2.1. Экскурс в историю

Раздел Палестины. Тайной договоренностью о разделе арабских владений Османской империи было соглашение Сайкса-Пико (соглашение было так названо по именам стоявших за ним дипломатов: сэра Марка Сайкса и Жоржа Пико), достигнутой в мае 1916, во время первой мировой войны, Великобританией и Францией (с согласия России). Соглашение привело к разделу Сирии, Ирака, Ливана и Палестины на зоны под управлением Британии и Франции.

Именно в 1914-1918 гг. в “пороховой погреб Палестины” был заложен тот самый взрывоопасный материал, который сработал в период образования Государства Израиль в конце 1940-х гг. и продолжает детонировать уже больше 80 лет. Причем главной движущей силой, торпедировавшей прежний геополитический расклад на Ближнем Востоке, стало не всемирное сионистское движение (объединенное во Всемирную сионистскую организацию), а британский кабинет министров. Для Лондона Палестина была, прежде всего, важнейшим “плацдармом для осуществления контроля над нефтяными районами Месопотамии” (напрашивается прямое сравнение с современной ролью Израиля для внешнеполитического курса США). Сионистское движение, в свою очередь, должно было обеспечить Великобритании “необходимый для колонизации Палестины “европеизированный человеческий материал”.

Показательно, что сионистские лидеры прекрасно понимали цену британской поддержки и, в свою очередь, не торопились класть “все яйца в одну корзину”. Не случайно в 1915-1916 гг. будущий первый президент Израиля Давид Бен- Гурион выступал за то, чтобы палестинские евреи служили в турецкой армии, сражавшейся против англичан.

В годы Первой мировой войны Палестина принадлежала Османской империи. В конце войны (1918 год) арабские силы при поддержке британцев изгнали турок, британцы оккупировали территорию, а 25 апреля 1920 года получили мандат на управление ею от Лиги наций.

В этот период произошли три важных события.

В 1916 году британский комиссар Египта сэр Генри Макмагон заверил арабских вождей, что после войны арабские земли получат независимость от Османской империи.

  • Однако в том же году между Великобританией и Францией было заключено тайное соглашение Сайкса-Пико о разделе арабских владений Османской империи.
  • А в 1917 году в письме к видному сионисту лорду Ротшильду британский министр иностранных дел лорд Артур Бальфур обязался от имени своей страны способствовать “устройству в Палестине национального очага еврейского народа”. Это обещание известно в истории как декларация Бальфура.[15]
  • Расстановку сил коренным образом изменила так называемая “декларация Бальфура” 1917 года (на самом деле это было письмо шефа британского МИДа лорду Уолтеру Ротшильду), содержавшая признание права евреев на создание национального очага в Палестине. Именно декларация лорда Бальфура положила начало деятельности сионистского лобби.

В послевоенный период Лондон продолжал играть первую скрипку в ближневосточных делах, отсекая конкурентов (прежде всего Францию) и искусно играя на арабо-еврейских противоречиях. Именно британцы учредили в 1921 г. в подмандантной Палестине Высший исламский совет (заодно ввели и новую должность — “великого муфтия”), главным врагом которого стали еврейские поселенцы.

Но что интересно — не англичане ознакомили арабов с подлинным текстом “декларации Бальфура” (легендарный британец Лоуренс Аравийский даже перевел ее для арабских лидеров с точностью да наоборот). Исламский мир узнал о намерениях британской короны после того, как в декабре 1917-го документы тайной дипломатии русского царизма и его союзников были рассекречены Москвой.[16]

Благодаря усилиям сионистов в 1920-1930-е годы в британскую подмандатную Палестину переселилось несколько сот тысяч евреев. Это вызвало недовольство среди арабов. Согласно британской переписи от 1922 года, уже 11% из 750 тысяч жителей Палестины были евреями. В последующие 15 лет прибыло еще более 300 тысяч эмигрантов.[17]
В июле 1937 года королевская комиссия во главе с министром по делам Индии лордом Пилем рекомендовала разделить территорию британской подмандатной Палестины на еврейское государство (под которое отводилась примерно треть этой территории) и арабское государство. Палестинцы и арабы это предложение отвергли, потребовав прекращения еврейской эмиграции и создания единого государства, в котором были бы гарантированы права национальных меньшинств. Со стороны арабов последовали вспышки насилия, которые британская армия подавила к 1938 году — после получения подкреплений.

1947 году британцы, управлявшие Палестиной с 1920 года, передали ООН ответственность за судьбы страны. Территорию раздирали непрекращающиеся столкновения между арабами и евреями. Последние составляли уже около трети населения и контролировали около 6% территории.[18]

Отсутствие до сих пор на политической карте мира государства Палестина объясняется неурегулированностью палестино-израильского конфликта, корни которого восходят к принятию в 1947 г. Генеральной Ассамблеей (ГА) ООН резолюции 181 (II) о разделе Палестины. Это решение фактически узаконило декларацию Бальфура 1917 г., в соответствии с которой английское правительство давало еврейским сионистским организациям обещание создать “национальный очаг” в Палестине.

Резолюция 181 (II) как бы выписывала метрику на рождение двух — еврейского и арабского — государств в установленных для них границах. Но своей метрикой рождения сумел воспользоваться только Израиль в границах, вышедших, однако, далеко за пределы, установленные резолюцией. Все другие пункты этой резолюции до сих пор так и остались не выполнены.[19]

В Палестине и вокруг нее образовался ближневосточный очаг перманентной напряженности. Корни самого длительного конфликта ХХ столетия уходят не только в конец ХIХ века, когда почти одновременно стали формироваться идеологии еврейского сионизма и исламского арабизма, но и в более древнюю историю. В результате он породил пять арабо-израильских войн и еще два более продолжительных кризиса — в Ливане и вокруг Персидского залива.

Экскурс в историю. В 1947 году британцы, управлявшие Палестиной с 1920 года, передали ООН ответственность за судьбы страны. Территорию раздирали непрекращающиеся столкновения между арабами и евреями. Последние составляли уже около трети населения и контролировали около 6% территории.

Положение особенно осложнилось геноцидом евреев в нацистской Германии. Несколько сот тысяч вынуждены были бежать, а в ходе Второй мировой войны и Холокоста около 6 миллионов евреев было уничтожено нацистами.

В апреле 1947 года на первой специальной сессии Генеральной Ассамблеи была учреждена Специальная комиссия Организации Объединенных Наций по вопросам Палестины (ЮНСКОП), состоящая из 11 государств-членов. Большинство членов Специальной комиссии рекомендовали разделить Палестину на арабское государство и еврейское государство со специальным международным статусом для города Иерусалима под управлением Организации Объединенных Наций.[20]

План раздела, 1947 год. На своей второй очередной сессии после интенсивных двухмесячных прений Генеральная Ассамблея 29 ноября 1947 года приняла резолюцию 181 (II), одобряющую с небольшими изменениями План раздела на основе экономического союза в том виде, в каком он был предложен большинством членов Специальной комиссии по вопросам Палестины. План раздела — подробный документ из четырех частей, — приложенный к резолюции, предусматривал прекращение мандата, постепенный вывод британских вооруженных сил и определение границ между двумя государствами и Иерусалимом. Планом предусматривалось:

  • создание арабского и еврейского государств не позднее 1 октября 1948 года;
  • раздел Палестины на восемь частей, из которых три части отводились для еврейского государства и три — для арабского государства; седьмая часть, город Яффа, должна была составлять арабский анклав в пределах еврейской территории;
  • международный режим для города Иерусалима — восьмой части — должен был осуществляться под управлением Совета по Опеке Организации Объединенных Наций.

В Плане также предусматривались меры, которые должны были быть приняты до предоставления независимости. Эти меры касались гражданства, транзита, экономического союза и декларации, с которой должно было выступить временное правительство каждого из предлагаемых государств в отношении доступа к святым местам и в отношении религиозных прав и прав меньшинств.

В своей резолюции 181 (II) Ассамблея также учредила палестинскую комиссию Организации Объединенных Наций для осуществления своих рекомендаций и предложила Совету Безопасности предпринять необходимые меры для выполнения Плана раздела.

Еврейское агентство признало резолюцию, несмотря на свою неудовлетворенность по таким вопросам, как еврейская эмиграция из Европы и территориальные границы, восстановленные для предлагаемого Еврейского государства. Палестинские арабы и арабские государства не согласились с этим планом на том основании, что он нарушал положения Устава Организации Объединенных Наций, которые предоставляют народам право самим определять свою собственную судьбу. Они заявили о том, что Ассамблея одобрила этот план в условиях, не достойных Организации Объединенных Наций, и что арабы Палестины будут выступать против любого плана, который предусматривает расчленение, сегрегацию или раздел их страны или который предоставляет меньшинству особый статус и преференциальные права.

Территория страны — 14,1 тыс.кв.км. (в границах, определенных резолюцией 181 (II) Генеральной Ассамблеи ООН от 29 ноября 1947 г. об отмене британского мандата на Палестину и о создании на ее территории двух независимых государств — еврейского и арабского).

Этот план был отвергнут арабами и так никогда и не был воплощен в жизнь. В практике традиционной дипломатии не принято признавать совершенные ошибки, тем более выражать публичное покаяние. В исторической ретроспективе такой роковой ошибкой было, наверное, отклонение Генеральной Ассамблеей ООН 29 ноября 1947 года “плана меньшинства” о создании на месте постколониальной Палестины единого двунационального демократического арабо-еврейского государства. Такой вариант на первых порах поддерживался и Советским Союзом. Но по указанию Сталина к моменту голосования Москва тоже присоединилась к “плану большинства”, проголосовав за резолюцию A/Res/ 181/(II), предусматривавшую не осуществленный до сих пор раздел Палестины на два государства — арабское и еврейское.[21]

В условиях, когда два народа ослеплены взаимной ненавистью, было бы, конечно, утопией предлагать им забыть прошлое и начать строить общее государство. Но, коль скоро почти все пункты “плана большинства”, носившие временный характер, остались невыполненными, ничего, по-моему, не остается другого, как опять содействовать разводу враждующих сторон, чтобы в обозримом будущем они приступили к строительству жизнеспособного двунационального государства.

План раздела Палестины на два независимых демократических государства тоже предусматривал объединение их между собой экономическим союзом. Этого не произошло. Международный статус Иерусалима под опекой ООН так и не был установлен. Проблема беженцев обрела еще большую остроту. Правда, за это время она сменила свою национальную окраску. При разделе Палестины учитывалось, как напоминал тогда Андрей Громыко, стремление сотен тысяч бездомных евреев, лишившихся очагов во время Второй мировой войны, “обрести свой дом на их исторической родине”. Теперь встал не менее трудный вопрос о возвращении на свою единственную подлинную родину уже нескольких миллионов палестинских беженцев.

Палестинский вопрос породил немало взаимосвязанных проблем и человеческих трагедий. Можно в этой связи напомнить высказывавшиеся еще до 1947 года предостережения представителей демократической еврейской и арабской общественности, в частности еврейского союза “Ишува” и Лиги арабско-еврейского сближения, считавших, что “палестинская проблема может быть разрешена только на основе учета общих политических целей как арабов, так и евреев” и создания ими “единого двунационального государства”.[22]

Вооруженный конфликт между арабами и евреями назревал, и обе стороны готовились к нему, мобилизуя силы. В декабре 1947 года еврейский боевики начали “очищать” от арабов некоторые арабские поселения.

Прекращение мандата Великобритании. После принятия резолюции 181 (II) в Палестине начались вспышки насилия. Британские солдаты гибли в Палестине — это сделало крайне непопулярной в Лондоне идею управления Палестиной. В дополнение к этому Великобритания, уступая давлению США (которые отныне будут поддерживать сионизм), согласилась допустить в Палестину большее число еврейских переселенцев.

В связи с ухудшением ситуации Совет Безопасности созвал специальную сессию Генеральной Ассамблеи, которая проходила с 16 апреля по 14 мая 1948 года. 17 апреля Совет Безопасности призвал к прекращению в Палестине всех военных и полувоенных действий, а 23 апреля он учредил Комиссию по перемирию для наблюдения и оказания помощи в деле прекращения огня.Со своей стороны, Генеральная Ассамблея освободила Палестинскую комиссию от ее обязанностей и постановила назначить посредника, уполномоченного содействовать мирному урегулированию в сотрудничестве с Комиссией по перемирию. 20 мая граф Фолке Бернадотт, президент шведского Красного Креста, был избран Посредником Организации Объединенных Наций.

О создании Государства Израиль, первого еврейского государства почти за 2 тысячи лет, было объявлено в Тель-Авиве 14 мая 1948 года. Декларация вступила в силу на следующий день, когда последние британские солдаты покинули Палестину. 15 мая палестинцы назвали аль-Накба — “Катастрофа”.

Согласно плану ООН 56,44% территории на запад от реки Иордан отходило к еврейскому государству, а 43,53% — к арабскому, причем Иерусалим становился анклавом сосуществования нескольких общин. Голосование состоялось 29 ноября 1947 года; 33 страны проголосовали “за”, 13 — “против”, 10 — воздержались. Этот план, отвергнутый палестинцами, так и не был реализован.

Лондон объявил, что прекращает управление подмандатной Палестиной 15 мая 1948 года, но столкновения между заинтересованными сторонами начались до этой даты. Британские солдаты гибли в Палестине — это сделало крайне непопулярной в Лондоне идею управления Палестиной. В дополнение к этому Великобритания, уступая давлению США (которые отныне будут поддерживать сионизм), согласилась допустить в Палестину большее число еврейских переселенцев. Вооруженный конфликт между арабами и евреями назревал, и обе стороны готовились к нему, мобилизуя силы. В декабре 1947 года еврейский боевики начали “очищать” от арабов некоторые арабские поселения.

С начала года между арабскими и еврейскими силами происходили военные действия, направленные на удержание и захват территорий. Еврейские боевые организации Иргун и Лехи добились больших успехов, отвоевав не только территории, отведенные им декларацией ООН, но и значительную часть из тех, что предназначались арабскому государству.

9 апреля еврейские боевики уничтожили значительное число жителей деревни Дейр-яссин неподалеку от Иерусалима. Напуганные этим, несколько сот тысяч палестинцев бежали в Ливан, Египет и на территорию, известную сейчас как Западный берег реки Иордан.

Еврейские силы добились успехов в пустыне Негев, в Галилее, в западном Иерусалиме и на значительной части приморской равнины.

Первая арабо-израильская война, 1948–1949 годы. 14 мая 1948 года Соединенное Королевство объявило о прекращении своего мандата над Палестиной и вывело свои войска. В тот же день Еврейское агентство провозгласило создание Государства Израиль на территории, отведенной ему по Плану раздела. Между арабской и еврейской общинами немедленно начались ожесточенные боевые действия. На следующий день на эту территорию для оказания помощи палестинским арабам вступили регулярные войска соседних арабских государств.

В день провозглашения Израиля пять арабских стран — Иордания, Египет, Ливан, Сирия и Ирак — объявили ему войну и немедленно вторглись на территорию только что созданного государства, однако их армии были отброшены израильтянами. В результате перемирия Израиль включил в свои границы значительную часть бывшей британской Палестины.

Египет удержал сектор Газа; Иордания аннексировала окрестности Иерусалима и земли, известные теперь как Западный берег; это составляло около 25% территории подмандатной Палестины.

Через несколько недель бои прекратились благодаря перемирию, к которому Совет Безопасности призвал стороны 29 мая 1948 года. Перемирие вступило в силу 11 июня и осуществлялось под наблюдением Посредника Организации Объединенных Наций с помощью группы международных военных наблюдателей, котораясталаизвестнакакОрганОрганизацииОбъединенныхНацийпонаблюдению за выполнением условий перемирия в Палестине (ОНВУП). Несмотря на усилия Посредника, договориться о продлении перемирия так и не удалось, и 8 июля бои возобновились. 15 июля 1948 года Совет Безопасности принял резолюцию, в которой постановил, что ситуация в Палестине представляет собой угрозу миру. Он призвал прекратить огонь и заявил, что несоблюдение режима прекращения огня будет истолковано как нарушение мира, требующее е немедленного рассмотрения вопроса о принудительных мерах в соответствии с главой VII Устава Организации Объединенных Наций. В соответствии с этой резолюцией вступило в силу второе перемирие. К этому времени Израиль контролировал значительную часть территории, выделенной по Плану раздела для арабского государства, а также западную часть Иерусалима. Египет и Иордания соответственно осуществляли управление остальными районами Газы и Западного берега реки Иордан, включая Восточный Иерусалим (старый город). В октябре 1948 года и в марте 1949 года возобновились боевые действия, в ходе которых Израиль захватил другие районы, часть которых отводилась для арабского государства.

В 1950 году Иордания формально поставила Западный берег и Восточный Иерусалим под свою юрисдикцию вплоть до решения этой проблемы. Боевые действия стали также причиной серьезного гуманитарного кризиса, из-за которого почти 750 тыс. палестинцев вынуждены были покинуть свою землю и стать беженцами.

В то время, когда между сторонами велись переговоры, 17 сентября 1948 года в контролируемом Израилем секторе Иерусалима был застрелен граф Бернадотт. В связи с этим исполняющим обязанности Посредника был назначен Ральф Банч (Соединенные Штаты Америки). В период с февраля по июль 1949 года под эгидой Организации Объединенных Наций были подписаны соглашения о перемирии между Израилем, с одной стороны, и Египтом, Иорданией, Ливаном и Сирией — с другой. Этими соглашениями, которые были аналогичными по своему общему содержанию, установление перемирия признавалось в качестве необходимого шага на пути восстановления мира в Палестине. В них также четко указывалось на то, что целью перемирия не является установление или признание каких-либо территориальных, контрольных или других прав, претензий или интересов любой стороны.

В августе 1949 года Совет Безопасности поручил наблюдателям ОНВУП осуществлять контроль за соблюдением перемирия. В соответствии с решениями Совета наблюдатели ОНВУП по прежнему выполняют свои функции на Ближнем Востоке.

Резолюция 194 (III) Генеральной Ассамблеи: право на возвращение. На своей третьей очередной сессии 11 декабря 1948 года Генеральная Ассамблея приняла резолюцию 194 (III), в которой определялись пути решения палестинской проблемы. Следуя предложениям, содержащимся в докладе, подготовленном графом Бернадоттом для урегулирования все более непредсказуемой ситуации, складывающейся в Палестине, Ассамблея заявила о том, что:

  • беженцам, желающим вернуться к своим очагам и мирной жизни со своими соседями, такая возможность должна быть предоставлена в кратчайший срок;
  • те беженцы, которые решат не возвращаться, должны получить компенсацию за свое имущество.

Ассамблея также призвала к демилитаризации и интернационализации Иерусалима, а также к защите Святых Мест Палестины и к свободному доступу к ним. В резолюции 194 (III) также предусматривалось создание Согласительной комиссии Организации Объединенных Наций по Палестине в составе трех государств-членов. Эта Комиссия должна была взять на себя функции Посредника Организации Объединенных Наций в той мере, в какой она сочтет это необходимым. Ей было поручено оказывать сторонам содействие в достижении окончательного урегулирования по всем нерешенным вопросам, и содействовать репатриации, расселению и экономической и социальной реабилитации беженцев. Впоследствии Ассамблея назначила Соединенные Штаты Америки, Турцию и Францию в качестве членов Комиссии. Согласительная комиссия пыталась решить три основные проблемы: проблему размера территорий, проблему беженцев и проблему статуса Иерусалима. Через сепаратные переговоры с арабскими государствами (Египтом, Иорданией, Ливаном и Сирией) и Израилем на конференции в Лозанне в апреле 1949года она добилась подписания каждой из сторон протокола, в котором выражалось согласие использовать границы, установленные в резолюции о разделе, в качестве основы для обсуждения. Однако в 1949 году заседания Комиссии завершились безрезультатно, поскольку арабские государства настаивали на возвращении беженцев в качестве первого шага, а Израиль настаивал на том, чтобы в первую очередь был решен территориальный вопрос.

Дальнейшие попытки Комиссии обеспечить возвращение палестинцев и установить международный режим для Иерусалима также оказались безуспешными. С 1951 года Комиссия пыталась добиться полного освобождения банковских счетов арабских беженцев, блокированных в Израиле. В 1964 году она завершила идентификацию собственности арабских беженцев, а затем составила и вела списки такой собственности. В периодических докладах, представляемых Генеральной Ассамблее с 1952 года, Комиссия неоднократно подчеркивала, что ее усилия по содействию осуществлению резолюции 194 (III) зависят от существенных изменений в позициях сторон. Положения этой резолюции, касающиеся права палестинских беженцев на возвращение, подтверждались Ассамблеей фактически каждый год начиная с 1948 года. Тем временем 11 мая 1949 года Израиль стал членом Организации Объединенных Наций. Принимая Израиль в члены Организации, Генеральная Ассамблея особо отметила заявления и разъяснения, касающиеся выполнения резолюций 181 (II) и 194 (III), с которыми представитель правительства Израиля выступил в Специальном комитете по политическим вопросам. Эти заявления и разъяснения, в частности, касались международного режима, предусмотренного для Иерусалима, проблемы арабских беженцев и границ.[23]

В результате войны 1948-49 гг. Израиль захватил еще 6,6 тыс.кв.км. Почти 750 тыс. палестинцев вынуждены были покинуть свою землю и стать беженцами.

Как видим, отказ арабов признать план ООН стал причиной целой череды войн в 1948, 1956, 1967 и 1973 гг. Результатом войны 1967 г. стала оккупация Восточного Иерусалима, территорий сектора Газа и Западного Берега р. Иордан, которые находятся до сих пор под контролем израильского государства.

Западный Берег сектора Газы превратился в общепризнанные географические единицы после соглашения о перемирии 1949 года, в соответствии с которым еврейское государство Израиль было отделено от других районов Палестины. В 1948 по 1967 год Западный Берег, включая Восточный Иерусалим, находился под юрисдикцией Иордании. Полоса Газы в этом период находилась под военным управлением Египта. В ходе арабо-израильской войны 1948 года Израиль занял западную часть Иерусалима, в то время как Иордания заняла восточную часть города, включая старый город, на территории которого находится целый ряд еврейских, мусульманских и христианских религиозных святынь.

С момента создания Государство Израиль провозгласило право каждого еврея на “алию”, то есть на репатриацию в Израиль, немедленное получение полных прав гражданства и на помощь от Государства. Возвращение еврея в Эрец-Исраэль называется (как в Библии, так и на современном иврите) словом “алия” (буквально “подъём”).

Формально такой закон (“Хок а-швут”, “закон о возвращении”) был принят израильским парламентом — Кнессетом — 5 июля 1950 г.

Алия никогда не прекращалась, даже во время войны. Среди её волн важно отметить следующие:

  • восточноевропейская (в основном — русская) алия идеалистов в конце XIX - начале XX вв. (принято разделять эту алия по трём периодам, называемым соответственно “Первая алия”, “Вторая алия”, “Третья алия”);
  • польская алия, составившая большинство ишува перед Второй войной и определившая изначальный культурно-психологический облик ишува и Государства;
  • немецкая алия (“йеким”) тридцатых годов;
  • алия из стран Востока (самая масовая — из Марокко) в 50-60-е годы, прекратившая “европейскую гегемонию” в Израиле.
  • алия из стран Восточной Европы после Второй мировой Войны, продолжавшаяся примерно 20 лет и закончившаяся практически полным прекращением существования еврейских общин в Венгрии, Румынии, Польше и на Балканах;
  • алия из англосаксонских стран (главным образом — США), с большим процентом идеалистов — сионистов;
  • алия из Латинской Америки, среди которой было немало политических беженцев от диктаторских режимов этих стран.
  • алия из СССР (затем — СНГ и Балтийских государств).

Советское правительство, как известно, не разрешало свободный выезд из страны, и предоставляло разрешения на эмиграцию только в исключительных, одиночных случаях. В 1967 г., под влиянием Шестидневной войны, огромное количество молодых евреев в СССР заявило о своём желании выехать в Израиль. Началась многолетняя борьба, сплотившая мировое еврейство не менее, чем само существование Израиля. После многих подъёмов и спадов, войны в Афганистане и программы СОИ, пережив правления Горбачёва и Рейгана и став предметом обсуждения в Американском Конгрессе, ООН и международных конференциях, алия из СССР стала фактом. Сегодня в Израиле проживает почти миллион выходцев из стран СССР-СНГ.[24]

Рождение ООП. С 1948 года арабские страны ожесточенно спорили за право возглавить борьбу против Израиля. Таким образом, самим палестинцам оставалась в конфликте лишь пассивная роль. В январе 1964 года правительства арабских государств проголосовали за создание Организации освобождения Палестины (ООП) — в надежде, что эта структура будет действовать под их контролем. Однако палестинцы и их лидер Ясир Арафат, возглавивший ООП в 1969 году, хотели проводить собственную политику. За пять лет до этого Арафат создал тайную боевую организацию ФАТХ, уже снискавшей себе недобрую славу за свои вооруженные действия против Израиля. В 1968 году в столкновениях с ФАТХ в Иордании погибло значительное число израильских солдат.

Суэцкий кризис 1956 г (29 октября — 5 ноября 1956 г) — известный под названием «Англо-франко-израильская агрессия». В 1952 году в Египте произошел военный переворот. Король Фарук был свергнут. Среди заговорщиков был полковник Гамаль Абдель Насер (1918–1970) — высокий, красивый, харизматический человек, ставший вскоре единоличным лидером Египта и одним из лидеров арабского мира (хотел бы стать единоличным — едва не вышло).

В 1948–1949 годах участвовал в войне с Израилем. Поражение переживал как личное и национальное унижение, объясняя его дряхлостью и коррупционностью арабских режимов. Придя к власти, Насер был полон решимости взять реванш.

Лозунгами его политики стали национализм и модернизация. С модернизацией дело пошло не так хорошо, как Насеру хотелось бы, зато национализм и сплочение народа против внешнего врага — источника всех бед — оказался беспроигрышным козырем. Врагом был Запад. И Израиль, разумеется.

В 1954 году Насер добился соглашения с англичанами о выводе английских войск из зоны Суэцкого канала. Но этого показалось ему мало. Летом 1956 года Насер объявил о национализации компании Суэцкого канала, контрольный пакет которой принадлежал Англии и Франции.[25]

Непосредственным поводом для начала кризиса явился, как тогда казалось буквально всем политическим наблюдателям, «чересчур смелый» шаг египетского руководства во главе с президентом Насером, объявившим 26 июля 1956 года о национализации «Всеобщей компании морского Суэцкого канала», принадлежавшей англо-французскому капиталу. Истинная же причина кризиса скрывалась в «непозволительном» выходе египетского режима из-под западной опеки, переходе на арабо-националистические позиции с ориентацией на СССР.

Правительство Египта, национализировав Суэцкий канал, запретило проход по нему судов, заходящих в израильские порты. Был блокирован выход Израиля в Красное море (Тиранские проливы), активизировались созданные в Синае базы диверсионных отрядов “федаюнов” (“искупителей”).

Таким образом, южные коммуникации Израиля были полностью перерезаны. Израиль заявил, что рассматривает перекрытие пролива как казус белли (формальное основание для начала военных действий). Египет, как и следовало, ожидать, заявление проигнорировал.

Развернувшиеся вслед за национализацией канала события в целом сосредоточились на «уговорах» Насера со стороны Запада по дезавуированию данного решения. Причем в ход был запущен весь арсенал политико- дипломатическо-пропагандистских и практических средств: от различного рода конференций с участием стран — пользователей канала, многочисленных заседаний в штаб-квартире ООН по данному вопросу, инсинуаций и откровенных оскорблений в СМИ, например, относительно «физической невозможности» египтян справиться с работой такого сложного гидротехнического сооружения и отзыва лоцманов до прямых угроз военного вмешательства. Но Каир держался. Конечно же, не без мощной моральной поддержки всего арабского мира, Движения неприсоединения, но, главное, поощряемый на «антиимпериалистическую борьбу» со стороны такого военно-политического гиганта, каким был в то время СССР.

Канал имел чрезвычайное значение для экономики Англии. Не меньшее значение имел для Англии престиж в арабском мире — Насер наносил по нему сокрушительный удар. Англия и Франция (под давлением США) предложили компромисс: учитывая стратегическое положение канала, поставить его под международный контроль при полном признании египетского суверенитета. Насер сказал: нет! Учитывая характер египетского лидера и его демонстративно конфронтационную политику, можно было ожидать, что он сделает канал своим политическим инструментом.

В разворачиваемом конфликте каждый решал свои задачи независимо от союзников. На самом деле Англия и Франция, с одной стороны, и Израиль — с другой, ставили себе вовсе не совпадающие цели, разные причины привели их к войне с Египтом.

Французы видели в Насере угрозу своим позициям в Северной Африке. Египетский лидер не только подстрекал повстанцев в Алжире, которые два года назад начали там войну за независимость; он также обучал их и поставлял оружие. Французы хотели усмирить Насера и потребовать обратно канал, который Лессепс построил на французские деньги. Они уже начали консультации с израильтянами, у которых были свои причины нанести удар по Насеру. Египетский президент наращивал вооружения, явно готовясь к войне против Израиля. Он организовывал партизанские рейды в Израиль и установил блокаду южного израильского порта Эйлат, что в конечном итоге было недружественным актом.

Канал был жизненно важной артерией для Великобритании. А нефть была ключем ее экономики. Международные финансы Великобритании были ненадежными, баланс платежей хрупким. Она превратилась из самого крупного в мире кредитора в самого крупного мирового должника. Ее золота и долларовых резервов хватило бы для оплаты лишь трехмесячного импорта. Нефтяные владения Великобритании на Ближнем Востоке являлись существенной частью всех ее зарубежных доходов. Их потеря нанесла бы непоправимый удар по экономике. Победа Насера в Египте могла вызвать такой же отклик, как и победа Мосаддыка в Иране. Британский престиж был бы подорван, а престиж для англичан имел большое значение, особенно в тот момент, когда почва уходила у них из под ног. Торжествующий Насер будет опрокидывать и свергать дружественные Великобритании режимы и подорвет британскую и американскую нефтяную позицию на всем Ближнем Востоке. Такой момент может наступить, предупреждал Идеи Эйзенхауэра, когда “Насер сможет отказать Западной Европе в нефти, и мы все будем в его власти”. Идена беспокоила не только нефть и экономика, но и возможность полномасштабного проникновения советской мощи, способной заполнить ближневосточный вакуум. “Идена очень волновала советская экспансия на Ближнем Востоке, — вспоминал один из чиновников министерства иностранных дел, который готовил для Идена доклады по вопросам нефти. — Американцы не были готовы заменить англичан на Ближнем Востоке, поэтому англичанам самим приходилось сдерживать русских”.[26]

Меры, предпринятые Г.-А. Насером в направлении национализации Суэцкого канала, побудили Великобританию и Францию присоединиться к израильской позиции, обеспечив ей военную — и что было еще более важным — дипломатическую поддержку. Президент США Д. Эйзенхауэр направил в регион специального представителя, коим был Роберт Андерсон, на протяжении полутора месяцев — с 23 января по 9 марта 1956 года — проводивший серию встреч с Д. Бен-Гурионом и Г.-А. Насером с целью добиться снижения напряженности в отношениях между сторонами. Однако эти переговоры не привели к достижению желаемого результата: Г.-А. Насер отклонил все предложения Р. Андерсона об организации прямых контактов между израильскими и египетскими представителями, недвусмысленно заявив, что после убийства короля Иордании Абдаллы опасается, что контакты с израильтянами могут стоить ему жизни. Именно неготовность Г.-А. Насера к прямым (пусть даже и тайным) контактам с израильтянами привела к срыву миссии Р. Андерсона и в конечном счете ко второй арабо-израильской войне (она началась 29 октября 1956 года).[27]

В Лондоне и Париже пришли к выводу, что дипломатические усилия неэффективны и проблема решается только лишь силовым путем. Но сочли за благо не информировать США о своих планах. США занимали сдержанную позицию: на носу были выборы, Суэцкий канал особой роли в стратегических интересах США не играл, в ослаблении влияния союзников в этом регионе были свои плюсы.

Политические стратеги в Лондоне и Париже, планируя ближневосточную войну, естественно, принимали во внимание ситуацию в Венгрии. Были уверены, что она будет работать на них.

Они ошиблись. Все получилось с точностью до наоборот.

Нужно отметить, что начинаюшийся конфликт протекал на фоне Венгерских событий. Восстание в Венгрии начинается 23 октября и из-за вмешательства советских войск приобретает характер национально- освободительного. Обновленное руководство страны солидаризируется с восставшим народом, провозглашает выход Венгрии из Организации Варшавского договора и обращается в ООН с просьбой остановить советскую агрессию. Тщетно! Москва формирует новое правительство, которое немедленно обращается к СССР с просьбой об оказании военной помощи, и помощь не заставляет себя ждать. 4 ноября сопротивление в Будапеште подавлено, правительство свергнуто.

Бои в Венгрии продолжались до 11 ноября. Точные цифры жертв советской агрессии варьируются, по разным источникам, в широком диапазоне от двух с половиной до десяти тысяч человек. Более двухсот тысяч (!) венгерских граждан бежали из страны. Потери Советской армии — шестьсот человек.

Участие Израиля рассматривалось как политическая плата за поставки оружия. Бен-Гурион, прекрасно сознававший сколь политически невыгодно оказаться в такой компании, после тяжелых раздумий все же согласился. Как он мог не согласиться? В сложившейся ситуации у Израиля и выхода другого не было.

В Израиле надеялись, что в результате военной операции в отношениях с Египтом возникнет новая ситуация, когда вывод израильских войск будет политически обусловлен. Но их надо было сначала успешно ввести. И для этого нужно было оружие, сопоставимое с тем, которым обладал Египет. И это сделала Франция. Насер поддерживал повстанцев в Алжире не только политически — он поставлял им оружие. Франция решила поддержать своего естественного союзника. Поставки французского оружия отнюдь не создавали военного баланса — они лишь позволяли несколько сократить отставание.

24 октября 1956 года высшие дипломатические и военные представители Великобритании и Франции, включая министров иностранных дел, тайно встретились на вилле в Севре около Парижа с делегацией высшего руководства Израиля, включая Давида Бен-Гуриона, Моше Даяна и Шимона Переса. Три государства пришли к взаимопониманию: Израиль в ответ на угрозы и военное давление Египта нанесет военный удар по практически ненаселенному Синайскому полуострову в направлении Суэцкого канала. Британия и Франция выдвинут ультиматум, требуя защиты канала, а затем, если борьба продолжится, что несомненно должно произойти, вторгнутся в зону канала для защиты международного водного пути. Конечной целью англичан и французов являлось создание базы в зоне канала и, если возможно, свержение Насера в ходе операции.

За день до тайного соглашения в Севре Египет и Сирия установили совместное командование над войсками египетским контролем. На следующий день к совместному военному командованию присоединилась Иордания. Жребий был брошен. Однако в этот момент произошло переплетение политических и личных драм, которое в дальнейшем осложнило течение Суэцкого кризиса. 24 октября, в день встречи в Севре, части Красной Армии вступили в Будапешт для подавления революции, разразившейся в Венгрии против советского влияния.

Операция “Мушкетер”. 29 октября 1956года Советские войска повсеместно прекращают ведение боевых действий в Будапеште. Начинается подготовка к их выводу из венгерской столицы. А в это время на Ближнем Востоке начинается операция “Мушкетер” — агрессия Великобритании, Франции и Израиля против Египта, которая сковывает руки западных держав ближневосточным кризисом. В то же время, по-видимому, западные державы тоже считают, что наступил благоприятный момент для нападения на Египет, поскольку СССР занят венгерскими событиями.[28]

В ночь с 29 на 30 октября 1956 г. Израиль начал военные действия против Египта. На следующий день Англия и Франция предъявили ультиматум, и, как и следовало ожидать, Египет его не принял. 31 октября союзники ответили бомбардировками египетских аэродромов, египетская авиация перестала существовать.

5 ноября 1956 г. был высажен десант и захвачен Порт-Саид. К Суэцкому каналу прорвались и передовые отряды израильских войск, одним из которых командовал тогда никому не известный офицер Ариель Шарон.

В тот же день, 5 ноября, Англия и Франция высадили десант на севере канала.

По сути, 5 ноября израильская кампания завершилась. Египетские войска в секторе Газа и в Синае были разгромлены, гарнизоны Шарм-аш-Шейха и острова Тиран капитулировали, Эйлатский залив был деблокирован. Забавная деталь. Пехотная бригада, взявшая Шарм-аш-Шейх, состояла из резервистов. Они были срочно демобилизованы: пора была собирать урожай — уже и так все сроки прошли.

Однако на этом успехи агрессоров закончились. Более того, события стали стремительно развиваться не в их пользу.

Египетское командование допустило ошибку, стянув все силы к Каиру, наступать на который никто не собирался. Однако и в этих условиях британские и французские войска продвигались в зоне Суэцкого канала очень медленно. Как иронически отмечал один американский журналист, их действия напоминали карательную экспедицию в колониях времен королевы Виктории.

В общественном мнении Франции и особенно Великобритании произошел резкий перелом: все, кроме коммунистов, осудили национализацию Суэцкого канала, но воевать из-за него мало кто хотел — память о крови и страданиях Второй мировой войны была еще свежа у миллионов людей.
Расстановка сил в мире также оказалась неблагоприятной для агрессоров. Советский Союз и КНР осудили агрессию и выразили готовность оказать военную помощь, включая посылку добровольцев для участия в боевых действиях.

2 ноября 1956 г. была созвана первая в истории ООН чрезвычайная сессия Генеральной ассамблеи. На первом же ее заседании была принята предложенная США резолюция с требованием прекращения огня и отвода войск. Так как агрессия продолжалась, 4 ноября Генеральная ассамблея ООН одобрила резолюцию о создании международных сил для поддержания мира на Ближнем Востоке и формировании их командования. Автор проекта резолюции — министр иностранных дел Канады Лестор Пирсон. Кстати, разработанная канадским министром Лестером Пирсоном «концепция миротворчества» (за что он в 1957 году получил Нобелевскую премию мира) остается и поныне эталоном для всех последующих подобных акций. Советский Союз при голосовании второй резолюции воздержался.

Дело в том, что 4 ноября — параллельно с первой — начала работу вторая чрезвычайная сессия Генеральной ассамблеи ООН о положении Венгрии, где СССР подвергся осуждению подавляющим большинством государств. В Москве явно опасались создания нежелательного прецедента. То, что страны НАТО решили оказывать венгерским повстанцам только пропагандистскую поддержку из-за опасения быть вовлеченными в конфликт с ядерной державой, стало известно значительно позже.[29]

7 ноября 1956 Великобритания и Франция согласились прекратить военные действия в Египте, но при этом Великобритания заявила о том, что выведет свои войска только после прибытия вооруженных сил ООН.

8 ноября 1956 года Генеральная Ассамблея ООН потребовала от Советского Союза вывести свои войска из Венгрии

С 15 ноября 1956 года в зоне канала стали размещаться «голубые каски» ООН.

К 22 декабря 1956 года Великобритания и Франция вывели свои войска из Египта, а Израиль, прибегая к различным уловкам, все же был вынужден уйти с Синая в марте 1957 года, разрушив и уничтожив всю военную инфраструктуру на полуострове.

27 декабря1956 финансируемый из средств ООН флот начинает расчистку Суэцкого канала.

Восьмидневная война 1956 года закончилась поражением Египта, который был молниеносно разгромлен, не оказав сколько-нибудь существенного сопротивления. Советские военные инструкторы зря трудились. Советское оружие, гордость ВПК, Насеру не помогло, ибо морально-боевые качества египтян оставались низкими. По большей части оно даже не превратилось в металлолом: танки, самолеты, артиллерийские установки, грузовики, военное оборудование — брошенные бежавшими египтянами, достались израильской армии в значительной мере в целости и сохранности. Был пленен эсминец, пришедший покорять Хайфу.

Человеческие потери. Убитые: Израиль — 180, Египет — 2000; пленные: Израиль — 4, Египет — 60 000.[30]

Бесславное для Великобритании и Франции завершение войны подвело черту под определенным историческим периодом в существовании этих двух стран как великих колониальных империй. Именно этот кризис, подчеркивают западные исследователи, «сделал США и СССР сверхдержавами». Вашингтон весьма убедительно показал своим союзникам, что без его ведома и, самое главное, согласия впредь любые несанкционированные им акции Запада на международной арене обречены на провал.

Между тем Израиль, казалось бы, достиг всех своих целей: гнезда боевиков были разгромлены, Эйлатский пролив деблокирован, египетская армия разгромлена, ее модернизация сорвана, войска противника больше не угрожали границам — Египет перестал быть смертельной угрозой Израилю. Сирия и Иордания вне связки с Египтом опасности не представляли. Однако в глазах мирового общественного мнения Израиль оказался накрепко связан с неоколониалистской политикой Западной Европы.

Израиль также сделал выводы из происшедшего и полностью переориентировал свою политику на США, став самым настоящим стратегическим союзником американцев в этом регионе мира.

Война продемонстрировала неэффективность действий западноевропейских членов НАТО в отсутствии заблаговременного планирования и взаимодействия вне европейской зоны ответственности. Одновременно кризис дал импульс развитию арабского национализма, утверждению на долгие годы насеровского Египта в качестве лидера антизападно настроенного Арабского Востока. И даже, несмотря на явный проигрыш на поле боя, в политическом плане Насер оказался победителем: 1 января 1957 года был издан декрет об аннулировании кабального соглашения о Суэцком канале, то есть своей цели Каир все же добился.[31]

Посути,Суэцкийкризиссталпервой“горячейточкой”советско-американского соперничества в “третьем мире”.

В 1956 году Суэцкий кризис заставил Великобританию и другие европейские страны задуматься о надежности ближневосточных поставок нефти. Сразу после этого Великобритания решила ускорить выполнение своей первой крупной ядерной энергетической программы, чтобы снизить зависимость от импортируемой нефти. Среди индустриальных держав обсуждались планы создания неприкосновенного запаса на случай перебоев в снабжении. Но озабоченность проблемой безопасности на удивление быстро улетучилась, и Европа с той же скоростью продолжала свое движение прочь от угля.

Суэц был водоразделом для Британии. Он вызвал глубокий разлом в британской культуре, а также в национальной политике и международном положении страны. Однако Суэц не стал предвестником угасания Британии, а показал очевидность уже свершившегося. Британия больше не принадлежала к высшему эшелону мировых держав. Кровопролитие двух мировых войн и раздоры в стране сильно истощили не только ее казну, но также и ее уверенность и политическую волю. Иден не сомневался, что правильно поступил в Суэце. Годы спустя лондонская “Таймс” писала об Энтони Идене: “Он был последним премьер-министром, который верил, что Британия является великой державой, и он первым стал противодействовать кризису, который доказал, что она уже не была таковой”. Это было эпитафией как империи и имперским настроениям, так и человеку.

Суэцкий кризис — подготовленные и начатые без согласования с США военные действия Великобритании, Франции и Израиля против Египта — поставил под вопрос не только дальнейшее развитие НАТО, но и вообще возможность сотрудничества атлантических стран. С целью поддержать пошатнувшуюся солидарность союзники по альянсу «ухватились» за события осени того же года в Венгрии (ввод советских войск и свержение венгерского правительства), рассматривая их как подтверждение агрессивности намерений СССР и их непосредственной опасности для Запада. Смещая акцент с суэцких событий на венгерские, руководство альянса волне успешно пыталось сгладить противоречия между союзниками, используя тезис о «советской угрозе» в качестве объединяющего фактора.

В результате положения доклада комитета «трех мудрецов» стали одновременно и ответом на новую внешнеполитическую доктрину Советского Союза, и реакцией на Суэцкий кризис и венгерские события. Советская концепция «мирного сосуществования» расценивалась западными аналитиками как уловка, тактический маневр коммунистов, преследующий цель демобилизовать Запад и осуществить «экспорт революции» в развивающиеся страны. В связи с этим странам НАТО рекомендовалось сохранять бдительность, имея дело с подобного рода новой формой «проникновения» коммунизма.

События 1950-х годов в Восточной Европе рассматривались как доказательство того, что в определенных обстоятельствах СССР готов без смущения использовать военную силу. Отмечалось, что изменения в советской политике после смерти Сталина не уменьшили потребность в коллективной обороне Запада, а наоборот, поставили альянс перед новым вызовом.

Стремясь не допустить роста разногласий в политике стран НАТО, авторы доклада отмечали необходимость введения в действие механизма политических консультаций. Подчеркивалось, что подобные консультации не были только взаимным информированием. «Они не просто позволяют Совету НАТО знать о решениях, принятых каждой из стран. ...Они подразумевают коллективное обсуждение проблемы на самых ранних этапах формирования политики — до того, как будут выработаны позиции отдельных стран». Параллельно отмечалось, что «НАТО может играть роль сдерживающего фактора только в том случае, если политическое и экономическое сотрудничество между союзниками будет тесным и согласованным. Союз, в котором все члены игнорируют интересы друг друга, ...не может быть эффективен ни для сдерживания, ни для обороны».

Доклад комитета «трех мудрецов» заложил основные принципы сотрудничества атлантических стран в политической и экономической областях. Он был нацелен, прежде всего, на преодоление кризиса в отношениях между союзниками. Для укрепления их сплоченности был введен в действие механизм политических консультаций по самым важным, ключевым вопросам. Придание изначально военному союзу такого рода полномочий должно было не только расширить его функции, но и уберечь его от внутренних разногласий путем предварительного согласования позиций стран-участниц.

Израиль вывел свои войска из Синая в январе 1957 г., получив международные гарантии о свободе судоходства по Суэкому каналу и др. и размещения на полуострове сил ООН. Но и они не смогли предотвратить новую войну.

В 1958 году Египет сумел убедить Советский Союз финансировать строительство Асуанской плотины, и это прибавило Насеру лавров. В этом же году, в ответ на великий призыв Насера, Сирия присоединилась к Египту, образовав Объединенную Арабскую Республику, это был первый шаг по осуществлению его мечты панарабизма. Это очевидное слияние угрожающе соединило две страны, которые, благодаря Суэцкому каналу в Египте, а также саудовским и иракским трубопроводам в Сирии, господствовали над путями транзита ближневосточной нефти. Насер был, по крайней мере теоретически, способен единолично нарушить эти поставки или даже задушить их. Для того, чтобы противостоять тому, что британский посол в Ираке назвал “мертвой хваткой”, были проведены переговоры о быстром строительстве иракских трубопроводов к Персидскому заливу, а также экспортного терминала Фао на его побережье. Но ситуация в регионе и самом Ираке изменилась от плохой к почти катастрофической.

Египет, хотя и не был экспортером нефти, но Насер использовал встречи с представителями добывающих арабских стран для прямого вмешательства в нефтяную политику. Он хотел пробудить и сформировать общественное мнение, делая упор на вопросы суверенитета и борьбы против “колониализма”, и утвердить свое влияние над нефтью и странами Персидского залива. Это был как раз тот случай, когда “неимущий” искал способ улучшить свое положение с помощью денег “имущих”.

На тайном совещании арабских нефтяных экспертов в Египте весной 1957 года делегаты предложили построить свое нефтеперерабатывающее производство, заложить арабский танкерный флот и проложить арабский трубопровод к Средиземному морю.

Нефть, заявил Абдулла Тарики из Саудовской Аравии, “является самым сильным оружием, которым владеют арабы”. И для того, чтобы как-то отметить растущее осознание собственной силы, они нашли время посмотреть и отпраздновать проход первого танкера через Суэцкий канал после начала его работы под неоспоримым египетским контролем.

Насер превращался в лидера арабского мира, но до мира было далеко.

Начиная с 1958 года, экспорт возрастал и стал главным фактором на мировом рынке — “силой, с которой следует считаться в международной нефтяной отрасли”, — сообщало Центральное разведывательное управление США. Советский Союз был готов снова взять на себя роль крупного поставщика нефти на Запад, которую Россия играла в девятнадцатом веке. Он искал любых покупателей и снижал цены, чтобы привлечь их. В Вашингтоне это называли “советским экономическим наступлением”. На совещании кабинета министров в 1958 году Аллен Даллес, директор ЦРУ, предупреждал: “Свободный мир находится перед лицом достаточно опасной способности Советов внести хаос в установившиеся рынки”

Крик, разнесшийся эхом в августе 1859 года по узким долинам западной Пенсильвании, о том, что сумасшедший янки, полковник Дрейк, нашел нефть, положил начало нефтяной лихорадке, которая так и не прекратилась. И впоследствии, во времена войны и мира, нефть приобретет способность создавать или разделять нации, и станет определяющим фактором в великих политических и экономических битвах двадцатого столетия.

Операция «Пеницилин». После Суэцкого кризиса арабские страны сделали выводы относительно строительства своих вооруженных сил, и здесь не последнюю роль сыграл Советский Союз, который активно поставлял арабам вооружение и военную технику. Уже в начале 1960-х годов в арабских странах появился новейший истребитель МИГ 21. Естественно, такое событие не могло пройти мимо израильской разведки «Моссад» (Институт разведки и специальных задач, так официально называется израильская секретная служба «Моссад»).

Апрель 1965 года. Командующий израильскими ВВС генерал Эзер Вейцман (до недавнего времени — президент Израиля) вызвал к себе шефа «Моссада» Меира Амита.
— Меирке! — сказал он без всяких предисловий. — Мне нужен живой МиГ-21.
— А я был бы непрочь выиграть первый приз в лотерею… Но генерал не шутил.
— Это новейший самолет. От него может быть много бед…

Здесь необходимо напомнить, что в 1961 году Москва в обстановке максимальной секретности начала поставлять МиГ-21 арабским странам. К моменту прихода в марте 1963 года Амита в «Моссад» истребители этого типа входили в состав воздушных сил Египта, Сирии и Ирака. Западным странам ничего о них известно не было. Для израильских ВВС было жизненно важно знать о МиГе все — скорость, вооружение, маневренность, оборудование, управление. Только при этих условиях израильские летчики могли научиться противостоять ему. Москва отдавала себе отчет в том, что, разместив МиГ-21 за пределами СССР, она рискует. Поэтому летчиков для них отбирали очень придирчиво: только самых лучших и преданных. Тем не менее, Израиль уже предпринимал неоднократные попытки обзавестись новейшей машиной, составлявшей главную ударную силу Египта, Сирии и Ирака, которые закончились безрезультатно.

И все же «Моссад» сумел найти ключи к капитану иракских ВВС Мунир Редфа.

15 августа 1966 года капитан Мунир Редфа, поднявшись в воздух в 7-30 утра, капитан взял курс на восток, затем резко изменил его, и на низкой высоте пересек границу с Иорданией. Ни иракские, ни иорданские службы ПВО не обнаружили нарушителя. Над северным районом Мертвого моря его уже ждал самолет Рана Пеккер-Ронена. «Мираж» проводил МиГ-21 до базы в Хацоре. Его колеса коснулись взлетно-посадочной полосы в 7-55. Весь полет продолжался 25 минут. В тот же день, как только о дерзком побеге стало известно в Ираке, были арестованы несколько офицеров — командиров капитана Редфы. После недолгого разбирательства их всех расстреляли. Сам же Мунир Редфа был принят в Израиле как герой. Его доставили на вертолете в тель-авивский аэропорт Сде-Дов, где находились премьер-министр Леви Эшкол, начальник генерального штаба Ицхак Рабин, командующий ВВС Мордехай Ход и шеф «Моссада» Меир Амит. Иракского летчика сразу представили журналистам на срочно собранной пресс- конференции. Здесь же было продемонстрировано письмо, якобы написанное пилотом.

В скором времени специалисты из израильских и американских ВВС сумели раскрыть «тайны» МиГ-21. Это обстоятельство весьма помогло израильским летчикам в ходе «шестидневной войны» в июне 1967 года, когда им приходилось сражаться против египетских, сирийских и иракских МиГов.

Мунир Редфа стал пилотом частной нефтеперерабатывающей кампании на нефтепромыслах в Синае. Он получал приличную зарплату и солидное пожизненное пособие. Короче, был вполне счастлив и доволен жизнью. Увы, его удовлетворенность не разделялась близкими. В отличие от самого Редфы, ни его жена, ни дети так и не смогли адаптироваться в Израиле. Они чувствовали себя чужими, забрасывали «Моссад» бесчисленными жалобами и требованиями. В 1969 году Редфа, поддавшись давлению семьи, обратился к руководству секретной службы с просьбой о переезде в другую страну. Вскоре семье Редфы было предоставлено тихое и спокойное убежище. В стране также немало обязанной иракскому летчику. Там он и прожил до конца своей жизни. Некоторые зарубежные авторы утверждают, что Мунира Редфу к бегству склонила красивая еврейка американского происхождения, работавшая на «Моссад». В действительности иракского летчика склонил к бегству Джозеф Максу — слуга, работавший в их доме…[32]

Израильтяне продолжали совершенствовать боевую выучку и потихоньку готовиться к новой войне.

Вторая арабо-израильская война. (Шестидневная война). 5 июня 1967 года между Израилем и соседними арабскими странами началась война, длившаяся шесть дней и в значительной степени изменившая характер ближневосточного конфликта. На юге Израиль отвоевал у Египта сектор Газа и Синайский полуостров, а на севере у Сирии — Голанские высоты. У Иордании он отобрал восточный Иерусалим и Западный берег.
Уже в первый день войны мощные военно-воздушные силы Египта были выведены из строя израильской авиацией, разбомбившей египетские самолеты на земле в ходе превентивного удара.

Война началась 8.45 5 июня 1967 года превентивным ударом израильских ВВС по 16 аэродромам противника. Полная неготовность египтян к отражению удара привела к огромным потерям: было уничтожено около 270 самолетов. Израильтяне потеряли около 50 машин, из них 35 от огня зенитной артиллерии. С 6-го числа основные усилия были переключены на поддержку сухопутных войск на Синайском полуострове, а с 9-го июня — и на Сирийском фронте.

После вывода из строя египетских ВВС израильские сухопутные войска под командованием генералов Израэля, Таля, Абрахама Йоффе и Ариэля Шарона двинулись в Синайскую пустыню. Когда Насер и Амер поняли, что ситуация безнадежна и без прикрытия с воздуха их танки и пехота на Синае стали легкой мишенью для израильских ВВС, они собрали членов Совета Революционного командования. Амер спросил каждого из них, считает ли он необходимым отступление из Синая. Все единодушно высказались за отступление. Тогда Амер позвонил начальнику штаба Фавзи и просил его разработать план отступления войск на западный берег Суэцкого канала.

Начальник штаба Фавзи подготовил план отступления, рассчитанный на 3 дня и 3 ночи, который Амер одобрил. Но к тому моменту, когда Фавзи прибыл, чтобы вручить свой план полевым командирам, Амер уже позвонил генералу Салаху Мохсену, приказав ему выступить до рассвета. Известие об этом приказе вызвало панику и хаос в египетской армии. Началось паническое бегство солдат в направлении Суэцкого канала. Узнав о беспорядочном отступлении египтян, израильтяне устремились за ними в погоню.

Как свидетельствует очевидец, “тысячи египетских танков и другая техника были атакованы с воздуха и земли и уничтожены. Они горели. Это была ужасающая иллюминация. Египетская армия не смогла вывести свою технику из Синая. Большинство солдат выбиралось оттуда пешком. Они шли через пески, и не всем удалось дойти до Суэцкого канала”.[33]

Площадь территории, контролируемой Израилем, удвоилась. Победа возвестила новую эру уверенности и оптимизма среди израильтян и их сторонников.

8 июня, после четырех дней с начала боев, король Хусейн информировал генерального секретаря ООН о своем согласии на прекращение огня, о чем принял решение Совет Безопасности.[34]

К этому времени сражения окончились и на египетском фронте. Египетская армия была разгромлена. 9 июня вечером Насер выступил по каирскому телевидению. Заявив, что он, а не кто другой, отвечает за все случившееся, Насер подал в отставку.[35]

Это было явное политическое шоу, хитроумный маневр, рассчитанный на получение мандата от народа после позорного поражения Египта в “шестидневной войне”. Разумеется, последовали многотысячные демонстрации с требованием остаться, и Насер взял свое заявление об отставке обратно и якобы “под давлением масс” вернулся к исполнению обязанностей президента.

Единственным арабским государством, которое, казалось, не было побеждено в этой войне, была Сирия. Советник президента США Джонсона М. Банди сказал израильскому министру иностранных дел А.Эбану: “Разве не странно, что страна, сделавшая больше других для разжигания войны, оказалась единственной страной, вышедшей из войны без потерь?”.[36]

Однако после разгрома египетской и иорданской армий министр обороны Израиля М.Даян позвонил генералу Д.Элазару и приказал захватить Голанские высоты. Сражение продолжалось всю ночь, а наутро израильские войска, овладев Голанами, уже готовы были двинуться на Дамаск, до него оставалось 40 км. В Кунейтре началась паника, сирийцы бежали. ООН и Вашингтон продолжали давить на Израиль. Несмотря на нажим Вашингтона и ООН, М.Даян решил извлечь выгоду из этого отступления сирийцев и не отдавал приказ о прекращении огня. “Двигайтесь вперед, — инструктировал Даян своих генералов. — Взятие Кунейтры даст Израилю лучший контроль над Голанами и принесет нам ошеломляющую победу над сирийской армией”.[37]

10 июня в 2.40 израильтяне захватили Кунейтру. Сразу же израильский представитель в ООН получил указание сообщить, что Израиль согласен на прекращение огня.

Интересная деталь, в ход войны на Ближнем Востоке энергично вмешалась Москва. СССР разорвал дипломатические отношения с Израилем и выразил надежду, что президент Джонсон не позволит израильским войскам захватить Дамаск.

На Вашингтон и на Тель-Авив большое впечатление произвело содержавшееся в послании А.Н.Косыгина Джонсону предупреждение о том, что СССР “предпримет необходимые действия, включая военные”, чтобы остановить продвижение Израиля к Дамаску.[38]

Всего в ходе войны 1967 г. оккупировал Голанские высоты (1150 кв.км.), Западный берег реки Иордан (5878 кв.км.) и сектор Газа (363 кв.км). Площадь территории, контролируемой Израилем, удвоилась. Победа возвестила новую эру уверенности и оптимизма среди израильтян и их сторонников. Резолюция №242 Совета Безопасности ООН, подчеркнув “неприемлемость приобретения территорий в ходе войны”, призывала к “выводу израильских сил с территорий, захваченных в ходе недавнего конфликта”.

Согласно данным ООН, в результате войны лишились домов еще 500тыс палестинцев, бежавших в Египет, Сирию, Ливан и Иорданию.

Интересная деталь перевооружение египетской и сирийской армий вселила в арабов надежду на возможность победы над Израилем, но как видим их надежда не оправдалась.

Вторая арабо-израильская война 1967 г. полностью ее развеяла. Арабские армии потерпели сокрушительное поражение и, если бы не второй по счету советский ультиматум, израильские войска могли бы занять Каир и Дамаск. Но и без этого израильские войска на востоке освободили весь Иерусалим, всю Иудею и Самарию и вышли к реке Иордан, на севере — заняли часть сирийской территории (Голанские высоты и район города Кунейтры), на юге — не только выбили египетскую армию из Газы, но и заняли весь огромный (в несколько раз превосходящий Израиль по площади) Синайский полуостров.

Такой результат войны был предсказан за два года до ее начала президентом Туниса Х. Бургиба, который весной 1965 г. совершил турне по противостоящим Израилю арабским странам. Он предложил их правительствам начать переговоры с Израилем о мире. Его демарш вызвал негативную реакцию не только со стороны арабских правительств, но и всей арабской общественности. Теперь после разгрома своих сил президент Египта Насер и король Иордании Хусейн заявили o готовности пойти на мир с Израилем. Против этого выступили руководство Сирии, король Саудовской Аравии Фейсал и правительство СССР.

Им удалось склонить Насера к продолжению военной конфронтации с Израилем. За это король Фейсал согласился взять на себя финансирование военных усилий Египта и Сирии, а прибывший в Египет специальный представитель Л.И. Брежнева Н.В. Подгорный обещал от имени советского правительства поставки такого количества военной техники и вооружения, которое полностью компенсировало бы потери египетских вооруженных сил.

Немалое влияние на решение Насера оказала и позиция Израиля, который отнесся к предложению о заключении мира прохладно. Это и понятно, поскольку его принятие означало бы отказ от идеи «Великого Израиля» в тот момент, когда уже 80% его территории оказалось под израильским контролем. Пойти на это ни один израильский политический деятель после быстрой и почти бескровной победы не мог, особенно если учесть тот факт, что арабы увязывали заключение мира с выполнением Израилем резолюции Совета Безопасности ООН № 242 от 22 ноября 1967 года. Согласно ей Израиль должен был освободить захваченные в ходе войны территории.

Однако открыто заявить о своем непринятии данной резолюции израильское правительство не хотело. Когда Египет и Иордания заявили о согласии с ней, а Сирия ее категорически отвергла, то Телль-Авив предпочел маневрировать, не говоря ни да, ни нет. Вместе с тем Израиль подчеркнул, что возвращение к линиям перемирия, существовавшим до 1967 года, в принципе невозможно — они не обеспечивают безопасность страны. Данное утверждение не было лишено оснований, поскольку на одном из участков линия перемирия находилась на расстоянии 20 км от тогдашней столицы Израиля Тель-Авива — в радиусе действия систем артиллерийского огня.

Сокрушительное поражение арабских армий привело к реанимации еврейско-палестинской (точнее, израильско-палестинской) военно-политической конфронтации. Возможность этого была обусловлена начавшейся во второй половине 1950-х годов политической консолидацией палестинских арабов. Ее результатом стало возникновение в 1963 г. Организации освобождения Палестины (ООП) Такое название было принято в марте 1965 года, а до этого использовалось другое — «Палестинское единство».[39]

В результате войны 1967 г. возникли три категории палестинских арабов. Представители одной категории — палестинские беженцы, покинувшие свои дома в ходе (войны 1948-1949 гг. — живут в различных странах за пределами Израиля. При этом большинство палестинских беженцев 1947-1949 гг. осело именно на территориях, завоеванных Израилем в ходе Шестидневной войны: на Западном берегу Иордана и в Газе. Сто с лишним тысяч палестинцев, оставшихся на территории Израиля, получили израильское гражданство, а после отмены в декабре 1966 г. режима военных администраций — и более или менее полные гражданские права.

Согласно различным оценкам в сентябре 1967 г. на оккупированных территориях проживало около 1 млн арабских жителей: 600 тыс. человек — на Западном берегу реки Иордан, 70 тыс. — в Иерусалиме и 350 тыс. — в Газе. 120 тыс. палестинских арабов бежали с контролируемых территорий. Согласно решению израильского правительства от 2 июля 1967 г. им было позволено вернуться в свои дома до 10 августа (впоследствии этот срок был продлен до 13 сентября), однако лишь 14.тыс. человек воспользовались этим правом.[40]

Всего за шесть дней израильские войска овладели огромными территориями, при этом число жертв с израильской стороны было намного ниже, чем с арабской: в Синае и в Газе погибли 338 израильтян и не менее 9 800 египтян, на Голанских высотах — 141 израильский и не менее 500 сирийских солдат, на иорданском фронте -300 израильских и 800 иорданских солдат17. Израильские ВВС потеряли 46 самолетов, арабские страны, участвовавшие в войне, — 452.[41]

Шестидневная война имела серьезные последствия не только для Израиля и арабских стран, но и для двух сверхдержав — США и СССР, преследовавших свои собственные интересы на Ближнем Востоке. Как писали Р. и У. Черчилль, “победа Израиля означала крупное поражение не только для арабского мира, но и Советского Союза”.

На протяжении двадцати лет СССР старался свести к минимуму военное, политическое и экономическое влияние западных стран на Ближнем Востоке, и прежде всего влияние США. В свое время это послужило причиной того, что Советский Союз одним из первых признал государство Израиль. Однако начиная с 1955 г. внешняя политика СССР была переориентирована на поддержку арабских стран. Ущерб, нанесенный Советскому Союзу сокрушительным поражением арабских стран, как с экономической точки зрения, так и с точки зрения престижа превосходил по своим масштабам негативные последствия кубинского кризиса.[42]

Израильское руководство принимает решение о нераспространении на новые территории своей юрисдикции. В результате сложилась беспрецедентная в мире правовая коллизия: под контролем еврейского государства оказываются земли, которые даже с израильской точки зрения не являются его частями, а 90% их населения не имеют израильского гражданства. Свою юрисдикцию Израиль распространил только на Голанские высоты (1981 г.) и Восточный Иерусалим, а его гражданами стали еврейские поселенцы Иудеи, Самарии и сектора Газа.

Появлениетерриторий.НанесениеИзраилем,такназываемогопревентивного удара в 1967году, которая привела к оккупации земель 1967 года, возник как преломление в реальность убеждения израильской элиты в том, что война ведется молниеносными танковыми ударами. Территории, то есть совокупность того, что сейчас именуется сектором Газа и Западным берегом, плюс Голанские высоты, представляет собой идеальную систему плацдармов, которая позволяла покончить с Израилем одним скоординированным ударом арабской авиации и танков. Даже при тогдашнем состоянии арабских армий — слабовооруженных и обученных в основном государственным переворотам — скоординированный удар означал бы для Израиля ликвидацию. Невозможность использовать всю мощь израильской армии одновременно на трех фронтах была бы неминуемым поражением. Призрак именно такого «окончательного решения» определял израильскую внешнюю политику до конца XX века и привел к появлению израильского ядерного оружия и оккупационной администрации на Территориях. Однако мир, который формировался на базе военной силы, был непрочным и таил в себе непредсказуемые процессы. Сразу после окончания Шестидневной войны началась эйфория: многие были уверены, что теперь-то арабы убедились в невозможности уничтожить Израиль и не сегодня-завтра сядут за стол мирных переговоров.

Однако эти иллюзии вскоре рассеялись: в августе того же 1967 г. конференция арабских государств в Хартуме сформулировала “ответ сионизму” в виде трёх “нет”:

  • не признавать Израиль;
  • не вести с ним переговоры;
  • не подписывать мира.


Более того, в апреле 1968 г. началась серия вооружённых инцидентов на границе с Египтом, названная «войной на истощение». И только в августе 1970 г. было подписано перемирие.

Прелюдия к войне: война на истощение. Ближневосточные войны сместили театр войны и в Средиземное море, которое стало одним из таких наиболее важных в стратегическом и военно-политическом отношениях театров, где с начала 1960- х годов и до конца холодной войны требовалось действовать наиболее мощным по боевым возможностям силам боевой службы ВМФ, являлось. Именно для управления силами боевой службы на этом театре и было сформировано в июне 1967 году (приказ главнокомандующего ВМФ № 0195 от 14 июня 1967 года) первое в истории нашего флота оперативное соединение 5-я эскадра кораблей ВМФ — так звучало ее полное наименование в директивных документах по формированию (впоследствии в официальных флотских документах ВМФ она именовалась 5-й эскадрой ВМФ, а неофициально и в обиходе ее стали называть Средиземноморской). Эскадра по подчиненности замыкалась непосредственно на главнокомандующего и Главный штаб ВМФ с управлением через Центральный командный пункт (ЦКП) ВМФ.[43]

Задачи эскадры в общем плане их постановки: защита наших государственных интересов в регионе, поддержка внешнеполитических решений и акций правительства, противодействие (своего рода противовес) 6-му флоту США в его агрессивных притязаниях в регионе, а также ВМС других стран НАТО и недружественных нам государств, поддержка и военная помощь союзникам и дружественным странам.

С конца 1967 года по июль 1972 года в Египте на аэродроме Каир-Вест базировалась эскадрилья нашей военно-морской авиации. Первоначально в нее входили 8–10 разведывательных самолетов Ту-16, а также 4–6 самолетов Ан- 12 и Ан-24. С 1970 года состав эскадрильи был усилен 6–8 противолодочными самолетами Ил-38 и Бе-12 с базированием на аэродром Матрух.

В 1969 г. на Ближнем Востоке израильская авиация возобновила активные боевые действия и нанесла внезапные сосредоточенные удары по группировкам средств ПВО Египта в зоне Суэцкого канала. За господство в воздухе над ним развернулась ожесточенная борьба, основной вклад в которую в 1970 г. внесли зенитные ракетные войска.
Основу противовоздушной обороны Египта к 1969 г. фактически составляли зенитные ракетные войска. Первоначально на вооружении частей ЗРВ ОАР (Объединенной Арабской Республики — так тогда назывался Египет) находились ЗРК СА-75МК “Двина”, а с середины 1970 г. — также комплексы С-75 “Десна” и С-125 “Печора”. Зенитная ракетная бригада ПВО ОАР состояла из четырех-восьми зенитных ракетных и одного-двух технических дивизионов. Организационно зрбр входили в состав дивизий ПВО. Дивизионы занимали стартовые позиции полевого типа с обваловкой кабин станций наведения ракет (СНР) и пусковых установок (ПУ); запасные позиции для них не выбирались и не оборудовались, что исключало возможность маневра.

Таким образом, группировка ЗРВ на Суэцком канале в 1969 году не была готова к отражению налетов авиации Израиля, так как не учитывала возможность подхода самолетов противника на малых высотах с разных направлений и высокую плотность налетов. Она не только не могла решить задачу прикрытия объектов, но и не была готова к самообороне, требуя собственного прикрытия прежде всего от ударов с малых высот.Вследствие отсутствия должной маскировки и длительного стояния дивизионов ЗРВ ОАР на одних и тех же позициях командованию Израиля удалось вскрыть зенитно-ракетную группировку противника, определить ее слабые места и в течение пяти дней (с 20 по 24 июля 1969 г.) нанести удары по стартовым позициям шести его зрдн, часть из которых была полностью выведена из строя. Зенитные пулеметные установки ЗПУ-2 и ДШК, которыми располагали последние, открывали огонь, как правило, с опозданием и эффективного прикрытия дивизионов не обеспечивали.
Ход боевых действий, сложившихся неудачно для войск ОАР, подтвердил крайнюю необходимость срочного проведения ряда мероприятий, направленных на радикальное повышение боеспособности сил и средств противовоздушной обороны.[44]

В ходе боевых действий в зоне Суэцкого канала получили широкое применение также зенитные самоходные установки ЗСУ-23-4. Организационно они входили в состав взвода ПВО зенитного ракетного дивизиона, и в условиях ОАР впервые были применены для прикрытия стартовых позиций. Во взводе ПВО имелись три ЗСУ-23-4. В группировке ЗРВ, находившейся в зоне Суэцкого канала, прикрытие каждого дивизиона осуществлялось силами шести ЗСУ-23-4, каждая из которых разворачивалась на удалении 300—800 м от центра стартовой позиции зрдн. Для повышения надежности прикрытия и действия ЗСУ-23-4 из засад часть их выдвигалась в сторону наиболее вероятного направления налетов вражеской авиации на удаление до 3—5 км от СП. Кроме того, широко использовались отделения ПЗРК «Стрела-2».

Командование вооруженных сил ОАР понимало, что в условиях продолжающихся налетов израильской авиации необходимо усиление группировки сил и средств ПВО, а также совершенствование тактики борьбы с воздушным противником.

Справка. Объединенная Арабская Республика образована в 1958 г. Египтом и Сирией, которая в 1961 г. вышла из состава ОАР. Оставшийся в этом объединении единственным членом, Египет десять лет спустя (1971 г.) приобрел новое, современное наименование — Арабская Республика Египет (АРЕ).

Напомню, что в 1969 г. на Суэцком канале для прикрытия сухопутных войск и военных объектов в районах городов Порт-Саид, Исмаилия и Суэц были развернуты две зенитные ракетные бригады СА-75М (7 дивизионов). С июля 1969 по март 1970 г. зенитные ракетные дивизионы провели 36 стрельб и сбили 8 израильских самолетов (эффективность 0,22, средний расход по 9,1 ракеты на один сбитый самолет).

Начало70-хгодов —это своего род абыла раскачка перед чем-то неизведанным. Поступивший на вооружение Советской армии ЗРК «Куб» успешно осваивался зенитными полками мотострелковых (танковых дивизий) в 184 УЗРЦ (г.Кунгур, Пермской области).

Военное руководство Советского Союза понимало, что прикрыть от ударов с воздуха войска могут только мобильные ЗРК и выбор был сделан в пользу ЗРК “Куб”. Перевооружались зенитные артиллерийские полки С-60 мсд (тд). Первым полком прошедшим переучивание был зенитный ракетный полк 120 мсд (БВО), командир полка подполковник Перский Игорь Николаевич, который уже в 1969 году участвовал в показных учених “Тюльпан” на Эмбинском полигоне. Автор этих сторок и майор Лебедев Г.Г. (ВНГ КВАИУ) участвовали в этом учении.

184 учебный зенитный ракетный центр работал с полной нагрузкой. В 1970 году переучился 102 зрп 128 мсд ПриКВО, 716 зрп 24 Железной мсд.

Интересная деталь, что формирующийся 102 зрп имел численность личного состава 525 человек, вместо 487, которые насчитывал зенитный артиллерийский полк С-60. Слаживание полка осуществлялось на Чебаркульском полигоне (2042 км от Москвы). Преподаватели майоры Болдырев И.Д., Борисов В.Н., Маначинский А.Я., Сургутанов Н.А, Черемисов В.Н. проводили зантия в две смены. Активная работа по реальным целям быстро дала результаты. КП полка и зенитные ракетные батареи показывали хорошую выучку.

Переучивание шло полным ходом. Автор этих строк в то время прибыл в УНВ ПВО СВ и понял, что начинается идет не только переучивание своих полков, но и начинается и продажа ЗРК «Куб» странам Ближневосточного региона. Автору пришлось отрабатывать документацию на экспортный вариант ЗРК «Куб» в мае 1972 года.

Как утверждает бывший заместитель командира 102 зрп по вооружению подполковник Церковный А.П. численность полка при отправке в Египет была увеличена до 900 человек. Зенитные ракетные батареи были усилены средствами непосредственного прикрытия взводом с тремя ЗСУ 23-4 и добавлено еще одно отделение ПЗРК “Стрела-2М“. Зенитная ракетная батарея стала зенитным ракетным дивизионом.

Всего же на усиление полк получил 18 ЗСУ 23-4 и 6 отделений ПЗРК “Стрела- 2М”.

10 марта 1972 года последний эшелон 102 зрп покинул Сваляву и ушел в Николаев, где в порту Октябрьский была осуществлена погрузка на транспортное судно, которое вышло в Египет.

Нужно отметить, что это был первый полк войсковой ПВО ушедший в полном составе укреплять воздушный щит Египта. Могу сказать, что мне довелось с офицерами 184 УЗРЦ майорами Борисовым В.Н., Кравчиной Е.И., Черемисовым В.И.и подполковником Болдыревым И.Н. проводить слаживание полка в условиях реальных полетов авиации на Чебаркульском полигоне (2042 км от Москвы). Наше мнение было достаточно высоко об уровне слаженности полка. После получения боевой техники и выполнения учебно-боевых стрельб полк получил оценку “хорошо” и был отправлен в место постоянной дислокации. Полк постоянно находился под пристальным взглядом командования ПриКВО и начальника войск ПВО округа генерал-майора Андерсена Ю.А. и когда возник вопрос кого посылать, то без колебаний было решено отправить 102 зрп.

В марте 1971года 102 зрп (командир полка-подполковник Мордовин А.Д.) занял позиционный район в район Асуанской плотины, где стал на боевое дежурство. Взаимодействовал с двумя египетскими дивизиона С-75. Командный пункт был совмещенный с египетским, заместители командира полка поочередно несли дежурство через двое суток на третьи.

В задачу полка входила задача прикрыть не только плотину, но и авиабазу. На эту базу прилетали даже самолеты разведчики ТУ-16Р, из Североморска.

Нужно отметить, что в начале 1972 года начал работать по переучиванию полков стран Ближнего Востока УЗРЦ в Марах. Одним словом шло планомерное наращивание потенциала ПВО арабских стран.

Шестидневная война 1967 требовала отмщения, а для этого нужно было эффективная ПВО. Разработанная в Москве операция «Кавказ» должна была реабилитировать арабов в глазах мировой общественности.

Операция «Кавказ» проводилась в строго секретной обстановке. После тайного визита в Москву президента Египта Гамаль Абдель Насера в начале декабря 1969 года на основе достигнутых советско-египетских договоренностей было принято закрытое решение Политбюро ЦК КПСС об оказании военной помощи этой стране в ее войне с Израилем путем создания там Оперативной группировки советских войск. В нее должны были войти зенитно-ракетная дивизия, авиационная и военно-морская группы.

В конце декабря 1969г оперативная группа из 10 генералов и офицеров во главе с маршалом Батицким с аэродрома Чкаловский вылетела в Египет на рекогносцировку местности. В течение нескольких суток в сопровождении главного военного советника министра обороны АРЕ генерал-полковника Ивана Катышкина группа в Аравийской пустыне выбрала места для будущих позиций наших дивизионов. 2 января 1970 года об итогах этой работы было доложено египетскому руководству. Командир 18-я особой зенитно-ракетной дивизии генерал-майор Алексей Григорьевич Смирнов (бывший командир 11-й Днепропетровской дивизии ПВО) был представлен президенту Насеру. На встрече тогда присутствовал и вице-президент Анвар Садат.

Каждая бригада состояла из 8 дивизионов ЗРК С-125 «Печора» по 4 пусковые установки в каждом. Кроме того, каждому дивизиону был придан взвод прикрытия в составе четырех ЗСУ «Шилка» и отделение ПЗРК «Стрела-2». В состав дивизии входил и Центр РЭБ, возглавляемый подполковником Акрамом Исмаковым. Всего около 10 тысяч человек. Соединение замыкалось на старшего по ЗРВ генерал- майора Льва Громова. Старшим по ВВС был генерал-майор авиации Григорий Дольников. Они в свою очередь подчинялись главному военному советнику.

Погрузка частей дивизии осуществлялась в порту Октябрьский.Первым ушел в Египет сухогруз «Роза Люксембург», а последним — «Дмитрий Полуян». Всего было задействовано 16 транспортов Министерства морского флота СССР. Официально, по легенде, как, кстати, в свое время и на Кубу, перевозилась «сельхозтехника». Только после прохождения проливов Босфор и Дарданеллы капитаны судов узнавали конечную цель маршрута — порт Александрия.

Первые наши подразделения и части прибыли в Египет 5 и 8 марта 1970 года. Позиционные районы зенитных ракетных дивизионов оборудовались в инженерном отношении. Каждое КП и стартовая позиция были рассчитаны на прямое попадание 500-килограммовой авиабомбы. На каждый зрдн были подготовлены одна-две запасные позиции. Некоторые стартовые позиции оборудовались как ложные с использованием макетов и кочующих СРЦ П-12. Каждый зрдн имел средства непосредственного прикрытия (МЗА, ЗСУ-23-4). Для совместных действий с зенитными ракетными дивизионами было выделено восемь полков ЗА различного калибра, два батальона (20 взводов) ПЗРК “Стрела- 2”, двенадцать установок ЗСУ-23-4 “Шилка”, шестнадцать зенитных пулеметных рот.

18-я особая зенитно-ракетная дивизия имела задачу было прикрыть от воздушных атак противника крупных административно-хозяйственных и промышленных центров. Для этого она в составе три зенитных ракетных бригады.

Исходя из этого три бригады были сосредоточены в районе Каира, где в скале, недалеко от национального исторического музея, находились КП дивизии и войск ПВО Египта. На первых порах в состав дивизии была включена четвертая бригада пятидивизионного состава под командованием полковника Шумилова, прикрывавшая Александрию, которая позже была расформирована. Кроме того, одна группа из двух дивизионов на юге прикрывала Асуан, а другая на севере — порт Мерса-Матрух. Там же дислоцировались отдельные эскадрильи морских разведчиков на самолетах Ту-16П. Две советские истребительные авиационные бригады (так они именовались по египетской терминологии) на МИГ-21МФ прикрывали северное побережье Средиземного моря, Каир и Асуан.

Уже 13 марта 1970 года первыми на боевое дежурство заступили дивизионы подполковников Кутынцева и Кириченко.

Целью советской операции “Кавказ” в Египте в начале 70-х было всего лишь спасение режима Насера, бессильного перед массированными налетами израильских ВВС. Благодаря «Кавказу» израильтяне к августу 1970-го потеряли половину боевых самолетов, пойдя на перемирие.

Потеряв в ходе «войны на истощение» к августу 1971 года до 50 процентов своего авиационного парка, Израиль через США предпринял шаги к поиску мира. Вступил в силу американский «план Роджерса», предусматривавший установление с 7 августа 1970 года перемирия сроком на три месяца. Но и в дальнейшем наши дивизии (а после нас, начиная с февраля 1971 года, в АРЕ побывали еще два состава соединения) боевых действий, вплоть до полного вывода советских войск и советников из этой страны в июле 1972 года, уже не вели.[45]

В сентябре Насер внезапно умер. Президент Египта Анвар Садат, сменивший в сентябре 1970 года Гамаля Абдель Насера, не был другом СССР. Не хотел он и славы предшественника: постоянное состояние войны и “арабский социализм” надоели новой египетской элите. С перспективами советской помощи тоже было туманно -- в СССР косыгинские реформы не пошли, ведь нефтедолларов при тогдашней цене 2--3 долл. за баррель не было еще и в помине.

Садат действовал решительно: разгромил египетских сторонников СССР, тут же успокоил “советских друзей”, подписав с Москвой договор о дружбе в мае 1971 года. Затем, не добившись от Брежнева непомерных военных поставок, Садат оскорбительно для великой державы выдворил весь советский 17-тысячный контингент из Египта в течение недели летом 1972 года.

В это же время был выведен и 102 зрп «Куб», который и прибыл в место постоянной дислокации г. Сваляву. Кстати, из боекомплекта полка при погрузке исчезла ракета 3М9, поиски ничего не дали, что впоследствии она стала достоянием то ли египтян, то ли американцев.

Израильский историк Изабелла Гинор полагает, что высылки советников не было, а имел место “согласованный между Москвой и Каиром маневр”, усыпивший бдительность израильтян и обеспечивший внезапность египетской атаки в «судный день» 6 октября 1973-го. Летом 1972 года Египет покинули тысячи советских военных специалистов. Но они принадлежали в основном к регулярным частям, прибывшим в рамках операции “Кавказ”. Поскольку было объявлено прекращение огня, надобность в присутствии этих частей отпала. А так как Советский Союз никогда не признавал, что отправлял в Египет регулярные части, а США предпочитали не афишировать присутствие советских частей на Ближнем Востоке и свою осведомленность, обе стороны сочли за благо назвать вывод регулярных войск “отъездом советников”. В июне 1972 года был так же выведен 102 зрп, занимавший позиционный район вблизи Асуанской плотины.

К лету 1973 года в Египте находилась лишь небольшая группа наших военных технических специалистов. И только в середине июля 1973-го одновременно с техникой для развертывания египетской оперативно-тактической бригады в Каир прибыла группа советских специалистов-ракетчиков полковника Сальникова, которым предстояло обучать египтян в течение полугода. Лишь с началом боевых действий Москва решила несколько поддержать египтян: на защиту Каира прибыл в полном боевом составе ракетный полк ПВО полковника Брянцева. Египетская бригада “Скад” срочно была усилена группой специалистов и срочнослужащих- инструкторов, став боеспособной. Это было первое оружие — впервые появившиеся на Ближнем Востоке оперативно-тактические ракеты “Скад” (комплекс Р-17Э).

В конце августа 1973 года эскадрой по плану помощи Сирии в подготовке войны с Израилем в обстановке строгой секретности (сегодня можно эту секретность отбросить) была осуществлена операция по переброске бригады марокканских войск из Алжира в Сирию. Перевозка выполнялась скрытно двумя рейсами на двух наших больших десантных кораблях (БДК) в охранении кораблей эскадры под прикрытием легенды о якобы проводимом учении по высадке десанта. В боевых действиях Арабо-израильской войны 6–20 октября 1973 года, по рассказам наших советников в ВС Сирии, марокканцы продемонстрировали высочайшие боевые качества и выучку по сравнению с войсками Сирии и Ирака. [46]

Летом 1973-го президенты Египта и Сирии не поставили в известность “советского друга” о планах внезапной войны против Израиля осенью. Сверхсекретный план египтяне назвали операцией “Аш-Шарара” (“Искра”).

Третья арабо-израильская война — Йом Кипур (Yom Kippur) — война Судного дня. 6 октября Еврейский пост Судного дня был в разгаре. Да и мусульмане вроде тоже должны были не воевать, а отдыхать душой и молиться в свой священный пост Рамадан. Но арабы предпочли расквитаться за предыдущие поражения. Особенно унизительным был разгром 1967 года. Тогда война завершилась всего за шесть дней. 6 октября в 14.05 египетская артиллерия начала интенсивный обстрел израильских позиций. Одновременно авиация нанесла удары по линии укреплений Бар-Лева и целям в глубине Синайского полуострова. В то время израильтяне находились в состоянии частичной боевой готовности, так как, по имеющимся у них сведениям, арабы должны были атаковать только в 18.00. В тот же день артиллерия и авиация Сирии нанесли удары по израильским позициям на Голанских высотах, а наземная группировка перешла в наступление и продвинулась на 4-8 км севернее и южнее Кунейтры. Сирийские коммандос захватили гору Хермон. Но после введения в бой израильских резервов продвижение сирийцев замедлилось. Уже 7 октября сирийское командование приняло решение остановить наступление и перейти к обороне.

Основное наступление египетских войск продолжалось до 9 октября. Однако уже к исходу 9 октября израильтяне остановили наступление противника и пошли в контратаку. Через пять дней сирийцы были вынуждены оставить Голанские высоты. Арабские государства сразу обратились за помощью к союзникам, прежде всего к СССР. Десятки транспортных самолетов перебрасывали в регион сотни тонн оружия и боеприпасов. В свою очередь Тель-Авив попросил помощи у Вашингтона. Американские штурмовики и истребители прибывали в Израиль прямо из строевых частей. В период с 9 по 13 число израильтяне смогли перебросить резервные части и создать линию обороны на удалении 25-30 км от канала. На сирийском фронте в период с 8 по 12 октября осуществлялась перегруппировка сил с обеих сторон.

Решающим днем стало 14 октября. Сразу 70 израильских самолетов «Фантом» — почти все машины этого типа, имевшиеся у Тель-Авива, — попытались нанести массированный удар по объектам в самом Египте, в долине Нила. Однако арабские силы ПВО действовали как никогда слаженно. Меньше чем за час израильтяне потеряли 18 машин и не сумели выполнить поставленных задач. Но в то же время в контрнаступление на Синайский полуостров пошла мощная группировка израильских танков. Началась танковая битва, невиданная со времен Второй мировой войны.

В ночь на 16 октября египетский воздушный щит ПВО, не пропустивший «Фантомы», был уничтожен ударом с земли. Израильская авиация получила господство в воздухе. Спустя трое суток израильские танки форсировали Суэцкий канал. В Каире заговорили о мире.

На северном фронте в это время бои шли уже на территории Сирии. Утром 22 октября ООН предложила враждующим сторонам перемирие. Через два дня война закончилась. Три ближневосточные страны вернулись к довоенным границам, заплатив за это десятью тысячами убитых.[47]

Когда танки Ариэля Шарона форсировали Суэцкий канал в районе Горьких озер, прошли по египетским тылам, уничтожая египетскую систему ПВО, и достигли шоссе Каир--Суэц, грозя Садату полным поражением, египетский 72 президент решил применить свое новое оружие. 22 октября 1973 года (ровно 30 лет назад) президент Египта, получив согласие Москвы, приказал нанести ракетный удар. Целью были израильские переправы в районе Дефресуара. Когда три пусковые установки заняли стартовые позиции в окрестностях египетской столицы, уже стемнело и в прозрачном звездном небе Каира был отчетливо виден не прекращающийся ни днем ни ночью советский “воздушный мост” -- идущие друг за другом на посадку транспортные Ан-12 и Ан-22 с техникой и боеприпасами для египетской армии.

Около 18.50 пусковые установки дали залп. Кнопки нажимали египетские офицеры. Около 19.00 радио Каира сообщило о вступившем в силу решении ООН о прекращении огня. Правда, это решение тут же было нарушено израильтянами, и лишь угроза непосредственного столкновения США и СССР, которые уже начали приводить в боевую готовность стратегические силы, заставила 25 октября остановить войну. Интересно, что Садат, так ловко столкнувший лбами двух мировых гигантов, всегда утверждал, что его ракеты “Аль-Кахир” (“Скад”) — египетского производства.[48]

24 — 25 октября израильские войска, несмотря на резолюцию СБ ООН от 22 числа, как уже говорилось выше, развивая успех, вышли на окраины Суэца, были высажены морские десанты, овладевшие Айн-Сухио и Рас-Абу- Дараг. И тогда советское правительство выступило с Заявлением о положении на Ближнем Востоке. В нем предупредили «правительство Израиля о самых тяжелых последствиях, которые повлечет продолжение его агрессивных действий». На Западе это расценили как прямую угрозу Израилю. Тем временем обстановка на Синае ухудшалась. И Садат вновь обратился к Советскому Союзу с просьбой о срочной присылке совместно с США воинских контингентов, а если США уклонятся, то президент просил Советский Союз действовать отдельно. Советское руководство не могло поверить, что Израиль может ослушаться Соединенных Штатов, поэтому сразу же возникли подозрения по поводу двойной игры, проводимой Никсоном — Киссинджером. С советской стороны было недвусмысленно и твердо заявлено американской администрации о готовности Советского Союза немедленно выполнить просьбу Египта.[49]

В ответ на это Соединенные Штаты решили нажать на Израиль с целью недопущения разгрома 3-й египетской армии, чего и добивался Советский Союз, но что также было в интересах США. Как писал израильский журналист Мати Голан, чью книгу запретила цензура в Израиле, сославшись на публикацию в ней секретных сведений: «Он (Киссинджер) позвонил послу (Израиля) Диницу и сказал прямо и грубо: «Вы хотите 3-ю (египетскую) армию? А мы не собираемся вступать из-за вас в 3-ю мировую войну», — предупредил он Диница. Диниц мог передать миссис Меир (премьер-министру Израилия), что если война продлится как следствие израильских действий, то она может перестать рассчитывать на военную помощь от Соединенных Штатов». 24 октября вошло в силу второе перемирие. После этого ещё происходили отдельные столкновения вплоть до организации буферной зоны Чрезвычайными Вооруженными Силами ООН (UNEF). При посредничестве ООН удерживалось хрупкое перемирие, и в январе 1974 года израильтяне под ООН-овским контролем согласились вывести войска с западного берега Канала.

Израильское политическое и военное руководство не было готово к войне. И Египту, и Сирии удалось застать израильтян врасплох. Это израильские разведслужбы игнорировали все явные признаки того, что война уже на пороге, и буквально за день до ее начала сделали заявление о том, что существует, “бесконечно малая вероятность начала военных действий со стороны Египта и Сирии”. Это они объявили стягивание сирийских и египетских войск к израильской границе всего-навсего маневрами. Да и сама Голда проигнорировала даже тайное сообщение иорданского короля Хусейна о готовящейся войне и отбыла с рабочим визитом в Австрию.

В результате этой поразительной неготовности израильская армия в первые три дня войны несла огромные потери. Ситуация была настолько сложной, что Моше Даян то намеревался обратиться к нации, чтобы сказать страшную правду, то настаивал на применении неконвенционального оружия. Однако, как первое, так и второе категорически запретила Голда Меир. И Голда оказалась права. На пятый день войны началось мощное контрнаступление израильских войск. Израильские танки остановились в 35 километрах от Дамаска. Только на Голанских высотах сирийцы потеряли около 900 танков. Еще через 4 дня десантные части дивизии генерала Ариэля Шарона форсировали Суэцкий канал и отрезали от тыла 3-ю египетскую армию.

Победа Израиля была блистательной, однако, и счет за нее был велик: 2600 убитых солдат, 7 тысяч раненых, израильские ВВС не досчитались 120 самолетов, бронетанковые войска 800 танков. Не простившая себе эти потери премьер- министр Голда Меир через несколько месяцев после окончания войны ушла в отставку. Ее преемником стал Ицхак Рабин.[50]

Во время войны Судного дня ВМС оказались единственными, кто не понес потерь на начальной стадии военных действий.

Подготовленная с помощью советских военных операция по форсированию канала стала успехом для Египта и стратегическим поражением для Советского Союза. В результате войны 1973 года часть Синая Садат все-таки себе вернул, и, завоевав этот плацдарм, он получил козыри для последующего торга с Израилем. Он понял также, что полного отказа Израиля от Синая могут добиться только США, поскольку Советский Союз потерял свое влияние на еврейское государство из-за разрыва дипломатических отношений после Шестидневной войны 1967 года. Мирный договор между Израилем и Египтом был подписан в 1979 году в американской резиденции Кемп-Дэвид, а не на подмосковной правительственной даче в Завидово. Итак, для Советского Союза война 1973 года стала тактическим успехом без стратегических достижений.

Интересно отметить, что, как и в 1967 г., египетские власти постарались сделать всё возможное, чтобы сам факт разгрома их армии не стал понятен широким массам. Но в этот раз они превзошли самих себя: с тех пор в Каире в день начала войны ежегодно проводится парад в честь... победы над Израилем в 1973 г. (а большинство простых египтян убеждены, что египетские войска взяли Иерусалим и Тель-Авив и т. п.)

Война 1973 года была самой напряженной из всех арабо-израильских войн. Армии Сирии и Египта были отброшены далеко назад: на севере израильские танки спустились с Голанских высот и находились в 35 километрах от Дамаска, а на юге армия А. Шарона форсировала Суэцкий канал, окружила египетскую армию и остановилась на шоссе, ведущем к незащищённому Каиру, в 70 километрах от египетской столицы.

Начались переговоры, закончившиеся через год подписанием соглашений о разъединении сил — но не об установлении мира. После нее Израиль и Египет вступили в полосу дипломатических переговоров, которые окончились 26 марта 1979 года подписанием мирного договора. По этому договору Израиль выводил свои войска с территории Синайского полуострова.

Конфликт был разрешен, и все постарались побыстрее о нем забыть. Однако ближневосточная проблема так и не была разрешена.

В период войны 1973 г., Израиль реализовал возможность по использованию ядерного шантажа, чтобы вынудить Генри Киссинджера и президента США Ричарда Никсона осуществить крупномасштабные переброски по воздуху военной техники и снаряжения для вооруженных сил Израиля. Израильский посол, Симха Динитц, находившийся в период кризиса в Вашингтоне довел в соответствующей форме до американского руководства следующее: «Если воздушные переброски в Израиль не начнутся немедленно, то я буду знать, что США изменяют своему слову…, и ... мы должны будем сделать очень серьезные выводы из всего этого».[51]

Эта война была войной противотанковых средств и средств противовоздушной обороны. В ходе войны впервые были применены боевые вертолеты против танков. Вертолеты огневой поддержки применялись израильскими войсками как в качестве самостоятельных тактических групп, так и в качестве высокоманевренного противотанкового резерва в звене батальон-бригада. По оценке зарубежных специалистов, они показали себя мощным средством борьбы с танками. К примеру, 14 октября 1973 г. 18 машин израильтян, применив ПТУР, уничтожили половину египетской танковой бригады, следовавшей к перевалу Митла.

По мнению специалистов, при организации обороны от ударов вертолетов необходимо обязательно предусмотреть меры, обеспечивающие:

  • создание маловысотного радиолокационного поля, функционирующего в сочетании с визуальной и другими видами разведки;
  • четкое управление всеми активными средствами ПВО;
  • создание специальных группировок ПВО;
  • оддержание зенитных подразделений в установленных степенях готовности;
  • быстрый маневр боевыми вертолетами, оснащенными ракетами класса “воздух-воздух”, на требуемые направления.

За рубежом пришли к выводу, что решение задачи надежного прикрытия войск на поле боя и на марше от ударов вертолетов может быть достигнуто за счет широкого применения зенитных самоходных установок, имеющих высокую мобильность, боевую готовность, скорострельность (600-2500 выстр/мин) и малое время реакции (6-12 с), способных двигаться непосредственно в боевых порядках, вести разведку воздушного противника в движении и стрельбу по нему с ходу или с коротких остановок. Поскольку дальности пуска ПТУР, которыми оснащаются вертолеты, возрастают, то для успешной борьбы с ними требуются ЗСУ возможно большего калибра. Кроме того, прослеживается тенденция создания специальных ЗРК, способных вести борьбу с винтокрылыми машинами, а также идет непрерывное совершенствование и оснащение войск переносными зенитными ракетными комплексами. Для реализации достоинств ЗРК и ЗА в одной установке создаются гибридные системы, оснащенные зенитными пушками и зенитными управляемыми ракетами. Иностранные военные специалисты считают, что только комплексное использование мобильных ЗРК и ЗАК, штурмовиков и вертолетов, вооруженных ракетами класса “воздух-воздух”, и четкая координация действий всех сил и средств позволят эффективно бороться с боевыми вертолетами. По сути, ЗПРК “Тунгуска” — воплощение этой концепции.[52]

Серьезное внимание, уделяемое сегодня на Западе всему, что связано с вертолетами и борьбе с ними, еще раз подтверждает вывод о том, что боевые вертолеты являются важной составляющей современного общевойскового боя.

Здесь уместно привести вывдержку из мемуаров Маршала Советского Союза Георгия Жукова: “Война показала исключительное и первостепенное значение ПВО страны. Надежная ПВО способна отразить удары противника особенно в начале войны, создать не только благоприятные условия для вступления в войну вооруженных сил, но и дает стране возможность более организованно перестроиться на военные рельсы, не говоря уже о том, что не будет серьезно поколеблено моральное состояние народа... Тяжкое горе ожидает ту страну, которая окажется неспособной отразить удар с воздуха”.

Естественно, существенно возросли требования к системе ПВО и взгляды на ее применение. Ясно, что страна без ПВО — беззащитна, и ее участь может быстро быть решена, поэтому не случайно продолжается непрерывный поиск повышения эффективности ПВО.

Рост цены на нефть. 17 октября 1973 года, в разгар арабо-израильской войны, страны ОПЕК во главе с Саудовской Аравией ввели эмбарго на поставки нефти в США и Западную Европу, впервые применив так называемое «нефтяное оружие» против Запада. Таким способом они выразили решительный протест политике США на Ближнем Востоке, потребовали возвращения территорий, оккупированных Израилем в ходе войны 1967 года, и урегулирования палестинской проблемы. Прекращение нефтяных поставок резко обострило энергетическую ситуацию в странах-импортерах, вызвав серьезный дефицит жидкого топлива и положив начало беспрецедентному росту мировых цен. Они совершили скачок почти в 4 раза — от 3 долларов за баррель (предвоенный уровень) до 12 долларов за баррель (январь 1974 г.). В конце 1973 года очереди за бензином в Соединенных Штатах стали повсеместны; в тот сезон американцы начали крайне неохотно приучаться обуздывать свои привычки обильного потребления электричества и нефтепродуктов.

К тому времени, когда эмбарго было снято, то есть к марту 1974 года, мировая экономика оказалась, фигурально выражаясь, в коматозном состоянии. В Штатах удвоилась безработица, а ВНП страны сократился на 6%. Схожая участь постигла Западную Европу и Японию. Справедливости ради, следует заметить, что от кризиса серьезно пострадали и сами страны-экспортеры, экономики которых, оставаясь и поныне, по сути, монокультурными (в некоторых странах нефтяная промышленность дает до 90% ВВП), сильно зависят от нефтяных доходов. Известный на Западе как «первый нефтяной шок», кризис 1973 года со всей очевидностью показал индустриальному миру, насколько он зависим от нефти Ближнего Востока, и от ОПЕК в частности. Кроме того, он ввел в экономику новое понятие — стагфляция. Высокие цены на нефть подстегнули инфляционные процессы, увеличили расходы частных лиц и компаний, что в конечном итоге привело к существенному замедлению экономического роста.[53]

Использование нефти в качестве экономического и политического оружия в 1973 г. выявило уязвимость США и международного сообщества перед дефицитом поставок и взлетом цен. Неустойчивое состояние периода холодной войны сформировало контекст, в котором местные ближневосточные игроки смогли сохранять значительную автономию, преследуя собственные интересы. Иранская революция 1979 г., обрушившая один из столпов региональной политики США, показала, что внешние силы не в состоянии управлять местными событиями. Арабские государства противодействовали попыткам США втянуть их в антисоветские проекты.

Кэмп-Дэвидские соглашения. Ситуация на Ближнем Востоке никогда не была простой. После того как после Второй мировой войны в регионе образовалось сразу несколько самостоятельных государств, грозовые тучи непрекращающихся военных столкновений, казалось, навсегда повисли над регионом. Хотя большинство войн велось между Израилем и арабскими странами, немало крови было пролито и без участия еврейского государства.

Тем не менее, со временем противоборствующие стороны приходили к необходимости мирного сосуществования.

19 ноября 1977 года президент Египта Анвар Садат ошеломил мир тем, что прибыл в Иерусалим и выступил с речью перед израильским парламентом (кнессетом).

Садат стал первым арабским лидером, признавшим Израиль, притом всего четыре годя спустя после развязывания Египтом в 1973 году Войны судного дня. В ходе этой войны Египет и Сирия напали на Израиль в Синае и на Голанских высотах. Конец войны ознаменовался декларации ООН №338, призывающей к “справедливому и прочному миру на Ближнем Востоке”.

Первый мирный договор был заключен между Израилем и Египтом. В сентябре 1978 году в Кэмп-Дэвиде (США) египетский президент Анвар Садат и израильский премьер-министр Менахем Бегин подписали историческое соглашение “прокладывающее путь к миру на Ближнем Востоке”, положившее конец 30-летней вражде двух стран. В соглашении содержалась статья, предусматривающая ограниченную автономию израильских палестинцев. Шесть месяцев спустя, в марте 1979 года, президент Египта Анвар Садат и премьер- министр Израиля Менахем Бегин подписали двусторонний мирный договор между своими странами.

Египту был возвращен Синайский полуостров, захваченный Израилем в 1967 году. Арабские страны отвернулись от Египта.

Збигнев Бжезинский участвовал вместе с Картером в переговорах в Кэмп- Дэвиде в 1977 году и сыграл свою роль в подписании мирного договора между ИзраилемиЕгиптом,неприсутствуяоднакоприобсуждениях,впротивоположность тому, как он всегда делал, когда речь шла о СССР.

Заключение мирного договора для Израиля было необходимо как воздух. Страна, несмотря на мощную армию, все еще вынуждена была бороться за выживание среди враждебного окружения. Вопрос о том, будет ли существовать на земле Государство Израиль или нет, был в то время все еще актуален. Заключение мира с одним из наиболее опасных противников, коим является Египет, фактически вывело Каир из силовых межгосударственных разборок в регионе. Антиизраильская коалиция в военном плане сразу ослабла чуть ли не вдвое, что позволило Тель-Авиву сконцентрироваться на противоборстве с оставшимися арабскими странами, в первую очередь Сирией и Ливаном, в меньшей степени — Иорданией.

6 октября 1981 году в ходе национального праздника в память октябрьской войны Анвар Садат был убит мусульманскими экстремистами из рядов египетской армии, которые входили в организацию «аль-Джихад»

Среди убитых в этом теракте были и старший камердинер президента Хасан Алям, фотограф Мохаммед Рашван и коптский епископ Самюэль; получили ранения послы Кубы и Бельгии, первый секретарь австралийской дипломатической миссии, доверенный человек президента Сайед Марей и три американских военных советника, которые находились в Египте для переговоров относительно запланированных совместных военных учений.) Опять-таки, и это убийство оказало значительное влияние, которое ощущается до сих пор: хотя исламистам (по крайней мере, пока) не удалось прийти к власти в Египте. Сменивший А. Садата на посту президента Хосни Мубарак не принимает скоропалительных решений и ведет очень осторожную политику.

Захват Южного Ливана. Июнь 1982 года принес новый сюрприз для мирового сообщества — израильская армия совершила массированное вторжение в Ливан. Целью операции “Мир Галилее” было уничтожение палестинских баз близ северных границ Израиля, хотя министр обороны Израиля Ариэль Шарон настоял на том, чтобы войска дошли до самого Бейрута и изгнали Организацию освобождения Палестины с территории Ливана.

Вторжение началось 6 июня, меньше чем через две недели после того, как израильские войска и гражданские лица были выведены с Синая по договору 1979 года с Египтом. Поводом для акции послужило покушение на израильского посла в Лондоне Шломо Аргова, предпринятое палестинской группой Абу Нидаля.

Боевики ООП в соответствии с соглашением о перемирии ушли с территории Ливана, оставив лагеря палестинских беженцев без защиты.

Хотя главная цель — изгнание ООП из Ливана — была достигнута (штаб- квартира ООП была перенесена в Тунис), — однако затяжной ход войны привёл к большим жертвам; Израиль должен был всё больше втяшиваться в кровавую религиозно-этническую борьбу в Ливане, что привело к критике действий правительства в самом Израиле. Критика достигла апогея после массового убийства христианами палестинцев в пригородах Бейрута — Сабре и Шатиле; и, хотя следственная комиссия установила полную непричастность израильской армии к этим событиям, министр обороны А. Шарон ушёл в отставку.

14 сентября, в то время как израильские силы окружали Бейрут, лидер ливанского фалангистского ополчения Башир Жмайель был убит в результате взрыва бомбы в своей штаб-квартире в ливанской столице. На следующий день израильская армия оккупировала Западный Бейрут.

С 16 по 18 сентября фалангисты, которые были союзниками Израиля, убили сотни палестинцев в лагерях беженцев Сабра и Шатила, окруженных в то время израильскими войсками. Это было одно из самых жестоких преступлений за почти столетний период конфликта на Ближнем Востоке. После того, как израильское расследование установило, что Шарон не принял мер к предотвращению побоища, он ушел в отставку с поста министра обороны.

Напомним, оккупация Израилем ливанских территорий в 1982 г. породила «Хезболлу». А ирано-иракская война на десятилетие поглотила ресурсы этих страны.

Интифада. Массовое восстание — интифада — против израильской оккупации началось в Газе и быстро распространилось на Западный Берег.

Протесты приняли форму гражданского неповиновения, всеобщих забастовок, бойкота израильских товаров, нанесения надписей на стены, строительства баррикад, но международное сообщество обратило внимание на происходящее после демонстрации, участники которой забросали камнями вооруженные до зубов оккупационные войска. Израильтяне ответили силой на акцию демонстрантов, в результате чего погибло много мирных палестинцев. В столкновениях, которые продолжались до 1993 года, погибло более тысячи человек. Воздействие интифады оказалась более значительным, чем ожидалось вначале.

ООП: в поисках компромиса. Несмотря на всю свою военную мощь, Израиль оказался не в силах усмирить интифаду, которая началась в 1987 году и была полностью поддержана палестинским населением, живущим в условиях израильской оккупации. Штаб-квартира ООП со времени изгнания из Ливана в 1982 находилась в Тунисе. Палестинское восстание грозило ООП утратой роли этой организации как главного действующего лица палестинской “революции”, поскольку фокус внимания сместился с диаспоры на оккупированные территории. В ноябре 1988 года в Алжире собрался Палестинский национальный совет (правительство в изгнании) и проголосовало за решение конфликта, базирующееся на резолюции ООН №181 от 1947 года о разделении Палестины на два государства. Совет также осудил терроризм и проголосовал за то, чтобы начать переговоры и поиск урегулирования, базирующийся на резолюции №242, которая призывает Израиль освободить территории, захваченные в войне 1967 года, а также на резолюции №338.

США начали диалог с ООП. Однако Израиль по-прежнему рассматривал ООП как террористическую организацию и вести с ней переговоры отказывался. До начала переговоров о самоуправлении премьер-министр Израиля Ицхак Рабин предложил провести на оккупированных территориях выборы.

Первая война в Заливе. В марте 1990 года английские власти пресекли попытку вывезти в Ирак детонаторы для ядерных бомб, после чего в западных странах вновь оживились разговоры о том, что через несколько лет Багдад сможет производить ядерное оружие. Подобные обвинения иракское руководство парировало вопросом, почему «миролюбивая общественность» не поднимает такого же шума по поводу израильской ядерной программы.

В Багдаде вспомнили 1981 год. Тогда, после такой же антииракской кампании, в которой, кстати говоря, Великобритания играла «первую скрипку», израильская авиация, вопреки всем нормам международного права, уничтожила ядерный реактор в Таммузе строившийся при содействии Франции. Поэтому у Саддама Хусейна — были основания предполагать, что история может повториться.

В начале апреля, выступая на церемонии награждения группы иракских офицеров, Хусейн заявляет: «Если Израиль совершит агрессию против Ирака, то мы сделаем так, что огонь уничтожит половину Израиля». В июне в речи, произнесенной перед 700 делегатами из 70 стран, съехавшихся в Багдад на Исламский народный конгресс, Хусейн повторил угрозу. Антиизраильские лозунги всегда пользовались горячей поддержкой у арабов. Так случилось и на этот раз. Египет, например, обещал в случае агрессии со стороны Израиля предоставить Багдаду весь спой военный потенциал.

Президент Египта Хосни Мубарак и Саддам Хусейн еще в апреле решили в кратчайший срок разработать совместный военный план, а затем предложить его Иордании и Северному Йемену.

Так проявились в 1989 году настроения, которые в течение многих лет сплачивали арабский мир: недоверие к Израилю и к его главному союзнику — США. Однако существует еще один важный фактор, который постоянно ставит арабскую солидарность под сомнение. Этот фактор — борьба мусульманских государств Ближнего Востока между собой за лидерство в арабском мире. На роль лидера здесь претендовало четыре государства Саудовская Аравия, Египет, Ирак и Сирия. Традиционным лидером считается Саудовская Аравия, на территории которой находятся два священных для всех мусульман места — Мекка и Медина. Однако в последнее время на эту роль стал все активнее претендовать Ирак. и не без оснований. Во-первых, иракцы — народ древнейшей истории и культуры, во-вторых, на территории Ирака тоже есть «святые места» и, в-третьих, немаловажное значение имеет и военная мощь Багдада.

И еще два государства активно проявляли себя на Ближнем Востоке — Египет и Сирия. Египет стремился приобрести политический капитал на посредничестве между Западом и Ближним Востоком, в частности, между Израилем и палестинцами. Сирия же — давний враг Ирака. У них масса поводов для столкновения, но один из наиболее серьезных — так называемый «сирийский экспансионизм», который наглядно проявляется в Ливане. Что же касается Саддама, то в Ливане он «поставил» на христианских фалангистов-маронитов, противостоящих Дамаску.

Как видим, наиболее мощные арабские страны не находили общего языка между собой, что не способствоало единению арабского мира.

Нефть и деньги. С 1960 года нефтедобывающие государства выясняли свои отношения в рамках ОПЕК — организации государств — экспортеров нефти. Практнчески на каждой сессии ОПЕК ее члены решают вопрос о квотах на добычу нефти для каждого государства, от чего зависят и цены на нее на мировом рынке. Те страны, в чьих недрах плешутся «нефтяные океаны» и — организации государств — экспортеров нефти. Практически на каждой сессии ОПЕК ее члены решают вопрос о квотах на добычу нефти для каждого государства, от чего зависят и цены на нее на мировом рынке. Те страны, в чьих недрах плещутся «нефтяные океаны» и у которых есть четко налаженная инфраструктура добычи, складирования и транспортировки, не очень-то заинтересованы в соблюдении собственных же решений: они качают нефть в полную силу, не беспокоясь о том, что тем самым сбивают цену. Вторые — те, кто победнее, — кровно заинтересованы в стабильных и высоких ценах.

После войны с Ираном Ирак попал во вторую группу стран: его внешний долг оценивался в 70 миллиардов долларов, за неимением капиталовложений экономика безнадежно отстала.

28 мая 1990 года в Багдад съехались руководители 21 арабского государства, чтобы в очередной раз погрозить кулаком Израилю и осудить иммиграцию евреев из Советского Союза. Однако дело приняло иной оборот: Саддам Хусейн предложил провести совещание за «закрытыми дверями». Когда главы государств — даже без помощников — заперлись в отдельном помещении, слово взял Саддам. Стуча ладонью правой руки по столу, он начал изобличать не Израиль и не США, а страны Персидского залива.

«Они (страны ОПЕК) добывали слишком много нефти и способствовали тем самым поддержанию слишком низкого уровня цен. Из-за каждого снижения на один доллар цены барреля нефти Ирак теряет 1 млрд. долларов в год. Это настоящая экономическая пойна, которую вы ведете против моей страны. Квоты, установленные ОПЕК и действовавшие до марта, предусматривали, что Кувейт не должен добывать в день больше 1,5 млн. баррелей нефти; в действительности он извлекал 2,1 млн. баррелей ежедневно».

Затем слово было предоставлено тем, на кого пали обвинения Саддама: королю Саудовской Аравии Фахду и эмиру Кувейта Джаберу ас-Саба-ху. Оба ограничились общими фразами. «Особенно потрясло присутствовавших глав государств странное, близкое к безразличию спокойствие эмира Джабера,— пишут американские журналисты П. Сэлинджер и Э. Лоран.— Что-то было такое в его поведении и в поведении кувейтской делегации, что походило на презрение к позиции и требованиям Ширака».

Позиция Саддама Хусейна была определена следующим образом:

  • соблюдение установленных ОПЕК квот;
  • возврат Кувейтом 2,4 млрд. долларов за нефть, которую тот выкачал из месторождения Румейла. Месторождение находится у иракско-кувейтской границы, и Кувейт был dвинен в том, что он качает нефть, принадлежащую Ираку, со своей территории — «вкосую»;
  • просьба к эмиру Джаберу сдать ему в аренду острова Варба и Бубияп, которые закрывают Ираку выход в Персидский залив.
  • Интересно, что к арабском мире с пониманием отнеслись к требованиям Ирака. По некоторым сведениям, и Кувейт был первоначально согласен сократить добычу нефти и выплатить компепсацию за Румейлу.

В конце июля в Женеве состоялась 87-я конференция ОПЕК, на которую иракская делегация прибыла с намерением добиваться установления квот на добычу нефти, позволявших повысить ее цепу до 25 — 30 долларов за баррель. Результат: цена повысилась с 18 до 21 доллара.

С целью оказания давления на членов ОПЕК Саддам начал подтягивать войска к границе с Кувейтом. 26 июля там находилось уже более 30 тысяч солдат.

28 июля лидер ООП Ясир Арафат встретился в Багдаде с Саддамом Хусейном. Тот попросил его отправиться в Кувейт и передать предложения Саддама эмиру Джаберу. 29 июля Арафат прибыл в Кувейт-сити. «Долгое время он терпеливо ждал приема у эмира,— пишут П. Сэлинджер и Э. Лоран.— Арафат стал излагать иракское предложение. Эмир Джабер сухо прервал его: «Я не хочу обсуждать это. Через 2 дня я поеду в Джидду на встречу с Саддамом Хусейном. Поговорим лучше о проблеме эмиграции советских евреев в Израиль».

Тон эмира был грубым, презрительным, но, вопреки охватившему Арафата чувству оскорбления, он не смог ответить: Кувейт — один из основных кредиторов ООП. В конце беседы Арафат попытался вернуться к предложению Саддама. Эмир прервал его.

30 июля ЦРУ оценило численность иракских войск, сконцентрированных близ Кувейта, в 100 тысяч человек. 1 августа 1990 года агентство Рейтер сообщило:
«Переговоры между Кувейтом и Ираком в Джидде были сорваны по причине того, что Кувейт не захотел уступить требованиям Ирака в вопросе списания его долгов Кувейту и удовлетворить иракские притязания на часть кувейтской территории».

Позиция США. Внимательное изучение событий, происшедших после нападения Ирака на Кувейт и предшествовавших началу войны в Персидском заливе, показывает, что кризис мог быть разрешен мирным путем, если бы не позиция некоторых членов антииракской коалиции, которые были заинтересованы в разгроме Ирака и уничтожении Саддама Хусейна. Нет сомнения, что только такое решение устраивало Израиль.

В Соединенных Штатах мнение о том, что же все-таки делать с Саддамом Хусейном, сложилось не сразу.

Американский посол в Багдаде Эйприл Гласпи (April Glaspie) недвусмысленно давала понять иракскому лидеру, что Вашингтон не намерен вмешиваться в его конфликт с Кувейтом. При этом она ссылалась на разговор с Президентом Бушем и что «Мы не имеем никакого мнения относительно арабского-арабского конфликта, так и на ваши пограничные разногласие с Кувейтом».[54]

В конце июля, а точнее, за неделю до интервенции, представитель госдепартамента Маргарет Татуайлер заявила: «У нас нет военных соглашений с Кувейтом и мы не брали на себя военных обязательств или обязательств по обеспечению безопасности Кувейта». Все это давало Саддам Хусейну карт-бланш, чем он незамедлительно воспользовался.
Однако в какой-то момент в Вашингтоне произошла переориентировка курса на свержение Саддама Хусейна и с этого курса уже не сворачивали, даже при смене президентов.
После вторжения Ирака в Кувейт арабские страны пытались убедить США, что они найдут решение ирако-кувейтского конфликта.

Позиция арабских стран. 10 августа в Каире арабские лидеры собрались.

Вот что пишут об этой встрече американские журналисты: «Ряд стран, казалось, уже до начала заседания согласился с резолюцией, лежащей на столе перед каждой делегацией. Это были страны залива, Египет, Сирия, Марокко и Саудовская Аравия. Резолюция состояла из 7 пунктов. Многие думали, что она составлена или, по крайней мере, инспирирована американцами. Резолюция отвергала аннексию Кувейта, одобряла применение санкций и эмбарго, объявленных ООН против Ирака, и призывала к сформированию экспедиционного арабского корпуса, который был бы направлен в Саудовскую Аравию...». Но еще 3 августа высокопоставленный сотрудник госдепартамента США Джон Келли отправил министру иностранных дел Египта телеграмму, в которой говорилось: «Запад выполнил свой долг, но арабы ничего не делают. США. продали много оружия арабским странам, особенно Египту. Если они не будут действовать, не займут в отношении кувейтской проблемы жесткую позицию, то должны знать, что в будущем они не смогут рассчитывать на помощь. Запад выполнил свой долг, но арабы ничего не делают. США продали много оружия арабским странам, особенно Египту. Если они не будут действовать, не займут в отношении кувейтской проблемы жесткую позицию, то должны знать, что в будущем они не смогут рассчитывать на Америку». В тот же день министерство иностранных дел Египта опубликовало коммюнике, в котором сурово осуждался Ирак и которое окончательно подорвало посреднические усилия короля Иордании Хусейна. Нелишне напомнить, что египетские долги Соединенным Штатам были прощены.

Вторжение. 2 августа 1990 года в 2 часа ночи по местному времени иракские войска перешли границу Кувейта и захватили столицу Эль-Кувейт. Иракские власти объявили о сформировании “временного свободного правительства Кувейта”, по просьбе которого Ирак ввел свои войска. Дальнейшее развитие событий привело к тому, что Ирак объявил Кувейт своей 19-й провинцией.

Сопротивление относительно малочисленных вооруженных сил богатого нефтью государства было легко сломлено. Правитель Кувейта шейх Джабер аль- Ахмед аль-Сабах бежал в Саудовскую Аравию.

Согласно некоторым авторитетным источникам, М.С.Горбачев вначале колебался и не хотел осуждать открытую агрессию Ирака против Кувейта и следовать в этом вопросе в фарватере политики США. Однако Горбачев изменил свое мнение под нажимом министра иностранных дел СССР Э.А.Шеварнадзе, который был настроен антииракски и проамерикански и пригрозил уйти в отставку, вызвав большой скандал.

2 августа 1990 г. советское правительство опубликовало заявление, осуждающее вторжение иракских войск в Кувейт как акт агрессии, который противоречит новым позитивным тенденциям в международных отношениях. Это заявление также требовало “немедленного и безусловного вывода иракских войск с территории Кувейта”. Дальнейшие события развивались следующим образом. “Утром 3 августа у Э.А. Шеварнадзе собралась “малая коллегия” или, как говорят, “малый совнарком”, заместители министра и начальники ведущих управлений, всего человек 20-25. Присутствовал и срочно вызванный из Багдада посол СССР в Иракской республике В.Посувалюк. Обсуждалась позиция СССР и, в частности, совместное советско-американское заявление, с которым предложил выступить госсекретарь США Дж.Бейкер... Было решено выступить с осуждением Саддама Хусейна вместе с американцами”.[55]

3 августа прибывший в Москву Джеймс Бейкер и Э.А.Шеварнадзе предприняли беспрецедентный шаг — они издали совместное советско- американское заявление, резко осудившее иракское вторжение и призвавшее к полному выводу иракских войск из Кувейта. В заявлении говорилось, что в ответ на акцию Ирака, идущую в разрез с фундаментальными принципами Устава ООН и международного права, США и СССР самостоятельно предпримут ряд действий, направленных на то, чтобы побудить Ирак вывести войска из Кувейта и восстановить статус-кво в Персидском заливе.

Призвав международное сообщество присоединиться к ним и приостановить поставки оружия Ираку, две самые мощные в военном отношении великие державы впервые в современной истории в ходе разгоравшегося опасного регионального конфликта оказались едины, совместно выступив против возникшей угрозы миру и безопасности за сохранение международного правопорядка.

Таким образом, СССР решительно осудил Ирак как агрессора. Такая позиция Москвы оказалась неожиданностью для Саддама Хусейна, который расценил ее как нарушение Советским Союзом Договора о дружбе и сотрудничестве 1972 г. (в частности, его ст. 10). Такую же оценку позиции СССР давали не только некоторые влиятельные круги в арабских странах, но и некоторые антиамерикански настроенные круги политической и военной элиты в СССР.[56]

Важным событием в ходе кризиса в Персидском заливе явилась встреча М.С. Горбачева с президентом США Дж. Бушем в Хельсинки 9 сентября 1990 г. Президент Горбачев поддержал все акции США в связи с кризисом, развязав им руки в военном плане, подтвердил общие политические позиции о недопустимости агрессии, совместную линию в ООН”.[57]

Несмотря на острую критику его политики со стороны его “домашних” оппонентов, Горбачев решил поддержать готовившуюся военную акцию США против Ирака. Впервые за многие десятилетия советской внешней политики СССР поддержал военные акции.

В октябре 1990 г. Примаков побывал в Вашингтоне в качестве личного представителя Горбачева, который тогда еще колебался в вопросе об отношении к Ираку. Е. Примаков попытался отговорить Буша от курса на войну против Ирака. Как пишет в своих мемуарах бывший первый заместитель министра иностранных дел СССР Г.М.Корниенко: “Шеварнадзе по своим каналам дал знать Бейкеру о своем неодобрительном отношении к предложениям Примакова.

По грубому, но, по сути верному выражению близкого к Бейкеру работника государственного департамента, они расценили полученный от Шеварнадзе сигнал как его рекомендацию “наплевать” на все, что будет говорить Примаков.[58]

4 октября 1990 г. специальный посланник президента Горбачева Е.Примаков встретился в Багдаде с С.Хусейном. Поездка Примакова в Багдад была безрезультатной. С.Хусейн подтвердил свою готовность сотрудничать с СССР в поисках урегулирования кризиса, однако настаивал на продолжении аннексии Кувейта. Становилось все более ясно, что СССР превращался из партнера США в полупартнера, втайне сочувствовавшего С.Хусейну и стремившегося оказать ему посильную помощь и защиту. Предложение Горбачева о новой арабской инициативе для решения кризиса не получило поддержки даже лидеров арабских государств.

Совет безопасности ООН принял резолюцию 660, требующую немедленного вывода иракских войск. МИД СССР сообщил, что Советское правительство приняло решение приостановить поставки вооружений и военной техники Ираку. 6 августа 1990 года СБ ООН принял резолюцию 661 о торговом, финансовом и военном бойкоте Ирака.

9 августа 1990 г. СБ ООН принял резолюцию № 662 от (о признании иракской аннексии Кувейта незаконной и недействительной), 18 августа 1990 г. № 664 (о немедленном освобождении граждан третьих стран в Ираке и Кувейте); 25 августа 1990 г. № 665 (о проверке морских судов с целью строгого соблюдения экономических санкций).

В ноябре 1990 года дипломатические усилия по урегулированию кризиса окончательно провалились. Впечатление разорвавшейся бомбы на мировую общественность произвело известие о том, что Советский Союз голосовал 29 ноября 1990 г. в СБ ООН за резолюцию № 678, давшую зеленый свет для использования военной силы для разрешения кризиса в Персидском заливе после 15 января 1991 г. в том случае, если Ирак откажется выполнить решения СБ ООН (правда, выражение “военная сила” было в резолюции заменено на менее определенное “все необходимые средства”, чтобы дать возможность Советскому Союзу проголосовать за резолюцию, а Китаю воздержаться, а не наложить вето).

Таким образом, ООН установила срок, в который Ирак должен был уйти из Кувейта, и дала добро на принятие “любых необходимых мер”, которые способствовали бы выполнению требований мирового сообщества.

Анализ хронологии событий в зоне Персидского залива показывает, что военно-политическое руководство США, начиная со 2 августа 1990 года (вторжение Ирака в Кувейт) и по 17 января 1991 г. (начало боевых действий) стремилось не к поиску мирных путей урегулирования конфликта, а шло к углублению конфронтации, отсекая Ираку пути к отступлению в достойной форме. Самого пристального внимания и анализа заслуживает та поспешная сверхактивность, с которой Соединенные Штаты побуждали союзников из всех вариантов принять как единственно возможный, не имеющий альтернативы — военное вмешательство.

На это, в частности, указывают следующие действия: быстрота реакции администрации США на действия Ирака ( спустя несколько часов после нападения Ирака на Кувейт 2 августа 1990 года было принято решение о начале операции “Щит пустыни”; 6 августа принято решение о развертывании группировки войск объединенного центрального командования (ОЦК) в зоне Персидского залива; 8 августа — начало переброски тактической авиации, войск и грузов); проведен целый комплекс взаимодополняющих мероприятий — от политического давления и экономической блокады Ирака до подготовки к применению вооруженной силы в случае отказа агрессора вывести свои войска из Кувейта; нажим на союзников по НАТО и другие страны с целью вовлечения их в конфликт; отказ администрации США от увязки рассмотрения вопроса о выводе иракских вооруженных сил из Кувейта с одновременным выполнением решения ООН об освобождении Израилем оккупированных земель, а также другие ультимативные заявления американского руководства,отрицающие возможность поиска компромиссных путей и решения проблемы.

Операция «Буря в пустыне» 17 января — 1 марта 1991г. 17 января 1991 года силы США, Великобритании и других стран начали массированную ракетно-бомбовую операцию. 41-й президент Джордж Буш-старший объявил: “Мы победим!” Саддам Хусейн заявил: “Началась мать всех войн!”

Объективность анализа событий, произошедших в райне Персидского залива, требует учета того факта, что вооруженные силы и военно-промышленный комплекс Ирака всерьез готовились к боевым действиям в своем регионе. Не случайно армия Ирака считалась, пожалуй, самой сильной на Ближнем Востоке и наиболее подготовленной, имеющей девятилетний опыт войны с Ираном и сравнительно высокое морально-психологическое состояние личного состава. Уязвимым местом Ирака было почти полное отсутствие военно-морских сил. Были только отдельные корабли и катера.

Однако, в задачи иракской армии не входила подготовка к противоборству с такой сверхдержавой как США, а тем более — с войсками коалиции. К этой войне Ирак оказался не готов. Его система ПВО и ВВС не могла выдержать подавляющего преимущества многонациональных сил в средствах воздушного нападения (СВН). Это априорно понимали и в США, и в Европе, и в самом Ираке. Надежды иракского руководства на помощь извне не оправдались. Видимо из этого и вытекают основные его “просчеты”, повлекшие такие колоссальные и материальные, и политические, и моральные потери.

Оборонительный план ведения боевых действий, принятый Ираком, имел достаточно много изъянов. Войска многонациональных сил в процессе их накопления в пустынной местности и, особенно, изготовленные для наступления были сильно уязвимы, они не имели и 10% тех инженерных сооружений, которые возвел Ирак для своей обороны, но ударов по ним так и не последовало. Возможно, это и явилось одной из важнейших причин поражения Ирака. Оборонительный план Ирака не позволил решительно использовать все имеющиеся у него средства ведения вооруженной борьбы и сковывал инициативу военного руководства всех уровней. В этом случае стратегическая и оперативная инициатива заведомо принадлежала нападающей стороне — многонациональным силам, что в конце концов дало им определенные преимущества за счет навязывания противнику невыгодных для него форм и методов вооруженной борьбы. Таким образом, Ирак не предприняв упреждающих действий, дождался удара коалиционных сил. И сразу же был деморализован не наземным вторжением, на которое настроил себя, а неожиданным, электронно-огневым началом войны. В результате: понеся значительные потери, Ирак попросту не нашел сил для достойного сопротивления. Очевидно, что подобное ждёт всех приверженцев тотальной верности “оборонительной стратегии”.

Сокрушительное фиаско, которое потерпела внушительная в своей первооснове система ПВО Ирака, убедительно подтвердило непреложность закона: оборонительная система должна создаваться не абстрактно, а в расчете на конкретные характеристики оружия нападающей стороны. Иначе это становится напрасной тратой средств и добровольным пленением иллюзиями о собственном могуществе. В этой связи итоги боевых действий в зоне Персидского залива диктуют настоятельную необходимость расширения боевых возможностей наземных средств ПВО и истребительной авиации.[59]

Напомню, что коалиция по освобождению Кувейта насчитывала 31 страну, причем арабские государства играли в общем раскладе видную роль. Саудовская Аравия предоставила 66 тысяч военнослужащих, Египет — 35 тысяч, Сирия — 19 тысяч. В общей сложности в рядах коалиции 41 президента США Буша-старшего числилось 430 тысяч американских и 300 тысяч иностранных войск.

В результате войны Ближний Восток превратился для западных фирм в главный рынок не только нового оружия, но той военной техники, которая высвобождается в ходе сокращения вооружений и вооруженных сил в Европе.

Рост насыщенности вооружениями в зоне Персидского залива может привести к дестабилизации обстановки в регионе и в перспективе может стать причиной новых кризисных ситуаций, так как другие страны региона, например, Иран, Йемен и др., не являясь клиентами западных поставщиков оружия и военной техники, будут, по-видимому, также пытаться не отстать в этом отношении от соседей.

Весь ход событий в зоне Персидского залива свидетельствует о том, что этот региональный конфликт был мистифицирован Соединенными Штатами до уровня глобального, потребовавшего сплочения всех сил западных союзников. Но Саддам Хуссейн с его режимом никак не могли претендовать на роль “империи зла”. Ирак в ту пору при всем пропагандистском преувеличении был для Запада лишь островком угрозы. Тем не менее, учитывая военную мощь Багдада и численность его армии, можно предположить, что Запад столкнулся с одним из серьёзнейших вызовов, которые он может ожидать со стороны “третьего мира”.

Конфликт в зоне Персидского залива ещё раз продемонстрировал возрастающее значение фактора внезапности для достижения успеха в операции, в бою. Ни в одной из предыдущих войн не был столь разнообразным арсенал политических, дипломатических, технических, а также оперативно-тактических приёмов и способов, предназначенных для введения иракцев в заблуждение относительно времени, места и способов нанесения ударов. Основным объектом психологического давления и дезинформации были вооруженные силы Ирака и население этой страны.

Особое значение имели высокотехнологические средства — массированный ввод в действие ранее не применявшихся видов оружия, боеприпасов и средств РЭБ с тем, чтобы обезоружить противника неожиданностью действий, вызвать у личного состава психологический шок, чувство обреченности, бессилия, подавленности, бессмысленности сопротивления.

Соединенные Штаты (а их войска составляли основу многонациональных сил) благодаря победе своего оружия в ходе операции “Буря в пустыне” извлекли из этой победы солидные дивиденты.

Во-первых, произошла активизации продажи американского оружия, благодаря впещатляющей рекламе, сделанной в Персидском заливе.

Во-вторых, Соединенные Штаты избавились от вьетнамского синдрома и обрели большую уверенность в своих силах, повысили свой политический престиж на международной арене и надолго укрепили контроль над стратегически важным для себя нефтяным районом, куда они стремились на протяжении последних лет.

В-третьих, по праву победителей американские бизнесмены получили примерно три четверти общей суммы многомиллиардных контрактов на восстановление разрушенного Кувейта.

В-четвертых, победа многонациональных сил в зоне Персидского залива способствовала возрождению старой концепции “мира по-американски” в обличии “нового мирового порядка”, где по-прежнему на первое место выдвигаются государственные интересы США: стремление к государственной безопасности, наибольшее благоприятствование интересам американских монополий, свободный доступ к важнейшим сырьевым ресурсам, прежде всего к нефти. А обеспечиваться все эти интересы должны силой — силой, прежде всего, военной.[60]

Ирак-Израиль. Багдад всеми силами стремился втянуть в войну Израиль, чтобы показать арабскому миру истинное лицо Тел-Авива. Втягивание Израиля должно было произойти из-за обстрелов ракетами «Скад» территории Израиля.

Так, 17 января Ирак нанес по Тель-Авиву и Хайфе первый удар ракетами “Скад” советского производства. Другой “Скад” был выпущен по американским военным в Саудовской Аравии. Эта ракета была сбита ЗРК “Патриот”. Это был первый противоракетный перехват. Самый тяжелый удар пришелся на 25 февраля, когда “Скад” поразил здание на американской базе Дархан в Саудовской Аравии. Погибли 28 служащих армии США. По Израилю в общей сложности было выпущено 39 “Скадов”. Только один человек погиб от прямого попадания, трое умерли от сердечных приступов, 300 человек были легко ранены. Был причинен ущерб более чем 9000 квартир и сотням частных предприятий. Из опасения химического нападения, израильские граждане получили распоряжение надевать противогазы и пребывать в заранее подготовленных герметически закрытых комнатах, но, к счастью, химических атак не последовало.[61]

Применение Ираком оперативно-тактических ракет заставило США в короткие сроки развернуть в Саудовской Аравии, Израиле, Бахрейне и Турции ЗРК «Патриот» (всего — более 30 батарей) и организовать систему тактической ПРО войск и объектов. Однако она не сыграла важной роли, так как возможности по уничтожению ракет были сравнительно не высоки, с большой затратой ЗУР на одну ракету.

Все это вызвало необходимость совершенствования ЗРК «Патриот» и только спустя более 10 лет модификация РАС-3 имеет улучшенные характеристики по перехвату ОТР.
Необходимость создания тактической противоракетной обороны войск и объектов и сегодня остается актуальной задачей дня. Противовоздушная оборона уже давно переросла тактические рамки и превратилась в важнейший оперативно- стратегический фактор обороноспособности любого государства, а также то, что применение средств воздушного нападения и противовоздушной обороны может быть эффективным при обеспечении их действий космическими системами.

Последствия. В результате войны:

  • Арабский мир приобрел новую геостратегическую конфигурацию: по одну сторону — Египет, Сирия, Саудовская Аравия, Кувейт, Катар, Бахрейн, Объединенные Арабские Эмираты, Оман; по другую — Ирак, Иордания, палестинцы, им сочуствующие Йемен, Судан, страны Магриба (Ливия, Тунис, Алжир, Марокко, Мавритания).
  • Создание антииракской коалиции позволило Соединенным Штатам взять союзников на короткий поводок, несмотря на их попытки проявить самостоятельность. В то же время обнаружилось и их лавирование, как это частенько бывало и раньше. Великобритания выступала в роли доверенного лица, а такие страны как Франция и Италия, несмотря на явное нежелание портить отношения с арабами, предоставили войска в распоряжение коалиции. ФРГ и Япония, конституции которых запрещают участие в военных операциях такого рода, помогали людьми, техникой и деньгами.
  • Решение некоторых стран антииракской коалиции направить свои войска в зону Персидского залива было продиктовано не столько благородным стремлением освободить Кувейт и наказать агрессора, сколько соображениями чисто конъюнктурного свойства: приобрести благосклонность более сильного союзника, получить дополнительную финансовую помощь, укрепить собственные позиции в этом важном районе за счет ослабления конкурента и соперника.
  • Неоднозначность позиций стран (Саудовская Аравия, Кувейт, Бахрейн, Объединеные Арабские Эмираты, Катар, Оман), входящих в состав Совета сотрудничества арабских государств Персидского залива (ССАГПЗ), по вопросу военного присутствия Запада на Ближнем Востоке в посткризисный период создает для США и их западноевропейских союзников разные, но вместе с тем довольно широкие возможности утверждения своего политического и военного влияния в регионе, что вполне укладывается в рамки их стратегических интересов. Не надеясь на обеспечение безопасности силами стран региона, главы государств ССАГПЗ склоняются к заключению двухсторонних договоров и соглашений со странами Запада, предусматривающих складирование вооружения и военной техники на территории этих стран , использование их военной инфраструктуры, проведения совместных учений различных видов вооруженных сил и взаимную оборону. В странах ССАГПЗ отмечается устойчивая тенденция к росту бюджетных ассигнований на нужды обороны и безопасность, величина которых достигает порядка 30% расходной части бюджета.
  • Египет, благодаря иностранной помощи, значительно улучшил финансовое положение в послевоенный период: 14 млрд долларов долга было аннулировано в порядке компенсации за позицию, занятую в конфликте.
  • Иордания, поддержавшая Ирак, получила иностранную помощь примерно в 4 раза меньше, чем понесла убытки. В то время, как в Египте и Турции приток помощи перекрывает понесенные в результате войны потери.
  • Война в зоне Персидского залива ускорила дрейф на Запад бывших социалистических стран Восточной Европы, особенно Польши, Чехословакии и Венгрии, дав им отличный шанс заработать очки на будущее в отношениях с США и западноевропейскими партнерами, и они не преминули его использовать, лишний раз подтвердив серьёзность своих намерений интегрироваться в западные структуры.
  • Израиль, не предприняв ответных военных действий против Ирака, получил определенный выигрыш. Он, прежде всего, не ухудшил отношений с арабским миром, и получил некоторую компенсацию в виде финансовой помощи и дополнительных поставок вооружений.

Общие затраты США на проведение операций “Щит пустыни” и “Буря в пустыне” оценивается в 61,1 млрд. долларов, из них 54 млрд. обязались выплатить их союзники по антииракской коалиции. Чистые затраты США, связанные с их участием в операциях в зоне Персидского залива, составляют 5,9 млрд. долларов.

Иммиграция из СССР. Волна эмиграции из Советского Союза, начавшаяся в мае 1989 г., привела в Израиль к концу 1990 г. 200 000 новых иммигрантов. Это был изумительный прорыв после долгих лет очень малочисленной иммиграции. Перемена произошла, когда советский лидер Михаил Горбачев начал политику либерализации,ивИзраилеиСоветскомСоюзесталидействоватьпредставительства противоположных сторон. Принятие американской администрацией закона, ограничившего иммиграцию, также привело к сокращению количества эмигрантов из России, не приезжавших в Израиль. Советская иммиграция, самая большая волна иммиграции в истории Израиля, устойчиво продолжалась до 1994 г. Более 500 000 советских евреев приехали в Израиль за эти четыре года.

Конец первой интифады. Важно отметить, что к моменту прихода к власти правительства Рабина — Переса (1992 год) окончилась или, вернее, выдохлась первая палестинская интифада. Длилась она почти шесть лет и унесла жизни 136 израильтян и нескольких сот палестинцев. Опасаясь нового всплеска интифады, Рабин пошел на соглашения в Осло. Правительство под его руководством передало администрации автономии около 40 тысяч автоматов Калашникова для “наведения порядка”. При этом оговоренное число полицейских в ПА не должно было превышать 10 тысяч. Вскоре это оружие было обращено против израильтян. Только за первые два года “мирного процесса” в терактах погибло 165 граждан еврейского государства. Но в отличие от первой интифады, когда большинство нападений на израильтян совершалось на “территориях”, на этот раз террор пришел в пределы Израиля. За 10 лет Осло в терактах погибло более 1300 израильтян, десятки тысяч получили ранения разных степеней тяжести. Ущерб, нанесенный израильской экономике и имиджу еврейского государства, пока не берется оценить никто.[62]

Декларация Принципов. Избрание в мае 1992 года левого правительства Израиля во главе с лидером партии Труда Ицхаком Рабином дало толчок лихорадочному миротворчеству середины девяностых годов между израильтянами и арабами. Правительство, в которое входил как “железный” Рабин, так и “голуби” Шимон Перес и Йосси Бейлин, обладало уникальной возможностью вести серьезные переговоры о мире с палестинцами. Того, чтобы переговоры принесли плоды, хотела в это время и ООП, потерявшая свои позиции после Войны в Заливе. Израиль немедленно снял запрет на участие ООП в застывших на мертвой точке двусторонних встречах в Вашингтоне. Но самым важным было то, что министр иностранных дел Перес и его заместитель Бейлин приступили к изучению возможности секретных встреч, место для проведения которых согласилась предоставить Норвегия.

В то время как вашингтонские двусторонние переговоры зашли в тупик, на “тайной дорожке” Осло был достигнут беспрецедентный прогресс.

Переговоры открылись 20 января 1993 года в норвежском городе Сарпсборге. Палестинцы согласились признать Израиль в обмен на начало снятия израильской оккупации, которое должно было проходить в несколько стадий.

Когда было достигнуто продвижение — участники перекочевали в Осло. Секретные израильскопалестинские переговоры в Осло увенчались успехом:
Ясир Арафат и Ицхак Рабин подписывают Декларацию принципов, в которой Израиль признает ООП и дает палестинцам статус ограниченной автономии. ООП признает право Израиля на существование.

Начались эти переговоры 20 января 1993 года в норвежском городе Сарпсборге, а когда было достигнуто продвижение — участники перекочевали в Осло. Подписаны Норвежские соглашения были в Вашингтоне по инициативе администрации США, желавшей подобным образом легитимизировать “некошерные” переговоры.

Соглашение ОСЛО 13 сентября 1993 г. Кульминацией переговоров явилась Декларация принципов, подписанная в Вашингтоне 13 сентября 1993 года на лужайке перед Белым домом, вошедшая в историю как “Договор в Осло” или “Норвежские соглашения”. После многих лет ненависти и войны, 13 сентября настал исторический момент: премьер-министр Израиля Ицхак Рабин и председатель ООП Ясер Арафат обменялись рукопожатием на лужайке Белого Дома. Соглашение Осло, выработанное Иоси Бейлиным и его сотрудниками, стало соглашением между двумя народами, которое увидели посредством телевидения 400 миллионов человек. Это соглашение о создании Палестинской национальной автономии должно было стать, по словам представителей американского Госдепа, “ковровой дорожкой к мирному урегулированию на Ближнем Востоке”.

Подписанный документ назывался: “Декларация принципов о временных мерах по самоуправлению”. Самоуправление это должно было создать все предпосылки для постоянного мирного урегулирования, включающего решение проблем палестинских беженцев, Иерусалима и израильских поселений в духе решений СБ ООН 242 и 338.

После подписания Декларации Принципов 1993 года, увенчавшего мирный процесс, начатый в Осло, Израиль передал под контроль палестинцев целый ряд территорий Западного Берега и сектора Газы. Однако территории Западного Берега, переданные под контроль Палестинской администрации, принадлежат ей не полностью. На этих землях расположено много израильских поселений, Израиль контролирует большое количество проходящих через них дорог, а также крупные участки земли, имеющие, с точки зрения Израиля, военное или природоохранное значение.

Ратификация соглашения в израильском кнессете также потребовала нарушения законов и уложений. Протащили их посредством элементарного подкупа двух парламентариев от оппозиции. Стоило это правительству покойного Ицхака Рабина двух постов в правительстве и прилагаемых к ним двух японских автомобилей, что позволило противникам договора долго называть его “соглашением “Мицубиси”.

По договору Израиль отдавал под контроль палестинской администрации, под руководством Арафата, сектор Газа и район города Иерихона. В обмен на признание палестинской стороной права Израиля на существование и отказ от террористической деятельности. Вернее, в обмен на декларацию признания права Израиля на существование и отказа от террора. Кроме того, палестинцы обязались заниматься всеми административными вопросами, бороться с террористами ХАМАСа, развивать экономику и местную промышленную инфраструктуру, а также готовить население к предстоящему мирному сосуществованию с израильтянами.

Основным для правительства Израиля оставалось именно декларативное признание палестинцами Израиля. Причем, декларативное — в плане высказывания признания лично израильским лидерам на встречах. О чем Арафат и его команда говорят вне пределов палестино-израильских раутов, никого не интересовало.[63]

Как кто видел подписанную декларацию рассмотрим на следующем примере. 11 мая 1994 года Арафат выступал в мечети Иоганнесбурга (ЮАР). Говоря о соглашениях с Израилем, он вспомнил о договоре, который пророк Мухаммед подписал в 628 году с родными ему курейшитами. Пророк обещал курейшитам мир на 10 лет. Но через два года передумал, вырезал все племя курейшитов и захватил Мекку. Вот и мы, сказал Арафат, принимаем соглашения с израильтянами “только для того, чтобы проложить путь в Иерусалим”.

Израильское же руководство объясняло все это тем, что палестинскому раису, чтобы укрепиться у власти и начать процесс перемен, необходимо сначала говорить то, что от него хотят слышать. В стране была начата беспрецедентная пропагандистскаядеятельностьвподдержку“мирногопроцесса”.Финансировалась она из карманов американской администрации, а также посредством денег, взятых под американские многомиллиардные гарантии для абсорбции почти миллиона репатриантов — выходцев из СССР.
В 1994 г. Арафат, Рабин и Шимон Перес получают нобелевскую премию мира.

Тем временем падение популярности “Осло” привело и к падению популярности правящей партии “Авода”, и её лидера — премьер-министра И. Рабина. Для “объяснения” роста террора он использовал формулу “По мере продвижения мирного процесса сопротивление его противников будет ужесточаться” и называл жертв террористических актов “жертвами мира”, что вряд ли прибавило ему популярности, но прибавило недоумения: “что же это за мир?”

Палестинская администрациия. 4 мая 1994 года в Каире Израиль и Организация освобождения Палестины достигли согласия относительно начала воплощения в жизнь Декларации принципов 1993 года. Документ детализировал процесс вывода израильских войск с большей части сектора Газа (за исключением еврейских поселений и окружающих их территорий), а также из палестинского города Иерихон на Западном Берегу. Переговоры были трудными и едва не прервались 25 февраля, когда еврейский поселенец из Хеврона на Западном берегу открыл огонь по молящимся мусульманам и убил 29 человек.

Подписанное соглашение содержало места, потенциально способные вызвать проблемы в будущем. Соглашение предусматривало, что дальнейший вывод войск будет осуществлен в течение пятилетнего периода, во время которого должны быть решены самые трудные вопросы создание палестинского государства, статус Иерусалима, еврейские поселения на оккупированных территориях и судьба более 3,5 миллиона палестинских беженцев, покинувших свою территорию во время событий 1948 и 1967 года.

Многие критики мирного процесса замолчали, когда 1 июля восторженные толпы высыпали на улицы Газы, чтобы приветствовать Ясира Арафата. Его возвращение на палестинскую территорию было триумфальным. В районы, освобождаемые израильскими войсками, возвращалась Палестинская освободительная армия. Арафат стал главой администрации на территории Палестинской автономии. А в январе 1996 года он был избран главой Автономии.

Осло-II и убийство Рабина. Первый год палестинского самоуправления в Газе и Иерихоне был отмечен многими трудностями. Палестинские боевики взрывали бомбы, в результате чего гибли десятки израильтян. Израиль блокировал автономные районы и убивал боевиков. Поселенческая активность продолжалась. Палестинские власти справились с беспорядками путем массовых арестов. Среди правых и религиозных националистов в Израиле росла оппозиция мирному процессу. На этом фоне мирные переговоры шли трудно и сбились с графика. Но 24 сентября в египетском городе Таба было подписано соглашение “Осло-II”, которое через четыре дня вторично было подписано в Вашингтоне.

Соглашение поделило Западный Берег на три зоны:

  • Зона А: 7% территории под полным контролем палестинцев (это главные палестинские города кроме Хеврона и Восточного Иерусалима).
  • Зона B: 21% территории под совместным израильско-палестинским контролем.
  • Зона С: оставалась в руках израильтян.

Израиль должен был также освободить палестинских заключенных.
“Осло-II” было встречено палестинцами с осторожным энтузиазмом. В то же время религиозные и правые круги Израиля были в ярости от “сдачи еврейской земли”.

Убийство Рабина 4 ноября 1995 г. В разгар кампании против израильского премьер-министра Ицхака Рабина еврейский религиозный экстремист убил его. Это произошло в субботу вечером, 4 ноября 1995 г. три выстрела, произведенных убийцей Игалем Амиром, преждевременно оборвали жизнь премьер-министра Израиля Ицхака Рабина. Рабин был убит сразу же после окончания митинга в поддержку мира в Тель-Авиве, где сотни тысяч собравшихся продемонстрировали свою солидарность с мирным процессом и свои любовь и преданность лидерам — Рабину и Пересу. Рабин был срочно доставлен в ближайшую больницу Ихилов, где он умер спустя час на операционном столе 4 ноября вызвало шок во всем мире. Премьер-министром стал “голубь” Шимон Перес, архитектор заходившего в тупик мирного процесса.

Приход к власти Биньямину Нетаньяху. Конфликт возобновился в начале 1996 года, когда исламская экстремистская группировка ХАМАС осуществила в Израиле серию разрушительных взрывов, проведенных боевиками-самоубийцами. За этим последовала трехнедельная кровавая бомбардировка Израилем Ливана.

29 мая Шимон Перес проиграл выборы. К власти пришло правительство “Ликуда” во главе с Биньямином Нетаньягу. представителю правых Биньямину Большинство в правительстве (и в народе, хотя это труднее проверить), полагало, что хотя соглашения Осло были и несовершенны,- всё же их нельзя отменить или игнорировать — помимо чисто юридического аспекта, есть опасность, что такой шаг приведёт к ещё большему взрыву террора и к войне со всем арабским миром, когда мировое общественное мнение будет обвинять Израиль в том, что он отверг мир. Именно при правительстве Б. Нетаньягу палестинские полицейские впервые открыли прицельный огонь по солдатам ЦАХАЛа (сентябрь 1996 г.), в результате чего 15 израильских военнослужащих были убиты из израильского оружия (напомним, что именно ЦАХАЛ, согласно соглашению “Осло-2” которое проходило под девизом “Мир в обмен на безопасность”, вооружал полицию ПА). Однако тот же Б. Нетаньягу не счёл возможным прервать полностью процесс Осло и заключил два новых промежуточных соглашения. Он пытался вернуться к изначальным принципам, на которых пытались строить мирный процесс, а именно к принципу обусловленности израильских шагов выполнением палестинцами своих обязательств, однако в обществе создалось ощущение, что речь идёт только о тактических шагах, в то время как стратегически речь идёт о процессе, с которым все согласны — и правые, и левые.

Нетаньяху вскоре сделал опрометчивый шаг снял мораторий на строительство новых поселений на оккупированных территориях, открыл археологический тоннель под комплексом зданий мечети аль-Акса — одной из самых почитаемых в исламском мире. Арабское общественное мнение начало быстро изменяться, да и тоннель по сути спровоцировал обвинения в том, что он подрывает значение святых для мусульман мест в Иерусалиме.

Несмотря на его оппозицию существующему мирному процессу, Нетаньяху под растущим давлением США передал палестинцам сделал два важных шага:

  • в январе 1997 года более 80% территории города Хеврон;
  • 23 октября 1998 года подписал “Меморандум Уайривер”, согласно которому Израиль должен был продолжать вывод войск с Западного берега.

Впрочем, в январе 1999 года споры о реализации “Меморандума Уайривер” привели к развалу правой коалиции Нетаньяху. 18 мая он проиграл выборы лидеру партии Труда Эхуду Бараку, который пообещал за год “закончить столетний конфликт” между израильтянами и арабами.

Пятилетний период, в течение которого, по соглашению в Осло, должно было завершиться разрешение конфликта, истек 4 мая 1999 года. Ясира Арафата, однако, убедили в том, что провозглашение независимости палестинского государства должно быть отложено, чтобы дать возможность для переговоров с новой израильской администрацией.

Вторая интифада (Интифада Аль-Акса). Первоначальный оптимизм по поводу миротворческих перспектив правительства Барака оказался необоснованным. Новое соглашение в Уайривер было подписано в сентябре 1999 года, но помехой дальнейшему выводу войск с оккупированных земель явились разногласия по вопросам статуса Иерусалима, палестинских беженцев, еврейских поселений и границ. В рядах палестинцев росло недовольство тем, что за пять лет мирного процесса достичь не удалось почти ничего.

Эхуд Барак тогда сосредоточил свои усилия на диалоге с Сирией — но тоже безуспешно. Он, впрочем, выполнил свое предвыборное обещание положить конец 21-летнему израильскому пребыванию в Ливане.

21 марта 2000 г. Израиль передает под управление палестинцев 6,1% территории западного берега Иордана. Это последний этап передачи земли в рамках соглашения на реке Уай, подписанного в 1998 году.

В мае 2000 года, после вывода войск из Ливана, внимание вновь обратилось к Ясиру Арафату. Эхуд Барак и президент США Билл Клинтон стали оказывать на Арафата давление с тем, чтобы тот отказался от тактики затягивания переговоров и приложил все усилия, чтобы сделать рывок к окончательному соглашению в резиденции американского президента в Кемп-Дэвиде. Но в течение двух недель переговоров стороны не смогли выработать приемлемых друг для друга вариантов решения вопросов о статусе Иерусалима и права палестинских беженцев на возвращение.

В неопределенности последовавшего за этим тупика ветеран израильских правых Ариэль Шарон, который сменил Нетаньяху на посту лидера блока Ликуд, посетил комплекс зданий мечети аль-Акса на Храмовой горе в Иерусалиме. Это произошло 28 сентября.[64]

Эта акция была воспринята исламистами как публичное оскорбление ислама, что и послужило поводом к началу второй «Интифады» (Интифада Аль- Акса). За этим событием последовали палестинские демонстрации, которые быстро переросли в вооруженное восстание с массированным использованием смертников, то есть превратилась со стороны палестинцев в интенсивную, масштабную диверсионно-террористическую войну.

Несмотря на усилия израильской армии и полиции, полностью обезопасить мирное еврейское население от ударов смертников не удалось, хотя эффективность их действий была весьма высока. 90% диверсантов уничтожались или обезвреживались, но прорывавшиеся через кордон безопасности, как правило, наносили немалые потери. Серьезным был и психологический ущерб от их акций.

Начатый в Осло процесс был почти разрушенный, отношения между Израилем и арабскими странами были наиболее плохими с 1993 года. Вопреки попыткам посредничества нескольких региональных и мировых лидеров, насилие продолжало длиться и в 2001-2002 гг.[65]

В октябре 2000 года впервые с 1996 года состоялась встреча в верхах стран- членов ПОРЯДОК по инициативе Египта и Сирии. Они осудили удары Израиля по палестинским и мусульманским объектам, но удержались от коллективных мероприятий. Организация Исламская Конференция в ноябре 2000 года призвала своих члены разорвать отношения с Израилем.[66]

С дальнейшей эскалацией насилия Марокко, Катар, Оман и Тунис ограничили отношения с Израилем, Египет отозвал посла из Израиля, а Иордания известила о задержке замены своего посла.[67]

Шарон возвращаетя. К концу 2000 года премьер-министр Израиля Эхуд Барак оказался в центре набиравшей обороты эскалации насилия. На Западном берегу и в секторе Газа свирепствовала интифада. Израильская армия резко активизировала действия, проводя ряд наступательных операций против баз палестинских боевиков и уничтожения их военных и политических руководителей. Дело дошло до штурма официальной резиденции Я. Арафата в городе Рамалла. Несмотря на это, интифада продолжалась «Интифада Аль-Акса» означала конец политической карьеры Э. Барака, его коалиция, и 10 декабря премьер подал в отставку, чтобы “искать новый мандат” для разрешения кризиса.
На выборах 6 февраля 2001 года, однако, к власти пришел Ариэль Шарон. Израильский электорат подавляющим большинством отвернулся от формулы девяностых “мир в обмен на землю”. Теперь израильтяне выступали за более жесткий подход к “палестинской проблеме”. Шарон интенсифицировал существовавшую и до него политику убийств палестинских боевиков, авианалетов и вторжений в районы, находящиеся под палестинским контролем. Резко возросло число жертв конфликта. Палестинские боевики усилили кампанию взрывов камикадзе в израильских городах.

Палестинские “ультра” продолжали теракты, используя смертников и убивая обывателей-евреев. Власти Израиля отвечали танковыми атаками и массированной стрельбой по территории Палестинской автономии. Впрочем, кто нападает, а кто отвечает — в этом разобраться трудно. Ясно только то, что ни одной из сторон военного конфликта, перерастающего в большую войну, недостает политической воли остановиться и, несмотря ни на что, продемонстрировать непоколебимое стремление решить все накопившиеся проблемы без драки, за столом переговоров. К сожалению, пока и со стороны международного сообщества такой воли не проявлено.

Эскалация палестино-израильского конфликта все больше подчинялось поведению обеих сторон логике насилия и нерассуждающей мести. По обе стороны фронта опасно возрастает число людей, считающих, что все возможности для компромисса исчерпаны и что массированное возмездие является единственным способом прекратить кровопролитие.

В мае 2001 г Шарм єль Шейхская комиссия по выявлению фактов насилия представила доклад о непрекращающемся насилии между израильтянами и палестинцами (больше известная как доелад Митчелла).

Доклад Комиссии призвал к немедленному и безусловному прекращению насилия, рекомендовал ряд шагов по восстановлению мер доверия между конфликтующими сторонами и призвала к возобновлению мирніх переговоров с целью разрешения проблем, которые являются основой конфликта.[68]

Неутихающий конфликт на территории Израиля привел в действие рычаги террора в Африке. 28 ноября 2002 г. в гостинце “Парадайс-Момбаса” — одной из самых фешенебельных в Кении, был проведен крупный теракт против группы израильских туристов. От взрыва погибли 11 человек и более 80 получили ранения. Из погибших четверо являлись гражданами еврейского государства, еще 20 израильтян были ранены. Практически одновременно неизвестные террористы предприняли попытку подвергнуть ракетному обстрелу самолет авиакомпании “Аркия”, вылетевшего рейсом Момбаса — Тель-Авив. К счастью эта акция оказалась безрезультатной.

Через несколько часов после теракта в Кении премьер-министр Израиля АриэльШаронпровелэкстренноесовещаниеспредставителямиразведывательного сообщества страны. В ходе консультаций было высказано две версии по поводу возможных организаторов нападения на израильских туристов: предположительно это боевики одной из исламистских группировок, связанных с “Аль-Каэдой” и действующих на территории Кении или сопредельных стран; за терактами могли стоять и эмиссары “Оперативного отдела” “Хизбаллы”, обладающего разветвленной инфраструктурой в данном регионе. Глава правительства поручил своему старому другу и новому шефу “Моссада” Меиру Дагану установить, какая из высказанных версий на самом деле соответствует действительности. Кроме того, Шарон дал ему указание любым способом найти и уничтожить как инициаторов, так и организаторов этого преступления.[69]

Вашингтон взял на себя координацию усилий мирового сообщества, пытавшегося остановить насилие. Спецпосланник США бывший сенатор Джордж Митчелл провел расследование причин восстания, а директор ЦРУ Джордж Тенет договорился о перемирии. Ни той, ни другой инициативе, однако, не удалось прервать цепь кровопролития.

В июне 2002 г. появляется новая инициатива, выдвинутая вновь сформированной группой коспонсоров мирного урегулирования в составе США, России, ЕС и ООН. Эта инициатива, получившая называние «дорожной карты», предусматривала поэтапное (в течение трех лет) создание палестинского государства на территории Западного берега реки Иордан и сектора Газа с последующим установление постоянных границ между ним и Израилем. А. Шарон поддержал идею «дорожной карты», а Я. Арафат, согласившись с ней в принципе, выдвинул целый ряд оговорок.Срыв графика реализации «дорожной карты» побудил израильское правительство приступить к односторонней реализации тех ее положений, которые касались вывода израильских войск и ликвидации еврейских поселений.

Существует также план Теннета-Митчела, который предусматривает немедленное прекращение огня, замораживание строительства еврейских поселений и сотрудничество спецслужб Израиля и Палестинской автономии. Но все они остались на бумаге.

Вторая интифада біла более насильственная. Если на протяжении 12 месяцев интифады 1987-1993 погибло более 300 палестинцев и 177 израильтян. В то время как с сентября 2000 по сентябрь 2001г по данным мониторинговой группі по правам человека в Палестине и правам в Израиле біло убито 560 палестинцев и 177 израильтян. До конца ноября 2001 г число жертв возросло до 725 палестинцев и 192 израильтян. К тому же была разрушена экономика палестинских территорий Западного берега и сектора Газа.[70]

Кемп — Девид — 2000. Напомним, что одним из самых чувствительных поражений американской дипломатии последнего времени стал полный тупик палестино — израильских мирных переговоров в Кемп-Девиде в 2000г. Основным содержанием этих переговоров было обсуждение условий ухода Израиля из очередной зоны безопасности с передачей этих земель под контроль палестинской администрации. В качестве отдельного вопроса на повестку дня был вынесен статус Иерусалима. Палестинская сторона, как водится, настаивала на том, чтобы Восточный Иерусалим был передан ей и стал официальной столицей независимого Палестинского государства.

Израиль же никак не мог согласиться на это. И после многодневных обсуждений переговоры были прерваны 25 июля 2000 г. Две недели интенсивных переговоров в Кэмп-Дэвиде завершаются безрезультатно. Стороны не смогли прийти к компромиссу по поводу статуса Иерусалима. Палестинцы и израильтяне обвиняют друг друга в неуступчивости, однако обещают работать над достижением окончательного соглашения.

Одни усмотрели в этом упорное нежелание израильтян стабилизировать обстановку в регионе и выполнять решения ООН многолетней давности. Другие считали, что требования палестинцев заведомо невыполнимы, а значит, сами палестинцы и «торпедировали» переговоры. Во всяком случае, кривая нарастания противостояния начала возрастать. И сегодня продолжается непримеримая борьба между Израилем и палестинской автономией.

Экстренные переговоры Барака и Арафата, состоявшиеся 17 октября 2000г. в египетском курортном городе Шарм-аш-Шейх, завершаются объявлением перемирия. За две недели столкновений погибло уже более 100 человек.

Саммит в Бейруте. В начале марта наследный принц Саудовской Аравии Абдалла предложил новую мирную инициативу по урегулированию ближневосточного конфликта. По своему содержанию инициатива весьма необычна, учитывая особенно, что она исходит от представителя арабской страны. Принц Абдалла заявил, что арабские страны могут признать Израиль при условии возвращения к границам 1967 года, включая возврат Голанских высот Сирии, а также Восточной части Иерусалима. По большому счету, все эти предложения уже содержатся в решениях ООН по ближневосточному урегулированию, однако сам факт, что арабский представитель предложил признать Израиль в обмен на земли, уже звучит интригующе. Следует также отметить, что инициатива Абдаллы вызвала бурный всплеск эмоций как в арабских странах, так и в Израиле, по которым еще рано говорить о реальных позициях сторон.

В центре внимания бейрутского саммита глав арабских государств в Бейруте 27-28 марта 2002 г, как и предполагалось, оказался мирный план наследного принца Саудовской Аравии Абдаллы, предусматривающий в качестве главного условия палестино-израильского урегулирования возвращение к границам 1967 г. Создана общеарабская комиссия по контролю за выполнением проекта Абдаллы. Отвечая на вопрос журналистов о возможной реакции арабских государств на отказ Израиля принять саудовскую инициативу, Мубарак заявил, что общеарабское совещание доведет свое решение до сведения ООН, а затем на основании выводов, сделанных совместной комиссией, может быть созвана новая чрезвычайная встреча арабских лидеров для выработки единой программы действий в отношении Израиля. Следует отметить, что на саммите отсутствовал Ясир Арафат.

Участники бейрутской конференции были едины в оценке политической линии премьер-министра Ариэля Шарона как “обанкротившейся”. Высказывавшееся ранее Шароном пожелание приехать в Бейрут объяснялось “внутриполитическими соображениями” израильского руководства. Общим лейтмотивом бейрутских переговоров стала невозможность договориться с Тель-Авивом, пока во главе израильского правительства стоит Шарон. “Нельзя даже представить себе, что конфликт может быть разрешен при участии Шарона, поскольку этот человек до сих пор думает об изгнании палестинцев” — так, в частности, прокомментировал сложившуюся ситуацию президент Мубарак.

В целом же принятие бейрутским саммитом мирной инициативы Саудовской Аравии заставляет Израиль и США продемонстрировать искренность своих намерений.

Однако совершенный в момент саммита палестинцами теракт в гостинице “Парк-отель” в центре приморского города Натанья, когда в результате взрыва бомбы погибли 19 и были ранены около 100 человек только обострил ситуацию и начал еще сильнее раскручивать маховик противостояния. Ответственность за взрыв взяла на себя радикальная исламистская группировка ХАМАС. Арафат, в свою очередь, заявил о необходимости арестовать лидеров и ХАМАСа, и “Исламского джихада”, и “Бригад мучеников Аль-Аксы”, поскольку их действия приводят лишь к новому раскручиванию бесконечной спирали насилия и террора. Саммит еще раз показывает, что единой политики арабских стран в деле урегулирования ближневосточной проблемы нет. Нет у них и доверия к Израилю (это оправданно), без чего, понятно, мир не наступит. Есть вдобавок и озабоченность действиями США, которые пытаются привлечь на свою сторону некоторые арабские страны, попутно считая, что арабы — террористы.

Но совершенный в дни бейрутского саммита кровавый теракт в израильском городе Натания и предпринятая вслед за этим правительством Ариэля Шарона акция возмездия, направленная против штаб-квартиры Арафата, инициировали созыв заседания СБ ООН. На нем, как известно, была принята резолюция # 1402 о прекращении огня, содержащая не только осуждение терактов со стороны палестинцев, но и действия Израиля, нарушающие достигнутые ранее договоренности.[71]

Очередная резолюция по урегулированию конфликта приобретает на этот раз глобальные измерения. До этого постоянно подчеркивалась сущность самой палестинской проблемы в ближневосточном урегулировании. Теперь же в условиях глобального размаха антитеррористической борьбы урегулирование израильско-палестинского кризиса становится одной из сердцевинных проблем глобальной борьбы против международного терроризма.

Нарастание противостояния. Террор принял поистине невообразимые масштабы-счет убитых и раненых уже превышает несколько сотен. Обстановка в регионе складывается весьма тревожная. Каждый новый день приносит новую череду терактов и смертей. Израильские войска продолжили массированную операцию на Западном берегу реки Иордан. Армия вновь заняла города Калкилия, Вифлеем, Рамалла и Тулькарм. Палестинские боевики встретили огнем израильские танки в центре Вифлеема, в нескольких сотнях метров от места, где, по преданию, родился Иисус Христос. Израильские снайперы тем временем заняли позиции в находящемся по соседству лагере беженцев Дехейшех.

Одновременно премьер-министр Израиля Ариэль Шарон заявил, что не исключал возможности высылки председателя Палестинской автономии Ясира Арафата, находящегося сейчас в своей штаб-квартире в Рамалле. Но от имеющихся проблем так легко отделаться невозможно. Они останутся, даже если не будет Арафата. Чтобы в Израиле установился мир, которого Шарон пытается добиться с помощью военной силы, в изгнание следует отправить всех палестинцев. Конечно, у страны есть право на безопасные границы, а у израильских граждан — право на жизнь без вечного страха перед постоянным террором. Однако война против жителей палестинской автономии не подходит в качестве средства контроля за экстремистами, она лишь час за часом порождает новых.

Заявление «четверки» Нью-Йорк, 26 сентября 2003 года. Представители «четверки» — Генеральный секретарь Организации Объединенных Наций Кофи Аннан, Министр иностранных дел Российской Федерации Игорь Иванов, Министр иностранных дел Италии Франко Фраттини, Государственный секретарь Соединенных Штатов Колин Пауэлл, Высокий представитель Европейского союза по общей внешней политике и политике в области безопасности Хавьер Солана и член Комиссии Европейских сообществ, ответственный за внешние связи, Крис Паттен — провели сегодня встречу в НьюЙорке. Участники «четверки» с глубокой озабоченностью подходят к ситуации в Израиле, на Западном берегу Иордана и в секторе Газа, которая привела к тупику в осуществлении «дорожной карты».

Четверка» напоминает обеим сторонам о необходимости принимать во внимание долгосрочные последствия их действий. Обе стороны обязаны обеспечить быстрый прогресс в направлении полного претворения в жизнь «дорожной карты» к миру. Они вновь подтверждают свою приверженность разделяемому Россией, Европейским союзом и Организацией Объединенных Наций видению Президента Дж. Буша сосуществования двух государств — Израиля и Палестины — в мире и безопасности. Они призывают как израильтян, так и палестинцев выполнить свои обязательства по «дорожной карте», а также обязательства, взятые обеими сторонами перед Президентом Дж. Бушем в ходе саммита на Красном море в Акабе. Участники «четверки» напоминают всем сторонам, что они имеют друг перед другом обязательства и ответственность, которые должны быть реализованы. Каждая сторона должна сделать больше для того, чтобы немедленно и одновременно ответить на ключевые озабоченности другой стороны, как они изложены в «дорожной карте». Участники «квартета» вновь подтверждают свою приверженность «дорожной карте» и возобновлению продвижения сторон к ее скорейшему претворению в жизнь.

Участники «квартета» осуждают злодейские террористические акты, осуществленные в августе и сентябре Хамас, «Исламским джихадом» и «Батальонами мучеников Аль-Акса». Они вновь подтверждают, что такие действия не имеют морального оправдания и не служат интересам палестинского народа. Они призывают палестинцев предпринять немедленные решительные шаги против лиц и групп, проводящих и планирующих насильственные акции. Такого рода шаги должны сопровождаться мерами содействия со стороны Израиля, включая восстановление в полном объеме сотрудничества в сфере безопасности. Они призывают также все государства положить конец предоставлению убежища и поддержки, включая сбор средств и финансовую помощь, любым группам и лицам, которые используют террор и насилие для достижения своих целей.[72]

По сути заявление четверки лягло в основу Резолюции 1515 (2003),принятой Советом Безопасности на его 4862-м заседании 19 ноября 2003 года.

Совета Безопасности ООН единогласно одобрил подготовленную «четверкой» «дорожную карту» продвижения к постоянному урегулированию палестино-израильского конфликта в соответствии с принципом сосуществования двух государств на основе оценки выполнения сторонами своих обязательств.

Вторая война в Заливе. То, что американцы мастера создавать конфликтные ситуации и всякий раз неизменно выступать в роли миротворца общеизвестно. Так, например, в 1898 году американский газетный магнат Уильям Херст послал художника Фредерика Ремингтона на Кубу с заданием рисовать с натуры боевые действия США против Испании. Прибыв на место, Ремингтон обнаружил, что никакой войны не происходит. О чем он немедленно телеграфировал Херсту, попросив разрешения вернуться в Штаты.

Ответ последовал незамедлительно: «Оставайтесь на месте. Ваше дело — обеспечить картинки. Войну я обеспечу». И действительно, вскоре начались боевые действия. Их спровоцировала опубликованная в газетах Херста фальшивка — письмо испанского посла, содержавшее оскорбительные замечания в адрес американского президента. Прошло чуть более ста лет, и Соединенные Штаты, теперь самое могущественное государство в мире, отлично подготовились к войне с Ираком. Одна беда — повода как не было, так и нет, а те, кто спланировал войну, оказались то ли более совестливыми, то ли менее изобретательными, чем Уильям Херст.[73]

Примерно такая же ситуация была создана в преддверии развязывания войны в Ираке. В начале декабря 2003 года Белый дом принял решение начать оперативное развертывание вооруженных сил для нанесения удара по Ираку. В первые две недели января министр обороны Дональд Рамсфельд отдал приказы о переброске в район Персидского залива крупных соединений американской армии. Речь, прежде всего, идет о 3-й механизированной дивизии и 1-й дивизии морской пехоты. По одной бригаде каждого из этих соединений уже находится в Кувейте вблизи иракской границы. Кроме того, не исключена переброска 1- й кавалерийской (танковой) дивизии. Одновременно Пентагон концентрирует вокруг Ирака авианосные группировки. К началу февраля США располагало семью такими группировками, находящимися в оперативной близости от района возможного конфликта. Военное командование США могло уже использовать от 400 до 600 боевых самолетов.

Американские официальные лица утверждали, впрочем, что войска развертываются вовсе не для войны, а для того, чтобы усилить давление на Саддама Хусейна. Однако чем дальше, тем меньше верилось в демонстрационный характер переброски американских войск. И это подтверждено последующими действиями Вашингтона.

27 января руководитель группы инспекторов ООН Ханс Бликс и директор Международного агентства по атомной энергии (МАГАТЭ) Мохаммед аль-Барадей доложили Совету Безопасности ООН результаты трехмесячных инспекций в Ираке. Вашингтон явно рассчитывал на то, что инспекторы если и не найдут складов ядерного, химического и бактериологического оружия, то хотя бы сумеют уличить Багдад во лжи. Сведения об отсутствии у Ирака оружия массового уничтожения, содержавшиеся в специальной декларации, явно должны были оказаться недостоверными. Наконец была надежда на то, что Саддам проявит свою диктаторскую натуру и попытается ставить ооновским инспекторам палки в колеса.

1 марта 2003 года в Египте завершился саммит Лиги арабских государств. По завершении встречи ее участники приняли резолюцию, полностью отвергающую возможность войны с Ираком. Лидеры арабских стран призвали разрешить кризис, сложившийся вокруг иракской программы вооружений, мирными средствами, и заявили, что инспекторам ООН, работающим в Ираке, надо дать соответствующее время для завершения их миссии. Одной из главных новостей на саммите стало предложение Объединенных Арабских Эмиратов. Эмираты — первыми из всех арабских стран — обратились к президенту Ирака Саддаму Хусейну с официальным предложением уйти в отставку и избежать тем самым начала боевых действий. Письмо, содержащее это предложение, было передано представителям Багдада. В документе говорилось, что если Саддам Хусейн и остальные представители иракского руководства в течение 14 суток покинут свою страну, то им будет гарантирована неприкосновенность, а управление Ираком будет передано ООН и Лиге арабских государств.

Понятно, что в интервью американскому телевидению Саддам подобную идею отверг на корню, подчеркнув, что намерен умереть в Ираке.

“Мы против войны с Ираком или любым другим арабским государством и будем рассматривать ее как угрозу всей арабской нации”, — заявил, открывая саммит, президент Ливана Эмиль Лахуд. В то же время он призвал Багдад “продолжить сотрудничество с Объединенными Нациями с тем, чтобы не дать предлога к войне”. В частности, Сирия при поддержке некоторых других государств придерживалась жесткой точки зрения: Дамаск считает, что войны можно избежать лишь в том случае, если никто из арабов не согласится пустить американцев на свою территорию.

Однако уже в регионе Персидского залива было сосредоточено более 200 тысяч американских и британских солдат и, как подчеркивает корреспондент Би- би-си, шансов на то, что лидеры ЛАГ подписали бы такую резолюцию и указали американцам и британцам на дверь, в нынешней обстановке практически не было.[74]

Между тем, вопрос о западных частях послужил поводом для стычки между представителями Ливии и Саудовской Аравии. Ливийский лидер Каддафи заявил, что саудовские власти пошли на сделку с дъяволом, предложив американцам создать базы на своей территории. Саудовский наследный принц Абдалла в ответ назвал Каддафи лжецом, посоветовав ему не лезть в дела других государств.

В такой ситуации общий призыв к мирному решению кризиса был чуть ли не единственным доступным делегатам решением. Хотя арабские лидеры отчаянно стремились избежать этой войны еще и потому, что опасались последующего всплеска народного гнева на своей территории. Они также не хотели, чтобы появился прецедент, когда Америка силой меняет режим в одной из арабских стран.

Большой блеф США. Вашингтону, для которого свержение иракского лидера давно стало своего рода идеей фикс, было достаточно любого из трех поводов. США, как известно, отстояли свое право начать военную акцию против Ирака немедленно, как только руководители инспекции сообщат о тех или иных «существенных нарушениях» Багдадом резолюции Совета Безопасности. При этом Вашингтону нет необходимости добиваться новой резолюции. 28 января, на следующий день после отчета инспекторов, президент США выступает в Конгрессе с ежегодным обращением к нации. И это отличная возможность объявить Ираку войну. Затем можно сразу же начать воздушные удары, а за последующие две недели завершить переброску войск. Война кажется практически неотвратимой, если не считать того, что инспекторы, похоже, не оправдывают возлагавшихся на них надежд.

Посол США в ООН Джон Негропонте заявил, что «формальное и поверхностное» сотрудничество Ирака с инспекторами свидетельствует о том, что Багдад продолжает лгать. Представитель госдепартамента США Ричард Баучер уже отметил, что «отказ Ирака от сотрудничества становится все более очевидным», а в иракской декларации такое множество пробелов, что одно это уже тянет на «существенное нарушение» резолюции ООН. За которым и должны последовать «серьезные последствия». Американцы на практике реализовали самими же предуманым очередным мифом “о ядерном оружии Ирака”.

Фальсифицируя, до неприличия, данные по этому вопросу, первые лица США были пойманы, что называется, за руку в этих нечистоплотных попытках приписать Ираку наличие у него ядерных установок, тайных заводов по производству ядерного оружия, фотографии которых были смонтированы самими американцами. И эту дезинформацию доводил на заседании Совета Безопасности ООН госсекретарь США Колин Пауэл. Другие высокопоставленные деятели администрации США с маниакальной настойчивостью, как зомби, также повторяли одно и то же. А именно то, что им было выгодно говорить для реализации американской стратегии. Ведь если бы у Ирака действительно было ядерное оружие и другие виды оружия массового уничтожения, США никогда бы не развязали наземную войну против него. Именно точное знание того, что этих видов оружия у Ирака нет, позволило США так уверенно решиться на вторжение в Ирак.

При внимательном рассмотрении действий Вашингтона можно убедиться, что его политика четко совпадает с направлениями нефтепроводов.

Главная войны в Ираке цель — захватить огромные запасы нефти Ирака, поставить под контроль нефть всего Ближнего Востока и таким образом стать хозяином мирового нефтяного рынка. Кроме того, американцам не терпится побыстрее подобраться к Каспию, где, по прогнозам, нефти еще больше. Вот почему следующей их жертвой будет Иран как совладелец каспийской нефти.

Операция «Свобода Ираку» (20 марта 2003 — 1 мая 2003г) — военная операция коалиционной группировки вооруженных сил США, Великобритании, Австралии и символического контингента Польши против Ирака нанесла удар по системе международных отношений. Практически без объявления войны союзники на практике реализовали концепцию превентивных ударов. Последнюю войну — войну США и Великобритании против Ирака — оправдывали, в первую очередь, мнимым наличием запрещенного оружия массового уничтожения. Это утверждение, не выдерживающее никакой критики с международно-правовой точки зрения, которое к тому же оказалось откровенной дезинформацией.

Военная операция коалиционной группировки вооруженных сил США, Великобритании, Австралии и символического контингента Польши против Ирака нанесла удар по системе международных отношений. Практически без объявления войны союзники на практике реализовали концепцию превентивных ударов.

Если к началу войны, войска союзников США и Великобритании были укомплектованы и оснащены ВВТ полностью, то Ирак вышел из войны 1991 года при сохраненном 20 % военном потенциале, что сделало Ирак абсолютно не способным к борьбе в какой-нибудь агрессивной войне. В ходе инспекций ООН было продолжено разоружение Ирака. Ральф Екеус, руководящий инспекциями после 1991 года официально заявил, что инспекции и военные действия уничтожили 93 % военного потенциала Ирака. Одним словом Ирак не мог противостоять американской военной машине, что реально и было подтверждено. Начав войну против Ирака, США преследовали несколько политических и экономических целей.

Главный аргумент Вашингтона в обосновании агрессии против Ирака — недемократизм режима Хусейна. Зыбкий аргумент, несостоятельный. Не в том смысле, что отсутствие демократических норм в Ираке следует оспаривать — тут все ясно. А в том смысле, что внутренние порядки в другой стране не могут быть причиной нападения на нее. Мало ли кому какой режим не нравится.

По словам Буша, операция проводится для “разоружения режима Хусейна” и “освобождение” иракского народа от “диктатуры”.

Вторую войну в Заливе — войну США и Великобритании против Ирака — оправдывали, в первую очередь, мнимым наличием запрещенного оружия массового уничтожения. Это утверждение, не выдерживающее никакой критики с международно-правовой точки зрения, которое к тому же оказалось откровенной дезинформацией.

Среди других важных причин Второй войны в Заливе следует назвать интересы Израиля, который рассматривал режим Саддама Хусейна как угрозу своей безопасности.

Израиль мог серьезно воздействовать на политику США. Ариель Шарон неоднократно заявлял, что его правящая партия оказывает большое влияние на американский конгресс.

Произраильское лобби демонстрирует высокую активность в высших эшелонах власти США. Одним из наиболее ярких его представителей является заместитель министра обороны Пол Вулфовиц. Чтобы оправдать принцип упреждающих действий, заложенный в основу Стратегии национальной безопасности США, Вулфовиц заметил: «Килотонна профилактики стоит мегатонны лечения».

Его усилия в основном сводятся к тому, чтобы направить курс американской политики на осуществление целей, отвечающих интересам радикального ориентированного на войну правого крыла израильского руководства, которое занимает правящие позиции в этой стране.

Для этого предпринимаются попытки сделать так, чтобы США воспринимали как врага любую страну, которую нынешняя власть в Израиле считает угрозой безопасности. Экстремисты в американской и израильской политике заявляли в связи с войной об «историческом» шансе «изменить» Средний Восток и перекроить политическую карту. Израильский министр обороны Ш. Мофаз в своем обращении к Конференции президентов ведущих еврейских организаций США, проводившейся в Иерусалиме заявил: «Мы проявляем большой интерес к формированию Среднего Востока уже на следующий день после окончания войны».

Как следует из комментария о политике Израиля, опубликованного в «The New York Times», идея заключается в том, что «после падения режима Хусейна, будет запущен эффект домино».

Президент Буш в одном из своих обращений к нации по поводу войны в Ираке дал понять, что он не хочет тратить время на обсуждение нюансов международного права. Он сказал, что это «не вопрос правомочности, это вопрос воли».

Анализ некоторых аспектов характера Второй войны в Персидском заливе свидетельствует о том, что она во-первых, лишена оснований, так как Ирак не представлял непосредственную угрозу для США, что позволяет государству в соответствии с нормами международного права первым начать войну в целях самообороны. Во-вторых, эта война нелегитимна, так как превентивная война не только противоречит международному законодательству, но и является военным преступлением. В-третих, эта война основана на абсолютно предвзятой позиции США так называемых двойных стандартах. Обвинив Ирак в нарушении резолюций ООН и развязав войну против этого государства, Соединенные Штаты, тем не менее, поддерживают такие страны, как Израиль, Пакистан и Турцию, которые не выполняют ооновских предписаний.

США, осуществив оккупацию Ирака, и, несомненно, Вашингтон решил ряд важнейших задач, среди них:

  • Геополитическая: достиженуты стратегические изменения расстановки сил на Ближнем Востоке в пользу США и Израиля и достигнуты условия для преобразования геополитического пространства на Ближнем Востоке;
  • Геостратегическая — осуществлено проникновение в регион, обладающий мировыми запасами энергоносителей, обеспечили установление контроля над нефтяными ресурсами Ирака и закрепили свое военного присутствия в этом важном стратегическом регионе, установили контроль за стратегически важными транспортными коммуникациями и приблизились к территориям стран, являющихся источником опасности.
  • Политическая — низвержен режим Хусейна и приступили к «изменению режима» по принудительной демократизации Ирака.
  • Экономическая — получен доступ к иракской нефти и возможность перераспределения нефтяных потоков.
  • Военно-техническая — оживление деятельности ВПК за счет получения заказов на производство нового вооружения и военной техники взамен использованных устаревающих и требующих колоссальных расходов для своего хранения боеприпасов и вооружений в ходе войны против Ирака, испытание новых боеприпасов и вооружений.
  • Интересная деталь, по состоянию на 1 января 2007 года американцы потеряли в Ираке 3000 военнослужащих. Потери иракского населения несоизмеримы и достигли порядка 500 тыс. человек. Расходы американцев составляют около 5 млрд. долларов в месяц. Для сравнения.
  • Когда Президент Буш-старший начал войну в Персидском заливе в 1991 году, широкая многосторонняя коалиция, которую он тщательно сформировал, покрывала более 80% всех финансовых затрат.[75]

Израиль незримо присутствовал и в первой, и второй войне, развязанной США в зоне Персидского залива. Война против Ирака-это война против мотивированного противника не только США, но и Израиля для которого Саддам Хуссйн был врагом номер один. Практически руками Соединенных Штатов и Великобритании, Израиль решил важнейшую стратегическую задачу — убрал своего главного оппонента, особо не напрягая усилий. Представление о Сирии и Иране, оставшихся после падения режима С.Хуссейна, как об основных проблемных точках региона означает, что Израиль тем самым не исключает возможности перенацелить на их в качестве новой цели для США, о чем и свидетельствуют события последних месяцев.

Войны США с 1775 по 1991 год и затраты на их ведение

Таблица 2.1

 

Американские войны

Общая, млрд

$/На душу населения

 

Американские войны

Общая, млрд

$/На душу населения

Война за независимость (1775- 1783)

2,2/$447

Первая мировая (1917-1918)

190,6/2489

Наполеоновские (1812-1815)

1,1/120

Вторая мировая (1941-1945)

2896,3/20388

С Мексикой (1846-1848)

1,6/68

В Корее (1950-1953)

335,9/2266

Гражданская (1861-1865)

62,0/1686

Во Вьетнаме (1964-1972)

494,3/2204

С Испанией (1898)

9,6/110

В Персидском заливе (1990-1991)

76,1/306

Примечание. Стоимость в долларах 2002 года.

Следует обратить внимание на Израиль, уникальность которого заключается в том, что он не имеет ни одного естественного союзника в регионе, который поддерживал бы его не по текущим политическими или экономическим соображениям, но из-за идеологической или религиозной общности взглядов.

Война в Ираке, да, впрочем, и в Югославии тоже, подтвердила общую тенденцию на преимущественное использование в них средств «стратегии непрямых действий» в сочетании с военным насилием.

Военную акцию против Ирака следует рассматривать, с одной стороны, как наиболее четкое за последние годы проявление военно-политического курса США, выражающееся в силовом с нарушением всех норм международного права подчинении “взбунтовавшегося” регионального центра силы, так и в качестве одного из начальных шагов на пути обеспечения безусловной гегемонии Вашингтона в мире.

Смена власти. Возродившаяся после смерти Я. Арафата в ноябре 2004 г. надежда на возобновление процесса мирного урегулирования и прекращение

«Интифады Аль-Акса» угасла. Хотя сменивший Я. Арафата на посту главы ПНА Махмуд Аббас заявил о принятии «дорожной карты» и даже предпринял некоторые шаги на пути ее реализации, на состоявшихся в феврале 2006 г. парламентских выборах возглавляемое им движение «Фатх» потерпело поражение. Победу на них одержал «Хамас», заявивший, что ни о каком компромиссе с Израилем не может быть и речи и что он не считает себя связанным ранее заключенными соглашениями.

После состоявшихся в марте 2006 г. парламентских выборов в Израиле новый премьер-министр страны Э. Ольмерт объявил о продолжении реализации плана «одностороннего размежевания», в соответствии с которым территория Израиля будет отгорожена от ПНА бетонной стеной (завершение строительства которой намечено на конец 2008 г.), а израильские войска выведены к 2010 году.

Премьер-министр Израиля: Эхуд Ольмерт лидер центристской партии “Кадима”, возглавляет коалицию, включающую левоцентристскую Партию труда и ультраортодоксальную партию ШАС. В марте 2006 года “Кадима” победила на парламентских выборах с незначительным перевесом. Ольмерт заявляет о своем намерении установить постоянные границы государства Израиль. Это предполагает уход израильтян с части Западного берега и включение в состав Израиля нескольких больших еврейских поселений на оккупированных территориях. План будет осуществлен независимо от того, будут в нем принимать участие палестинцы или нет. Будучи вице-премьером, Ольмерт принял обязанности премьер-министра Ариеля Шарона после того как он перенес обширный инсульт в январе 2006 года. Еще до болезни Шарона в стране были объявлены досрочные выборы.[76]

Стена, символизирующая «постоянные границы Израиля», в основном проходит по тем линиям перемирия, которые были установлены после первой арабо-израильской войны 1948–1949 годов. Исключение составляют только Иерусалим, который предполагается сохранить как «единую и неделимую столицу Израиля», и анклав на Западном берегу реки Иордан, где находятся основные блоки еврейских поселений. Предполагается, что в виде компенсации за него ПНА выделит вдвое большую площадь в другом месте.

Принятие плана «одностороннего размежевания» нельзя рассматривать как победу «миротворцев», поскольку оно означало крах самой доктрины «Великого Израиля» в целом и переход к политике изоляционизма в регионе. В военном отношении возведение почти четырехсоткилометровой стены нельзя интерпретировать иначе как отказ от активной в пользу пассивной обороны. Как свидетельствует весь опыт военной истории, начиная с Великой китайской стены и до «линии Мажино», гарантии безопасности такая оборона не дает. Скорее наоборот, она стимулирует противника к наступательным действиям, подтверждением чего является победа на выборах движения «Хамас», которой не скрывает, что его целью является война до победного конца.

Согласно плану «одностороннего размежевания» у Израиля окажется более 75%, а у ПНА — менее 25% территории Палестины. Такой раздел Палестины не соответствует резолюции Генеральной Ассамблеи ООН № 181, а следовательно, с международно-правовой точки зрения он не легитимен. Палестинцы имеют основания для продолжения борьбы за возврат незаконно захваченных земель.К этому их будет побуждать и быстро нарастающая перенаселенность территории ПНА. Уже сейчас в секторе Газа на площади в 364 кв. км проживает 1,4 млн. человек. 

Последнее изменение Вторник, 27 Январь 2015 19:59

Авторизуйтесь, чтобы получить возможность оставлять комментарии
Go to top