Операция НАТО «Союзная сила» против Югославии в 1999 г. Информационная война.

Телебашня Авала - Белград Телебашня Авала - Белград

На рубеже тысячелетий военный фактор по-прежнему играет важную роль, более того, многие государства продолжают совершенствовать свои вооруженные силы, оснащая их новейшей техникой. В мире идет активный поиск новых средств вооруженной борьбы. Внушительные достижения за последние десять лет в области компьютерных, информационных и телекоммуникационных технологий сделали мир уязвимым перед новым оружием, возможно, более опасным, чем ядерное. Речь идет о войне нового поколения — информационной, направленной не столько на непосредственное уничтожение противника, сколько на достижение политических целей без ведения боевых действий. Достичь этого можно решительным подавлением воли противника к сопротивлению, способностью с первых часов войны парализовать его государственное и военное управление, нанести сокрушительное поражение армии и тем самым поставить перед необходимостью полной и безоговорочной капитуляции.
Идея стратегии так называемых "непрямых действий" не нова. Еще в V веке до н.э. китайский военный теоретик Сунь-Цзы писал: ''Тот, кто искусно ведет войну, покоряет чужое войско, не сражаясь; захватывает чужие крепости без осады, сокрушает чужие государства без длительных кампаний. Непременно сохранив все в целости, он борется за господство. Поэтому, не прибегая к войне, можно иметь выгоду».[1] 

По взглядам натовских специалистов, информационная война - это "способ вооруженной борьбы, направленный на достижение военного превосходства над противником и основанный на контроле и использовании информации".

Американские эксперты в данном вопросе выделяют шесть пунктов понятия "информационная война":

  1. Проведение разведки военного, экономического, политического и культурного потенциалов противника и воспрепятствование аналогичным действиям с его стороны.
  2. Разрушение или подавление информационной системы боевого управления и связи войск противника и защита своих аналогичных систем.
  3. Обеспечение беспрепятственного доступа к глобальным информационным системам и недопущение доступа к ним противника.
  4. Широкое использование автоматизированных систем управления как средства информационного обеспечения любых видов боевой деятельности – от тестирования военного оборудования и техники до непосредственного производства стрельбы из различных видов оружия.
  5. Установление гибкой и мобильной информационной и разведывательной баз данных.
  6. Компьютерное воспроизводство реального поля боя, его широкое использование в деле обучения полевых командиров всех степеней.

Кроме того, подразумевается, что информационная война - это еще и боевые действия с участием современных средств ведения боя, при которых противоборствующие стороны используют информационно насыщенные боевые средства, оборудование и различные системы, позволяющие иметь превосходство в оценке, контроле и использовании информации. Так, крылатые ракеты и управляемые авиабомбы, применяемые странами НАТО в Югославии, использовали спутниковую систему наведения GPS.

ugoslav28Политическое давление, экономическое вмешательство и дезинформация стали сегодня нормой международных отношений. На фоне, казалось, мирного сосуществования государств, продолжается информационная война. Один из ведущих американских теоретиков информационной войны Либики в своей работе "Что такое информационная война?" определил семь ее форм: командно-управленческая, разведывательная, психологическая, хакерская, экономическая, электронная и кибервойна. Психологическая война, по мнению автора, включает в себя четыре компонента: подрыв гражданского духа, деморализация вооруженных сил, дезориентация высшего руководства и война культур. Основным при этом являются национальные и транснациональные средства массовой информации и глобальные информационные сети, способные влиять как на мировоззрение, политические взгляды, правосознание, менталитет, духовные идеалы и ценностные установки отдельного человека, так и на общество в целом.

Медиа-спецы (в зависимости от замысла их хозяев) и сегодня стремятся повлиять на сознательно принимаемые решения. Их задача – убедить объект, подавая в нужном свете факты, определенным образом комментируя и интерпретируя события, фильтруя информацию. Логика проста, воздействуя на подсознание, главное не убедить, а вызвать эмоции человека, который зачастую сам того не осознавая, выбирает требуемую модель поведения. Как здесь не вспомнить Шиллера: «Каждый взятый в отдельности человек вполне разумен и рассудителен, став же членом толпы, он сразу превращается в болвана».

Нынче информационные операции стали обычной нормой жизни. При подготовке агрессии против Союзной Республики Югославии НАТО придавало большое значение организации и ведению информационно-психологического воздействия на руководство и население Югославии.

Для Югославии примерно с сентября 1998 г. настали дни, которые в эпоху «холодной войны» при проведении крупных учений называли «угрожаемым периодом». Отрабатываемые сценарии НАТО тогда были разные, но принципиальная схема непременно включала трансформацию маневров в реальные боевые действия. Такой подход, как считалось, мог ввести в заблуждение противника и затруднить для него определение момента «Ч», за минуту, до которого и можно было нанести упреждающий удар.
Началу проведения операции НАТО «Союзная сила» в Косово предшествовала "тщательная операция по дипломатической и военной дестабилизации", чтобы "создать благоприятную ситуацию для интервенции".

"Роль "капсюля" - как стратегического, так и тактического, - доверенная жестокому сепаратистскому движению косовских албанцев, представляет собой новый параметр по сравнению с предыдущими операциями. Она нацелена на создание имиджа "несостоятельного государства", или, иными словами, государства, неспособного предотвратить и управлять делением своего собственного общества, и, следовательно, считающегося неспособным управлять демократически".

Такое положение "несостоятельного государства" послужило политической, массово-информационной и гуманитарной базой для внешней интервенции. Эта дестабилизация государства путем создания социального хаоса показывает, что, как ни парадоксально, военные действия в эпоху глобализации начинаются уже в мирное время. Чисто же военная интервенция представляет собой не более чем верхушку айсберга.

Еще в 1978 г. в шведском городе Упсала на международном конгрессе социологов ученые были ознакомлены с американским планом относительно Югославии после смерти И.Броз Тито. В этом плане главным было не допустить сближения Югославии, но прежде всего, Сербии, с СССР. США боялись, что после ухода вождя "в Югославии могут произойти такие изменения, которые нанесут ущерб интересам США и свободного мира". Кроме того, "крайней целью США в Югославии являлось устранение коммунистического правления в любой его форме". Для этого предполагалось взять на вооружение следующие меры:

  • постоянно указывать на сталинские тенденции в советской политике, что должно запугивать югославских коммунистов;
  • оказывать поддержку югославским оппозиционерам и диссидентам, если они имеют антикоммунистическую ориентацию;
  • помогать тем центристским силам в Югославии, которые готовы оказать отпор СССР;
  • помагать национал-сепаратистским силам, так как они являются естественными врагами коммунизма как идеологии;
  • усилить воздействие западной культуры - фильмов, книг, музыки;
  • в рамках экономической политики по отношению к Югославии усилить влияние потребительской идеологии;
  • увеличивать количество долгов Югославии западным странам, чтобы иметь рычаг воздействия на них;
  • использовать югославов, вернувшихся на родину с работы из других стран, как сознательных или несознательных пропагандистов американского и западного образа жизни;
  • подрывать движение неприсоединения, где США имеют своего "троянского коня" в виде блока латиноамериканских стран.

Такие задачи США должны решать, опираясь на союзников внутри страны - представителей либеральной интеллигенции.[2]

Следует заметить, что большинство из этих задач успешно решалось в 80-е годы, затем в 90-е годы с применением военной силы. Однако здесь следует отметить, что Запад столкнулся с неожиданным противостоянием со стороны Югославии в реализации этих замыслов. Североатлантический союз, конечно, просчитался, планируя блицкриг по усмирению националистического рецидива в Белграде, угрожавшего, по оценке Брюсселя, безопасности в регионе. НАТО не удалось встать выше президента Слободана Милошевича, альянс уподобился байроновскому Корсару: ''Много сделано, но осталось сделать еще больше. Их галеры в огне, почему бы не гореть и их городам''. Введенный на этот случай термин "ограниченная война" мало меняет суть явления.

Соучастие телевидения, радио и прессы Соединенных Штатов в кажущейся неминуемой войне с Югославии достигало невиданного прежде масштаба. Все СМИ в один голос воспевали мужество Б.Клинтона и готовы были измыслить любые предлоги для оправдания будущего нападения на независимое европейское государство. Капитаны информационной пропаганды еще теснее сомкнули свои ряды вокруг главнокомандующего новостями. По сути, CNN по полной программе «грузило» своих телезрителей информацией о неотвратимости войны против режима Милошевича. В рядах журналистов распространился вирус самоцензуры, и, похоже, не было никакой вакцины, которая помогла бы избавиться от него.

Чего стоят акты вандализма в Сараево. Три раза западная публика была шокирована этими ужасными картинами: десятки жертв, разорванные на куски перед булочной или на рынке в Сараево. Сразу же после этого сербов обвинили в убийстве гражданского населения посредством бомбежек. И это несмотря на то, что в официальных сообщениях имелись многочисленные противоречия. Западную публику ни разу не проинформировали о результатах расследования, проводившихся не ООН. Не сообщили ей и о том, что существовала информация, обвинявшая силы президента Алию Изетбеговича. Более того, высокопоставленные западные чиновники знали об этих сообщениях, но тщательно сохраняли их в тайне. И только намного позднее главный редактор журнала 'Nouvel Observateur' Жан Даниэль (Jean Daniel) признался: «Сегодня я должен это сказать. Я выслушал, по очереди, Эдуарда Балладура (Edouard Balladur - французский премьер-министр в то время), Франсуа Леотара (Francois Leotard - министр обороны), Алена Жюппе (Alain Juppe; - министр иностранных дел) и двоих 'высокопоставленных' генералов, чьи имена я не могу назвать, которые мне сказали (...), что снаряды, упавшие на рынок, также были выпущены со стороны мусульман! Они устроили бойню собственных людей! Боялся ли я такого результата расследования? Да, премьер-министр ответил мне без колебания..»'[3]

Зачем понадобились эти манипуляции? Как будто случайно, каждая бойня происходила как раз перед началом важной встречи, чтобы оправдать действия западных стран: эмбарго против сербов (1992), бомбежки НАТО (1994), решающее наступление (1995). НАТО и Изетбегович применили основной принцип военной пропаганды: оправдать наступление посредством лжи в прессе о 'бойне', которая шокирует общественное мнение.

Официальная версия осады Сараево скрывает несколько моментов:

  • Сербская армия совершила, конечно, не ангелы, но те из гражданского населения, кто хотели покинуть город по туннелю, были остановлены людьми Изетбеговича. Он хотел максимально увеличить клиентуру для своего черного рынка, расхищая средства международной помощи.
  • Было особенно важно представить черно-белую картину народа-жертвы и его агрессоров. В реальности даже в Сараево снайперы Изетбеговича систематически убивали жителей сербских районов города, и никто никогда не упоминал об этом.
  • Некоторые такие же ужасные зверства были совершены, например, в Мостаре. Но здесь они произошли из-за боев между хорватскими и мусульманскими силами, которые давно уже изгнали оттуда всех сербов.[4] В преддверии ракетно-бомбового удара НАТО против Югославии была проведена масштабная пропагандистская кампания, в рамках которой мировая общественность получала «объективную информацию» о «сербских зверствах». Именно под соусом «защиты албанского населения» и «предотвращения гуманитарной катастрофы» НАТО развернуло боевые действия — операцию «Союзная сила». Впоследствии же выяснилось, что данные, использованные в качестве повода для нападения, были из того же разряда, что и информация об «оружии массового поражения в Ираке».

К примеру, за полгода до начала агрессии мир был шокирован обнаружением «массовых захоронений убитых сербами мирных албанцев» в районе косовского города Ораховац. Указывалось даже и «точное место», где несчастные были погребены, — «на территории бывшей свалки», и численность — «567 косовских албанцев, убитых сербскими военными, и среди них — тела 420 детей». Все оказалось ложью, что и установили тогда же в результате собственного расследования журналисты австрийского информационного агентства. Вслед за австрийским «Ди прессе» передали свои опровержения из Ораховаца информагентства — английское «Рейтер» и американское «Ассошиэйтед пресс». По их заключению, обнародованному в «Интернэшнл геральд трибюн» (08.08.1998 г.), «сведения о массовых захоронениях албанских мирных жителей... не нашли никаких подтверждений».

При планировании агрессии основные усилия информационных структур блока направлялись на решение следующих задач:

  • формирование негативного представления о военно-политическом руководстве СРЮ как об источнике кризиса и основной причине гуманитарной катастрофы в Косово и Метохии;
  • дезориентацию высшего руководства;
  • деморализацию вооруженных сил;
  • подрыв гражданского духа, деструкция морально-этических ценностей сербского народа и нагнетание неблагоприятного психологического климата в отношениях различных политических сил СРЮ;
  • создание и поддержание у военно-политического руководства СРЮ сдерживающего страха перед силовыми акциями НАТО, в том числе и за счет подчеркивания реализуемости декларируемых угроз, афиширования высокой эффективности имеющихся вооружений и потенциальных возможностей объединенных вооруженных сил блока;
  • формирование репутации внешнеполитического руководства США и НАТО как весьма жесткого в своих решениях и последовательного в действиях;
  • прицельную информационную обработку ключевых фигур в руководстве СРЮ на основе учета их психологических особенностей, политической и иной ориентации, пропаганду и внедрение форм общественного поведения, снижающих моральный потенциал нации;
  • преувеличение «гуманитарной катастрофы» в Косово и обоснование вмешательства мировой общественности;
  • подготовка повода для наказания виновника нарушений прав человека.[5] Одновременно с решением перечисленных задач планировался целый ряд мероприятий по воздействию на информационную инфраструктуру СРЮ.

События в Югославии в этой области развивались стремительно и зачастую трагично. Югославские СМИ старались всячески подчеркнуть единство союза.

Центральная роль в формировании мирового общественного мнения отводилось западным СМИ, склонных к поддержке сепаратистских тенденций и настроений в югославских республиках. В силу этого предыстория гражданских, а затем и межгосударственных военно-политических конфликтов на территории бывшей Югославии не получала должного освещения, тем более, что негативный образ СРЮ был создан и поддерживался в мировом общественном мнении еще со времени военного конфликта в Хорватии и Боснии и Герцеговине.

Были определены объекты воздействия: на политическом уровне — это широкие слои населения стран НАТО и мировая общественность, на стратегическом — правительство, народ и вооруженные силы Югославии. Дезинформация стала нормой поведения Запада. 

ugoslav29Так, в качестве примера «геноцида против албанского населения в Косово» активно использовалась и якобы планировавшаяся Белградом операция (под кодовым названием «Подкова») по выселению албанцев из Косово. Впоследствии выяснилось, что и это — полная чушь, состряпанная для пропагандистского обеспечения агрессии. Спустя год после акции НАТО бывший бригадный генерал бундесвера Хайнц Локуай в интервью газете The Sunday Times (02.04.2000 г.) признал: «такого плана никогда не существовало». При этом западные СМИ, муссировавшие ложь о «планировавшемся геноциде», замалчивали «неудобную» информацию — к примеру, о том, что в 1998 г. министерство здравоохранения Сербии провело в Косово вакцинацию против полиомиелита 100тыс. детей всех национальностей. И если бы сербское руководство планировало геноцид, зачем бы оно стало делать албанским детям прививки? Ведь в условиях санкций против Югославии страна испытывала огромный дефицит лекарств! 

Вот такого рода «данные» легли в основу создания демонизированного образа сербов, а НАТО использовало это как повод для агрессии. Военная акция против бывшей Югославии, осуществленная без санкции Совета Безопасности ООН, полностью подпадала под определение агрессии, данное 14 декабря 1974 г. Резолюцией Генассамблеи ООН, ст. 1 которой гласит: «Агрессией является применение вооруженной силы государством (группой государств) против суверенитета, территориальной неприкосновенности или политической независимости другого государства или каким-либо другим образом несовместимым с Уставом ООН, как это установлено в настоящем определении».

Напомню, до сих пор ни одна газета Франции, Великобритании, ФРГ или Италии не рискует опубликовать статью об истинных причинах гражданской войны на Балканах в 1991 - 1995 годах. Умалчиваются западными СМИ и сведения о координации действий иранских, саудовских, английских, американских и германских спецслужб с целью вооружения и обучения военных формирований боснийского лидера А. Изетбеговича в 1992 - 1995 годах - в частности, исламской бригады «Эль Мужахедин». Лежит табу на теме переброски - вопреки эмбарго ООН - террористов и оружия из исламских стран в Европу и далее на Балканы с целью подавления борьбы за независимость боснийских сербов. Под грифом «секретно» остается и информация о координации наступательных операций моджахедов и фундаменталистов с огневой поддержкой сил НАТО в БиГ против сербов; о причастности американцев и англичан к паспортизации прибывавших с Ближнего Востока в Европу террористов в 1992 - 1995 годах; о передаче нескольких тысяч боснийских паспортов саудовцам и иранцам с целью их использования для натурализации на Балканах и участия в военных действиях. Кстати, в прессе не афишируется нынешнее место пребывания террористов – обладателей этих паспортов, их возможная причастность к терактам в США, Европе и других странах.[6]

На первом этапе (до начала агрессии) информационно–психологическое воздействие предполагало создания информационных условий дестабилизации экономики, дезинформации, дезориентации и дезорганизации руководства страны и командования ЮНА, массированного негативного информационного и запугивающего морально-психологического воздействия на войска и население Югославии.

Главные цели, поставленные на этом этапе, состояли в обеспечении международной поддержки курса США и их союзников по НАТО в отношении СРЮ, убеждении мирового сообщества, что в Югославии нарушаются права албанцев, и оправдании необходимости применения военной силы.

Наиболее мощным источником информации в этой войне были сами натовские структуры. Со стороны НАТО обществу была предложена хорошо продуманная пропагандистская версия событий. Сами события войны оказывались лишь отправной точкой для пропаганды, призванной, прежде всего, служить консолидации усилий военного альянса. В агрессивной натовской информационной политике были задействованы и слухи, и спекуляции; как факты нередко преподносилась откровенная ложь. Язык этой пропаганды был санированным, дегуманизированным языком, за его эвфемизмами скрывались пролитая кровь, жертвы и ужас войны.

Вторжение сил НАТО именовалось "гуманитарной акцией", общественное мнение активно убеждали в том, что военные действия направлены против одного человека и его военной инфраструктуры. Всячески отводился взгляд от последствий военных действий для гражданского населения. Жертвы среди мирных жителей проходили по разряду "грубых ошибок" и "побочного ущерба". Излюбленная формула натовских информаторов: "отдельные, случайные и неизбежные потери среди мирного населения". В документальных калейдоскопах, показываемых на брифингах в штаб-квартире НАТО, были запечатлены, прежде всего, действия военных, но не их непосредственные последствия, и еще менее-отложенные в будущее.

В целом, в ходе информационного давления на этапе подготовки агрессии НАТО удалось создать необходимые международные условия для своих силовых акций и их поддержки в международных организациях. Выполнение других задач, связанных с разрушением единства народов СРЮ в отстаивании своих национальных интересов, было не столь успешным.
Град ракет и управляемых бомб, обрушившийся на Югославию в начале военной операции НАТО, — только видимая часть кампании. За сценой остались военные специалисты по информационным технологиям применяющие заимствованную у хакеров тактику «информационной войны» с целью разрушения сербской телекоммуникационной инфраструктуры.

На втором этапе (с началом агрессии) планировалось, дополнительно к мероприятиям применяемым на первом этапе, применение «информационно-энергетического оружия» (подавляющих и разрушающих радиоэлектронных, оптикоэлектронных, психотронных, программно-компьютерных и др. средств и «информационно-огневого оружия» (высокоточного оружия — ВТО, в котором ударное оружие интегрировано с информационным каналом обнаружения, опознавания, целеуказания и наведения).

На этом этапе наибольшее внимание при планировании уделялось:

  • применению высокоточного оружия для полного разрушения штаб-квартир, командных пунктов и центров боевого управления войск (сил) югославской армии;
  • использованию соответствующих электронных средств и электромагнитного оружия для подавления и нейтрализации работы центров сбора и обработки информации вооруженных сил Югославии, для выведения из строя его средств связи и радиолокационных станций;
  • введению в заблуждение югославских органов, ответственных за сбор, обработку и анализ разведывательной информации о противнике посредством имитации подготовки и проведения наступательных действий;
  • обеспечению оперативной скрытности посредством строгого соблюдения режима секретности и воспрепятствования доступа противника к своей информации;
  • проведению психологических операций, особенно с использованием телевидения, радио, печати для подрыва морального духа войск и населения СРЮ.

При реализации перечисленных способов ведения информационной войны важнейшими формами информационного воздействия были информационно-пропагандистские акции, радиоэлектронная борьба, дезинформация. Использовались также специально разработанные методики и новые технологии разрушения баз данных, нарушения работы югославских компьютерных сетей.

В качестве основных объектов воздействия на территории Союзной Республики Югославии были определены ее правительство, личный состав вооруженных сил и население. Конечная цель всех мероприятий по информационному воздействию на этом этапе — падение режима Слободана Милошевича, последнего оплота коммунизма и безоговорочная капитуляция СРЮ на условиях США и НАТО.

НАТО всячески подчеркивало, что военная операция направлена не против югославского народа, а против режима Слободана Милошевича, представляющего угрозу миру и международной безопасности на Балканах, подавляющего свободу косовских албанцев в собственной стране.

В ходе нанесения авиационных ударов по объектам информационной инфраструктуры объединенные ВВС альянса использовали следующие виды нового оружия:

  • управляемые авиабомбы JDAM с наведением по сигналам космической радионавигационной системы GPS (США);
  • управляемые авиабомбы JSOW и WCMD;
  • графитовые бомбы, нарушающие подачу электрической энергии, что достигалось использованием массированного "душа" из угольных нитей, которые вызывали короткие замыкания в системах электропитания;
  • авиабомбы для вывода из строя радиолокационных средств ("И"-бомбы, обладающие способностью генерировать мощные электромагнитные импульсы в радиодиапазоне частот).

План информационной войны был согласован со всеми странами-участницами НАТО, от которых были выделены воинские контингенты. В ее осуществлении участвовали высшее политическое руководство стран НАТО, министерства иностранных дел, спецслужбы, национальные СМИ, армейские структуры ведения психологических операций. Участие этих сил в информационной агрессии против Югославии было подтверждено многочисленными теле- и радио заявлениями президента США, государственного секретаря, премьер-министра Великобритании, генерального секретаря НАТО, руководителей министерств иностранных дел и обороны стран-членов Североатлантического альянса.

Информационные методы воздействия реализовывались посредством всей совокупности средств массовой информации и глобальных информационных сетей типа "Интернет", станциями голосовой дезинформации. В США основные задачи в информационной войне на стратегическом уровне выполняли государственный департамент, Информационное агентство США (ЮСИА) со своими под­разделениями (международные спутниковые телесети, радиостанции "Голос Америки", "Свобода", "Свободная Европа"), Центральное разведывательное управление и специалисты-психологи из Пентагона.

Составной частью информационной агрессии явилось и развертывание направленного и интенсивного вещания на территорию Югославии радиостанции "Голос Америки", уничтожение теле- и радиоцентров с целью обеспечения контроля над общественным мнением населения.

Средства массовой информации НАТО активно манипулировали информацией, распространяли заведомо ложные сведения, то есть дезинформировали мировую общественность и население СРЮ, осуществляли информационную поддержку освободительную армию Косово. Практически шло неконтролируемое расширение сектора зарубежных СМИ в информационном пространстве Югославии.

Для непосредственной "оккупации информационного пространства Югославии" НАТО применяло апробированные ранее США в Ираке, Гренаде и Панаме способы, в том числе летающую теле- и радиостанцию "Commando Solo", действующую над сопредельными территориями, которая транслировала свои передачи на частотах, используемых сербским телевидением.
После разрушения телецентров в Приштине, Белграде, Нови Саде местные жители вынужденно оказались в информационном поле СМИ только стран НАТО.

Станции голосовой дезинформации, разрабатываемые в настоящее время в США, позволяли входить в радиосети объекта воздействия и смоделированным компьютерными средствами голосом командира подразделения (части) югославской армии отдавать приказы и распоряжения подчиненным им войскам, тем самым, нарушая управление войсками.

Информационное обеспечение военных действий США и НАТО было направлено, прежде всего, против системы управления вооруженными силами Югославии, командных пунктов ПВО и ВВС. В этих целях помимо применения управляемых ракет планировалось использование электромагнитных бомб, разрушительное действие которых сравнимо с поражающим фактором электромагнитного импульса, возникающего при ядерном взрыве.

Успешное выполнение задач информационного обеспечения, по мнению военных экспертов, предполагало достижение трех важнейших целей:

  1. способности к дешифровке и пониманию работы информационных систем противника;
  2. наличия разнообразных и эффективных средств их поражения;
  3. готовности к оценке качества уничтожения информационных целей.

В ходе военной операции против СРЮ руководство США и НАТО добивалось не только всестороннего обеспечения выполнения конкретной акции. Значительное внимание уделялось отработке перспективных способов ведения информационной войны.

Особенности информационной войны в ходе операции. Война в Югославии показала, что в условиях вооруженного конфликта со стороны агрессора (США и НАТО) ставится задача не только физического уничтожения систем боевого управления, военных объектов и техники, но и систем добывания, хранения и обработки информации военного и государственного значения, т.е. информационной инфраструктуры страны.

Огневое поражение и нейтрализация в информационных операциях было направлено на информационные структуры и системы управления:

  • информационные структуры – средства наблюдения и разведки, РЛС, станции наведения ракет, узлы и линии связи, приемные и передающие центры связи, радиорелейные станции, антенны и передающие устройства телевизионных и широковещательных станций;
  • системы управления – военных и партийных органов управления;
  • обеспечивающие инфраструктуры – линии элекропередач, преобразующие и распределительные устройства электроснабжения.

Средства массовой информации в Косовском конфликте вели настоящее сражение за общественное мнение. Машина идеологической войны была запущена еще до начала военной операции НАТО. Когда на одной стороне, на Западе, начала формироваться установка на оправданность возможных решительных действий альянса во имя защиты прав человека, на другой – в Белграде, создавался образ «агрессора» в лице стран НАТО. Средства массовой информации, поддерживающие режим Милошевича, вели активную психологическую обработку югославского общества, именуя НАТО варварами и агрессорами и выставляя этнических албанцев расой насильников, обманщиков и наркоторговцев. Западные СМИ тоже вносили свой вклад в то, чтобы создать из Милошевича демонический образ врага номер один европейской демократии, последний коммунист в Европе.

Нанося ракетно-бомбовые удары по основным информационным центрам, представители альянса обратились к властям Югославии с предложением предоставить им шесть часов вещания. Для оккупации информационного пространства Югославии НАТО использовало несколько самолетов EC-130E/RR из группы "Commando Solo" из авиационной группы 193-го авиакрыла сил специальных операций национальной гвардии ВВС США , которые имели на своем борту телерадиостанцию, которая транслировала свои передачи в системе, используемой сербским телевидением.

EC-130J Commando Solo с характерной антенной на хвосте

 

Кстати авиационная группы "Commando Solo" – единственная в мире авиагруппа, предназначенная для психологических операций.

В информационном плане телевидение Запада вело активное наступление на обывателя и демонстрировало документальные фильмы, чтобы мы своими глазами убедились в непобедимости НАТО, а заодно помертвели от ужаса, увидев разрушенную Югославию. А циничные надписи на натовских бомбах в канун православной Пасхи ''Счастливой Пасхи'' и ''Надеемся, что это вам понравится'' говорят сами за себя. (Маначинский А. Югославия: приговор вынесен.”Румб”. Киев.-2005.- С.146.)

В то же время США в ходе войны осуществляли систематическое манипулирование прессой и другими средствами массовой информации, тотальный контроль за освещением событий, и наложение жестких ограничений на передаваемую информацию в интересах получения общественной поддержки провозглашенных военных и политических целей. Журналисты часто не имели возможности проверить официальную информацию НАТО, особенно ту, что, касалась численности потерь людей и технических потерь. (Многое впоследствии не подтвердилось, например, сообщения о массовом дезертирстве из югославской армии.)

Правдивая информация о жертвах среди мирного населения была наиболее опасна для НАТО, она могла повредить единодушию военного альянса. Поэтому на вопросы журналистов о жертвах у натовских информаторов была наготове явная ложь, вслед за которой они снова и снова торопились предъявить факты зверств сербской армии и показать колонны албанских беженцев из Косово. Когда Ругова выступил по югославскому телевидению с осуждением натовских бомбежек, это было объявлено фальсификацией.

Журналисты не могли свободно работать в зоне боевых действий, однако присутствие независимых журналистов в Белграде до некоторой степени ставило предел натовским спекуляциям. Эти журналисты напоминали обществу, что практически обязательным результатом даже самых "точечных бомбовых ударов" становятся невинные человеческие жертвы, что за информационным фасадом "бескровной войны нового поколения" скрывается все та же кровавая бойня и ужас войны. Официальные лица настаивали на том, что "война ведется не с югославским народом", но иные, независимые, источники сообщали, что в результате натовской военной операции погибло 2000 мирных жителей, 6000 ранено, разрушено 300 промышленных объектов, 200 школ, 20 больниц, 30 клиник, 60 мостов и 5 аэропортов. [7]

В ходе мероприятий, проводимых силами психологических операций вооруженных сил США, над Югославией было сброшено 22 млн. листовок с призывами к сербам выступить против президента Слободана Милошевича и способствовать эффективному завершению операции НАТО в Косово. Так, 29 мая после бомбардировки Приштины американские стратегические бомбардировщики В-52 начали разбрасывать над административным центром Косово листовки. В них сообщалось, что ''если хотите остаться живыми и вернуться к своим семьям, немедленно покиньте Косово, так как НАТО сейчас использует В-52 для сбрасывания бомб Mk-82 массой 225 кг. Каждый самолет несет более 50 таких бомб’’ На оборотной стороне – летящий бомбардировщик, сбрасывающий десятки бомб, и надпись: ''Тысячи бомб будет непрерывно сбрасываться на вашу часть, за нами – воля, мощь и поддержка всего мира''.

Впервые мощное информационное обеспечение операции ''Союзная сила'' было развернуто в сети Интернет. По оценкам специалистов, в сети были размещены более 300 тыс. сайтов, посвященных или в разной степени затрагивающих косовскую проблему и военную операцию НАТО в Югославии.

Подавляющее большинство их созданы непосредственно американских специалистов по компьютерным технологиям, и, следовательно, активно участвовали в пропагандисткой кампании альянса.

Роль западных средств массовой информации особенно возросла с началом агрессии против Югославии 24 марта 1999 года. Тон этой кампании задал президент Билл Клинтон, который сразу после начала авиационных ударов выступил перед журналистами и обратился к соотечественникам по телевидению, а затем распространил с помощью СМИ воззвание, в котором пытался доказать, будто бомбардировки суверенного государства не направлены против его народа. Министр обороны США Уильям Коэн только за первый день выступил сразу в восьми телепрограммах и два интервью записал специально для радио. Обработкой общественного мнения активно занимались помощник президента по национальной безопасности Сэмюель Бергер, государственный секретарь Мадлен Олбрайт и ее заместитель Строуб Тэлботт.

В этот же период прошла серия передач заказного характера на телевизионном канале Си-эн-эн, в ходе которых военные эксперты и аналитики буквально заполнили основную часть времени новостных и аналитических выпусков активной пропагандой в пользу действий НАТО. Ведущим корреспондентом Си-эн-эн, умело спекулировавшим на чувствах американцев, являлась К. Аманпор — жена официального представителя госдепартамента США Дж. Рубина. Следует отметить, что использование корреспондента-женщины для освещения сюжетов о зверствах сербов в Косово и Метохии, страданиях косоварских женщин и детей имело сильное психологическое воздействие на американскую аудиторию.

Только в течение первых двух недель операции в Косово и Метохии Си-эн-эн подготовила более 30 статей, которые были размещены в Интернете. В среднем каждая статья содержала около десяти упоминаний о Т. Блэре со ссылками на официальных представителей НАТО. Примерно столько же раз в каждой статье использовались слова "беженцы", "этнические чистки", "массовые убийства". В то же время упоминание о жертвах среди мирного населения Югославии встречалось в среднем 0,3 раза. Анализ содержания текста сообщений позволяет сделать вывод о том, что проводимые психологические операции были хорошо подготовлены и отработаны.

Например, ни военная разведка Бундесвера, ни НАТО не могут представить каких-либо подтверждений якобы имеющим место систематическому изгнанию или депортации беженцев югославскими специальными силами, армией или полицией. Нет ни фотографий, ни разведывательных данных, ни четких ссылок, ни доказательств, которые могли подтвердить такие вымыслы.

Однако сотрудникам министерства ФРГ обороны известны основные причины бегства населения, которые они не скрывают в разговорах между собой. Вот эти причины, примерно в равной степени повлиявшие на решение беженцев покинуть свои дома: 

  • Действия югославских солдат и офицеров, часто вызываемые тем, что Освободительная армия Косово (ОАК) нападает на них под прикрытием гражданских албанцев. К тому же имеется информация, что югославские солдаты, захваченные в плен, расстреливаются без суда и следствия.
  • Натовские бомбежки, в результате которых практически все города Косово остались без питьевой воды и подверглись сильному разрушению.
  • Вполне оправданные опасения оказаться в зоне перестрелки между ОАК и югославскими военными, либо стать жертвой натовской атаки.
  • Панические слухи и рассказы о зверствах, которые постоянно распространяются через маленькие коротковолновые радиопередатчики ОАК, радиостанции НАТО и Албании, а также в пропагандистскими радиопередачами албанских националистов по Радио Тираны.
  • Действия вооруженных банд албанской мафии, получивших оружие с ограбленных в ходе гражданской войны в Албании военных складов. Они врываются в дома, вымогают деньги, обыскивают все закоулки жилища, изымают все, что имеет хоть какую-то ценность, а затем поджигают здания для создания политического эффекта.
  • Нерегулярные отряды Освободительной армии Косово, объявившие "всеобщую мобилизацию" и силой, заставляющие всех оставшихся в Косово мужчин брать в руки оружие. Те, кто отказывается выполнить это требование, подвергаются жестоким физическим издевательствам и выпускаются только после выкупа. При этом под угрозой кровной мести с них берется обещание скрывать правду, а своей семье и журналистам говорить, что подверглись нападкам сербов.

Одним из безотказных приемов воздействия на аудиторию стало использование так называемых объективных цифр и документальных данных. Так, один из аналитиков Си-эн-эн заявил о будто бы имевшем место факте использования 700 албанских детей для создания банка крови, предназначенного для сербских солдат. Такая дезинформация, естественно, произвела сильное впечатление на общественное мнение Запада.

Несмотря на все эти усилия, шаг, предпринятый США и их партнерами по НАТО в отношении Югославии, нельзя было расценить иначе, как агрессию. Тем не менее, официальному Вашингтону в целом удалось затушевать этот факт хотя бы для американской аудитории. Сообщения национальных СМИ выдерживались в основном в ура-патриотических и антисербских тонах.

Деятельность Си-эн-эн во взаимодействии с другими СМИ, а также с группами психологических операций ВС США была рассчитана на максимальный охват аудитории, возможность активного ведения дезинформации и включала в себя разнообразные формы подачи материалов с учетом восприимчивости аудитории.

Американцы понимали, что парализовать жизнедеятельность Югославии можно лишь в сочетании с другими способами воздействия на непокорный Белград. В качестве вспомогательных методов по оказанию психологического давления на "несговорчивых" югославов американские специалисты избрали:

  • введение против Югославии полной экономической блокады;
  • провоцирование гражданского неповиновения, массовых митингов и демонстраций протеста;
  • нелегальные подрывные и террористические акции.

Информированная часть мира знала, что бомбардировки Югославии являются местью НАТО за проводившуюся Югославией политику независимости. А неинформированной части мира сообщили, что это справедливое наказание за террор югославских и сербских властей против невинного албанского меньшинства, которое требовало лишь минимума своих прав — человеческих, гражданских, национальных, хотя они имели все эти права сверх всех европейских и мировых стандартов, которые были закреплены Конституцией Югославии. То, что косовары требовали отделения территории Косово от Сербии и что для этого сформировали террористическую организацию ОАК, известную террором, убивавшую сербское, черногорское и албанское, нелояльное к делу албанского сепаратизма,— все это скрывалось от мировой и любой общественности. До сих пор почти 200 тыс. косовских сербов и около 40 тыс. представителей других меньшинств все еще находятся на территории СРЮ.[8]

ugoslav30Широкомасштабную кампанию по оправданию военных действий на Балканах осуществляли средства массовой информации Франции, которая приняла в ней активное участие. Открыто против войны выступили лишь ультраправые национальный фронт Ле Пена, Национальное движение Бруно Мегре и общественное движение «Нет войне» (последнему удалось собрать под своей антивоенной петицией подписи сотен влиятельных французских и зарубежных деятелей науки и культуры). Однако упорное замалчивание информации об этом движении в ведущих французских СМИ привело к постепенному снижению его активности. Следует добавить, что движение «Нет войне» в течение недели пыталось опубликовать в газете «Фигаро» заявление А. Солженицина с осуждением натовской агрессии. Еще недавно западная общественность внимала каждому слову российского писателя, а теперь его напечатали лишь после того, как наметились некоторые изменения во внешней политике страны в сторону мирного урегулирования балканской проблемы, когда перед Францией возникла перспектива приема десятков тысяч беженцев из Косово. Французские государственные телеканалы в своих победных реляциях сообщали о поражении Приштины десятками крылатых ракет, а затем без всякого стеснения показывали колонны косовских беженцев, якобы спасающихся от репрессий сербской полиции. Разрушенный мост через Дунай в Нови-Саде - это военный объект, уничтоженный завод бытовой техники в Чачаке - тоже урон «репрессивному аппарату Милошевича». Зато ни разу не прозвучало в общенациональном эфире страшное известие о тысяче жертв бомбардировок, не было там ни слова и о попадании натовских ракет в древний косовский монастырь Грачаница, взятый под охрану ЮНЕСКО. А ведь уничтожение культурного наследия, в результате бомбардировок НАТО – это самый грязный вид неслыханного варварства и, по сути, преступная акция разрушения основ цивилизации.

Американский политолог Джоэл Скоусен отмечает: "Русские, кстати, перехватили радиоприказ летчикам американских ВВС бомбить жилые районы сербов в Косово и колонны беженцев."

Примером тотальной цензуры на сообщения из Югославии стали данные о потерях в этом регионе французской стороны. В ответ на многочисленные вопросы, возникшие в ходе брифингов, происходивших в министерствах иностранных дел и обороны, сообщения СМИ других западных стран, а также на информацию из Белграда пресс-секретари обоих министерств в унисон со штабами НАТО утверждали, что контингент стран-участниц не понес никаких потерь. При этом не было проведено ни одного журналистского расследования. В освещении самой военной кампании официальные власти использовали все свое влияние, чтобы оправдать ее и исказить суть. Центральная пресса в целом поддерживала официальный курс, критикуя только тогда, когда официальные власти пытались внести свой вклад в урегулирование балканского конфликта. Однако эти инициативы в виде предложений установить протекторат ЕС над Косово, в проработке других совместных действий с руководством Германии или Великобритании наталкивались на негативную реакцию со стороны Вашингтона, в результате чего французское руководство с опорой на национальные СМИ возобновляли антисербские выступления.[9]

В целом средства массовой информации стран, участвующих в войне против Югославии, руководствовались идейным девизом министра пропаганды гитлеровской Германии Й.Геббельса: "Средства массовой информации-это оружие войны. Их задача состоит в том, чтобы вести войну, а не в том, чтобы что-то сообщать".[10]

Среди основных задач СМИ, решаемых в ходе операции «Союзная сила», американские специалисты выделяли следующие:

  • добиваться понимания и одобрения действий НАТО в мировом масштабе;
  • представлять США и НАТО в качестве единственного и надежного защитника косовских албанцев, способного справиться с ситуацией;
  • подрывать международный авторитет СРЮ, его сотрудничества с другими странами;
  • способствовать возникновению среди военнослужащих Югославии разногласий и массового психоза, подорвать их способность к сопротивлению, склонять к дезертирству и сдаче в плен;
  • содействовать расколу в югославском руководстве, подорвать доверие к нему со стороны населения;
  • провоцировать социальные, политические, национальные и религиозные столкновения;
  • способствовать объединению действий дружественных стран НАТО в борьбе против Югославии;
  • нанесение ущерба жизненно важным интересам государства в политической, экономической, оборонной и других сферах.

Командование НАТО тщательно фильтровало сообщения для СМИ и наложило особые ограничения на любую информацию потерь авиации и действии ее по гражданским объектам.

Специальные информационные операции предусматривали внедрение через микроволновые сети и компьютерные системы ПВО Югославии вирусов и ложных сообщений, что способствовало ее нейтрализации. В силу важности, опыт специальных операций не рекламируется.

С другой стороны, ход боевых действий показал, что руководство СРЮ умело управляло информацией и сумело противостоять информационному давлению со стороны НАТО.

За все время войны в Югославии результате кропотливой и предметной работы с журналистами почти не было статей сомнительного содержания, способных подорвать престиж армий НАТО в западном сообществе. Стоило корреспонденту БИ-БИ-СИ в Белграде Джону Симпсону осмелиться передать репортаж о разрушенных американскими авиабомбами школах, больницах, страданиях мирных граждан, как министр иностранных дел Великобритании Р.Кук публично отчитал его и назвал "соучастником Милошевича". Потери американских военнослужащих тщательно скрываются до сих пор (по некоторым экспертным данным погибло около 400 американских военнослужащих, из них - 250 спецназовцев).

Практически американцам удалось создать в мире искусственную, дезинформационную, иллюзорную информационно-психологическую среду вокруг войны в Югославии. Она была выгодна США, представляла события в Косово, только через призму национальных интересов США. Это была высокопрофессиональная работа. Вся мощь гигантской американской пропагандистской машины была подчинена двум основным задачам - оправданию агрессию под видом заботы о правах человека и доказательству военного могущества США.[11]

Следует отметить: что в ходе войны отрабатывалась тактика массового зомбирования населения, как Америки, так и Европы (по большому счету и всего мирового сообщества), используя стандартный медийный принцип KISS (Keep it Simple, Stupid – как можно проще и глупее), с целью исключения выступлений против навязываемого Соединенными Штатами нового мирового порядка.

Соединенные Штаты на протяжении длительного времени вели мощную информационную войну против Югославии четко определив несколько первоочередных целей:

  • усиление влияния реакции мировой общественности против СРЮ, выделяя антигуманность действий Белграда, подчеркивая, что проблемы на территории СРЮ затрагивают все мировое сообщество;
  • использование всех видов СМИ для подачи негативной информации о Югославии и ее руководстве.

Практически все действия США были направлены таким образом, чтобы поставить под сомнение, то небольшое доверие к Белграду, которое возникло после Дейтона.

Примечательно, что до начала войны директивой президента PDD-68 от 30 января 1999 года Белый дом создал новую структуру под названием International Public Information Group (IPI). В задачи этой организации входит профессиональное использование разведывательной информации в целях оказания влияния «на эмоции, мотивы, поведение иностранных правительств, организаций и отдельных граждан».[12]

Напомним, поводом для бомбёжек Сербии в 1999 году стала, как известно, инсценировка массовой резни в косовском селе Рачек. Западные СМИ возмущались "злодейским убийством" мирных жителей, которое было санкционировано "кровавым режимом Милошевича". Но со временем стало очевидно, что это была хорошо спланированная провокация. "Все учёные прекрасно знают (и об этом написано множество книг), — говорит Гуськова, — что в Рачеке не были убиты мирные жители. В деревню были свезены и положены на дороге переодетые в мирные одежды трупы албанских боевиков".

К такому выводу пришла, в частности, группа финских патологоанатомов, которые обследовали останки застреленных в Рачеке жителей. На их пальцах были найдены следы пороха, пулевые отверстия — обнаружены в телах, но не в одежде. И, судя по всему, погибли они в бою, а не были убиты выстрелом в голову с близкого расстояния, как сообщалось в западной прессе .[13]

Пропагандистские фирмы и диаспора в борьбе за общественное мнение. Следует особо подчеркнуть роль, которую в пропагандистской кампании против Сербии в США сыграли фирмы, специализирующиеся на связях с общественностью, и, прежде всего, "Ruder Finn Global Public Affairs", являющаяся официальным агентом "правительства" самопровозглашенной "Республики Косово".

Фирма "Ruder Finn Global Public Affairs" з 1991 года работала на правительства Словении и Хорватии, а с мая по декабрь 1992 года на «центральное правительство боснийских мусульман. Так, в начале 90-х годов почти исключительно благодаря усилиям этой фирмы произошла переориентация влияния еврейской общины США на поддержание националисических сил в Хорватии и Боснии в их борьбе с сербами.

В ноябре 1992 г. Министерством юстиции США был зарегистрирован контракт (# 4315) между "Ruder&Finn" и "правительством Республики Косово", подписанный президентом фирмы Д.Харфом и "премьер-министром" правительства косовских албанцев в изгнании Б. Букоши (первым мероприятием, предпринятым "Ruder &Finn" в этой связи, была попытка добиться присутствия делегации от непризнанной "Республики Косово" на инаугурации президента Б. Клинтона в январе 1993 г.). Д.Харф был неосторожен 24 апреля 1993 года и в приступе похвальбы сообщил французскому публицисту Жаку Мерлину тактику агенства "Ruder &Finn", тогда активного в Хорватии и Боснии, а затем в Албании. Харф сказал:…«Мы в один миг сделали сербов нацистами…». Напомним, что сербы так и не смогли противостоять их сатанизации.

Замалчивание преступлений «собственных друзей» и дьяволизация тех, кто нам сопротивляется, является классической военной пропагандой. Многочисленные лживые сообщения СМИ были полностью сфабрикованы американской пиар-фирмой «Ruder Finn». Это коллеги известной «Hill& Knowlton», придумавшей лживую историю для СМИ об инкубаторах для кувейтских недоношенных детей, которые были похищены иракцами.

Уже в 1994 г. около двух третей всех средств, заработанных "Ruder Finn" в бывшей Югославии, поступило от "правительства Косово" (230 141 долл. из 321 912 долл. за второе полугодие 1994 г.). Позднее к "раскручиванию" косовской темы в американских средствах массовой информации подключилась респектабельная юридическая контора "Arnold & Porter". В то же время правительство Сербии, которое в условиях экономических санкций не могло заключать контракты с американскими фирмами, не имело возможности использовать этот рычаг влияния на общественное мнение в США.[14]

«Мы можем, - откровенно говорил Харф глава фирмы "Ruder Finn Global Public Affairs", - за несколько минут разослать четкую информацию, всем, кто, по нашим расчетам, отреагирует. Наше ремесло – посеять информацию, чтобы она как можно быстрее циркулировала, чтобы тезисы, благоприятные для нашего дела, были первыми, получившими наше распространение. Скорость – существенный фактор. Если какая–то информация представляет ценность для нас, мы должны сразу же внедрить ее в общественное мнение, потому что мы хорошо знаем, что в расчет принимается первая информация. Опровержения не имеют никакой эффективности… Важно обращаться к нужным личностям…»[15] С помощью компьютера и факса фирма обслуживала несколько сотен ведущих политиков, журналистов, руководителей гуманитарных организаций, профессоров университетских центров, фильтруя информацию и в считанные минуты, поставляя нужные сведения нужным людям. Фирма активно тиражировала так называемые «эксклюзивные материалы».

Джеймс Харф глава фирмы "Ruder Finn Global Public Affairs" внедрил в общественное мнение ряд штампов, таких, как «концлагерь», «массовые изнасилования», «геноцид», приклеив их сербам. Все это привело к тому, что в общественном мнение сложился стереотип серба виновного во всех процессах происходящих на Балканах.

Австрийский публицист утверждал, что сегодня информационная война ведется на трех взаимных уровнях: электронные медиа играют роль артиллерии, затем сенсацию подхватывает бульварная истерия, и, наконец, политики доводят своими заявлениями ситуацию до накала и передают «мяч».

Таким образом, когда «камеры опережают пушки, а глашатаи современной эры, творцы глобальной информации, выступают как авангард перед политиками и генералами, то для правды и исторической истины остается мало места. Все поддается закону тиража и квот, чему-то третьему, скрытому под маской сенсации…»

Назовем некоторые из стереотипов, которые успешно были внедрены в общественное сознание.

  • Показ начинающегося конфликта как борьбу хорватов и словенцев за свое национальное освобождение от тоталитарного коммунистического режима.
  • Создание образа государства Югославии, как последнего государства коммунистического режима, с которым надо бороться.
  • Создание образа виновного за возникновение конфликта.
  • Подготовка повода для наказания агрессора.

Не последнюю роль сыграла и албанская диаспора США, насчитывающая, по некоторым оценкам, до 400 тыс. человек (только в одном Нью-Йорке проживает не менее 100 тыс. этнических албанцев). Албанское лобби в США имеет разветвленную сеть общественных организаций (Американо-албанская национальная организация, существующая с 1946 г., Американо-албанская гражданская лига во главе с бывшим конгрессменом этническим албанцем Джозефом Диогуарди, действующая с 1986 г., Национальный албано-американский совет со штаб-квартирой в Вашингтоне, основанный в 1996 г., и т. д.), свои газеты, в том числе выходящая в Бронксе (Нью-Йорк) "Иллирия", и т. п.

Основанная в 1998 г. организация американских албанцев "Родина зовет!" официально занимается сбором средств для Освободительной армии Косово (общая сумма средств, собранных этой организацией в 1998 г., составила, по ее собственным оценкам, около 10 млн долл., а по оценкам независимых экспертов - около 5 млн долл.[16]

В апреле 1999 г., после начала военной операции НАТО против Югославии, на деньги албанской диаспоры в США был сформирован первый батальон в поддержку ОАК и войск альянса.

Естественно малочисленная сербская диаспора в США, а это: американское представительство Конгресса сербского единства - международной организации сербской диаспоры, созданной в 1990 г., представительство Фонда балканских исследований лорда Байрона со штаб-квартирой в Лондоне и т. п., не могла противостоять активному натиску албанской диаспоры, которая имела влиятельное американо-албанского лобби (так, для лоббирования своих интересов Конгресс сербского единства вынужден пользоваться услугами фирм, представляющих интересы греческой диаспоры).

Дезинформация активно использовалась натовцами для скрытия своих собственных ошибок. Так, после гибели мирных жителей при уничтожении моста через реку Южная Морава в Югославии официальные представители НАТО заявили, что поезд с людьми двигался слишком быстро, и траектории запущенных с самолетов ракет изменить было уже невозможно. В качестве документального подтверждения этой версии были продемонстрированы видеоленты, снимавшиеся телекамерами, установленными в боеголовках двух ракет, уничтоживших мост и поезд. Но в начале 2001 года привлеченные немецкой газетой "Франкфуртер Рундшау" эксперты наглядно доказали, что кадры видеоленты демонстрировались со скоростью, в три раза превышающей реальную. Припертые фактами к стенке, представители командования НАТО в Брюсселе были вынуждены это подтвердить, объяснив происшедшее "технической проблемой". Самым пикантным в этой "технической проблеме" оказалось то, что счетчик хронометража, постоянно "щелкающий" в кадре видеоленты, показывал не утроенную, а вполне нормальную скорость.[17]

Пропаганда НАТО работала с огромной интенсивностью, оглушая телезрителей полуправдой, постановочными сценами и прямой ложью. Известная тогда всему миру фотография истощённого человека за колючей проволокой, якобы мусульманского узника сербского концлагеря, оказалась снимком больного туберкулёзом серба. Даже респектабельный журнал «Тайм» поместил фотографию солдата в хорватской форме, наставившего ствол автомата на пленного, с подписью, что сербский боевик через несколько секунд убьет свою жертву.

Чёрный пиар был для баланса разбавлен строго дозированной информацией «с другой стороны». Когда доза оказывалась чрезмерной, виновных одёргивали.

Британское правительство сделало выговор Би – би – си за репортаж, в котором была показана нога женщины, торчавшая из - под развалин разбомбленного телецентра в Белграде.

Напомним, Мобилизуя общественное мнение на поддержку бомбардировки Ирака, администрация Клинтона бесконечно повторяла фразу "оружие массового поражения". Только ежедневными ударами по Ираку, заявляла администрация Клинтона, можно спасти мир от скрытого арсенала отравляющих газов, биологического и химического оружия. В войне против Югославии "оружие массового поражения" заменено более сильной и запоминающейся мантрой "этнические чистки". Основная ценность этой фразы заключается в том, что она вызывает в воображении образ нацистской Германии. "Этническая чистка" в Косово подается НАТО как версия Холокоста девяностых годов.

Это сравнение столь же является вводящим в заблуждение и исторически ложным, сколь и грязным. Холокост представлял из себя облаву, устроенную на миллионы евреев по всей оккупированной и контролируемой нацистами Европе, и транспортировку их в лагеря смерти, которые были настоящими конвейерами массового убийства. Шесть миллионов беззащитных евреев были убиты нацистами. Это сопоставляется с приблизительно двумя тысячами людей, которые были убиты в Косово за последний год. (Следует добавить, что недавние заявления о том, будто 250 тысяч албанских мужчин были убиты, являются злостными фальсификациями, противоречащими свидетельствам непосредственных очевидцев, опубликованным в западных газетах.)

Немалая степень лицемерия отравляет позицию НАТО - защитника этнического албанского меньшинства от сербских репрессий. Напомним, что АОК, финансируемая за счет продажи наркотиков и пользующаяся закулисной поддержкой советников ЦРУ, проводила собственную кампанию террора против сербских гражданских лиц. Рассмотрим примеры стран-членов НАТО, которые проводили еще более широкие кампании "этнических чисток".

Двести тысяч сербов были изгнаны из Хорватии в 1995 году при поддержке США. (Хорватия с тех пор стала союзником США и одним из плацдармов НАТО в войне против Сербии). За последние пятнадцать лет более миллиона курдов было выселено из своих деревень в Турции при поддержке США, включая американские тяжелые вооружения. Между тем Турция остается членом НАТО и участвует в бомбардировке Югославии.[18]

При оценке заявления об "этнических чистках" следует также помнить, что ведущие мировые державы многократно ссылались на этнические конфликты как на оправдание для империалистического вмешательства, ведущего к катастрофе.

НАТО и средства массовой информации оправдывают нападение на Югославию как гуманитарную акцию, направленную на прекращение репрессий против этнических албанцев в Косово. Неуклюжий и циничный характер пропагандистской кампании, которая сопровождала бомбардировки, своеобразно отражает явные противоречия в натовской защите войны. Грубая демонизация югославского президента Милошевича, бурно расходящиеся заявления о массовых убийствах сербами косовских албанцев, бесконечные заявления о "геноциде" и прокрутка кадров страдающих беженцев по телевидению направлены не столько на то, чтобы убедить силой доказательства, сколько преодолеть сопротивление, заставить привыкнуть и устрашить общественность. "Оппозиция по отношению к НАТО означает поддержку насильственного изгнания и массовых убийств албанцев!", - заявляют официальные политики и мудрецы из средств массовой информации.

"Цель пропагандиста, - писал Олдос Хаксли в 1937 году, - состоит в том, чтобы одна часть людей забыла, что определенные другие части людей являются людьми". В этой войне демонизация сербов была вызвана масштабом насилия НАТО против югославского народа. 

В Югославии интервенция НАТО оказала объективное воздействие на расширение масштаба межобщинного насилия и увеличение вероятности, что оно распространится на соседние страны.

Усилиями США, ЕС и НАТО Балканский регион снова превратился в лоскутное одеяло государств, разделенных по этническим признакам вследствие великодержавных интриг.

Противостояние Белграда. Анализ событий показывает, что руководство США и НАТО на первом этапе операции оказались не в полной мере готовы к таким ответным действиям СРЮ. Подтверждением тому являются не только негативные для НАТО результаты социологических опросов, но и конкретные действия альянса, предпринятые уже по ходу второго этапа операции для того, чтобы вернуть утраченную инициативу в информационном противоборстве.

Используя все возможности СМИ, военно-политическому руководству Югославии удалось временно перехватить инициативу в информационно-психологическом противоборстве. Югославские СМИ, задействованные в пропагандистской кампании, удачно использовали факты жертв среди гражданского сербского и албанского населения Косово и Метохии, нарушений ОВС НАТО основных положений Женевских конвенций и дополнительных протоколов к ним, а также поддержку политических, религиозных и общественных деятелей России, Украины, Белоруссии и других государств.

Проведенные контрмеры вызвали всплеск патриотических чувств среди населения Югославии и подъем морально-психологического состояния военнослужащих ВС СРЮ. Руководство Белграда вынуждено было принять ряд мер: ограничение передвижения иностранных журналистов, введения запретов на распространение определенной информации. Этим руководство СРЮ добилось сокращения количества сообщений СМИ негативного характера о проводимой им политике.

Таким образом, своевременно принятые меры политическим и военным руководством СРЮ на первом этапе операции "Союзная сила" помешали США и блоку НАТО убедить мировую общественность в адекватности методов и способов проведения военной операции в Югославии, справедливости ее целей и задач. В результате в мировом общественном мнении произошел определенный раскол в отношении политики США и НАТО на Балканах.

Временные неудачи США и его союзников по западному альянсу в информационно-психологическом противоборстве с Югославией были также обусловлены и многочисленными ошибками, которые были допущены руководством НАТО в сфере связей с общественностью. Так, настоящий провал произошел при интерпретации руководителями НАТО факта авиационного удара по колонне беженцев в Косово и Метохии 14 апреля 1999 года. Пресс-службе альянса потребовалось пять дней, чтобы в конце концов предоставить собственную более или менее ясную версию случившегося.

Несогласованность действий руководителей блока и его пресс-службы наблюдалась также и при оправдании авиационных ударов ОВВС по зданию посольства Китая в Белграде 8 мая, транспортным средствам (12 апреля, 1, 3, 5, 30 мая) и жилым кварталам в городах Алексинац (5 апреля), Приштина (9 апреля), Сурдулица (27 апреля, 31 мая), Софии (28 апреля), Ниш (7 мая), Крушевац (30 мая), Нови-Пазар (31 мая) и другим объектам.[19]

Участившиеся провалы и упущения в работе пресс-службы НАТО привели к тому, что в ходе второго этапа операции в штаб-квартире блока в Брюсселе произошла серьезная реорганизация информационно-пропагандистского аппарата НАТО. Аппарат пресс-службы был усилен опытными специалистами в области "паблик рилейшнз", в том числе организаторами предвыборных кампаний в США и Великобритании. Для восстановления утраченного в информационном противоборстве превосходства НАТО предприняло целый ряд решительных мер.

Информационное «затемнение». С целью подрыва информационно-пропагандистского потенциала Югославии ОВВС НАТО нанесли ракетно-бомбовые удары по теле- и радиостанциям, студиям и ретрансляторам, редакциям СМИ, большинство которых было уничтожено, что фактически означало ликвидацию системы телерадиовещания СРЮ. Вот некоторые примеры.

Так, 5 апреля 1999 г. в 22.30 в районе Лозницы стальная конструкция ретрансляционной станции на горе Гучево была выведена из строя в результате попадания авиабомбы. Ретранслятор принадлежал компании Лозница и использовался каналами РТС -1, 2, 3.

13 апреля 1999 г. В 3.00 наземная спутниковая станция «Югославия» в деревне Прилике, округ Иваница, была выведена из строя в результате попадания ракеты.

15 апреля 1999г. В 1.10 двумя ракетами был выведен из строя ретранслятор БК Телеком Сербия, расположенный на вершине «Кула Кошутня Стопа» горя Ягодин а район деревне Кржава, район Крупень.

23 апреля в 2.20 ракетами было выведено из строя здание РТС (Сербское радио и Телевидение) по улице Абердарева №1 в центральной части Белграда. Погибло 7 человек и 17 пропало безвести, 16 человек получили ранения.[20]

Можно констатировать, что авиация НАТО планомерно уничтожала радиостанции, ретрансляторы и сеть телевизионного вещания с целью отсечь население в информационном плане от Белграда.

На исходе второго месяца вооруженного конфликта под давлением НАТО совет директоров европейской телевизионной компании «ЕУТЕЛСАТ» принял решение о запрете для компании "Радио и телевидение Сербии" вести вещание через спутник. В результате Сербское государственное телевидение лишилось последней возможности транслировать передачи на страны Европы, а также на значительную часть территории своей республики.

Впервые мощная информационная поддержка крупной военной операции НАТО была развернута в сети Интернет. Подавляющее большинство указанных сайтов было создано непосредственно или при содействии американских специалистов по компьютерным технологиям, что, безусловно, повысило эффективность пропагандистской кампании НАТО.

В итоге, несмотря на отдельные сбои, руководство НАТО сумело переломить ситуацию в информационно-психологическом противоборстве с Югославией и завоевать информационное превосходство. Информационно-пропагандистский аппарат альянса в целом выполнил поставленные перед ним задачи, своевременно внес коррективы в свою деятельность, разработал и применил новые формы и методы информационно-психологического воздействия на противника.

Полной дезорганизации системы управления ВС Югославии удалось избежать лишь благодаря комплексному применению защитных мер, включающих оперативную маскировку, радиоэлектронную защиту и противодействие разведке противника. Творчески используя опыт иракских вооруженных сил в борьбе с МНС во время войны в Персидском заливе, вооруженным силам Югославии удалось отразить большинство ударов высокоточным оружием, сохранив большую часть своего вооружения и военной техники, в том числе средств радиосвязи, радиотехнической и радиолокационной разведки.

Большое значение для сохранения боеспособности армии имели:

  • своевременный перевод системы управления группировками войск (сил) ВС Югославии на запасные пункты управления;
  • периодическая смена районов дислокации частей и подразделений;
  • маскировка вооружения и военной техники;
  • устройство ложных позиций, в том числе с использованием надувных макетов вооружения и военной техники;
  • введение режимных ограничений на работу радиоэлектронных средств.

Другой важнейшей составляющей информационно-технического противоборства явилась борьба за информацию в вычислительных системах. Югославские хакеры неоднократно пытались проникнуть через сеть Интернет в локальные вычислительные сети, используемые в штабах НАТО. Массовые запросы серверов этих сетей в отдельные периоды времени затруднили функционирование электронной почты. И хотя действия хакеров имели эпизодический характер, применение информационного оружия следует считать перспективным направлением информационно­го противоборства.

Как видим, информационное противоборство в операции "Союзная сила" занимало значительное место в действиях противостоящих сторон. Полученный опыт, а также перспективы технического развития дают основание выделить этот вид противоборства в рамках вооруженной борьбы в отдельную область противостояния между государствами или союзами государств. Особенность такого противостояния заключается в скрытности мероприятий, находящихся в контексте общей политики государств, преследующих свои национальные интересы.

Можно констатировать, что информационная составляющая любого локального вооруженного конфликта является существенным элементом, который учитывается при планировании и проведении военных операций.

[1] Сунь–Цзы. О военном искусстве. - Пекин.-1996. - С.346.)
[2] Е.Гуськова. Продолжающийся Балканский кризис и политика России.//Обозреватель. –1999. - №12(119). – С.35.
[3] 'Nouvel Observateur', 21 августа 1995.
[4] Мишель Коллон / Michel Collon. Milosevic: test your Media/. Милошевич: проверьте правдивость СМИ ("Global Research", Канада) 21 марта 2006. - http://www.globalresearch.ca/index.php?context=viewArticle&code=COL20060316&articleId=2110
[5] Андреев А., Давыдович С. Об информационном противоборстве в ходе вооруженного конфликта в косовою.//Зарубежное военное обозрение. – 2002.- №11.- С.8.
[6] Истомин Сергей. Смерть Милошевича. Обратный отсчет.//Красная звезда. –6 марта 2007.
[7] Информационная и пропагандистская война в Косове.Под ред. Петера Гоффа Международный институт прессы. Сентябрь 1999.-http://www.index.org.ru/anounce/grpa/kosovo.html
[8] Довідник НАТО.Office of Information and Press NATO – 1110 Brussels-Belgium. - 2001 - С.137.
[9] В.Малышев. Использование возможностей средств массовой информации в локальных вооруженных конфликтах.//Зарубежное военное обозрение. - 2000. - №7.)
[10] Крылов Н.Б. На вазе Фемиды: США и международное право. - М., 1986. - С. 96.
[11] ПанаринИ.Н. СМИ информационная война http://www.pseudology.org/information/Panarin_SMI.htm
[12] С. Гриняев. Взгляды военных экспертов США на ведение информационного противоборства. //Зарубежное военное обозрение.- 2001.- №9.
[13] Американские войны. История подлогов и провокаций.- 17.09.13.- http://www.warandpeace.ru/ru/commentaries/vprint/83694/
[14] Косово: Международные аспекты кризиса. – Моск центр Карнеги, 1999.- С.193.
[15] Brey T. Media monopolics in former Yugoslavia fuel the war.//Deutche Presse-Agentur.- 1995. – Jan.4. – P.94-95.
[16] Sullivan S. Albanian Americans Funding Rebels’ Cause // WP. - 1998. - 26 May.
[17] Доронин Александр. Дезинформация или война в королевстве кривых зеркал. www.agentura.ru/press/doronin/)
[18] Почему НАТО воюет с Югославией? Власть над миром, нефть и золото. Заявление редакции МСВС. 5 июля 1999 г.- http://www.wsws.org/ru/1999/jul1999/jugoprn.html
[19] Особенности информационной войны накануне агрессии СРЮ. -http://www.agentura.ru/equipment/psih/info/yugoslav/.
[20] Преступления НАТО в Югославии. Документальные свидетельства. 24 марта-24 апреля 1999.- М. -1999. –С.323-349.

Последнее изменение Воскресенье, 23 Ноябрь 2014 17:06

Авторизуйтесь, чтобы получить возможность оставлять комментарии
Go to top