингушского происхождения. Тогда же 20 октября Государственная комиссия России после переговоров с лидерами Народного Совета Ингушетии (НСИ) приняла решение о проведении границы между Северной Осетией и Ингушетией по состоянию на 23 февраля 1944 г., т.е. Пригородный район должен был перейти в состав Ингушетии, но осетинская сторона выступала против этого.

24 октября в столице Ингушетии Назрани объединённая сессия трёх райсоветов Ингушетии и депутатской группы Пригородного района Северной Осетии «выражая волю ингушского народа и в целях защиты своих родственников, проживающих в Северной Осетии» приняла противоречащее законодательству России решение объединить добровольцев в отряды самообороны и организовать их дежурство во всех населённых пунктах Пригородного района Северной Осетии, где проживают ингуши. Дежурство отрядов осуществлять до передачи под юрисдикцию Ингушской Республики всех отторгнутых сталинским режимом земель.

Это постановление возлагало руководство отрядами на отделы внутренних дел трёх районов Ингушетии; для обеспечения безопасности добровольцам и ингушам, проживающим в Пригородном районе, разрешалось «использование личного огнестрельного и другого оружия…». В ответ Верховный Совет Северо-Осетинской ССР обратился с ультимативным требованием о разоружении ингушских отрядов и разблокировании всех населённых пунктов, угрожая в противном случае провести боевую операцию с использованием республиканской гвардии и отрядов народного ополчения.

nazran 1992 1126 октября 1992 года после ряда обсуждений Президиум Верховного Совета России предложил смешанной комиссии с участием осетинских и ингушских представителей подготовить проект решения спорных ингушско осетинских вопросов. На следующий день в 12 часов по местному времени около 150 вооружённых ингушей блокировали пост внутренних войск у селения Карца в Северной Осетии, потребовав вывода российских военных с территории республики. В тот же день Верховный Совет Северной Осетии выдвинул ингушам ультиматум с требования снять до 12.00 29 октября блокаду с нескольких ведущих во Владикавказ дорог, иначе парламент введёт в республике чрезвычайное положение.

Утром 31 октября 1992 года в Пригородном появились ингушские добровольческие отряды. И у ингушей, и у их противников имелось большое количество стрелкового оружия, попадалась и бронетехника. Ингуши довольно быстро заняли большую часть селений, но осетинам при поддержке ополченцев из Южной Осетии удалось оттеснить ингушей обратно к административной границе. Перестрелки и столкновения продолжались, и 2 ноября 1992 года тогдашний президент России Борис Ельцин ввел на территории Пригородного чрезвычайное положение. В район вошли федеральные войска, которые к 6 ноября разделили противоборствующие стороны. Но к этому моменту многие из 38,7 тысяч ингушей, постоянно живших в Пригородном районе, были вынуждены покинуть его территорию.[31]

oset 1По данным прокуратуры России за время боевых столкновений в результате конфликта погибло 583 человека (350 ингушей и 192 осетина), 939 человек были ранены (457 ингушей и 379 осетин), ещё 261 человек пропал без вести (208 ингушей и 37 осетин)

По количеству пострадавших, внутренних перемещённых лиц, а также оценки текущей ситуации данные сторон сильно отличаются. Согласно заключение Комиссии Совета Национальностей Верховного Совета СССР от 1990 года в Пригородном районе было прописано около 40 тыс. человек, из них 17,5 тыс. ингушей.

Что касается численности ингушского населения по состоянию на 31 октября 1992 года (накануне конфликта), то здесь государственные структуры Северной Осетии приводят разную информацию. По данным МВД Северной Осетии на указанный момент в республике проживало 37,5 тыс. ингушей, а согласно данным Госкомстата Северной Осетии ингушское население республики составляло 34,7 тыс. человек. Ещё меньшую цифру приводит паспортная служба Северо-Осетинской АССР, по данным которой в республике проживало 34,500 ингушей.

oset 2По данным Федеральной миграционной службы России в Ингушетии было до 46 тысяч официально зарегистрированных ингушских внутренне перемещённых лиц.

Существуют различные мнения в отношении количества ингушских беженцев, остающихся пока за пределами Северной Осетии. Максимальное число, которое называется, — 20 тысяч. Как заявлял в интервью газете «Коммерсант» от 8 апреля 2005 Александр Дзасохов, Федеральная миграционная служба на тот момент располагала зарегистрированными заявлениями от 10 816 беженцев. В то же время, по его словам, число ингушей, проживавших в Северной Осетии по состоянию на начало 2005 года, уже превосходило общее число ингушей, живших здесь к моменту конфликта 1992 года.

Данные переписи населения показывают: несмотря на заявления о закрытости отдельных районов, ингушское население в Северной Осетии растет - с 21,4 тысячи в 2002 году до 28,3 тысячи в 2010 году. По словам главы Ингушетии Юнус-Бека Евкурова, только в прошлом году в Северную Осетию вернулись и получили там жилье около 100 ингушских семей.[30]

Ещё одна серьёзная проблема состоит в том, что в части покинутых ингушами домов живут вынужденные переселенцы из Грузии, Чечни и Средней Азии, и североосетинские власти опасаются, что их выселение создаст ещё один источник напряжённости.

oset 3В Северной Осетии и Ингушской Республике для соблюдения режима чрезвычайного положения указом Б.И. Ельцина от 2 ноября 1992 г. сфор¬мированы миротворческие силы в количестве 5,5 тыс. российских военнослужащих.

Президент России Борис Ельцин организовал в Кремле встречу президента Северной Осетии-Алании Ахсарбека Галазова и президента Республики Ингушетия Руслана Аушева, предложив им свой план урегулирования осетино-ингушского конфликта. Правда, план Ельцина не решал а лишь "замораживал" проблему на 15-20 лет.

Основными проблемами современного состояния нерешенного конфликта являются вопросы возвращения ингушского беженцев в места прежнего проживания в республике Северная Осетия - Алания, их обустройство и статус Пригородного района. Для руководства Северной Осетии приоритетным является сохранение статуса Пригородного района в составе республики. Для Ингушетии - разрешение проблемы вынужденных переселенцев, возвращение их в Пригородный район и Владикавказ, а затем переговоры по статусу Пригородного района.

В 2005 году проблема урегулирования осетино-ингушского конфликта приобрела особую актуальность. В соответствии с законом о местном самоуправлении, субъекты федерации должны были до 31 марта закончить и законодательно закрепить разграничение муниципальных образований. Ингушетия оказалась единственным регионом России, где не определены административные границы республики, так как Народное собрание Ингушетии отказалось обсуждать закон «О муниципальных образованиях Республики Ингушетия». По мнению депутатов, границы муниципальных образований Ингушетии должны быть обозначены с учётом ранее входивших в её состав территорий, согласно «Закону о реабилитации репрессированных народов», который предполагает возвращение этим народам отторгнутых у них ранее земель. Однако указанный закон вступает в противоречие с российским законодательством, согласно которому границы между субъектами Федерации могут быть изменены только с их взаимного согласия.

oset 4Федеральный центр проводит политику на нахождение компромисса между Осетией и Ингушетией, который затруднен различной интерпретацией сторонами закона «О репрессированных народах», наличием в законодательстве обеих республик норм, ограничивающих возможные компромиссы. После избрания президентом Республики Ингушетия М.Зязикова, определилась тенденция к большому взаимопониманию со стороны руководства обеих республик.

Ситуация в пограничной сфере на Северном Кавказе значительно осложняется проблемой "разделенных народов", в частности лезгинского, осетинского и ряда других. Причина живучести этой проблемы заключается отчасти и в вялой реакции руководства субъектов Российской Федерации на провокационные, а нередко и противоправные требования и действия лидеров национальных движений. Так, по требованию лезгинского национального движения "Садвал" временно приостановлено действие принятого 11 марта 1997 года Постановления правительства Республики Дагестан N27 об установлении пограничной полосы и утверждении правил пограничного режима в пределах Республики Дагестан.

Об исламских регионах и исламской угрозе в России написано довольно много, в особенности в связи с событиями в Чечне. При этом следует обратить особое внимание на религиозных противоречиях на Северном Кавказе (суннитский и суфийский ислам), а также на том, что именно исламизированные районы и республики Северного Кавказа обладают наибольшим потенциалом конфликтности, связанным с этноплеменными историческими разделами, завоеваниями, обидами и претензиями.

Максимальная концентрация таких претензий наблюдается в Дагестане, который к тому же может быть очень легко дестабилизируем не только со стороны Чечни (что мы сегодня особенно отчетливо наблюдаем после хасавюртских соглашений), но и со стороны Азербайджана (разделенные границей лезгины).

Новые моменты появились в действиях российских вооруженных сил в зонах конфликтов: больший упор стал делаться на быстрые акции, направленные на разъ-единение враждующих сторон и на минимальное вовлечение войск в столкновения с местными вооруженными формированиями. Этот метод был впервые отработан в Приднестровье и Южной Осетии в ходе вспыхнувшего там вооруженного противостояния враждующих фракций, а затем был применен в Пригородном районе Северной Осетии во время осстино-ингушского конфликта. Подобные миротворческие операции параллельно решали политические задачи — восстановления упавшего престижа армии и отработки планов но созданию сил быстрого реагирования. Ситуация тем не менее не всегда оставалась под контролем российских миро-творческих сил, и они нередко оказывались втянутыми в прямые боевые действия, имеющие тенденцию перерастать в затяжное военное противоборство. Поскольку стало очевидным, что вопрос о создании коллективных миротворческих сил СНГ откладывается на неопределенное время, его функции добровольно и в целом с согласия участников Договора о коллективной безопасности берет на себя Россия.

Все постсоветские конфликты имеют отличительную особенность: ни одна из них не закончилась миром. Карабах, Приднестровье, Абхазия, Чечня — принципиальные конфликты не разрешены, они лишь законсервированы до худших времен. Возможно, так и было задумано создателями исчезнувшего мошнейшего государства.

Литература к параграфу
1. Броневский С.М. Новейшие географические и исторические известия о Кавказе. М., 1823. С. 165.
2. ОР РНБ. Ф. 73. Д. 844. С. 27.
3. Дзагуров Г.А. Переселение горцев в Турцию. Ростов н/Д, 1925. С. 64
4. Берже А.П. Этнографическое обозрение Кавказа. СПб., 1879. С. 7
5. Альтемиров М. Ингуши: исторический очерк // Жизнь национальностей. 1919. № 15 (23)
6. Иг-ев М. Из селения Сагопш // ТВ. 1885. № 73.
7. Цуциев А. А. Осетино-ингушский конфликт (1992-…): его предыстория и факторы развития / Историко-социологический очерк. - М.: Росспэн, 1998. - 200 с.,с.49)
8. В частности, на казачьи хутора вокруг станицы Кахановской (Бирюлькин, Болгарский и Сухая Поляна), села Новогеоргиевское, Владимировское, Колюбакинское и слободы Веденская и Воздвиженская (см. в обращении Войскового атамана Терского Казачьего войска генерал-лейтенанта Вдовенко к Деникину от 12.10.1919 - ГАРФ, Ф.446. Оп.2. Д.15. Л.174-176).
9. Цуциев А. А. Осетино-ингушский конфликт (1992-…): его предыстория и факторы развития / Историко-социологический очерк. - М.: Росспэн, 1998. - 200 с.,с.50)
10. Это правительство, состоявшее из 8 человек - трех казаков (Букановский, Г.И. Вертепов и Звягин), четырех представителей городов (Орлов, Семенов, Полюхин и Мерхалев) и еще одного осетина (Темирханов) - просуществовало до ноября 1918 г. (ГАРФ. Ф.5351. Оп.1. Д.26. Л.94).
11. Под аналогичной угрозой, как явствует из выступления Г.Бичерахова, находились также станицы Архонская и Ардонская (ГАРФ. Ф.5351. Оп.1. Д.26. Л.87-88).
12. ГАРФ.Ф.446.Оп.2.Д.31.Л.193
13. ГАРФ.Ф.470.Оп.2.Д.247.Л.56.
14. ГАРФ. Ф.446. Оп.2.Д.31.Л.193. См. также: Бугай, 1994, с.40-41, со ссылкой на: РГАСПИ, ф.85, оп.6, д.41, л.28: "Из материалов 5-й сессии съезда трудовых казаков Терской республики". По данным специальной областной комиссии, весь понесенный казаками ущерб составлял даже более 200 млн. руб. (Бугай, 1994, с.42-43, со ссылкой на: ЦГА РСО. Ф.Р-3. Оп.1.Д.3. Л.86).
15. ГАРФ. Ф.470. Оп.2. Д.247. Л.56
16. Cм.: Съезды народов Терека. Т.2. Орджоникидзе, 1978. с.238-239. Возражая против уничтожения чересполосицы с казаками, осетинская фракция предложила вместо этого "…уничтожить административное разделение и слиться в одну административную единицу с Осетией".
17. ГАРФ. Ф.5351. Оп.1. Д.26. Л.26-27.
18. ГАРФ. Ф.5351. Оп.1. Д.26. Л.86. Ср. в выступлении Семенова на том же съезде: "Выселение Хасав-Юрта - это есть начало выживания русского населения с Северного Кавказа, а дальше настала очередь за городами. <…> Чтобы прекратить влияние русской культуры, нужно выселить и города, и вы видите, как начинается гибель городов. Посмотрите на Грозный - там нет ни одного целого дома, посмотрите на Владикавказ - это мертвый город. Молоканская, Курская слободки - эти очаги большевизма, с уходом тарцев и сунженцев, увидели, что и им придется уйти и теперь думают думу: где то место куда уходить. Перед нами стоят ингуши и чеченцы, но за ними стоит Турция. <…>Сейчас все, кто может, должен бороться с большевиками. Мы все братья сунженцев. До них беда докатилась раньше, до нас позже. Когда тарцы проходили через весь город, то от Шалдона до Молоканской слободки шпалерами стояли горожане, которые видели и чувствовали, что этот идут не трусы, а страдальцы. Сунжу выселили не потому, что плоскостная Ингушетия страдает от малоземелья. Это не верно. Возьмите цифры и вы увидите, что если кто страдает от малоземелья, это плоскостная Осетия. Причиной было то, что Ингушетия хотела округлить свою территорию, мечтая создать самостоятельное государство, не связанное с Россией. И вот вы посмотрите с каким умом маленькая 60-тысячная национальность дурачит 250-тысячное казачество и 300-тысячное крестьянство. Когда они их выселяют, впереди идут красноармейцы-большевики и уничтожают своих. " (там же, л.29-33).
19. Ее председателем был Перельман (Чечня: вооруженная борьба в 20-30-е годы. // Военно-исторический архив. -1997. - № 8. С.100, со ссылкой на: РГВА. Ф.320. Оп.1. Д.18. Л.40).
20. См. ходатайство вконец затерроризированых ингушами станичников перед Военным комиссаром Терской области от 16.04.1920 о предупреждении ингушей и об удалении их скота с казачьих угодий (см.: Бугай, 1994а, с.49-50, со ссылкой на: ЦГА РСО. Ф.Р-36. Оп.1. д.71. Л. 8).
21. Бугай, 1994, с.48-49, со ссылками на ЦГА РСО. Ф.Р-41. Оп.1. д.58. Л.17 и ЦХД РСО. Ф.1849. Оп.1. д.49. Л.7.
22. Бугай, 1994, с.48-50, со ссылкой на протокол № 30 заседания ЦК Советов Терской области от 02.04.1920 (ЦГА РСО. Ф.Р-41. Оп.1. д.58. Л.17. См. также: ЦГА РСО. Ф.Р-36. Оп.1. д.71. Л.6, 8, 12).
23. Бугай, 1994, с.50, со ссылкой на: ЦГАСА. Ф.193. Оп.1. д.18. Л.5.
24. Бугай, 1994, с.47-48, со ссылками на сообщение командира Кавказской Трудовой армии И.Косиора (РГАСПИ. Ф.85. Оп.11. Д.123. Л.6) и протокол № 16 заседания Исполкома Терской области (ЦГА РСО. Ф.36. Оп.1. д.14. Л.25).
25. Бугай, 1994, с.50-51, со ссылкой на: ЦГА РСО. Ф.Р-36. Оп.1. д.46. Л.37.
26. См.: Бугай, 1994, с.50-55.
27. См.: Бугай, 1994, с.51, со ссылкой на (РГАСПИ. Ф.17. Оп.112. д.93. Л. 35). Ср. там же: "…Еще собранные мной материалы говорят о том, что казачество необходимо выделить из состава Терской области в отдельную губернию, ибо сожительство казаков и горцев в одной административной единице оказалось вредным, опасным. Самих горцев придется объединить в одну административную единицу в виде автономной Горской республики на началах башкирской автономии (чеченцы, кабардинцы, осетины, ингуши балкарцы)".
28. Согласно приказу ЦИК Горской республики от 25.04.1922 (Цуциев, 1998, с.180). Интересно, что "под ударом" оказалось и само понятие станицы, которое большевики (например, Котельниковского района на Дону) хотели упразднить наряду со словом "казак" и с ношением лампас: для отмены этого решения потребовалась не меньше, чем телеграмма самого Ленина (Бугай, 1994а, с.47, со ссылкой на: ГАРФ. Ф.393. Оп.11. Д.338. Л.4).
29. Здравомыслов А.О. Осетино-Ингушский конфликт. Перспективы выхода из тупиковой ситуации. М., 1998.
30. Тишков В.А. Общество в вооруженном конфликте. Этнография чеченской войны. М., 2001.
31. http://www.stav.kp.ru/daily/26032/2949256/

 

 

 

Последнее изменение Суббота, 12 Сентябрь 2015 17:05

Авторизуйтесь, чтобы получить возможность оставлять комментарии
Go to top