Заключение

Бахрейн, Египет, Иран, Ирак, Израиль, Иорданию, Йемен, Ливан, Катар, Кувейт, Сирию, Саудовскую Аравию, Оман, ОАЄ, Турция — все это Ближний Восток. Здесь пересеклись религии и народы. Регион, который есть и еще долго будет основным источником нефти для мировой экономики. И в то же время один из наиболее конфликтно-опасных регионов мира.

Обострение военно-политической обстановки на Ближнем Востоке неоднократно оказывало дестабилизирующее воздействие на общемировую обстановку. Вот и последняя ливано-израильская война приавела в действие мировое сообщество, которое пыталось решить задачу прекращения огня и предотвратить массовую гибель гражданского населения.

Где и когда началась эта война? Двенадцатого июля, сразу после девяти утра по местному времени, когда боевики движения “Хезболла”, проникнув через северную границу на территорию Израиля, захватили израильских резервистов Эхуда Гольдвассера (Ehud Goldwasser) и Эльдада Регева (Eldad Regev), которым оставался всего день до окончания службы? Или в пятницу, 9 июня, когда от израильских снарядов на пляже в Секторе Газа погибло по меньшей мере семеро мирных жителей? А может быть, в январе этого года, когда выборы в палестинское законодательное собрание выиграл ХАМАС, показав всем, что у триумфа американской политики демократизации есть и оборотная сторона? В 1982 году, когда Израиль вторгся в Ливан? В 1979-м, когда в Иране произошла исламская революция? В 1948-м, когда было создано Государство Израиль?

У простых вопросов не может не быть сложных ответов. Даже если все согласны друг с другом в том, как трактовать основные факты, тут же возникают другие вопросы: кто они — «боевики», «солдаты» или «террористы»? Просто «захвачены», «захвачены в плен» или «похищены»? В зависимости от подбора фактов меняется и их трактовка. А уж в таких ситуациях, как эта, любую жестокость можно объяснить или оправдать тем, что в прошлом была какая-то еще большая жестокость.

В новом обострении арабо-израильского конфликта нет ничего неожиданного. Обе стороны к нему долго и напряженно готовились. Ну, а если на стене висит ружье, то почему бы из него не выстрелить?..

Определение “последняя война” на Ближнем Востоке переходное: последняя не вообще, а по календарю — до того, как начинается война новая. В недалеком прошлом Израиль уже сотни раз бомбил “террористическую инфраструктуру”, “базы террористов”, “пути доставки оружия”. По “непонятным причинам” после подобных операций долгожданный мир никак не наступал, несмотря на все “миролюбивые усилия” израильского руководства. Тысячи раз мирное население наказывалось массированными обстрелами, с тем чтобы оно прекратило “поддержку террористов”, но оно почему-то не прекращало. По замыслу израильских политиков после таких ударов врагу остается только приползти на коленках и сдаться, приняв все израильские условия, но этого почему-то не происходило.

Вообще говоря, за шестьдесят лет совместного существования обеим сторонам ближневосточного конфликта следовало бы чему-нибудь научиться, но этого тоже почему-то не происходит... Конфликтующие стороны теперь заявляют, что наносят “точечные удары” по военным силам противника, но обе они, мягко говоря, лукавят.[214]

У древних римлян была поговорка: “Ты обречен, а значит, все дозволено”. Сейчас подобное утверждение применимо и к Израилю. Осознание своей обреченности снимает любые “тормоза” и дает неограниченную свободу действий. Вы похитили нашего солдата? Мы уничтожим у вас целые кварталы. Вы выпустили по нам ракеты? Мы сотрем с лица земли ваше государство.[215]

Чем дальше, тем более ассиметричными будут действия Израиля. Ему терять нечего, поэтому арабы заплатят за уничтожение Еврейского государства дорогую цену. Неисключено, что в агонии уничтожения цивилизованный Израиль может использовать те ядерные арсеналы, которые имеются в его в распоряжении. А это, по оценкам специалистов, порядка двухсот боеголовок.

К сожалению, наблюдаем паралич ООН, её Совета Безопасности. И это очень дорого может обойтись всем народам. Этот паралич воли может стать прелюдией развития еще более страшных военных конфликтов.

Война в Ливане постепенно становилась затяжной, и ажиотаж в мировых СМИ, вызванный первыми кадрами бомбардировок и обстрелов, спадает. Основные сражения перемещаются из военной сферы в дипломатическую, правда ,особого успеха на этом поле пока никто не достиг.

Авианалеты Израиля, поначалу будоражившие мировое общественное мнение, постепенно стали рутиной. Кадры, показывающие степень разрушений в ливанских городах, а также раненых ливанцев на больничных койках, уже не вызывают былого интереса. То же самое касается и действий “Хизбаллы”: если первый ракетный обстрел Хайфы стал сенсацией всемирного масштаба, то сейчас, когда в этом городе ракеты рвутся ежедневно, эта тема перестала сильно волновать зрителей и читателей. А жертвы и разрушения в израильских городах стали уже чем-то вроде терактов в Ираке, где день без взрыва — куда более редкое явление, чем сами взрывы. Единственным заметным событием на фронтах стало начало ограниченной наземной операции ЦАХАЛа на юге Ливана. Но и оно публике не слишком интересно — сражения за небольшие деревеньки без ярких телекартинок кажутся даже менее драматичными, чем бомбардировки Бейрута или взрывы в Хайфе.

Зато на дипломатических фронтах, наконец, началось оживление. Поначалу опешившие от стремительного развития событий на Ближнем Востоке мировые лидеры наперебой стали высказываться по существу проблемы и предлагать свои рецепты выхода из кризиса.

На данный момент относительно четко прослеживаются две точки зрения на конфликт. Первая — стороны должны срочно остановить боевые действия и затем решать свои проблемы за столом переговоров. Вторая — террор должен быть наказан, а угроза Израилю снята, после чего должны начаться консультации о дальнейшем урегулировании.

В переводе с дипломатического на человеческий первая точка зрения предполагала остановку Израилем бомбардировок Ливана и отвод войск. После чего, по мысли сторонников этой идеи, Иерусалим должен пытаться каким-то образом уломать боевиков обменять своих солдат в обмен на заключенных арабов. Причем почти без шансов на успех.
Вторые считали, что ЦАХАЛ должен сначала свернуть “Хизбалле” шею, чтобы она “бесплатно” отдала солдат в страхе перед продолжением военной операции.

Первый вариант по душе Ливану, самой “Хизбалле”, а также большей части арабских и европейских стран, а второй наибольшее понимание находит в Израиле и США.

Однако оба этих варианта, мягко говоря, трудноосуществимы. Остается уповать на ООН, но трудно ожидать решимости Кофи Анана, который готовится покинуть свой пост. ООН вплотную приблизилась к тому, чтобы сформировать полноценный миротворческий воинский контингент для Южного Ливана.

ЕС выделил миротворческий контингент: Италия — 3 тыс. человек, командование силами; Франция — 2 тыс. человек, командование силами; Испания — 700-800 человек; Польша — 600-800 человек; Греция, Латвия, Швеция — единичные подразделения, флот; Германия — транспорт, лазареты.

Позиции Франции в Ливане, находившемся под ее управлением после Второй мировой войны, особенно сильны, и до недавнего времени предполагалось, что именно французы составят костяк сил ООН.

Наибольшее количество миротворцев — три тысячи — отправилаь в Ливан Италия. Официальный Рим также выражал готовность командовать подразделениями ООН.

Можно утверждать, что вторая ливанская война не принесла мир на Ближний Восток. Война принесла палестинцам и народу Ливана огромные бедствия, но боевики готовы и впредь платить и разрушенной экономикой, и бесчисленными жертвами за уничтожение Израиля. Никакая плата не кажется им чрезмерной. Не дорожа собственной жизнью, с какой стати они должны дорожить жизнью и благополучием своих соседей!

Установленное перемирие лишь временная передышка, необходимая сторонам для накопления сил перед решающими схватками. Понятно, что никто не станет разоружать «Хезболлах». С этим согласны даже израильтяне, которые теперь требуют поставить хотя бы заслон на пути поставок вооружений этой группировке. Скорее всего «Хезболлах» интегрируется в ливанское государство и ливанскую армию и заявит о своих претензиях на власть в стране. Во всяком случае, с надеждами, что Ливан станет светским, многоконфессиональным, демократическим государством, придется подождать.

Не исключено, что геополитические последствия нынешней неудачной кампании Израиля в Ливане будут иметь катастрофические последствия для Ближнего Востока, а также для отношений между христианским и мусульманским мирами. И с ним нельзя не согласиться.

Да Палестина и Израиль, считающиеся родиной трех религий, могут превратиться в арену давно предсказуемого “столкновения на разломах цивилизаций”. Каждая из сторон будет считать себя при этом правой в войне за свою свободу и безопасность. Уход Израиля с территории Палестинской автономии еще не означает, что он будет конвертирован в мир.

Сегодня Израиль — уникальная страна, практически не имеющая ни одного естественного союзника в регионе, который бы поддерживал ее не по текущим политическим или экономическим соображениям, а из-за идеологической или религиозной общности взглядов. Но Израиль и без этого умеет постоять за себя, ловко манипулируя интересами могущественных держав, таких как Америка. Произраильское лобби демонстрирует высокую активность в высших эшелонах власти США.

Усилия лобби в основном сводятся к тому, чтобы направить курс американской политики на осуществление целей, отвечающих интересам правящего и воинственно настроенного радикального правого крыла израильского руководства. Многое, в частности, сделано для того, чтобы любую страну, которая представляет угрозу для нынешней власти в Израиле, США воспринимали как личного врага. Таким образом, грандиозные представления президента США Джорджа Буша о мирном Ближнем Востоке во многом срежессированы той кровавой враждой, которая отравляет отношения между Израилем и его соседями.

Как видим, Израиль продолжает оставаться региональной сверхдержавой, обладающей лучшей на Ближнем Востоке армией, боевая готовность которой достигается интенсивной боевой подготовкой, и как следствие, достигнут высокой уровень профессионализма личного состава ЦАХАЛ. А политика «ядерной неоднозначности» проводимая государством Израиль, означаюшая, что официально им не признается наличие ядерного оружия (поэтому не подпадает под соответствующие политические и экономические санкции), с умелым дозируванием информация об их наличии, позволяет военно политическому руководству иметь в своем распоряжении мощное средство для устрашения арабских стран региона, обеспечивая “огромную политическую маневренность” и большую свободу действий. На протяжении практически всей истории Израиля многочисленные «удары возмездия» и «превентивные удары» по территории соседних арабских стран, в том числе и оккупация части их территорий, объяснялись необходимостью противостояния угрозе уничтожения еврейского государства.

В условиях перманентной конфронтации с соседями по региону, а также принятия конференцией глав арабских государств в Хартуме вскоре после арабо- израильской войны 1967 г. резолюции о «трех нет» («нет» признанию Израиля, «нет» переговорам с Израилем, «нет» миру с Израилем), Израиль счел для себя возможным открыто игнорировать целый ряд норм международного права и цивилизованного внешнеполитического поведения, принятого в сообществе демократических государств, к которым причислял себя Израиль.

Но после войны в Ливане Тель-Авив оказался в трудном положении, его изоляция в регионе усилилась. В самом еврейском государстве обострился внутриполитический кризис. Перспектив израильско-палестинского урегулирования нет. Но весьма вероятным выглядит превентивный удар Израиля по ядерным объектам Ирана. В условиях, когда Израиль и Пакистан обладают ядерным оружием, а Иран стремится создать научно-техническую базу для его производства, возможно, что доступ к ЯО попытаются получить Египет, Саудовская Аравия и Турция.

Существует, конечно, теоретическая возможность, что Израиль применит силу для срыва иранской ядерной программы, однако в свете иракской войны и собственных просчетов летом 2006 года в Ливане подобная попытка со стороны Тель-Авива была бы верхом неосмотрительности. Так что миру, похоже, пора привыкать к мысли, что скоро ядерное оружие будет иметь пара десятков государств.

А пока Израиль, заинтересованный в том, чтобы расширить конфликты в арабских и мусульманских странах, для чего он интенсивно поощряет США.

Еще в 1950-х, во времена “холодной войны”, согласно доктрины Эйзенхауэра Соединенные Штаты объявили свою готовность помочь вооруженными силами любой Ближневосточной стране, запросившей помощи в борьбе с международным коммунизмом. Этой уловкой Вашингтон пользовался неоднократно в течение четырех десятилетий для того, чтобы окрашивать бесчисленных национальных лидеров от Моссадыка до Нассера красным цветом. Красный окрас оправдывал применение вооруженных сил и любое другое действие.

В ряде случаев целью подобных операций становилась смена правительства. Однако лишь в 16-и случаях США официально брали на себя ответственность за вторжение на территорию иного государства. При этом лишь в двух из 16-и случаев (в Афганистане и на Гаити) США получали мандат международного сообщества на проведение подобных операций. В остальных случаях США действовали в одиночку, опираясь на собственную военную мощь. Соединенные Штаты, развязав войну в Ираке, дестабилизировали не только Ближний Восток, но и взорвали мировой нефтяной рынок (нефть на нью-йоркской бирже перешагнула 50 долларовый рубеж за баррель). Напомню, что согласно прогнозу на текущий год, спрос на нефть должен был составить 1,1-1,4 миллиона баррелей в день. Реальный спрос на сегодня — 2,2-2,8 миллиона баррелей.

Нынче можно утверждать и для этого есть основания, что не события 11 сентября, а качественно новый этап в американской стратегии и поведении в мире знаменует начало новой эры. Эта стратегия целенаправленно в одном регионе вслед за другим устраняет конструкции миропорядка второй половины ХХ века, фундамент которых был взорван не «Аль-Кайдой», а разрушением биполярного мира.

Военно-политическая обстановка на Ближнем Востоке всегда была сложной и на это есть причины: регион перегружен конфликтным потенциалом. Внутренние противоречия региона: противостояние арабский мир и Израиль, израильско- палестинский конфликт. Кроме того, на конфликтный потенциал воздействуют вне региональные силы, где первую скрипку играют США, разведывательные службы и различные религиозные общины. Усилиями Вашингтона, Лондона, Парижа и Москвы регион настолько милитаризирован и страсти настолько накалены, что никто не предскажет для него спокойного развития событий.

Если внимательно проанализировать список «стран изгоев», то можно сделать интересный вывод: этот список продиктован не их непосредственной ролью в «воспитании террористов», а составлен из тех государств, которые до событий 11 сентября были препятствием для втягивания региона нефтересурсов в американскую орбиту и глобальной роли США. Сейчас же вполне оправдывается и предсказание, что заинтересованные союзники США позаботятся о том, чтобы в разряд врагов попали «нужные страны».

И это действительно так. Проблемы Ближнего Востока, оставшиеся после падения режима С.Хуссейна, так и остались не разрешенными. Более того, сгустились тучи над Сирией и Ираном. С подачи Израиля и его спецслужб они превратились в основные проблемные точки региона. Это означает, что Израиль тем самым не исключает возможности перенацелить США на них в качестве новой цели. Да и с точки зрения Вашингтона Иран, являясь важным связующим звеном между Персидским заливом и Каспийским регионом, а также Закавказьем, в то же время обладает существенными природными ресурсами, а это нефть и газ чего явно недостает Штатам. А вот если прибрать к рукам Иран (Ирак уже в руках американцев), то можно обеспечить себе также влияние в прикаспийских и причерноморских бывших республиках СССР, а это значит, что США овладевают полностью мировым энергетическим эллипсом и стратегическим поясом вокруг него — морскими подступами к нему и путями транспортировки углеводородов. Таким образом, огромные по объему запасы нефти Ирака и Ирана попадают под контроль Вашингтона. А это естественно приведет к снижению роли ОПЕК.

Но здесь имеется одно но, которое следует все же учитывать. Если Буш всеми силами будет стараться распространить свой проект масштабных перемен на территорию Ирана. То следует ожидать и активного противодействия. Ведь такие действия — отличное подспорье для Усамы бин Ладена и его шиитских коллег — экстремистов! Трудностей с набором добровольцев у них явно не будет


Отношения между Сирией и Израилем, Ираном и Израилем остаются желать лучшего, ибо существующие противоречия базируются на взаимных обвинениях, которые не решены до сих пор.

Американцы ловко подменили советскую угрозу угрозой мирового терроризма и принялись за дело, решая задачи по построению евразийской дуги контроля за энергоносителями и проникновения в регионы, которые были в сфере влияния России.

Заодно Вашингтон проверил и новые концепции ведения войны. Это был сначала Афганистан, где сегодня за вывеской нового протектората хаос и все готово к очередному взрыву, если только ослабить контроль. Натовцы готовятся увеличить численность своих войск в Афганистане.

А вот в Ираке американцы открыли ящик Пандоры, который готов стать для них вторым Вьетнамом. Демократизация мусульманских государств затянулась. Но Вашингтон продолжает давление на Сирию и Иран, которые явно не вписываются в новый мировой порядок.

Сэмюель Бергер, бывший советником по национальной безопасности США в 1997-2000 годах и являющийся в настоящее время председателем глобальной фирмы по разработке стратегии предпринимательства «Stonebridge Interna- tional», высказал свое мнение относительно демократизации Ирака в газете «The Washington Post» от 11 апреля 2003 г. Он, в частности, написал: «Даже если цели трансформации Ирака возобладают, существуют резкие расхождения относительно того, как этих целей следует добиваться. Более разумным является видение нового Ирака как некоего демократического проамериканского авианосца на Ближнем Востоке, с которого мы станем осуществлять проактивные усилия с целью поощрения смены правящих режимов в Иране, Сирии, Саудовской Аравии и Египте — с помощью разнообразных средств, от активной поддержки оппозиционных сил до тайных операций».

Таким образом, задачи демократизации становятся для США удобным поводом для обеспечения своих интересов и возможной эскалации войны на другие регионы.

Особый интерес представляет анализ экономического содержания Второй войны в Заливе, так как экономические интересы оказались одной из главных причин ее развязывания.
Захват контроля над иракской нефтью практически делает США одним из ведущих членов ОПЕК, способным не допустить перехода на другую валюту.

Таким образом, военная сила становится для США главным инструментом решения своих экономических и политических проблем, оттесняя далеко назад дипломатию.
Вторая война в Персидском заливе имеет одну существенную особенность, которая отличает ее от Первой войны в Заливе, от войн в Югославии и Афганистане. Эта война, где для начала боевых действий не потребовалось никакого повода. Она была начата просто так и вопреки всем установленным канонам.

Президент Буш в одном из своих обращений к нации по поводу войны в Ираке дал понять, что он не хочет тратить время на обсуждение нюансов международного права. Он сказал, что это «не вопрос правомочности, это вопрос воли».

Более того, к числу потенциально рискованных последствий иракского кризиса следует отнести и возникновение прецедента применения военной силы без санкции Совета Безопасности и, по существу, без убедительно и тщательно подготовленных оправдывающих мотивов для такого применения.

В результате беспокойство овладело столицами ряда государств, расположенных в зонах риска, где пылают или тлеют очаги напряженности. Среди них старые — Ближний Восток, Южная и Восточная Азия, и новые — Кавказ, Центральная Азия, Африка.

Введенный в действие постулат “права сильного” напомнил о многих трагических страницах истории. Вспомнилось, как американский Президент Теодор Рузвельт в начале XX века не счел нужным объяснять захват Соединенными Штатами зоны Панамского канала, ограничившись знаменитой фразой: “Я взял зону канала, а Конгрессу предоставил дебатировать вопрос”. (H.Hill Roosevelt and the Carribbean. Chicago, 1927, p. 68.)

Вашингтон знал и знает, что его длительное глобальное господство зависело от того, как он поведет дела в Евразии — от Европы до Tихого океана. Бывший президентский советник и геостратег Збигнев Бжезинский сказал об этом прямо: “... говоря словами, в которых звучат отголоски времен жестоких имперских войн, три главные задачи имперской стратегии:

  • это предотвращать сговор и поддерживать зависимость вассалов в вопросах их безопасности,
  • держать тех, кто платит дань, податливыми, но защищенными,
  • «препятствовать объединению варваров».

Ничего не скажешь — честолюбивая повестка дня.[216]

Обретение военного могущества, как показывает история, нередко приводит к почти неодолимому соблазну использовать силу. Если этот соблазн овладеет кем-то из участников давних споров, мы вновь станем свидетелями опасных вспышек насилия, терзавших целые регионы на протяжении десятилетий. Известна макиавеллиевская сентенция: у вас будут надежные союзники, если у вас надежные войска.

Даже НАТО с ее правилом консенсуса может показаться обузой своенравному Вашингтону. Западная Европа вздрогнула от объявленных планов США передислоцировать свои войска из традиционных мест размещения на континенте в Болгарию, Польшу и Румынию, в Прибалтику. Соответственно, в европейских умах крепнет понимание того, что предстоит отстаивать свои вполне определенные интересы, не совпадающие с американскими интересами.

События начала декабря 2006 года показывают, что Страны Персидского залива — Саудовская Аравия, Бахрейн, Кувейт, Оман, Катар и ОАЭ — ясно дали понять, что, как и Иран, они нуждаются в ядерном ноу-хау исключительно в «мирных целях». Идея арабской бомбы живет, а это значит, что на Ближнем Востоке могут появиться новые обладатели ядерного оружия.

Между тем, резко возрастают роль и влияние Ирана. Проведение в Тегеране ирано-иракскогосаммитапослевыбороввСШАпродемонстрировалопревращение Ирана в региональную сверхдержаву. После того как США уничтожили главных противников Ирана — режим Саддама Хусейна в Ираке и режим «Талибана» в Афганистане, иранское влияние в регионе не имеет серьезных противовесов. Фактически Тегеран продемонстрировал, что какое-либо политическое урегулирование в Ираке невозможно без прямого иранского участия.

Наметилось стремление арабских государств в совершенствовании своих вооруженных сил, улучшению их качественных показателей сохранится и в будущем. В первую очередь это относится к странам, имеющим более основательную финансовую базу для широкомасштабных закупок вооружений (Египет и монархии Персидского залива) или находящихся в политической и региональной изоляции Сирия, Иран. В целом удельный вес затрат на оборонные нужды в общем объеме бюджетных ассигнований в ближневосточных странах превышает среднемировой уровень, что отражает ориентацию государств региона на дальнейшее наращивание своего военного потенциала. В большинстве стран говорят о необходимости осуществить в обозримом будущем модернизацию вооруженных сил. Существенный импульс движению в этом направлении дала война в в Ираке.

В результате вторжения США на Ближний Востоке изменился региональный баланс сил, возникла перспектива перекройки карты региона. Попытка его «демократизации» провалилась. Через несколько лет ситуация здесь может быть полностью дестабилизирована.

Реальной стала перспектива распада Ирака или преобразования его в конфедерацию фактически самостоятельных районов, контролируемых курдами, суннитами и шиитами. Противостояние суннитов и шиитов может охватить весь Ближний Восток, дополняя арабо-израильскую конфронтацию.

Мечты о новом, похожем на Европу регионе — мирном, процветающем и демократическом — илюзорны. Более вероятно появление нового Ближнего Востока, который причинит сам себе, Соединенным Штатам и всему миру огромный вред.

Ближний Восток под действием внешних сил милитаризирован и превратился в пороховой погреб, готовый взорваться от любого запала, которым, вполне вероятно, может стать англо-американское и/или израильское воздушное нападение на Сирию или Иран. Более масштабная война на Ближнем Востоке может привести к перекройке границ, которое будет выгодно в стратегическом отношении интересам англо-американцев и Израилю.

Последнее изменение Воскресенье, 01 Февраль 2015 20:59

Авторизуйтесь, чтобы получить возможность оставлять комментарии

Другие материалы в этой категории:

Go to top