Вступление

Вступив в ХХI век, мир оказался вновь в непростых условиях, обусловленных существенными изменениями геополитической обстановка не только в Европе, но и на Ближнем Востоке, что кардинальным образом изменило военно- стратегический баланс сил. Изменились факторы и приоритеты, определяющие национальные интересы многих государств. Возникла необходимость в переосмыслении традиционных представлений о внешнеполитических интересах Украины, включая интересы безопасности нашего государства.

В общеполитическом плане существующая реальность характеризуется очевидными фактами:

  • в мире возник качественно новый геополитический ландшафт;
  • кардинально изменилась военно-стратегическая обстановка;
  • сузилась сфера самостоятельной деятельности национальных государств;
  • наметилась тенденция увеличения количества государств, обладающих ядерным оружием (Индия, Пакистан, Израиль), что ведет к изменению соотношения сил в мире и к росту мирового конфликтного потенциала;
  • увеличился разрыв между богатыми и бедными странами;
  • появился новый феномен: захват территории посредством демографической экспансии;
  • военная сила, по-прежнему, остается важнейшим инструментом в мировой практике;
  • усилились миграционные процессы;
  • расширяется спектр действий различного рода террористических организаций1.

 

Геополитическое преобразование мира в начале 90-х г.г. способствовали формированию нового “однополюсно-многополюсного” мира и децентрализации его военно-политического ландшафта. Единственная оставшаяся сверхдержава, несмотря на свою колоссальную военную, экономическую и финансовую мощь, полноценно контролировать мировые процессы оказалась не в состоянии.

В том числе, и ввиду сохранения ряда других, континентально-региональных центров силы (от объединенной Европы, России и Китая до Ирана и Северной Кореи), выступивших с собственными амбициями на участие в этих процессах и претензиями на контроль в локальных геополитических пространствах.


Планетарная военная напряженность, вопреки прекращению блокового противостояния периода “холодной войны”, не снижается, а во многих регионах даже нарастает. В 2000 г. из 309 официально признанных межгосударственных сухопутных границ являлись спорными 52, из 425 морских границ — 160. В том же году 39 различных стран оспаривали 33 архипелагов и островов. Во многих случаев спорные вопросы решались или оружием, или демонстрацией силы.


В 2003 году Ирак стал 11-й страной мира, в которой США пытаются создать, как они считают, демократическое правовое государство, управляемое посредством насаждённой ими местной администрацией. Вообще за свою историю США более 200 раз прибегали к использованию военной силы. В ряде случаев целью подобных операций становилась смена правительства. Однако лишь в 16-и случаях США официально брали на себя ответственность за вторжение на территорию иного государства. При этом лишь в двух из 16-и случаев (в Афганистане и на Гаити) США получали мандат международного сообщества на проведение подобных операций. В остальных случаях США действовали в одиночку, опираясь на собственную военную мощь. Соединенные Штаты, развязав войну в Ираке, дестабилизировали не только Ближний Восток, но и взорвали мировой нефтяной рынок (нефть на нью-йоркской бирже перешагнула 50 долларовый рубеж за баррель). Напомню, что согласно прогнозу на текущий год, спрос на нефть должен был составить 1,1- 1,4 миллиона баррелей в день. Реальный спрос на сегодня — 2,2-2,8 миллиона баррелей.


Можно утверждать и для этого есть основания, что не события 11 сентября, а качественно новый этап в американской стратегии и поведении в мире знаменует начало новой эры. Эта стратегия целенаправленно в одном регионе вслед за другим устраняет конструкции миропорядка второй половины ХХ века, фундамент которых был взорван не «Аль-Кайдой», а разрушением биполярного мира.


Военно-политическая обстановка на Ближнем Востоке всегда была сложной и на это есть причины: регион перегружен конфликтным потенциалом. Внутренние противоречия региона: противостояние арабский мир и Израиль, израильско- палестинский конфликт. Кроме того, на конфликтный потенциал воздействуют вне региональные силы, где первую скрипку играют США, разведывательные службы и различные религиозные общины. Усилиями Вашингтона, Лондона, Парижа и Москвы регион настолько милитаризирован и страсти настолько накалены, что никто не предскажет для него спокойного развития событий.


Если внимательно проанализировать список «стран изгоев», то можно сделать интересный вывод: этот список продиктован не их непосредственной ролью в «воспитании террористов», а составлен из тех государств, которые до событий 11 сентября были препятствием для втягивания региона нефтересурсов в американскую орбиту и глобальной роли США. Сейчас же вполне оправдывается и предсказание, что заинтересованные союзники США позаботятся о том, чтобы в разряд врагов попали «нужные страны».

Проблемы Ближнего Востока, оставшиеся после падения режима С.Хуссейна, так и остались не разрешенными. Более того, сгустились тучи над Сирией и Ираном. С подачи Израиля и его спецслужб они превратились в основные проблемные точки региона. Это означает, что Израиль тем самым не исключает возможности перенацелить США на них в качестве новой цели.

Да и с точки зрения Вашингтона Иран, являясь важным связующим звеном между Персидским заливом и Каспийским регионом, а также Закавказьем, в то же время обладает существенными природными ресурсами, а это нефть и газ чего явно недостает Штатам. А вот если прибрать к рукам Иран (Ирак уже в руках американцев), то можно обеспечить себе также влияние в прикаспийских и причерноморских бывших республиках СССР, а это значит, что США овладевают полностью мировым энергетическим эллипсом и стратегическим поясом вокруг него — морскими подступами к нему и путями транспортировки углеводородов. Таким образом, огромные по объему запасы нефти Ирака и Ирана попадают под контроль Вашингтона. А это естественно приведет к снижению роли ОПЕК.

Однако имеется одно но, которое следует все же учитывать. Если Буш всеми силами будет стараться распространить свой проект масштабных перемен на территорию Ирана. То следует ожидать и активного противодействия. Ведь такие действия — отличное подспорье для Усамы бин Ладена и его шиитских коллег — экстремистов! Трудностей с набором добровольцев у них явно не будет.

Отношения между Сирией и Израилем, Ираном и Израилем остаются желать лучшего, ибо существующие противоречия базируются на взаимных обвинениях, которые не решены до сих пор.

Ближний и Средний Восток, а также прелагающие к ним страны Магриба традиционно представляют собой бурлящий котел бесконечных войн, племенных междоусобиц и религиозных конфликтов. Отсюда и постоянный спрос этого региона на орудия убийства. А это деньги, причем очень большие и столь необходимые Америке, Европе и России. Поскольку кровавые катаклизмы Востока вряд ли прекратятся в обозримом будущем, то и спрос на вооружение и военную технику будет расти.

В соответствии с разработками израильских стратегов распределение своего рода обязанностей между странами Ближневосточного региона должно быть таким. Регион Персидского залива должен стать. главным поставщиком энергетических и финансовых мощностей.

Египет и частично Алжир должны взять на себя разработку всех отраслей тяжелой промышленности. Судану придется стать одной большой фермой и снабжать Ближний Восток, и не только, продукцией животноводства. Остальным странам Северной Африки отводится роль сельскохозяйственного придатка. Сирия, Ливан и Иордания станут базой для развития средней и легкой промышленности. Израилю отвели самое на первый взгляд скромное место — Земле Обетованной предстоит стать центром развития высоких технологий. Другими словами, командным пунктом управления всем регионом Ближнего Востока в XXI веке.

Главная тема послевоенной региональной политики Ближнего Востока - это, конечно, отношения Израиля и палестинцев. Борьба между Израилем и палестинцами — из числа самых затяжных и острых конфликтов в мире. Ее истоки — в исторических притязаниях на земли, лежащие между Средиземным морем и рекой Иордан.

Для палестинцев последние 100 лет ознаменовались колонизацией, изгнанием и военной оккупацией, за которым последовали долгие и трудные поиски национальной самоидентификации и сосуществования с народом, который они считают виновником своих страданий и потерь.
Для евреев Израиля возвращение в землю праотцев после столетий преследований во всем мире не принесло мира и безопасности. Их соседи- палестинцы не раз предпринимали попытки стереть их страну с лица земли.

Ближний Восток достаточно милитаризирован и является одним из наиболее конфликтно-опасных регионов мира. Здесь всегда кто-то с кем-то воевал, а события развиваются с калейдоскопической быстротой.

Еще недавно Израиль разрываляся надвое, ибо он ввязался в войну на два фронта:

  • выбивал из «Хамас» в секторе Газа свободу для капрала Гилада Шалита, захваченного 25 июня;
  • бомбил Юг Ливана, где «Хезболлах» прятала еще двух израильских солдат, похищенных позднее.

На рассвете 12 июля 2006 года бойцы этой шиитской вооруженной группировки вторглись в Израиль, убили нескольких солдат и захватили двоих из них. После этого был подорван преследующий боевиков танк. Четверо танкистов погибли. Затем был нанесен ракетный удар по израильским приграничным городам.

Самое интересное, трагический инцидент на ливанской границе также не сразу ее взволновал — разве что насторожил. Однако после того как начальник израильского генерального штаба генерал Дан Халуц заявил, что Израиль возвратит Ливан на двадцать лет назад, иными словами, превратит его в груду развалин, после того как ведущие политические деятели потребовали стереть Бейрут с лица земли, а самые что ни на есть умеренные призвали к полнометражной войне?

Тель-Авив обвинил в агрессии Ливан, который попросту не способен контролировать территорию страны южнее реки Литани. Боевые самолеты Израиля начали планомерно уничтожать инфраструктуру Ливана. Разгромлен международный аэропорт Бейрута, мосты по всей стране, сожжены нефтехранилища и бензоколонки. Сделано это под предлогом воспрепятствования вывозу пленных израильтян за пределы Ливана и прекращения поставок оружия «Хезболлаху». Как на всякой войне, жертвами становится прежде всего мирное население.

Жестокая израильская агрессия этого года против Ливана представляет собой апогей американо-израильского давления на правительство и народ Ливана. Израиль принуждает Ливан отказаться от движения сопротивления, которое в 2000-ом году заставило Израиль вывести свои войска с большей части оккупированного Южного Ливана. Этого не скрывают руководители Израиля, которые ежедневно заявляют: их цель — насильственное выполнение пункта резолюции СБ ООН о разоружении «Хезбуллы», принятой под нажимом Запада.

Ливанский кабинет министров в своем заявлении с целью получения вотума доверия ливанского парламента поставил задачу добиться освобождения района Шебаа (небольшая часть ливанской территории, еще оккупированная Израилем — ред.) и ливанских заключенных в Израиле. Поэтому, легитимность такого шага со стороны ливанского сопротивления очевидна.

Обвиняя ливанское сопротивление в терроризме, Израиль открыто практикует в своей жестокой войне против мирных жителей Ливана подлинный, государственный терроризм, попирает права человека, уничтожает целые семьи, разрушает социальную и экономическую инфраструктуру. Это — повторение тактики «выжженной земли», которую практиковала нацистская армия Гитлера. Европейцам следовало бы вспомнить Вторую мировую войну — это сразу прояснит для них текущую ситуацию на Ближнем Востоке.

Новый виток израильской агрессии против Ливана является продолжением политики подстрекательства против Сирии, инспирированной американской администрацией (особенно, в течение последнего года). Как известно, США обвинили сирийские власти в убийстве бывшего премьер-министра Ливана Рафика Харири. Это, безусловно, сыграло на руку Израилю.

Тем временем, официальные арабские режимы осудили акцию «Хезбуллы», как «непродуманную и несвоевременную». Об этом говорят заявления саудовского руководства, президента Египта и короля Иордании, прозвучавшие сразу после начала агрессии. Таким образом, проамериканские арабские режимы покрывают и поощряют американо-израильскую агрессию против Ливана и Палестины. Они также готовят почву для очередной несолидарной с движением сопротивления резолюции, которая наверняка будет принята на их близящейся встрече «в верхах». Пораженческая, соглашательская политика этих «лидеров» показывает: они находятся в одних окопах с империализмом и настроены против возрождения мало-мальски значимого национально-освободительного движения после столь длительного американо-израильского господства на Ближнем Востоке.

Совет Безопасности Организации Обьединенных Наций проявляет свое обычное бессилие и не может принять резолюцию, останавливающую агрессию. Напротив, он требует одностороннего освобождения «Хезбуллой» плененных израильских солдат — однако, при этом, не говорит ни слова о политзаключенных в израильских тюрьмах. Во всяком случае, СБ ООН не противоречит самому себе. Ведь именно он, под нажимом США, принял резолюцию 1559, требующую разоружения движения сопротивления Израилю.

На Ближний Восток почти одновременно отправились американские госсекретарь и партия авиабомб со спутниковым и лазерным наведением. И это совпадение вовсе не случайно — оно свидетельство нынешней политики Вашингтона в регионе. Несмотря на преобладающее у мирового сообщества мнение, что Израиль развязал против Ливана неадекватные действия, ведущие к массовой гибели мирных граждан и гуманитарной катастрофе, Белый дом не проявляет никакой нетерпеливости в отношении израильских властей. Ясно дав понять, что хотелось бы ограничить потери среди мирного населения, он тем не менее однозначно показал, что желает, чтобы Израиль нанес «Хезболлах» максимально возможный ущерб. По мнению представителей американской администрации, нынешний конфликт — это не просто кризис, который надо урегулировать. Это также возможность значительно уменьшить огромную угрозу в регионе, особенно исходя из перспектив решения иранской проблемы2.

По оценке наблюдателей ООН, начавшаяся израильская операция под кодовым названием «Стальная паутина» преследует цель провести «зачистку от террористов» пограничной зоны к югу от реки Литани и воссоздать де-факто буферную зону, существовавшую в Южном Ливане в 1978-2000 годы. Между тем в результате боевых действий растет число жертв среди мирного населения юга Ливана. По сообщениям источников в ливанских службах безопасности, израильская авиация сегодня ночью вновь нанесла удары по городу Набатия; погибли семь человек, в том числе пятеро детей. Общее число погибших за время вооруженного противостояния достигло 390 человек. Потери израильской армии составили 44 военнослужащих3.

Ущерб Израиля уже оценивается в два миллиарда долларов. Ущерб Ливана превышает десять долларов. Конфликт хотя и прекратился, но до разрешения его еще далеко. Израиль не одолел «Хезболлу» — “сетевую организацию”, а израильтяне разбираются почему так произошло.
В прошлый раз подобное случалось в 1982 году. Тогда израильские войска после массированных бомбардировок вторглись на территорию Ливана, чтобы ликвидировать “государство в государстве” — только в то время речь шла о территории, контролируемой Организацией освобождения Палестины (ООП). Сейчас в роли ООП выступает шиитская организация “Хезболла”, но причины, которыми Израиль оправдывал свои действия, прежние — необходимость прекратить обстрелы израильской территории, которые ведутся боевиками с территории Ливана.
На Ближнем Востоке терроризм все увереннее берет верх над мирной дипломатией. По существу разворачивается очередная война, в которой не может быть победителей. Разница между терроризмом и антитерроризмом все более становится условной и сопровождается возрастающим числом жертв среди гражданского населения.

Тем временем мировое сообщество, активизировав усилия по прекращению боевых действий в Ливане, остановило войну. Об эффективности резолюции 1701 СБ ООН будем судить позже. Сейчас ясно одно: достижение перемирия позволит начать процесс мирного урегулирования, если, конечно, соглашение будет соблюдаться сторонами. Процесс смены «караула» сопровождается спонтанными перестрелками, которые не расцениваются как возобновление боевых действий. А пока израильтяне продолжают наводить порядок в секторе Газа.

В настоящее время ясно, что попытки Белого дома создать надежные вооруженные силы и полицейские формирования из иракцев не привели к установлению контроля над этой страной с помощью местных марионеток. Гражданская война разгорелась с удвоенной силой, иракские войска проявляют ненадежность, а американская армия, по сути дела, вынуждена охранять и защищать своих иракских наемников. Над тем, как переменить это неприятное положение, уже давно ломают себе голову в Пентагоне. Там раздумывают даже о вариантах вывода американских войск из Ирака в соседние страны с тем, чтобы поддерживать оттуда своих иракских ставленников исключительно с помощью авиации и дистанционного оружия. Прием этот известный и весьма типичный для американских стратегов. Только держать таким способом под контролем такую большую страну, как Ирак, вряд ли получится. Впрочем, вновь назначенный министр обороны США, бывший директор ЦРУ Гейтс для того и назначен на этот пост в ноябре 2006 года, чтобы придумать, как выпутаться без потери лица из иракской авантюры. Какие у него на этот счет существуют «светлые идеи», непосвященным пока малоизвестно. Однако ясно одно, что конфликт на Ближнем Востоке не надо расширять, а с Ираном пора начинать прямые переговоры.

Кровавая драма на Ближнем Востоке длится уже не первое десятилетие. И может продлиться еще. Точно так же, как и различные мирные переговоры по ближневосточному урегулированию.

Последнее изменение Вторник, 27 Январь 2015 19:06

Авторизуйтесь, чтобы получить возможность оставлять комментарии
Go to top