Таджикистан Таджикистан

 

Ретроспектива. Формирование таджикского этноса относится ко времени существования государства Саманидов (IX-X века). Ключевым фактором, препятствовавшим завершению этнической консолидации, были периодические нашествия кочевых племен. Ко второй половине XVIII века, когда напор кочевников значительно ослаб, таджикский этнос оказался разделенным на две примерно равные по численности части: афганскую и среднеазиатскую. С этого времени они пошли разными историческими путями.

Афганские таджики подчинялись пуштунским эмирам Афганистана и вошли в состав их государства, а среднеазиатских разделили несколько государственных образований, крупнейшими из которых были Бухарский эмират и Кокандское ханство.

Занимая в этнической ранжировке подчиненное положение по отношению к тюркоязычным народам-завоевателям, они, естественно, не являлись доминирующим этносом. Ко второй половине XIX века, когда началось российское завоевание Средней Азии, среднеазиатский таджикский этнос был недостаточно четко разделен на более развитый северный (равнинный) и менее развитый южный (горный) субэтносы.

Гражданская война в Таджикистане, 1992-1997 г.Северный группировался в основном вокруг трех центров своей традиционной консолидации -городов Бухары, Самарканда и Ходжента (Ленинабад), испытывая все усиливающееся узбекское давление. Горный субэтнос населял так называемую Восточную Бухару, которая в последующем составила основу современного Таджикистана. Памирцы - жители Горно-Бадахшанской автономной области (ГБАО) - имеют отличные от других регионов Таджикистана этнос, культуру, язык и у них нет ортодоксальной религиозности.

В отличие от северных, южные таджики продолжали сохранять до 30-х годов XX века сильные рудименты племенной организации, и попытки эмиров Бухарского эмирата подмять их имели лишь ограниченный успех.

Подчинение горских племен всегда сопровождалось широкомасштабными и длительными военными операциями. После разгрома Бухарского эмирата Красной Армией около полумиллиона жителей Восточной Бухары бежали в приграничные провинции Афганистана.

5 декабря 1929 года Таджикистан получил государственный статус и вошел в состав Союза ССР на правах республики.

Гражданская война в Таджикистане, 1992-1997 г.При создании Таджикской ССР в 1929 году Бухара и Самарканд остались в составе Узбекистана, и только Ходжентский район, где на узбеков приходилось около трети насе-ления, был включен в новую союзную республику со столицей Душанбе. В установленных границах новой столицы основную массу населения составляли южные таджики, а северные - лишь частично. Хотя вторые в силу своей большей развитости заняли доминирующее социально-политическое положение в новом государстве, сплотить вокруг себя горный таджикский субэтнос они не смогли. В это время он в определенной степени еще сохранял значимые черты племенной дифференциации, а созданная на его базе государственность была не естественным результатом этнической эволюции, а определялась политической волей союзного центра. Из трех основных направлений его крупномасштабных преобразований - коллективизации, культурной революции и индустриализации -особую значимость имели первые два. В таджикских условиях коллек-тивизация была объективно направлена на слом родоплеменных структур. Как следствие, племя стало быстро сходить со сцены, но зато род не только не ослаб, а в чем-то усилился, превратившись в клан.

Введение колхозного строя способствовало становлению кланово-общинной структуры. В основе клановой солидарности и взаимопомощи лежат кровно-родственные отношения (по мужской линии до седьмого колена). Пренебрежение кем-либо из членов клана традициями солидарности и взаимопомощи делает его фактически изгоем в глазах родственников. Клан, потеряв некоторую часть принадлежавшей ему родовой земли, сохранил ее в виде приусадебных участков и приобрел относительно устойчивый источник дохода - общий фонд заработной платы (трудодни).

Клан (наиболее распространенное его название "авлод" - араб. "дети") входит в состав некоего территориального объединения - соседской общины. Это - сугубо неформальное объединение, управляемое собранием взрослых мужчин, где главную роль играют старейшины кланов и мусульманский священнослужитель. Он представляет собой орган самоуправления общины, а в случае необходимости, как показала гражданская война, легко превращается в вооруженный отряд.

Гражданская война в Таджикистане, 1992-1997 г.,  Душанбе.Бурный рост численности населения при весьма ограниченных размерах пригодной для проживания земли (не более 7% территории Таджикистана), а также строительство гидростанций привели к массовой миграции таджиков в долину реки Вахш в Курган-Тюбинской области. В своем большинстве это были уроженцы северо-востока, которых не всегда дружелюбно встречали местные жители.

Природные условия Таджикистана оказались исключительно благоприятными для формирования целой иерархической системы региональных субэтносов: высокогорная страна, территория которой разрезана мощными хребтами, отделяющими долины крупных и средних рек друг от друга. Население концентрировалось в долинах, а вся остальная территория была фактически необитаемой. Произошла этническая дивергенция среднеазиатских таджиков, и особенно южных, что стало результатом формирования пяти больших региональных субэтносов: северного, каратегинского, кулябского, гиссарского и памирского.

Памирцы вообще не склонны считать себя таджиками: тут и особый язык, относящийся к восточно-иранской языковой группе (у таджиков - западно-иранская), и особенности быта, и принадлежность к секте исмаилитов. Административно-политически они были выделены в Горно-Бадахшанскую автономную область (ГБАО). [3]

Союзный центр, хотя и отдавал определенное предпочтение северному (ходжентскому) субэтносу и северным таджикам вообще, в целом стремился соблюдать некий баланс в распределении власти и материальных ресурсов. В 70-е годы, когда политические и экономические возможности центра стали ослабевать, ходжентский субэтнос, бывший "первым среди равных", попытался выйти на позицию "первому нет равных". Возможно, в других условиях такого рода попытка оказалась бы успешной, но Таджикистан вступил в полосу исключительно тяжелого и затяжного экономического и социального кризиса, который стал мощным стимулятором обострения всех противоречий таджикского общества.

После образования Таджикской ССР, ее экономика еще оставалась по существу средневековой, преобладало натуральное и полунатуральное сельское хозяйство. Про-мышленность отсутствовала, не было инфраструктуры транспорта и связи. Тогда перед страной встала во весь рост проблема ускоренного социально-экономического развития. В условиях намечавшегося демографического взрыва консервация отсталой экономической структуры была чревата самыми серьезными последствиями.

Гражданская война в Таджикистане, 1992-1997 г.В своей политике Центр сделал основной упор на развитие сельского хозяйства. При этом он исходил из представления о необходимости создания целостной, охватывающей всю территорию СССР, экономической системы, в которой Таджикистану отводилось определенное место - производителя хлопка, поскольку к индустриализации можно было перейти только после создания разветвленной транспортной сети, что в горных условиях — дело весьма длительное и дорогостоящее.

К началу 80-х годов значительных результатов индустриализация достигла только в деле создания гидроэнергетики и добывающей промышленности, которые напрямую зависели от планового "завоза" русскоязычного населения. Эти переселенцы играли лидирующую роль не только в экономике, но и в развитии науки, образования и здравоохранения.

Но к тому времени инвестиционные возможности Центра были "съедены" в республике приростом населения, причем таджикский этнос вышел на рекордную отметку - 4,4% прироста в год. В условиях, когда дотации Центра имели явную тенденцию к сокращению, таджикская экономика не в состоянии была выдержать еще один, и на этот раз самый мощный удар демографического взрыва. Фактически начался экономический кризис, в результате которого стал падать жизненный уровень населения.

Безработица, которая и ранее имела место в городах, особенно среди молодежи, теперь росла бурными темпами. Это стимулировало появление "молодежных союзов", которые все больше криминализировались. Афганская война и связанное с ней превращение Таджикистана в промежуточное звено в цепи транспортировки наркотиков в Европу усиливало криминализацию молодежи, руководимой выпускниками спортивных школ, и других слоев таджикского общества.

Таким образом, на протяжении 80-х годов быстро создавались предпосылки для мощного "социального взрыва". С одной стороны, это растущее недовольство сущест-вующим положением со стороны основной массы населения, а с другой - формирование в городах и сельской местности люмпенизированной молодежной массы, которая была в достаточной степени организованной и способной на любые антиобщественные действия. Основным центром ее сосредоточения и притяжения был Душанбе.

Предвестник конфликта. Предвестником грядущей катастрофы в Таджикистане приходятся на начало 1990 год, когда слухи о якобы прибывших в Душанбе беженцах-армянах собрали у здания ЦК компартии 11 февраля демонстрантов. Уже на следующий день выкрики в толпе "Долой армян!" Гражданская война в Таджикистане, 1992-1997 г.сменились требованиями "Долой Махкамова!" (первый секретарь ЦК компартии Таджикистана). К вечеру в ответ на открытие огня милицией холостыми патронами начались поджоги ларьков, погромы магазинов. Лишь 14 февраля после ввода частей Советской Армии порядок был восстановлен.

Начавшийся тогда кровопролитный конфликт убедительно продемонстрировал, что в единый монолитный этнос таджики пока не оформились. Долгие годы власть бессменно удерживали северные таджики-ленинабадцы. Так, с конца 30-х годов первыми секретарями ЦК компартии Таджикистана становились выходцы из тех мест.

Принятие 9 сентября 1991 года Верховным Советом республики закона о провозглашении независимости Таджикистана и развал Советского Союза открыли дорогу к перерастанию конфронтации между бюрократией, с одной стороны, интеллигенцией и духовенством - с другой в открытый политический конфликт. Первая была представлена правительством, а последние — оппозиционным исламско-демократическим блоком с ДПТ в качестве ведущей силы.

10 сентября 1991 г. был принят закон "О выборах Президента Республики Таджикистан" и 24 ноября 1991 г. президентом был избран Рахмон Набиев.

В мае 1992 года оппозиция, объединявшая преимущественно горных таджиков Каратегина и Памира, попыталась вооруженным путем отобрать власть у северян.

7 сентября 1992 г. под давлением вооруженных формирований оппозиции Рахмон Набиев был вынужден оставить свой пост. Президент Рахмон Набиев, выходец из Ленинабадской области, сильный хозяйственник и организатор советского времени, продемонстрировал полную растерянность. Утрата доверия народа и в результате - утрата власти стали не только личной трагедией Набиева, но и трагедией всей Ленинабадской области.

Политическая борьба из Душанбе переместилась в провинцию. Вооруженное противоборство началось в областном центре Курган-Тюбе, где во время митинга перед зданием облисполкома столкнулись две вооруженные группировки, что привело к многочисленным человеческим жертвам.

1992 г. запомнился (и не только жителям Таджикистана) самой отчаянной вспышкой братоубийственной гражданской войны в этой республике. Гражданская война в Таджикистане, 1992-1997 г.Наружу выплеснулись все разногласия, которые были туго сплетены в клубок жесточайших противоречий: экономических, клановых, властных, подпольных, межродовых и даже экологических... Боевые столкновения стоили жизни более чем 100 тыс. граждан Таджикистана, причем большинство из них - мирные жители. Калейдоскопом менялись президенты и их команды - сначала Кахар Махкамов, чуть больше был у власти Рахмон Набиев. Они были сильны, но каждый раз находились еще более могучие силы. Наконец, всех подмяла кулябская группировка: наиболее сплоченная, поддержанная значительными финансовыми средствами, в том числе от таджикской диаспоры за рубежом. Из верхних эшелонов группировки выдвинулся и нынешний президент Таджикистана - Эмомали Рахмонов. Политик достаточно тонкий, он нашел компромисс с оппозицией, и ситуация в республике из периода гражданской войны перешла в стадию некоего шаткого равновесия. Хотя, компромисс - сказано слишком оптимистично. Точнее, некоторые пути к компромиссу, но даже это лучше, чем война.

Конфликт в Таджикистане развивались по афганскому сценарию, котором российские войска выполняют роль ограниченного советского контингента.

Достигнув желаемого контроля, Россия тем не менее не обеспечила политической стабильности в этой стране. Несмотря на поражение оппозиции, военно-политический конфликт продолжается. Он только изменил форму своего существования: гражданская война закончилась, началась партизанская борьба и вооруженный террор, но уже не только против режима Душанбе, но и против российских войск.

Гражданская война в Таджикистане, 1992-1997 г.Вооруженные отряды оппозиции, обученные афганскими моджохедами приемам партизанской войны, мелкими группами легко преодолевают заслоны российских погранвойск, затем сосредоточиваются в их тылу на Таджикской территории и наносят "жалящие удары" по коммуникациям, военным объектам российских войск и т.д.

Таким образом, конфликт приобрел характер вялотекущей вооруженной борьбы в виде систематических боевых действий между российскими войсками и вооруженной таджикской оппозицией. В этих условиях говорить о миротворческой функции российских войск в Таджикистане по меньшей мере не корректно. Ведь основным требованием к миротворческому военному контингенту является его нейтральность по отношению к противоборствующим сторонам.

Бомбардировки и артиллерийские налеты, совершаемые российской группировкой в приграничных регионах Таджикистана, где действуют отряды оппозиции, провоцируют усиление исламского экстремизма, подрывают влияние власти официального Душанбе. Зона боевых действий постепенно наполняется оружием, наемниками. Оппозиция получает все более широкую социальную базу для формирования своих сторонников.

С ослаблением официального режима над регионами и непрекращающимся вооруженным противоборством, происходит распад политической власти на отдельные фрагменты по регионам, где власть удерживают вооруженные группировки, объединенные по родо-племенному признаку.

Гражданская война в Таджикистане, 1992-1997 г.Таким образом, конфликт приобретает более глубокие очертания внутриэтнического, борьбы между различными кланами за контроль над определенной территорией.

При таком сценарии урегулирование конфликта под эгидой России бесперспективно.

Урегулирование конфликта в Таджикистане представляется возможным при соблюдении, по крайней мере, двух основных условий.

1.Активизация посреднических функций международных организаций, прежде всего ООН.

2.Проведение миротворческих действий и усилий стран Центральной и Средней Азии.

Мирный договор. Только в конце 1996 года начались переговоры, которые стали приносить конкретные результаты. Серьезные военные неудачи и усиление внутренней оппозиции заставили правительство Э. Рахмонова и его главного спонсора Россию ак-тивизировать усилия в деле достижения политического урегулирования, на котором настаивал и Иран. 11 декабря на встрече в афганском городе Талукан были выработаны основные положения соглашения о политическом урегулировании, а 24 декабря 1996 года в Москве Эмомали Рахмонов, Сайд Абдулло Нури и специальный представитель Генерального секретаря ООН Герд Дитрих Меррем подписали политическое соглашение и протокол к нему. ОТО признала существующий политический и государственный строй Таджикистана, а также статус Э. Рахмонова в качестве президента. Образована на пропорциональных началах Комиссия национального примирения (КНП), которая должна действовать в течение полуторагодичного переходного периода. Объем ее функций включал возвращение беженцев и реорганизацию государственного аппарата.

Гражданская война в Таджикистане, 1992-1997 г.Урегулирование конфликтной ситуации в Таджикистане стало основной темой встречи в столице Республики Киргизстан Бишкеке президента Эмомали Рахмонова, лидера Объединенной таджикской оппозиции Сайда Абдулло Нури и представителя Генерального секретаря ООН по Таджикистану Герда Меррема, состоявшейся 16-18 мая 1997 года. Тогда была достигнута договоренность о размещении в Душанбе контингента вооруженных формирований ОТО численностью 460 человек, а также 40 человек для охраны членов Комиссии по национальному примирению.

27 июня 1997 года была поставлена, надеемся, точка в процессе, продолжавшемся пять лет. Президент Таджикистана Эмомали Рахмонов и лидер ОТО Сайд Абдулло Нури в присутствии президента РФ Бориса Ельцина подписали Общее соглашение по установлению мира и национального согласия в республике. Оно подвело итог переговорам и закрепило обязательства сторон по выполнению всех ранее достигнутых договоренностей, направленных на поэтапное и полное урегулирование конфликта. Под документом поставили подписи также главы МИД стран-наблюдателей на межтаджикских переговорах - Ирана, Казахстана, Киргизии, Пакистана, Узбекистана, Туркмении, Афганистана и России, а также представители ООН, ОВСЕ, Организации Исламская конференция.

14 июля 1997 года президент Э. Рахмонов подписал акт о взаимопрощении вслед за лидером оппозиции Саидом Абдулло Нури. В нем говорится, что все партии и организации, входящие в состав ОТО, также другие партии и общественные организации, если они в дальнейшей своей политической Гражданская война в Таджикистане, 1992-1997 г.деятельности возьмутся за оружие, будут привлечены к ответственности. В рамках практического осуществления документа все военнопленные и заключенные освобождаются из-под стражи.

В начале 1998 г. Рахмонову удалось нормализовать отношения с Узбекистаном. Таджикистан был принят в Центральноазиатский Союз (ЦАС). Гражданская война привела к развалу экономики и появлению беженцев (основная часть - в Афганистане, часть - в России). В Таджикистане самый низкий уровень жизни среди всех стран СНГ, особенно в отдаленных сельских и горных районах. Постоянно работают только несколько предприятий -алюминиевый завод, урановые рудники и некоторые другие.

Среди наиболее тяжелых последствий конфликта - угроза распада страны. Ее в значительной степени предотвращает поддержка Москвы и Ташкента.

12 июня 1998 г. неподалеку от города Кафарнихон, расположенного в 30 км от Душанбе, во время вооруженного столкновения между двумя враждующими кланами было убито по меньшей мере 13 человек. Причиной столкновениямежду кланами, возглавляемых Назимом Юнусовым и Мулло Касымом Исмати, стала личная месть. По данным властей среди погибших был и сам Юнусов.

Гражданская война в Таджикистане, 1992-1997 г.В 1997 году правительство Таджикистана и лидеры исламской оппозиции подписали мирный договор, положивший конец пятилетней гражданской войне в стране.

Правительство амнистировало повстанцев и предоставило их лидерам места в кабинете министров. Несмотря на достигнутые договоренности, время от времени вооруженные столкновения все же случаются. Чаще всего они вызваны не политическими мотивами, а конкуренцией кланов и личностными конфликтами между их руководителями.[4]

После перемирия. Вооруженный конфликт в Таджикистане - наиболее длительный по времени из всех гражданских войн, произошедших на пространстве бывшего СССР. Продолжавшейся там пять лет гражданской войне положен, вроде бы, конец подписанием в Москве 27 июня 1997 года Общего соглашения об установлении мира и национального согласия. Однако многие проблемы так и остались нерешенными. Они создают предпосылки для сохранения напряженности и нестабильности в республике.

Даже если московское соглашение о национальном примирении будет реализовано, это лишь смягчит ситуацию, поскольку не просматривается Гражданская война в Таджикистане, 1992-1997 г.тенденция к консолидации таджикского этноса, а, следовательно, к сохранению таджикской государственности. Более того, гражданская война усилила процесс субэтнической дивергенции как политически, так и социально-психологически. Страна фактически разделена на две части — одна контролируется правительством, другая - оппозицией. Причем в каждой из них усиливаются региональные сепаратистские тенденции.

Достаточно серьезным препятствием на пути этнической консолидации является устойчивый климат враждебности между кулябским и каратегинским субэтносами. В ходе гражданской войны она приняла экстремальные формы, поскольку обе стороны прибегли к массовому геноциду. Примерно аналогичным образом сложились отношения между кулябским и памирским субэтносами.

Гражданская война в Таджикистане, 1992-1997 г.Внешне более или менее лояльными могут считаться отношения кулябского субэтноса с гиссарским и в меньшей степени - с северными субэтносами. Таким образом, кулябский субэтнос, претендующий на роль политического лидера этнической консолидации, не обладает для этого ни социально-психологическими, ни интеллектуальными возможностями. Как показали события четвертого периода гражданской войны, его силовые возможности также ограничены.

Невозможно сбрасывать со счетов то, что общество разделено и кровью, пролитой таджиками в годы гражданской войны. Конечно, традиции кровной мести в Центральной Азии не так сильны, как на Кавказе, но, тем не менее, то оттуда, то отсюда доносится шепоток, что с приходом вооруженных отрядов оппозиции может начаться "сезон охоты на моджахедов".

Не стоит забывать и об исламском факторе. Не исключено, что в борьбе за свободу совести фундаменталисты будут использовать все методы - от сладких речей до запугивания и террора. Такое в постсоветской истории Таджикистана уже было. Самым же большим аргументом в пользу мира, безусловно, станет идея объединения таджиков. Сегодня, кажется, все готовы объявить себя ее приверженцами.

Гражданская война в Таджикистане, 1992-1997 г.Нужно отметить, что после распада СССР в качестве одной из серьезнейших угроз своей безопасности страны Западной Европы считали распространение так называемого исламского фундаментализма в Центральной Азии. При этом за основной источник распространения принимался исламский мир, по мнению многих западных аналитиков, рассматривающий Центральную Азию как свою территорию, которую необходимо приблизить к себе, а затем и поглотить. Дальнейшие события показали, что опасения были в чем-то оправданы, а в чем-то - заметно преувеличены.

В этой связи стоит отметить, что в качестве серьезной дестабилизирующей силы в регионе исламский фактор сыграл свою роль несколько раз:

                                        • в ходе гражданской войны в Таджикистане (в 1991-1992гг.);
                                        • во время Баткенских событий в Кыргызстане;
                                        • при попытках вторжения боевиков ИДУ в Узбекистан;
                                        • при росте угрозы со стороны и Талибана (в конце 1990-х гг.);
                                        • в Андижанских событиях в Узбекистане (2005г.).

Но, в целом, нужно отметить, что угрозы, связанные с исламом, в большей степени носили внутренний характер, чем внешний, то есть вытекали не из внешнего вмешательства со стороны исламских стран, а были следствием внутриполитических противоречий и тяжелого социально-экономического Гражданская война в Таджикистане, 1992-1997 г.положения внутри стран Центральной Азии. [5]

Тем не менее, при анализе сложившейся ситуации за последние 16 лет, не следует недооценивать стремление ряда арабских государств, а также Пакистана и режима талибов в процессе распространения ислама в Центральной Азии, в том числе, силовыми и секуляристскими законодательствами центрально-азиатских республик.

Вывод: Анализ современных социально-политических и экономических тенденций свидетельствует о растущей поляризации центральноазиатского общества на основе неравномерного распределения реальных прав и свобод, экономических и социальных благ по вертикальной иерархии. Причем, источником конфликтов выступает не столько данная неравномерность, сколько вытеснение вниз по социально-властной вертикали индивидов, групп, целых социальных слоев по имущественным, национально-этническим, родоплеменным, земляческим признакам, а также по покупательной способности в среде должностных коррупций.

Создавшееся положение вещей в большей мере является отражением объективного состояния самого общества и его сущностных аспектов, нежели результатом проявления собственных амбиций властных лидеров. Стабильность в политическом пространстве сохраняется в силу инерции "правил Гражданская война в Таджикистане, 1992-1997 г.игры" между властью и обществом, обусловленных главным образом не легальным правом, а доминантой социокультурных традиций.

"Правила игры" в данном обществе в основном построены на удовлетворении определенных требований по распределению власти и социально-экономических благ для каждой стороны. При этом шкала удовлетворения постоянно сдвигается в сторону, максимальную для власти и минимальную для подданных. В этой шкале отражается практически все: степень свободы, прав и обязательств, наказания и прощения, богатства и бедности, желаний и возможностей.

Можно предложить следующие гипотезы конфликтного развития политических процессов в центральноазиатском обществе:

1. Политическое развитие центрально-азиатского общества во многом отражает закономерности становления национальной государственности развивающихся стран третьего мира с традиционным укладом жизни;

2. Причинно-следственные связи источников конфликтов могут быть обусловлены в большей мере факторами внутреннего состояния общества, особенно в сфере взаимоотношений власти и общества;

3. Усилению конфликтного потенциала способствует углубление системного кризиса в обществе, который может иметь место в случае неспособности власти провести реальные реформы по модернизации общества, а также при необратимых процессах взаимного отчуждения власти и общества;

4. По мере ужесточения политического режима как меры выживания власти и массовой пролетаризации населения в результате отчуждения его от средств труда и результатов труда, может наблюдаться тенденция роста потенциала "революционной" смены власти, как это имело место в 1917 году в России, в 1979г. - в Иране и т.д., что также чревато установлением впоследствии диктатуры определенных сил.

Гражданская война в Таджикистане, 1992-1997 г.Сложный многонациональный состав пяти среднеазиатских республик не вселяет уверенности в их политической стабильности. «Казахи и кыргызы составляют примерно половину населения в своих собственных странах. Узбекистан обладает монолитным в этническом плане населением, однако в двух крупных городах - Бухаре и Самарканде - население, преимущественно, таджикское. В тоже время узбекская диаспора является крупнейшим национальным меньшинством в Таджикистане и Туркменистане, и вторым по величине в Кыргызстане.

Еще один мощный фактор нестабильности в бывших советских республиках – присутствие там радикальных религиозных групп. В моноэтническом Таджикистане долгие годы шла гражданская война, которая была вызвана религиозными и региональными проблемами. Все среднеазиатские республики сталкиваются с проблемой значительного увеличения числа молодых людей. Так, в некоторых странах до 40% населения моложе 15 лет (этот уровень вдвое превышает аналогичный показатель для большинства развивающихся стран), что ведет к росту безработицы и социального недовольства. Существование такого «набора» демографических, этнических и религиозных факторов создает основу для потенциальных конфликтов в регионе.

Страны региона ищут возможности создания системы коллективной безопасности, так было принято решение о создании на саммите в Душанбе Гражданская война в Таджикистане, 1992-1997 г.Организации Договора о коллективной безопасности (ОДКБ). Это явилось первым серьезным шагом на пути формирования полноценного военно-политического блока на постсоветском пространстве. Наряду с Арменией, Белоруссией и Россией в него вошли Казахстан, Киргизия и Таджикистан. В рамках ОДКБ на основе 201 российской мотострелковой дивизии создана военная база в Таджикистане, а также авиабаза в Канте (Киргизия).

Нужно отметить, что Россия и Китай способствовали вовлечению всех, кроме Туркмении, постсоветских республик Азии в “Шанхайскую четверку” (сейчас -Шанхайская организация сотрудничества (ШОС), ориентированную на решение ряда крупных транспортно-экономических и торговых проектов, установлению климата подлинного добрососедства на границах стран-участников ШОС.

Во всяком случае, вопросы региональной безопасности решаются медленно, ибо каждое государство ЦА доверяет лишь себе и никому более. Все это затрудняет разрешение насущных вопросов, которые не терпят отлагательства.

Ситуация в ЦА в 2005 году не обещает быть прозрачной и легко предсказуемой. Интересы стран региона во многих случаях расходятся. Интересы есть и у "третьей" силы, что и дает основания предполагать о том, что регион по-прежнему будет оставаться одним из самых взрывоопасных на постсоветском пространстве, а, учитывая дрейф стран региона в сторону Вашингтона, можно предположить, что начинается новый передел постсоветского пространства.

Напрашивается еще один вывод, если в Центральной Азии не хотят закрепить нерушимость существующих границ, значит, их готовы перекроить. В этих условиях в присутствии украинских миротворцев и вообще Украины в Центральной Азии (Как и в Грузии, куда нас подталкивают) действительно мало смысла: стабилизировать ситуацию Украине не дадут, а своим участием она лишь обозначит свою пассивную роль, что для Киева крайне не выгодно.

Сегодня мощные природные ресурсы Центральной Азии притягивают как магнитом США, Китай, Индию и другие государства и борьба за их освоение только начинается. Однако время идиллического совпадения взглядов уходит в прошлое – США и Европа по-разному начинают смотреть на Центральную Азию. И это вполне объяснимо: исходные цели, приведшие США и ЕС в регион, были изначально различными, хотя маскировались под единую позицию и стратегию Запада. Соединенные Штаты, закрепляясь в регионе, исходят в первую очередь из геополитических соображений. У Евросоюза – основного торгового партнера России, Казахстана и многих других стран СНГ – сложились свои, в первую очередь торгово-экономические интересы на постсоветском пространстве. Прежде всего, европейцев интересуют (кроме вполне естественных вопросов безопасности и стабильности) энергетические возможности Каспийского и Центрально-Азиатского регионов. При этом они, похоже, начали понимать, что, помогая Америке прибрать регион к рукам, сами могут оказаться, как говорится, на бобах. Скорее всего, в Вашингтоне вспомнили известное выражение Уинстона Черчилля, произнесенное им еще в 1919 году: «Центральная Азия – это та дойная корова, которая еще дожидается своего крокодила». И решили прибрать регион к своим рукам.

Здесь вся интрига.

Литература к разделу

1. Маначинський О. ЦЕНТРАЛЬНОАЗІАТСЬКИЙ РЕГІОН: СТАН І ПЕРСПЕКТИВИ //Політика і час.-2002 - №10. – С.38-43.

2. Eric W. Sievers: The Post-Soviet Decline of Central Asia. Routledge Curson, London 2003. 224 S. Опубликовано на сайте inosmi.ru: 06 апреля 2004, 16:27

Оригинал публикации: Zentralasien - Selbstaendigkeit und Niedergang.

3. А. Гушер. Война и мир. – М.- Центр стратегического развития.

4. Springtime means wartime. The Economist. - MAY 11TH - 17TH 1996 - P.34.

5. Сидоров Олег Исламский фактор в ЦА: гипотетическая или реальная угроза? ("Gazeta.kz", Казахстан) 03 апреля 2006.

Дополнительные источники:

В Таджикистане продолжается война кланов. - Киевские ведомости. - 14 июля 1998. - С.10.

Маначинський Олександр. ЦЕНТРАЛЬНОАЗІАТСЬКИЙ РЕГІОН: В ЕПІЦЕНТРІ УВАГИ ВЕЛИКИХ ДЕРЖАВ.// Матеріали до міжнародної конференції „Україна в Чорноморсько-каспійському регіоні: виклики безпеці та демократичний контроль”.м.Севастополь. 24-25 травня 2004.- С.43-60.

Маначинский А.Я. Вакуум силы. //Человек и закон. 2004. - №2.-С.50-52.

Парахонський Б., Павленко Ю., Гончарук А., Жангожа Р., Кузнєцов В., Маляров В., Сенченко О. Центральна Азія: геостратегічний аналіз та перспективні можливості для України. Монографія.- Київ. – Національний інститут стратегічних досліджень. -2001. -148С.

Последнее изменение Суббота, 12 Сентябрь 2015 17:01

Авторизуйтесь, чтобы получить возможность оставлять комментарии
Go to top