Сербское «возрождение»

За долгие столетия, проведенные под властью турок, стремление сербов к национальному государству не угасло. Они ждали своего шанса. И, начиная с конца XVIII в., его очертания становились все более ясными.

 

Европа переживала бурный рост. Великие государства того времени, например Австрия и Россия, с интересом приглядывались к Балканам и турецким проливам. Эти страны чувствовали в себе силу, а самое главное – ощущали необходимость обладания стратегическими территориями. Османская же империя тем временем все более увядала, так же, как рано или поздно приходят в упадок все империи, их общественные уклады и производственные отношения. Экономика Турции перестала отвечать требованиям времени. Непомерные траты на содержание мощнейшей военной машины, призванной охранять границы государства, истощали казну, а новых источников ее пополнения не возникало. В результате разразившегося кризиса стали рушиться основные государственные принципы – жесткая централизация и контроль за собственностью на землю. Пышно расцвело ростовщичество и откупная система.

Дырявый бюджет уже был неспособен обеспечить даже военную отрасль – с каждым днем появлялись новые вооружения, на внедрение которых постоянно требовались деньги. В результате отставания в военном плане Турция регулярно терпела поражения в многочисленных войнах.

Пытаясь реформировать систему землепользования и армию, султан Селим III ко всем бедам вызвал еще и внутренние волнения. То и дело вспыхивали крестьянские бунты, оказывали ожесточенное сопротивление новшествам турецкие феодалы. Они активно использовали легких на подъем янычар и башибузуков, которым в перерывах между войнами было нечем заняться.

Ослабление государственной системы мгновенно вызвало рост сепаратистского движения в империи. Мятежные паши с оружием в руках восставали против центральной власти. Восстания сотрясали практически все регионы страны.

В итоге в последней четверти XVIII в. Турция, проигравшая все войны вынуждена была включать в договоры с европейскими государствами пункты, касавшиеся христианского населения Османской империи. Таким образом, по окончании русско-турецкой войны 1768–1774 гг. Россия получила право защищать православное население Турции, а в 1791 г. по Систовскому миру совместно с Австрией добилась также проведения реформы в Белградском пашалыке Турции.

Этот договор стал фактически определяющим для сербов. Благодаря России и Австрии Белградский пашалык получил относительную свободу, а где свобода – там и стремление к полной независимости.

Важным стимулом для «турецких» сербов стали их отношения с собратьями, проживавшими на другом берегу Дуная, но уже на землях Австрийской империи. Там им была предоставлена широкая национально-церковная автономия. Оттуда «австрийские» сербы экспортировали в Турцию дух свободы. Национальное сознание жителей Белградского пашалыка под этим влиянием быстро пробуждалось. Австрия всячески поощряла такие действия своих сербских граждан, рассчитывая в будущем включить эту территорию в состав своей империи или, по крайней мере, полностью ее контролировать.

Вторым важным фактором, обусловившим рост сербского сепаратизма в Османской империи, стала национальная и социальная однородность населения Белградского пашалыка. Абсолютное большинство составляли сербы-крестьяне. Турки проживали в основном в городках, их было немного. Зажиточные сербские крестьяне были экономически ориентированы на Австрию, поставляя туда сельхозпродукцию, прежде всего свиней. Иными словами, существовали все предпосылки – национальные, экономические и религиозные – чтобы население Белградского пашалыка склонялось к Австрии. Предпосылки эти подкреплялись реальной поддержкой со стороны России и Австрии, которые уже упоминалось, добились проведения в пашалыке реформ. Было разрешено строительство церквей, введены элементы местного самоуправления, установлен фиксированный размер дани на весь пашалык. Кроме того, на его территории запрещалось проживание янычар, что было немаловажно: последние, голодные и обнищавшие к тому времени частенько занимались грабежом. Более того, отныне под предлогом несения пограничной стражи сербам пашалыка разрешалось создавать отряды милиции и носить оружие – до этого подобной привилегией пользовались только мусульмане. В общем, сам договор о реформах в Белградском пашалыке, по сути, подразумевал возникновение в будущем сербского государства. А пока он указывал «турецким» сербам ориентир и фактически провоцировал их на антитурецкие выступления.

Но в 1802 г. не сербы, а сами турки, точнее янычары, нарушили все договоренности и захватили пашалык. Они установили новые поборы, занялись откровенным грабежом, а в ответ на замечания султана убили посланного им пашу. Неуправляемые янычары в 1804 г. зарезали около 70 сербских старейшин-кнезов, подозревая, что те в будущем могут стать вождями сопротивления. Тогда со всех уголков пашалыка на скупщину (народное собрание) в городок Орашац съехались сербские представители. Не в силах более терпеть произвол янычар, они решили начать вооруженную борьбу и избрали своим верховным вождем Георгия Петровича (по прозвищу Карагеоргий), имевшего опыт службы в австрийской армии унтер-офицером. Так началось Первое сербское восстание, охватившее весь пашалык и продолжавшееся 9 лет.

Сперва сербы были движимы одним желанием – изгнать ненавистных янычар и восстановить справедливость, вернуть себе права, данные по договору 1791 г. и фирманами 1793–1794 гг. В этом, кстати, их требования совпадали с интересами самой Турции, ее султана, который никак не мог справиться с мятежными янычарами. Зима-весна 1804 г. считается первым этапом восстания, в ходе которого сербы не выдвигали никаких политических требований.

Кровопролитные бои ожесточали сербов. Восстание стало всеобъемлющим и широкомасштабным. Но многочисленные жертвы уже, казалось, не оправдывали цели – изгнания янычар. Тогда сербы решили изменить цель, значительно расширив ее. Они выдвинули новые требования: предоставление пашалыку широкой политической автономии и изменение налоговой системы. Это явно шло вразрез с интересами султана и тогда он направил против сербов свою армию. В 1805 г. произошли первые бои. Сербы начали лихорадочный поиск союзников. Решение напрашивалось само собой: союзником и защитником могла стать лишь Россия – православное государство с панславистским мировоззрением.

Русско-турецкая война началась в 1806 г. С этого момента наступает третий этап сербского восстания. Почувствовав поддержку, окрыленные сербы пошли еще дальше в своих требованиях. Теперь они ратовали за создание независимого государства во главе с наследственной сербской династией, ликвидацию помещичьего землевладения, отмену любых видов откупов, передачу наделов в собственность крестьян. Плечом к плечу с русскими солдатами они отвоевывали свою свободу. Повстанцам удалось даже захватить Белград, изгнав оттуда турок. Обозленные на сербов османы лютовали самыми жестокими мерами пытались посеять страх в их душах. Летом 1809 г. близ местечка Чегры после боя турки отрезали сербам головы и соорудили из их черепов высокую башню.

Однако решимость славян отвоевать свободу после этого лишь окрепла. Судя по всему, война подходила к победному концу, и было совершенно ясно: одни лишь военные выступления, бунты себя исчерпывают, необходимо оформиться политически. И сербы создали свое правительство – Правительствующий совет, куда вошли шесть министров. Верховным вождем сербского народа и наследственным правителем в 1811 г. скупщина провозгласила Карагеоргия.

Таким образом, когда в 1812 г. Россия подписывала с Турцией мир, у сербов уже фактически было свое государство. Оставалось лишь оформить его официально. Поэтому, подписывая с турками Бухарестский договор, русские включили в него статью VIII об амнистии повстанцев и признании автономии Сербского княжества.

Однако вероломные турки, дождавшись, когда европейские страны будут всецело поглощены борьбой с Наполеоном, ворвались в Сербию, в сентябре 1813 г. захватили Белград и жестоко расправились с восставшими. Они объявили, что это джихад.

Сербы слишком долго ждали своего шанса, чтобы так просто опустить руки и сдаться на милость победителю. Первое сербское восстание выявило многих способных военачальников и политиков. Они не прекращали подпольной борьбы. С другой стороны, сербы сумели зарекомендовать себя таким образом, что воспринимались Европой не как вечная колония великих стран, нация «без стержня», а как великий народ, равный другим великим и столь же достойный, который лишь по воле злой судьбы случайно оказался под властью врагов христиан – турок. Давила на османов и Россия, требуя выполнения статьи VIII Бухарестского договора, ширились такие разговоры и настроения и в дипломатических кругах европейских государств. Все требовали решения «восточного вопроса». Европа была заинтересована в Сербии как в самостоятельном государстве, буфере между ней и Турцией.

Последнее изменение Воскресенье, 14 Декабрь 2014 14:04

Авторизуйтесь, чтобы получить возможность оставлять комментарии
Go to top