Конфликт с Советским Союзом

Антифашистское вече народного освобождения Югославии, полностью подконтрольное Тито, сделало все, чтобы узаконить коммунистов как единственную легитимную власть в стране. На 3-ю сессию АВНОЮ, состоявшуюся в августе 1945 г., допускались только те депутаты предвоенной скупщины, которые не запятнали себя сотрудничеством с оккупантами. Разумеется, таковыми являлись исключительно члены КПЮ, так или иначе имевшие контакты с немцами и во время войны пытавшиеся «заниматься политикой» вместо ведения вооруженной борьбы с захватчиками. В итоге полностью коммунистическое АВНОЮ было преобразовано в высший законодательный орган – Временную народную скупщину.

 

КПЮ умело сыграла на новой послевоенной моде – чуть что апеллировать к антифашизму, обвиняя своих оппонентов в приверженности нацистским идеалам. Соответственно, на западе лишь молча разводили руками, наблюдая, как коммунизм все более подчиняет себе Югославию.

Временная скупщина приняла закон о национализации рудников, а также об аграрной реформе, основанной на принципе – «Землю – крестьянам». Вскоре было объявлено о проведении выборов в Учредительную скупщину. Результаты превзошли самые оптимистические прогнозы коммунистов – кандидаты от их Народного фронта получили 90 % голосов и поддержку избирателями идеи преобразования Югославии в республику. 25 ноября 1945 г. была провозглашена Федеративная Народная Республика Югославия (ФНРЮ). Но самое главное – коммунистыдобились поддержки своего курса, что полностью развязывало им руки. Потерпевшие сокрушительное поражение деятели оппозиции, представленные в объединенном правительстве, постепенно сошли с политической сцены. В стране установилась полная диктатура КПЮ.

Следующим шагом к упрочению коммунистической власти было принятие новой Конституции. Основной закон был почти полностью скопирован с Конституции СССР 1936 г.. После всенародного обсуждения проекта 31 января 1946 г. она была принята Учредительной скупщиной. Конституцией провозглашалось, что отныне ФНРЮ является объединением равноправных народов, которые на основании права на самоопределение выразили добровольное желание жить в едином федеративном государстве. Согласно Основному закону, в составЮгославии вошли шесть равноправных республик: Сербия с автономным краем Воеводина, автономной областью Косово и Метохия; Словения; Македония; Босния и Герцеговина; Хорватия; Черногория. С 1963 г. государство было переименовано в Социалистическую Федеративную Республику Югославия (СФРЮ). Всем гражданам гарантировались свобода слова, печати, собраний, равные права, то есть главные демократические свободы. Основной формой собственности провозглашалась всенародная.

Законодательная власть принадлежала Народной скупщине, которая состояла из двух палат – Союзного веча и Веча национальностей. Власть на местах принадлежала народным комитетам, которые, по сути, являлись революционными органами, сформировавшимися во время войны. Кроме того, каждая из республик имела свой собственный парламент и правительство, что создавало видимость определенной самостоятельности народов.
Тем не менее, несмотря на провозглашенные демократические свободы, Югославия все больше погружалась в пучину тоталитаризма. Усиливался культ Тито – портреты на улицах, нескончаемые цитирования и т. д. свидетельствовали о том, что югославский вождь старается ни в чем не уступать своему «старшему брату» Сталину.

Однако успехи первых лет в деле государственного строительства были неоспоримы. После войны югославам досталось разграбленное и запущенное народное хозяйство. 3,5 млн чел. не имели крова, 40 % промышленных предприятий были разрушены, предстояло восстановить 50 % железнодорожных путей. Однако энтузиазм и сила духа югославов, да еще помощь Советского Союза сделали свое дело – всего за два года Югославия вышла на довоенный уровень промышленного производства и в 1948 г. превысила его. Это был невиданный рывок. Но югославы на этом не остановились. Был взят курс на ускоренную индустриализацию с тем, чтобы за две-три пятилетки превратить отсталую аграрную страну в высокоразвитую индустриально-аграрную.

Успех должны были обеспечить полная национализация всех промышленных объектов, а также конфискация земель у помещиков, буржуазии и церкви.

Пятилетний план, утвержденный в апреле 1947 г., выполнялся весьма успешно – по темпам экономического и социального развития Югославия лидировала в Юго-Восточной и Центральной Европе. Однако в 1948 г. грянул гром.

Югославы гордились тем, что практически самостоятельно освободили страну от немцев, и главным героем у них был не товарищ Сталин, а свой «родной» Тито. Сталин же пытался держать все под своим контролем, и единственным освободителем Европы, по его мнению, должен был считаться только Советский Союз. Вообще Кремль давно подозревал югославов в отсутствии должного пиетета по отношению к «отцу народов», пеняя им на то, что они не признают товарища Сталина как общего руководителя и победителя. Чашу терпения переполнило заявление Тито о том, что «Балканы наряду с Советским Союзом должны быть маяком, который указывает путь правильного разрешения национального и социального вопросов». В Москве считали, что таким маяком мог быть только СССР, так же как и лидером социалистического мира.

Кроме того, Тито позволил себе еще более тяжкий грех – проведение самостоятельной политики на Балканах. Он стремился создать под эгидой Югославии Балканскую федерацию, к которой присоединились бы Болгария, Албания идругие страны. К тому же Тито активно выступал против реализации плана Маршалла в Западной Европе и усиления там англо-американского влияния, а также выдвигал претензии на порт Триест, оккупированный союзниками и предназначавшийся со временем Италии. И, наконец, Тито на свой страх и риск поддерживал партизанскую борьбу Компартии Греции против монархии. 

Советское руководство постаралось устранить Тито, оказывая давление на КПЮ. Весной1948 г. Сталин и Молотов отправили в Белград письма, в которых критиковали руководство компартии Югославии за ошибки во внутренней и внешней политике и партийной работе, которые «мешали строительству социализма». Югославов обвиняли в недооценке роли Красной Армии в освобождении народов, подозрительном отношении к СССР, а Тито прозрачно намекали о «карьере» Льва Троцкого. Советские руководители потребовали отставки нескольких югославских дипломатов как английских шпионов, не приведя при этом ни малейшего доказательства их вины. Но коммунисты Югославии сплотились вокруг своего лидера и не дали себя запугать. Белград назвал все выпады советского руководства беспочвенными и оскорбительными для народов Югославии.

Следующим шагом советского руководства было обсуждение поведения югославов в Бухаресте на совещании Коммунистического информационного бюро (Коминформ). Там КПЮ обвинили в том, что в этой «кулацкой партии» нет демократии, установился «турецкий, террористический режим», не созываются съезды. В устах советских представителей это звучало смешно – в самом СССР последний съезд ВКП(б) состоялся в далеком 1939 г., а следующий пока не предвиделся. Тем не менее Коминформ поддержал советскую позицию, осудил «раскольников» из Югославии и выразил надежду на то, что руководители КПЮ изменят свою ошибочную позицию или уступят место «здоровым силам» в Компартии Югославии. 

На V съезде КПЮ летом 1948 г. произошел открытый конфликт – советские эмиссары попытались навязать свою волю делегатам. Югославы повели себя решительно и отклонили все требования. Терпение Советского Союза лопнуло. В странах социалистического лагеря начали массово фабриковаться дела против «титовцев», причем в Венгрии, Албании, Болгарии, Чехословакии это были люди рангом не ниже министра. На границах этих стран с Югославией начались вооруженные столкновения, грозившие перерасти в войну. Сталинский режим делал все, чтобы сломить гордость югославов и заставить их стать в общий строй.

На Тито принялись навешивать всевозможные ярлыки. То, что он якобы подстрекал революцию в Западной Европе, провозгласили «левым уклоном». Национальная направленность его политики объявлялась «правым уклоном». В итоге «лево-правый уклонист» был поставлен на один уровень с троцкизмом, а это, по меркам советских вождей, было крайней степенью падения.

В конце концов 28 сентября 1949 г. временному поверенному в делах Югославии в Советском Союзе была вручена нота, в которой говорилось, что «СССР считает себя свободным от обязательств, вытекающих из Договора о дружбе, взаимной помощи и послевоенном сотрудничестве с ФНРЮ». Через месяц югославский посол в Москве был обвинен в шпионской деятельности и объявлен персоной нонграта. Договоры о дружбе денонсировали вслед за СССР Польша, Венгрия, Румыния, Болгария и Чехословакия. Югославии было отказано во вступлении в Совет экономической взаимопомощи (СЭВ), хотя он создавался как открытая организация.

В ноябре на третьем заседании Коминформа была принята резолюция под названием «КПЮ во власти убийц и шпионов». Ее режим, созданный, кстати, при прямой поддержке СССР и лично Сталина, назывался «фашистским», а ее политика – «политикой агрессии против восточноевропейских стран при поддержке США». Борьба против КПЮ провозглашалась «интернациональным долгом всех коммунистических и рабочих партий».
Таким образом, внешнеполитическое положение коммунистической Югославии крайне осложнилось. Ситуация усугублялась тем, что теперь неоткуда было ждать помощи в реализации плана первой пятилетки.
Теперь югославское руководство, по вине СССР перессорившееся со всеми странами Восточной Европы, испытывало колоссальное давление, рассматривая Советский Союз как главный источник угроз безопасности Югославии. Гордая балканская страна вынуждена была корректировать свой внешнеполитический курс. Необходимо было наладить связи с западным миром.
Для самого Запада конфликт стал неожиданным. Однако еще до того, как Югославия начала предпринимать шаги к сближению, в 1949 г. американская администрация разработала политический курс, основывающийся на признании того факта, что связи между Югославией и коммунистическим блоком действительно разорваны.

Несомненно, Запад мог раздавить оставшуюся в гордом одиночестве Югославию одним махом и установить там демократический режим. Благо, для этого существовала масса рычагов. Однако политические выгоды от такого шага были невелики. Наоборот, необходимо было продемонстрировать всем странам соцлагеря, что в случае чего они не останутся один на один со своими проблемами и могут рассчитывать на помощь мирового сообщества. Таким образом, это должно было стимулировать в соцстранах проведениеболее самостоятельной политики и выход их из-под влияния Москвы.

Югославия гордо молчала, однако Штаты не постеснялись сами предложить ей свою помощь. Для начала Вашингтон разрешил поставки в ФНРЮ товаров, продажа которых в социалистические страны была запрещена. Американцев ничуть не смущал тот факт, что они помогают коммунистической стране, исповедующей враждебную идеологию. Политические интересы были превыше всего.

Помощь Югославии со стороны Запада все увеличивалась. В 1950 г. США начали поставлять в Югославию продовольствие на основании заключенного в том же году договора о продовольственной помощи.

Далее, 14 ноября 1951 г. американцы и югославы подписали договор об оказании Югославии военной помощи на основе Закона о взаимном обеспечении безопасности от 31 октября 1951 г..

И, наконец, 13 октября 1952 г. США, Великобритания и Франция подписали с Югославией Тройственную программу, согласно которой Белграду оказывалась безвозмездная экономическая помощь.

Всего за пять лет США предоставили Югославии помощь в виде займов, кредитов, поставок вооружения и продовольствия на $ 1,2 млрд. По тем временам это была баснословная сумма. Как писала тогда западная пресса, «поддерживание Тито на поверхности стало общей политикой западного мира».

Сам же Тито, благодаря западные страны за помощь, напоминал им, что больше, чем на «спасибо», рассчитывать не стоит. Ни на какие политические уступки Югославия не пойдет. Но Запад был рад и тому, что югославы не отказывались от его услуг. Главное – держать Белград подальше от Москвы. Тем не менее западные спецслужбы и политики разрабатывали различные планы по втягиванию Югославии в свою орбиту. В первую очередь необходимо было «подтянуть» Белград к НАТО. США неоднократно намекали югославам, что неплохо бы им вступить в ассоциацию с Северо-атлантическим альянсом. Для этого американцы задумали вовлечь Югославию в региональный союз с Грецией и Турцией. Обе эти страны являлись членами НАТО с 1952 г.. 28 февраля 1953 г. в Анкаре три государства подписали договор о сотрудничестве (Викарский договор), а 9 августа следующего года в югославском городе Блед был подписан договор о союзе, политическом сотрудничестве и взаимной помощи между Грецией, Турцией и Югославией. Эти документы стали основой появления Балканского пакта военно-политического союза трех государств. Таким образом, американская дипломатия могла праздновать победу, усилив свое влияние в регионе и на Югославию в частности через ее членство в этом союзе.

Правда, недолго пришлось американцам радоваться по поводу своих успехов, а Югославии отказываться от всевозможных «рациональных идей». Из-за обострения ситуации на Кипре вспыхнул греко-турецкий конфликт, и Балканский пакт развалился.

Итогом целой эпохи стало то, что Югославия выдержала натиск Сталина и его сторонников и превратилась в ядро не присоединившихся к противоборствующим блокам стран. Долгое время она была одинока в своем противостоянии «лагерю социализма». Однако для союзников СССР стало очевидным, что советское руководство не может со всеми разговаривать с позиции силы, и что при должном упорстве и дипломатической гибкости можно не только противостоять давлению Москвы, но и извлекать из этого конкретные материальные выгоды, обращаясь в случае необходимости к Западу. 

На Балканах Югославия стала своего рода великой державой, которая, умело используя свое стратегическое положение и четкий внешнеполитический курс, играла особую роль среди неприсоединившихся государств. «Сильная политика» Сталина закончилась его поражением. Однако и Балканская федерация, о которой мечтал Тито, так и не появилась на карте.

Последнее изменение Суббота, 13 Декабрь 2014 15:26

Авторизуйтесь, чтобы получить возможность оставлять комментарии

Другие материалы в этой категории:

Go to top