Часть вторая НАРАСТАНИЕ ВНУТРЕННИХ ПРОТИВОРЕЧИЙ Хорвато-сербское противостояние

Национальные противоречия между сербами и хорватами стали заметны практически сразу после объединения в единое государство. На то время в королевстве действовали различные политические партии, электорат которых, различался в основном по национальному и территориальному признакам.

 

Одной из наиболее заметных была партия крестьян во главе со Степаном Радичем – она пользовалась массовой поддержкой в Хорватии. На внеочередном партийном собрании было решено от имени хорватского народа обратиться к международной мирной конференции в Париже с меморандумом, в котором говорилось о праве наций на самоопределение и о том, что власти Королевства СХС должны учитывать интересы хорватов в югославянском государстве. Учитывая, что хорватов в королевство никто не тянул и они сами приняли решение объединиться с сербами, недовольство партии Радича выглядело по меньшей мере странно. Кроме того, подобные выступления подрывали престиж только что созданного государства в глазах мирового сообщества, сеяли сомнения в жизнеспособности объединения славянских народов Балкан.

В итоге Степан Радич был арестован и оставался в тюрьме вплоть до выборов 28 ноября 1920 г. Хорваты, на чьих националистических настроениях умело сыграли некоторые силы, в большинстве своем поддержали именно крестьянскую партию Радича. Таким образом, противостояние партии и государства переросло в оппозицию целого народа к центральной власти и сербам вообще.

Активную деятельность развила и Коммунистическая партия Югославии (КПЮ). Она провозглашала своей целью создание советской республики и подготовку югославского пролетариата для участия в мировой революции. Учитывая, что коммунисты пользовались серьезной поддержкой среди населения, были активны и решительны, угроза национальной безопасности казалась весьма реальной. Чтобы не допустить повторения российского сценария, народная скупщина 2 августа 1921 г. приняла «Закон о защите безопасности и порядка в государстве». Тем самым КПЮ и ее молодежное крыло – Союз коммунистов молодежи Югославии – объявлялись вне закона, а членство в них каралось тюремным заключением, иногда – смертной казнью.

Под действие этого закона подпадали и другие партии, находившиеся в открытой оппозиции к режиму. Все, не согласные с тем, что хорваты, сербы и словенцы являются, по сути, одним народом, и не поддерживающие принципа единства югославян, считались угрозой безопасности государства.
Ошибкой правящих кругов королевства было непризнание того факта, что югославские народы все же являются различными нациями. Хорошую идею объединения балканских славян они реализовали грубо и топорно, чем вызвали естественное сопротивление.

Одним из факторов, вызвавших сепаратистские тенденции, было принятие в 1921 г. Видованской конституции, составленной Сербской радикальной партией. Основной закон провозглашал сугубо централистское устройство с династией Карагеоргиевичей во главе.

В итоге лидер преобразованной Хорватской республиканской крестьянской партии (ХРКП) Степан Радич в 1924 г. выехал в турне по европейским странам, где искал поддержки автономии Хорватии. Тогда же, находясь в Москве, он подписал договор о вхождении его партии в Крестьянский Интернационал. По возвращении на родину политик был арестован.

Действия королевских властей вызвали обратную реакцию: популярность Радича возрастала. Всего за пять лет – с 1920 по 1925 г. – электорат ХРКП увеличился в два с половиной раза.

Однако, судя по всему, пребывание в тюрьме сломило Радича. После выборов 1925 г., когда ХРКП набрала свыше полумиллиона голосов, его племянник Павел Радич от имени дяди объявил, что отныне партия признает государственное устройство и Видованскую конституцию и выходит из Крестьянского Интернационала. ХРКП переименовывается в Хорватскую крестьянскую партию – ХКП.

Степана Радича немедленно освободили из тюрьмы и дали портфель министра просвещения. Некоторые его соратники также получили места в кабинете.

Однако вскоре депутаты от ХКП снова перешли в оппозицию. К ним примкнули также депутаты – сторонники Светозара Прибичевича, отколовшиеся от демократической партии, безоговорочно поддерживавшей королевскую власть. Была создана Крестьянско-демократическая коалиция (КДК).

В итоге в парламенте образовались две силы – проправительственное большинство и активная оппозиция. Дискуссии и споры между фракциями зачастую доходили до кровопролития. Парламентский кризис закончился трагически. В тот день, 20 июня 1928 г., во время выступления депутата от сербской радикальной партии Пуниша Рачича депутаты-оппозиционеры, как всегда, отпускали саркастические шуточки в его адрес. Не совладав с собой, радикал выхватил пистолет и расстрелял нескольких депутатов от ХКП. Тяжело ранен был и лидер партии крестьян Степан Радич. Он скончался спустя несколько недель.

Страна взорвалась. Хорваты все как один вышли на улицы, начались вооруженные столкновения с полицией. Коммунисты расценили ситуацию как революционную и попытались вмешаться. Многие из них погибли. Тем временем в Хорватии начали создаваться первые ультранационалистические организации под руководством печально известного Анте Павелича, который позже выстраивал горы из черепов сербских мужчин, женщин и детей. С этого момента были посеяны взаимное недоверие и вражда между двумя народами.

Ситуация грозила выйти из-под контроля, поэтому 6 января 1929 г. король Александр совершил государственный переворот. Своим манифестом он запретил деятельность всех партий и наделил себя всей полнотой законодательной и исполнительной власти. Фактически было введено бессрочное чрезвычайное положение.

Власть не смогла уничтожить оппозицию, она лишь загнала ее в подполье, оставив таким образом проблемы нерешенными и переведя их в латентное состояние. КДК во главе со Светозаром Прибичевичем и новым лидером «крестьян» Владимиром Мачеком не прекращала борьбы.

Тем временем король Александр объявил о переименовании своей страны в Королевство Югославию, разделил его на пять административных единиц – бановин, в которых, однако, не учитывалась национально-региональная специфика. Провозглашалось существование одного народа – югославов.

Дабы придать своей диктатуре видимость парламентаризма, король даровал народу новую Конституцию, которая, однако, ничего не меняла в стране. Предусматривалось лишь создание выборного двухпалатного парламента без какой-либо реальной власти. Половину сенаторов назначал король, а правительство отвечало только перед ним самим. Скупщина практически никакого влияния не имела.

Между тем ситуация снова обострялась. Ни хорваты, ни словенцы, ни даже сербы не хотели становиться единой нацией – югославами. Общее государство – да, единая нация – увольте. Активизировались оппозиционеры из КДК. В итоге лидер партии крестьян Мачек был арестован, другие – интернированы. Александр пытался задобрить оставшихся, посулив незначительные перемены.

Однако националисты не хотели ждать. Анте Павелич – лидер хорватских фашистов-усташей, находившийся за границей, – установил контакты с итальянской разведкой. Бенито Муссолини, заинтересованный в развале сильного государства-соседа, пообещал поддержку. В лагерях на территории Италии и Венгрии люди Павелича проходили военную подготовку, их обучали методам проведения террористических кампаний, осуществлению диверсий. Приобретенные навыки они применяли на деле по всей Югославии. Лозунгом усташей было: «Независимая Хорватия, очищенная от сербов, цыган и евреев». Вскоре Анте Павелич наладил связи с экстремистской группировкой «Внутренняя македонская революционная организация» (ВМРО). Именно ей поручалась физическая ликвидация короля Югославии Александра. Приговор был осуществлен 9 октября 1934 г. в Марселе, куда король отправился с официальным визитом. Некто Керин Величко Георгиев, член ВМРО, застрелил Александра и тяжело ранил его министра иностранных дел.

Однако убийство короля кардинально не изменило ситуацию. При его малолетнем наследнике Петре II был создан регентский совет, продолжавший политику Александра. Более того, помимо национального новое правительство спровоцировало в обществе еще и религиозный раскол.

Религиозные противоречия стали реакцией на соглашение с Ватиканом. Согласно этому соглашению, в Югославии регулировались отношения католической церкви и государства, признавались все права католиков, составлявших 37,5 % населения страны. Против этого соглашения выступила Сербская православная церковь, чья паства насчитывала 48,7 % населения. Когда в июле 1937 г. регент Павел подал законопроект на рассмотрение в скупщину, православная церковь приложила все усилия, чтобы провалить его. Однако давление власти оказалось сильнее и конкордат был одобрен. В ответ синод церкви предал анафеме всех депутатов, голосовавших «за», а правительство, в свою очередь, исключило из правящей партии «Югославский радикальный союз» всех, голосовавших «против».

Православные священники организовали в Белграде массовые демонстрации, на которых произошли столкновения с полицией. Митингующие были разогнаны.

Однако конкордат не был направлен в сенат для утверждения и таким образом не вступил в законную силу. Католическая церковь официально осталась конфессией, не имевшей соглашения с югославским государством. Все это вызвало острое недовольство хорватов, преимущественно католиков.

Таким образом, отношения сербов и хорватов на то время можно охарактеризовать как национально-религиозное противостояние.

В 1939 г., когда Европа находилась на пороге Второй мировой войны, а ситуация в самой Югославии накалилась до предела, правительство решило пойти на уступки. Новый премьер Драгиш Цветкович подписал с лидером крестьян Владимиром Мачеком соглашение, по которому административно-территориальная единица Хорватия включала в себя все земли, населенные этническими хорватами, и получала относительную самостоятельность. Отныне территория называлась «бановина Хорватия».

Мачек пытался добиться еще и автономии, однако безуспешно. Тогда он решил оказать на Югославию внешнее давление – попросту заняться политическим шантажом. Для этого он начал переговоры с правящими кругами Италии, ведя речь об автономии Хорватии... под протекторатом Италии.

Накануне войны Югославия оказалась в крайне сложной ситуации, со всех сторон зажатая враждебными странами, принадлежавшими к гитлеровской коалиции. В итоге 26 августа, за пять дней до начала боевых действий гитлеровцев, премьер-министр Драгиш Цветкович и лидер КДК Владимир Мачек подписали соглашение, согласно которому Югославия фактически разделялась на две сферы влияния – сербскую и хорватскую. Бан – глава исполнительной власти в Хорватии – назначался королем. В самой же Югославии было создано новое правительство, в которое вошли помимо сербских радикалов представители Хорватской крестьянской партии, Словении, мусульман Боснии и Герцеговины. Глава ХКП Владимир Мачек стал заместителем премьер-министра.

Однако уступки сербского правительства и усиление влияния Хорватии не улучшили ситуацию, а только усугубили ее. Все сильнее проявлялось соперничество между двумя центрами и росли сепаратистские тенденции среди хорватов.

Последнее изменение Воскресенье, 14 Декабрь 2014 14:09

Авторизуйтесь, чтобы получить возможность оставлять комментарии
Go to top