Часть первая ОТ СЕРБИИ К ЮГОСЛАВИИ Славяне на Балканах

 

Свобода... одно из самых драгоценных достояний человека, и счастлив тот, кому небо даровало кусок хлеба, кому не нужно быть за него обязанным другому.
Мигель де Сервантес

Из всех славянских народов, оставшихся в Европе, пожалуй, именно сербы по своему духу и менталитету ближе всех к тем, старым славянам, от которых произошли все славянские народы. Характерные черты наших предков описывают византийские писатели. Древние славяне, вторгшиеся в VI в.н.э. на территорию Византийской империи и захватившие ее земли, были, по сути, варварами: жестокими, но храбрыми, честными, свободолюбивыми и гостеприимными. Уже в то время у них был сильно развит «демократический инстинкт». Все важные дела решали народные собрания или совет старейшин. 

Но наши общие предки не были простыми варварами-кочевниками. У них отмечали чрезвычайно развитое чувство ответственности за своих ближних – любое общее дело воспринималось ими как личное. Основой хозяйства славян в то время было земледелие. Сообща обрабатывали землю плугами с железными наконечниками, сообща убирали серпами зерно. Занимались ремесленничеством. Изделия из глины, дерева, кости и рога, железа и драгоценных металлов, а также текстильные изделия, произведенные славянами, имели довольно высокое качество. При всем этом они не «прирастали» к земле, активно воевали с соседями и расширяли границы своих владений.

Если в начале VI в. славяне ограничивались нечастыми опустошительными набегами на балканские провинции Византийской империи, то во второй половине столетия они начинают массово переселяться на захваченные территории. К середине VII в. византийские правители уже практически не контролировали Балканский полуостров – он стал почти полностью славянским. В это время к первым славянским племенам, пришедшим на Балканы, присоединились и сербы. К X в. они занимали небольшую территорию на побережье Адриатического моря, на стыке современных Хорватии, Боснии, Герцеговины и Черногории.

Постоянно взаимодействуя с высокоразвитой византийской цивилизацией, южные славяне потихоньку набирались военного опыта. Выделялась военно-феодальная верхушка – знать. Неравномерный дележ награбленной добычи приводил к социальному расслоению в племенах. Все это способствовало быстрому разложению первобытнообщинного строя и возникновению первых среди славян государственных образований. Кроме того, по некоторым данным, уже в VII в. сербы приняли крещение.

Так сложилось, что на протяжении полутора тысяч лет – со времен прихода на Балканы до наших дней – территории сербов постоянно оказывались кому-то нужными. Исключительно выгодное географическое положение делало их земли привлекательными для крупных государств. Впервые заложниками чужой игры сербы стали в середине IX в. К этому времени резко обострились противоречия между Византией и быстро окрепшим Болгарским царством. Основным камнем преткновения в борьбе за гегемонию на Балканском полуострове стали континентальные сербские земли, так называемая Рашка. В тот раз сербский князь Властимир, считающийся основателем первой Рашкской династии, дважды сумел отразить походы болгар.
Сербы сумели отстоять себя перед внешним врагом, но не устояли перед болезнью всех феодальных государств – раздробленностью и междоусобицей. После смерти Властимира между его потомками началась борьба за власть, в результате которой земли сербов надолго погрузились в пучину смут. Недолгие времена относительной стабильности сменялись разрухой и развалом, попаданием в зависимость то от болгар, то от Византии.

Новым этапом развития сербской государственности стало правление династии Неманичей. Эти дальновидные и способные люди умело использовали политическую ситуацию в своих интересах. В конце 60-х – начале 70-х годов XII столетия, сместив своего старшего брата, великожупанский трон занял Стефан Неманя – человек, неугодный Византии. С помощью умелых дипломатических ходов он все же сумел примириться с Константинополем. Однако, как показали последующие события, лестью и подарками рашкский великий жупан лишь пытался выиграть время, накопить силы. Не прошло и десяти лет, как Неманя выступил против византийского императора и с помощью венгров начал присоединять окрестные земли в районе городов Ниш и Средец, а также Зету. Затем последовала неудача при попытке завладеть городом Дубровником, однако Неманя и тут сумел выкрутиться. Именно тогда для Византии наступили тяжелые времена в связи с III крестовым походом. Жупан не преминул этим воспользоваться, развернув активную деятельность против империи. Он даже пытался вступить в контакт с одним из предводителей крестового похода Фридрихом Барбароссой. Политические результаты столь напряженной борьбы оказались ошеломляющими – сербы завоевали независимость.

Добившись своего, Неманя в 1196 г. добровольно отказался от трона и ушел в монастырь. Свою власть он передал среднему сыну Стефану. Молодой правитель рьяно принялся расширять земли. Он сломил упорное сопротивление дуклянских королей, в частности своего брата Вукана, и в конце концов сумел объединить не только континентальные и приморские сербские земли, но даже македонские и греческие. Параллельно Стефан проводил умелую внутреннюю и внешнюю политику. Он взял в жены внучку известного и влиятельнейшего европейского политика – венецианского дожа Энрике Дандоло. Дож сыграл чрезвычайно важную роль в истории IV крестового похода, который, в свою очередь, оказал сильное влияние на историю южных славян. Расчетливый брак Стефана оказался весьма полезным в налаживании связей с европейскими государствами. Венцом внешнеполитических усилий Неманича стала санкция папы Гонория III на его коронацию, которая состоялась в 1217 г. Возникло молодое и сильное государство – Сербское королевство. Завершающим этапом государственного строительства стало провозглашение в 1219 г. автокефальной Сербской архиепископии с кафедрой в монастыре Жича.

Правление Неманичей фактически заложило краеугольный камень в осознание сербами себя как отдельной общности, отличной от других народов. Однако после смерти Стефана его наследники не сумели противостоять внешним угрозам и постепенно попали в зависимость: сперва к эпирскому деспоту, а, затем, после поражения в 1230 г. в битве при Клокотнице, к болгарскому царю Ивану Асеню II.

Спустя несколько десятилетий, в середине XIII века Урош I Великий сумел завоевать сербам свободу. Начался стремительный политический подъем, завершившийся тем, что наследники Уроша I Драгутин и Милутин, правившие с 1276 по 1321 г., не только укрепили государство, но и значительно расширили его границы. Область Белграда, в будущем столицы Югославии, приобрел именно Драгутин. Милутин отторг у македонцев земли с городами Призрен и Скопье. И, наконец, совместными усилиями братья отняли у болгар Браничевскую область. Единственной потерей оказалась область Хум (Захумье): увлекшись борьбой с болгарами и македонцами, братья «проморгали» ее боснийскому бану Степану Котроманичу.

Трагически сложилась судьба наследника Милутина Стефана Дечанского. Еще молодым он был обвинен в заговоре против отца и ослеплен, затем якобы чудесным образом прозрел и 10 лет правил страной. Ему даже удалось одержать ряд побед, самой значительной из которых стал разгром болгарских войск в битве при Вельбужде. Однако по иронии судьбы Дечанский вскоре стал жертвой заговора, организованного его собственным сыном Стефаном Душаном. Очевидно, думая, что лучше справится с делом государственного строительства, Стефан удушил своего отца. Легенда об удушении короля Дечанского стала сюжетом сербского фольклора.

Душан оказался весьма способным политиком и полководцем. Он создал один из значительных юридических памятников славянского Средневековья – знаменитый «Законник». Еще более весомыми оказались его достижения на полях сражений. Душан мыслил глобально, ему нужна была гегемония на Балканах, с чем он и воевал против главного врага – Византии. Стефану удалось присоединить к Сербии все македонские, албанские, частично греческие земли и дойти до самого Пелопоннеса. С болгарами он поступил иначе – женился на сестре тамошнего царя, в результате чего их дружеские отношения укрепились. Единственное, чего не удалось достичь, – вернуть Хум, потерянный еще дедом Стефана Милутином.

Параллельно с новыми завоеваниями Душан укреплял свою власть в середине страны. В 1345 г. на соборе в Скопье он провозгласил себя царем сербов и греков, а через год была учреждена Сербская патриархия. Это было чрезвычайно важным достижением – права сербов на величие и их стремление к гегемонии получали еще и религиозное обоснование. Умер Стефан Душан в 1355 г., так и не осуществив свою мечту – захватить Константинополь.

Со смертью Душана для сербского народа фактически закончилась светлая полоса. Его потомки погрязли в междоусобицах и распрях. А вскоре на Балканском полуострове появились османы... Начались вооруженные столкновения. Победы сменялись поражениями. И вот 15 июня 1389 г. разразилась битва, оказавшая влияние на всю историю сербов вплоть до наших дней. На Косовом поле в день св. Вида сошлись две рати. Предводительствовали над ними Сербский князь Лазарь и турецкий султан Мурад.

Сербы бились отчаянно, слухи об их героизме разошлись по всей Европе, обрастая мифами и легендами. Достоверно известно то, что в разгар битвы сербский воин проник в лагерь противника, чтобы ценой собственной жизни спасти свой народ. Он заколол султана и был растерзан османами. Однако подвиг смельчака не спас сербов от жесточайшего поражения. Князь Лазарь был казнен, а его несовершеннолетний наследник Стефан вынужден был признать себя вассалом султана.

Долгие годы Стефан Лазаревич выжидал удобного момента, чтобы избавиться от «опеки» султаната. За это время ему даже пришлось воевать как вассалу в войске султана против участников крестового похода. Шанс на избавление сербам дал случай в лице великого полководца Тамерлана (Тимура Хромого), пришедшего на малоазиатский полуостров с востока. В 1402 г. великий хан в битве при Анкаре учинил войскам султана Баязида неслыханный разгром. Стефан воспользовался этим для начала, дабы укрепить власть, принял от византийского императора титул деспота. Таким образом была основана Сербская деспотовина – яркая страница в истории сербов. Затем Стефан нашел покровителя в лице венгерского короля Сигизмунда, от которого получил область Белграда.

К сожалению, наследники Стефана Лазаревича оказались не столь прозорливы и дальновидны в политических делах. После начала турецкого наступления Юрий Бранкович, унаследовавший сербский престол, бежал во владения венгерского короля. Однако в это время Сигизмунд скончался, и после короткого правления Альберта Австрийского в Венгрии наступило междуцарствие. Внутренняя борьба, вследствие которой победу одержала партия, поддерживавшая польского короля Владислава Ягеллона, ослабила венгерское королевство. Крестовый поход против турок завершился поражением. Бранкович был вынужден признать себя вассалом султана, а венгерское королевство из друга превратилось во врага.

Что произошло далее, трудно объяснить. Венгерский король Янош Хуньядио объявил новый крестовый поход и двинул свои войска на турок. Юрий Бранкович в этой ситуации остался верен клятве турецкому султану. Он не только не помог венграм, но и арестовал Яноша, продержав его некоторое время под замком. В итоге крестовый поход снова закончился для антитурецкой коалиции разгромом. Сложно объяснить поступок Юрия Бранковича: был ли он обусловлен понятиями чести и верности клятвам, или же Юрий попросту ошибся, сделав ставку на султанат. Однак итогом его выбора стала потеря почти всех владений, а затем и фактическая ликвидация деспотовины. Для сербов это стало концом целой эпохи. Народ более чем на 400 лет утратил свою независимость.

Этот период характеризовался нескончаемыми войнами, внутренней борьбой за власть и постоянным стремлением к расширению границ. Он дает представление о том, как формировался национальный характер сербов, какие внутренние установки вырабатывались у этого народа. Зажатые венгерским королевством с одной стороны и турками с другой, у сербов не было среди соседей сильных народов, родственных по крови и религии, и потому им приходилось рассчитывать на самих себя. Так сформировалась нация гордая, воинственная, с амбициями гегемона на Балканском полуострове. Планка запросов была установлена. И даже поражение, потеря государственности и четырехсотлетнее пребывание под турецким игом не смогли искоренить это из национального сознания. Сербская государственность закончилась; началась история сербской нации. Славяне навсегда закрепились на Балканах и, осознав самих себя, уже не могли ассимилироваться и исчезнуть.

Даже эти локальные войны, терзавшие Балканы на протяжении нескольких столетий, в общих чертах охарактеризовали геополитическое значение населенного сербами региона, не менявшееся и впоследствии. Сербы оказались на стыке двух экспансионистских устремлений: турок – с востока на запад, и сильных европейских государств – на восток, к проливам, дабы контролировать выход из Черного моря в Средиземное.

Последнее изменение Воскресенье, 14 Декабрь 2014 14:04

Авторизуйтесь, чтобы получить возможность оставлять комментарии

Другие материалы в этой категории:

Go to top