Бомбардировки Югославии

То, что агрессия против Югославии заключалась исключительно в нанесении ракетно-бомбовых ударов, не случайно. В современных войнах и конфликтах с применением обычных средств поражения на долю авиации приходится более 60 % боевых задач. Она является наиболее маневренным видом вооруженных сил, способным поражать любые цели (в том числе небольшие), на значительном расстоянии от линии фронта. Самолеты могут успешно действовать над сушей и водой, вести подробную разведку в обороне и наступлении, обеспечивать прикрытие войск и объектов глубокого тыла от ударов воздушного противника. Кроме того, они способны оперативно перебрасывать войска, материальные средства, гуманитарную помощь на большие расстояния.

 

Воздушное пространство или территории для расположения подразделений Альянса предоставили нейтральные государства Албания, Болгария, Македония и Румыния. Непосредственное участие в операции принимали 14 стран – Бельгия, Великобритания, Венгрия, Германия, Дания, Испания, Италия, Канада, Нидерланды, Норвегия, Португалия, США, Турция и Франция.

Первоочередной и самой важной задачей авиации Альянса было подавление системы ПВО Югославии и обеспечение безусловного превосходства в воздухе ВВС НАТО.

Для этого массированно применялись средства радиоэлектронной борьбы (РЭБ), создавшие помехи во всех частотных диапазонах радиоэлектронных средств Югославии. В первую очередь дезорганизовывали системы ПВО, подавляя РЛС раннего обнаружения, систем управления и связи, наведения истребительной авиации. Дополняла боевые операции продуманная радиодезинформация.

С п р а в к а. Средства радиоэлектронной борьбы включают средства радиопротиводействия и радиоперехвата, существенно влияющие на эффективность разведки, связи и управления на поле боя. Важная составляющая радиоэлектронной борьбы – радиоэлектронная разведка, с помощью которой добываются сведения о радиоэлектронных средствах, их назначении, принадлежности, местоположении, порядке работы. Средства радиоэлектронного подавления (РЭП) не являются оружием, поражающим цели, но в условиях современной войны именно их применение предшествует началу боевых операций: РЭП как бы расчищают путь для боевых систем высокоточного оружия. Являясь важнейшим элементом радиоэлектронной борьбы, РЭП призваны препятствовать или затруднять функционирование электронных средств противника путем излучения (отражения) электромагнитных, акустических и инфракрасных сигналов. РЭП осуществляется автоматическими наземными, корабельными и авиационными системами постановки помех.

Американцы прекрасно знали возможности югославской системы ПВО, поэтому практически все вылеты стратегических бомбардировщиков В-1В, В-2А и самолетов F-117 сопровождались истребителями и самолетами РЭБ ЕА-6В, а самолеты тактической авиации были оснащены индивидуальными станциями помех. Комплексный подход способствовал нейтрализации системы ПВО СРЮ.

Кроме того, физическое уничтожение систем ПВО Югославии осуществлялось управляемыми ракетами (УР) класса «воздух-земля» и противорадиолокационными ракетами (ПРР), запускаемыми с самолетов, находящихся вне зон зенитного огня, КР «Томагавк». Привлекались самолеты-постановщики помех ЕА-6В «Проулер». Таким же образом уничтожались югославские аэродромы.

С п р а в к а. Для нанесения воздушного удара по военным объектам на территории в Адриатическом море была сосредоточена группировка ВМС США, Великобритании и Франции, включающая до 50 боевых кораблей, среди них: американский атомный ударный авианосец «Теодор Рузвельт» с 90 самолетами на борту, в том числе 40 истребителей-бомбардировщиков F/A-18 «Хорнет» и 24 истребителя F-14 «Томкэт»; ударный авианосец ВМС Франции «Фош» с 41 летательным аппаратом на борту, в том числе 14 истребителей и 14 штурмовиков; противолодочный авианосец ВМС Великобритании «Инвинсибл» (4 штурмовика «Си Харриер» и 9 противолодочных вертолетов). В эту группировку входили и 5 атомных подводных лодок (ПЛА): три – ВМС США типа «Лос-Анджелес», каждая из которых имела 12 крылатых ракет морского базирования (КРМБ) и 40 торпед; одна – ВМС Великобритании «Сплендид» типа «Свифтшур» с 8 КРМБ и 20 торпедами и одна – ВМС Франции типа «Рубис» с 14 торпедами. Кроме того, в Адриатическом море находилась амфибийная группировка ВМС США во главе с десантным кораблем «Нассау» с экспедиционным батальоном морской пехоты на борту.

В операции участвовали 430 самолетов 13 государств. Авиапарк США представляли: стратегические бомбардировщики 8 машин – B-52H, две – B-2A; истребители–бомбардировщики 11 – F-117A, 35 – F-15C, 25 – F-15E, 10 – F-16C, 30 –F-16CJ, 16 – F/A-18C/D; штурмовики 10 – A-10A; самолеты вертикального взлета и посадки 8 – AV-8B; самолеты РЭБ 13 – EA-6B; самолеты ДРЛО два – E-3C AWACS; самолеты радиолокационной разведки два – E-8JSTARS; самолеты специальных операций два – AC-130, три – MC-130, два – EC-130ABCC; вертолеты 10 – MH-53, 2 MH-60; самолеты-разведчики два – RC-135, два – P-3C, два – EP-3; самолеты-заправщики 45 – KC-135, пять – KC-10.

1 апреля к ним присоединились пять машин B-1B, 5 апреля – авианосец «Энтерпрайз» (24 F/A-18C/D, 24 F-14).

Бельгия предоставила – 10 F-16A, Дания – 6 F-16A, Франция – 8 Jaguar A, 12 Mirage 2000 C/D,14 Super Etendard, один E-3F AWACS, один C-160, два KC-135; Испания – 6 EF-18, лдин KC -130, один CASA 212; Нитерланды – 16 F-16A MLU, Канада – 6 CF-18 Hornet, Норвегия – 6 F16A, один C-130H, Португалия – три F-16A, Германия – 14 Tornado ECR/IDS, Турция – 11 F16C, Великобритания – 12 Harrier GR7, 8 Tornado GR1, два L-1011 Tristar, один Canberra PR9; Италия – 16 Tornado ECR/IDS, 8 F-104-ASA, 6 AMX, один Boeing 707/T. От НАТО было направлено четыре самолета E-3A AWACS.

Начав войну с 430 самолетами, уже к началу второго месяца операции воздушная эскадра НАТО состояла из 1000 машин, а к концу мая их численность возросла до 1260. Бомбардировки Югославии начались весьма интенсивно – за месяц авиация Альянса совершила 5924 вылета, рекорд интенсивности – 679 самолето-вылетов в сутки.

Воздушная наступательная операция Североатлантического альянса в Югославии осуществлялась с использованием авиации Бельгии, Великобритании, Германии, Дании, Испании, Италии, Канады, Нидерландов, Норвегии, Португалии, Турции, США, Франции.

В ходе агрессии, кроме бомбардировок системы военного и государственного управления и противовоздушной обороны, удары наносились по районам сосредоточения войск, стартовым позициям ПВО, аэродромам, химическим заводам, нефтеперерабатывающим предприятиям, заводам военно-промышленного комплекса, коммуникациям. Одновременно осуществлялась изоляция Косово от остальной части Югославии. С неба на пылающую страну было сброшено около 22 тыс. тонн смертоносного металла. Ударам подверглись 995 объектов.

Отличительной чертой воздушной наступательной операции против Югославии было то, что она являлась первой кампанией, где военные действия велись с использованием преимущественно высокоточного оружия (ВТО). В первые несколько суток войны доля высокоточного оружия в общем количестве примененных бомб и ракет составляла около 100 %, в первые 20 суток – примерно 90 %, по итогам первых двух месяцев – 70 %.

С п р а в к а. Триумф ВТО обеспечили КРМБ «Томагавк» (дальность 900–1650 км, КВО – 10 м), КРВБ AGM – 86C (дальность 900–1650 км, КВО – 10 м), УАБ JDAM (дальность до 24 км, КВО – 10 м), УАБ JSOW (дальность до 80 км, КВО – 13 м), планирующие УАБ AGM-130 и УР AGM-65 (дальность 45 и 25 км соответственно, КВО – 2 м), УАБ GBU-10, 12, 24, 27, 28, 37 (с точностью 10 м).

Важнейшей составляющей воздушной наступательной операции НАТО стало использование крылатых ракет (КР). Современные крылатые ракеты представляют собой высокоточное и обладающее большой разрушительной силой наступательное оружие. На вооружении армий ряда стран мира по-прежнему остаются ракеты воздушного (КРВБ) и морского (КРМБ) базирования. Это высокоточное оружие предназначено для массированных ударов по объектам, имеющим сильную ПВО, по самим ПВО, а также прицельных, так называемых хирургических ударов по наиболее важным военным и промышленным объектам государства в глубине его территории. Эти ракеты очень трудно обнаружить и уничтожить благодаря их малой высоте полета и низкому уровню теплового излучения. Но даже если удастся «засечь» ракету, сбить ее не так легко – она способна запрограммировано менять направление полета и в случае необходимости обходить зоны плотного зенитного огня.

Уничтожить ракетоносители также крайне сложно. Поскольку дальность полета КР в зависимости от подводного или надводного пуска достигает 900–1300 км, ракетоносители могут находиться на тех же расстояниях от цели.

С п р а в к а. Крылатые ракеты морского базирования «Томагавк» состоят на вооружении атомных подводных лодок типа «Сивулф», «Серджин», «Лос Анджелес», ракетных крейсеров типа «Вирджиния» и «Норманди», эсминцев типа «Арлей Бук» и «Спруэнс», а также линкоров типа «Айова». Количество КР на надводных и подводных кораблях различно и зависит от типа снаряжения ракет – ядерного, обычного или противокорабельного. Например, на «Сивулф» их 45, на «Ворджинии» и «Айове» – по 32, на «Норманди» – 52, на «Спруэнс» – 56.

Однако крылатые ракеты имеют и существенные недостатки. Прежде всего это уязвимость их перед огнем средств ПВО, которыми сербы успешно сбили множество КР «Томагавк» стоимостью около $ 1 млн каждая. Это значит, что при наличии у противника современных зенитных комплексов потери атакующей стороны могут возрасти до неприемлемых по критерию «эффективность/стоимость» размеров.

Причин тому несколько. Во-первых, вводимая в бортовой компьютер КР информация о рельефе местности на маршруте может быть недостаточно точной, и тогда ракете приходится увеличивать высоту, что повышает риск обнаружения. Сам бортовой высотомер системы «Терком» весьма подвержен воздействию внешних помех со всеми вытекающими отсюда последствиями. Кроме того, сезонные изменения рельефа местности требуют постоянного обновления имеющейся информации, чтобы не допустить дезориентации КР в полете.

Во-вторых, невысокая скорость полета ракет и практически прямая его траектория позволяют противодействовать им зенитными ракетными и артиллерийскими средствами практически всех типов. А неспособность КР совершать вертикальный маневр в зоне цели делает весьма эффективным сравнительно недорогой и простой способ борьбы с ними на подступах к обороняемому объекту – заградительный огонь зенитной артиллерии, так называемый огневой барьер.

Югославская система ПВО в полной мере смогла использовать технологические недостатки крылатых ракет врага. В условиях блокады сербам приходилось экономить зенитные ракеты средней дальности. Поэтому они устанавливали зенитные комплексы малой дальности и малокалиберную зенитную артиллерию (МЗА) рядом с объектами и на самих объектах. Таким образом, сербы не только успешно сбивали ракеты на этапе их подхода и подъема к объектам удара, но и сохранили высокую устойчивость всей системы ПВО.

К отражению ударов НАТО были привлечены все зенитные комплексы югославской армии. Но все-таки, несмотря на некоторые успехи, состоящие на вооружении ЗРК не отвечали современным требованиям, ибо они были созданы еще в 60-е годы и практически не подвергались модернизации, а новых средств ПВО Югославия не имела. Все это говорит о том, что противовоздушная оборона государства должна создаваться не абстрактно, а в расчете на конкретные характеристики оружия нападающей стороны.

Противорадиолокационные ракеты Альянса, наводимые на любые зафиксированные источники излучения электромагнитной энергии в Югославии, поражали радиолокаторы, зенитные ракетные комплексы, станции радиосвязи, узлы обычной и сотовой связи, телевизионные станции, станции радиовещания, компьютерные центры. В свою очередь, помимо зенитной артиллерии для борьбы с ракетами югославы активно использовали модифицированные микроволновые печи.

С п р а в к а. Основу противовоздушной обороны Югославии составляли зенитные ракетные бригады и полки, имеющие на вооружении зенитные ракетные комплексы С-75 (натовское обозначение SA-2) – 8 дивизионов и С-125М1А «Нева» (SA-3) – 16 дивизионов, пять полков «Куб», а также подразделения, вооруженные ПЗРК «Стрела-2» и «Игла». Зенитная артиллерия была представлена пушками калибра 20-, 30-, 57-мм. Всего – 1850 единиц.

И все же, несмотря на недостатки, опыт боевого использования КР и их возможности дают основание полагать, что как в оперативно-тактическом, так и в стратегическом масштабе КР являются весьма эффективным и особо опасным оружием первого разоружающего удара.

В общей сложности на территории Югославии американцы выпустили 218 крылатых ракет морского базирования по 66 объектам, из которых 181 достигла цели. Британия выпустила с подводной лодки «Сплендид» лишь 20 ракет, из которых 17 поразили назначенные цели.

Но по мере того как воздушная операция затягивалась, у США стало попросту не хватать КР воздушного и морского базирования. Это вынудило Пентагон пойти на беспрецедентный шаг и переоборудовать ядерные КР в обычные, на что пришлось потратить около $ 50 млн.

Война в Югославии вообще подтвердила эффективность малокалиберной зенитной артиллерии в борьбе с крылатыми ракетами. «Зенитки» обладают высокой скорострельностью и малым временем реакции. Таким образом, незаслуженно забытая малокалиберная зенитная артиллерия требует пристального внимания и совершенствования.

Однако то, что хорошо в борьбе против крылатых ракет, совсем не годится для противостояния авиации и высокоточным бомбам. Авиация НАТО осуществляла свои операции в ночное время, когда оптические и телевизионные каналы югославских ЗАК и ЗРК не функционировали. К тому же устаревшая ПВО сербов не способна была сбивать самолеты, летящие на высоте свыше 5 км. А после того, как в начале войны были уничтожены малоподвижные, но высокоэффективные югославские ЗРК С-75 и С-125, авиация Альянса смогла спуститься на средние высоты и ниже, практически без помех осуществляя бомбардировки.

Правда, у Югославии оставалось большое количество простых войсковых средств ПВО малой дальности с «дедовскими» оптическими и телевизионными средствами обнаружения воздушных целей, которые, по крайней мере, днем могли оказывать серьезное сопротивление натовским самолетам и ракетам. Такое примитивное вооружение оказалась серьезной проблемой, которую авиации Альянса так и не удалось решить. В итоге самолетам НАТО пришлось вернуться на средние и большие высоты.

Война доказала важность морально-психологической и профессиональной подготовки личного состава подразделений ПВО. Профессионализм и навыки югославских войск ПВО оказались на высоте вопреки ожиданиям натовских пилотов. В результате американцы были вынуждены усилить авиационную группировку самолетами РЭБ ЕА-6В из Средневосточного региона американского Центрального командования и с авианосца «Энтерпрайз», входящего в состав сил американского командования в зоне Тихого океана.

Однако и этого оказалось недостаточно. Югославские силы и средства ПВО активно реагировали на изменение обстановки, что не позволило авиации НАТО уничтожить их. Из-за активных действий югославской ПВО натовцам пришлось и дальше постоянно наращивать авиационную группировку.

В этой операции американцы задействовали свой уникальный самолет стратегической авиации В-2А «Спирит», которых у США на вооружении имелось только 20 единиц. Из них одновременно привлекались к операции всего шесть. Эти чудо-машины совершали 30-часовые беспосадочные перелеты с авиабазы Уайтмэн, расположенной почти в центре США, до территории СРЮ и обратно. Расстояние между базой и целью составляло около 9 тыс. км. Эффективность В-2А «Спирит» поражает: хотя эти самолеты совершили всего около 50 вылетов, что составляет лишь 1 % всех вылетов натовской авиации, они сбросили 11 % всех бомб.

Бомбардировщики действовали поодиночке или парами. При планировании налетов программа полета составлялась таким образом, чтобы достичь территории Югославии ночью.

С п р а в к а. Стратегический бомбардировщик В-2А пользуется помощью со стороны воздушных эшелонов поддержки, в состав которых могут входить самолеты РЭБ ЕА-6В; носители противорадиолокационных ракет AGM-88 «Харм»; истребители F-15, предназначенные для прикрытия от югославских МиГов; самолеты Е-3С «Авакс» и самолеты радиоразведки RC-135 «Ривет Джойнт». В-2А не образовывает с ними плотных боевых порядков и сохраняет способность действовать независимо от любых самолетов поддержки.

Вариантов маршрута к цели было несколько: кратчайший северный (через Великобританию) и более длинный южный. На конечном участке полета В-2А пересекали Францию или подлетали к Югославии со стороны Средиземного моря. Как правило, самолеты дозаправлялись в воздухе два раза – на пути в Югославию и дважды на пути домой. Это слишком много для самолета, заявленная дальность полета которого 11 100 км.

Собственно нанесение удара по одной цели занимало внимание экипажа только в течение нескольких минут, когда была задействована система GATS/GAM, позволяющая уточнить положение цели и ввести ее координаты в систему управления бомбы. После сброса бомбы экипаж больше ею не занимался и вел самолет к следующей из 16 целей.

В ходе непрекращающихся бомбардировок в течение 78 дней американцы сбросили на югославские города и села 1100 кассетных бомб. В большинстве случаев использовались кассетные бомбы CBU-87 – смертоносные и страшные снаряды, каждый из которых нес в себе еще 202 cуббоеприпаса.

С самого начала сербы уступали агрессору не только в огневой мощи, но и в военно-космических технологиях.

НАТО задействовало в операции большое число метеорологических спутников, включая спутники Военной метеорологической спутниковой программы ВВС США, 4 метеоспутника Национального управления по проблемам океана и атмосферы (NOAA) и 2 европейских спутника «Метеосат». Поддержку операции обеспечивали состоящая из 24 космических аппаратов американская Глобальная навигационная спутниковая система, а также различные спутники связи и ретрансляции данных (НАТО-4, английский ИСЗ «Скайнет», французский искусственный спутник земли «Сиракузы»).

У югославов не было своих спутников – вся информация сербским ПВО поступала с российских и китайских разведывательных спутников. А после уничтожения авиацией США приемной аппаратуры в китайском посольстве положение еще больше осложнилось. Тем не менее даже после этого развернутые группировки ПВО получали обработанные сведения не позже чем через час после их добывания.

С п р а в к а. В ходе всей операции Североатлантическим альянсом использовались: глобальная навигационная спутниковая система – GPS; спутники радиолокационной разведки «Лакросс»; спутники оптической разведки КН – 11 (США), «Гелиос – 1А» (Франция); коммерческие спутники получения изображения земной поверхности «Спот» (Франция); спутники связи и метеорологии США и других стран НАТО.

У американцев дело с получением, обработкой и передачей информации данных обстояло совсем по-другому. Специально для этих целей командование НАТО создало специальное управление тактической разведки. На основе полученных данных его сотрудники быстро определяли цели и мгновенно передавали всю необходимую информацию летным экипажам.

Глобальную спутниковую радионавигационную систему «Навстар» американцы использовали для точного, независимо от погодных условий, наведения авиабомб на цель – в этом их отличие от бомб с лазерным наведением, зависящим от тумана и облачности.

Треть из 23 тыс. бомб и ракет, сброшенных и выпущенных по целям в Югославии, были оснащены системами высокоточного наведения. Причем часть их содержали специальный электронный блок наведения по данным глобальной спутниковой навигационной системы, который превращает обычные авиабомбы в управляемые снаряды точного наведения и называется универсальным оружием прямой атаки цели. Точность наведения, как писала газета «Дейли ньюс», составляла около 3 м при сбрасывании на удалении от цели примерно в 25 км. Устройство оказалось эффективным. Тем не менее, несмотря на официальные заверения, американские ВВС израсходовали почти все имевшиеся в их арсенале 950 блоков и в срочном порядке постарались заказать новые.

В Югославии США впервые применили в боевых условиях «графитовые» боеприпасы («мягкие бомбы») BLU-114/B, которыми самолеты-невидимки F-117 поражали энергообъекты Югославии.

Кроме того, ВМС США испытали перспективное вооружение – управляемую авиабомбу AGM-154 JSOW (Joint Stand-off Weapon). Это единственный в своем роде боеприпас, запускаемый вне зоны досягаемости вражеских ПВО. Принципиальной особенностью новой бомбы стало использование для наведения сигналов космической навигационной системы «Навстар».

Но если у американцев с эффективностью авиаударов все было еще более-менее, то у основных союзников – полное фиаско.

50 % боевых вылетов самолетов ВВС Франции были отменены из-за плохих метеоусловий, что ограничило возможности использования вооружений с лазерным наведением. Недостаточно эффективными оказались и их бомбы с лазерным наведением. По данным французских военных экспертов, их самолеты сбросили на Югославию 300 таких бомб, но лишь 200 из них достигли целей. Каждая третья бомба уклонилась от цели, многие не взорвались. А после отбытия на плановый ремонт авианосца «Фош» из акватории Адриатического моря военно-морская группировка Франции вообще практически прекратила свое участие в боевых действиях.

Британцы использовали управляемые бомбы с лазерным наведением «Пэйвуэй-2», но у них не было всепогодного оружия, использующего для наведения данные глобальной спутниковой навигационной системы «Навстар». Правда, в наличии еще имелись 65 крылатых ракет «Томагавк», большинство которых Британия приобрела в США.
Что касается английских беспилотных самолетов-разведчиков, они были весьма уязвимы и часть из них сбили югославские подразделения ПВО. В общем, Франция и Великобритания стали в военном деле не особенно полезными союзниками и больше пригодились, как политические.

С п р а в к а. На американский контингент пришлось 75 % всех операций сил альянса, выполненных за 11 недель ведения боевых действий. На долю Франции – 11 %, Италии – 5,3 %, Великобритании – 4,8 % и Германии – 2,1 %.

В ходе операции «Союзническая сила» НАТО широко использовало и беспилотные летательные аппараты (БЛА) в качестве средства ведения воздушной разведки. Так, информация, полученная с помощью разведывательного БЛА «Предатор», поступала на самолеты, в частности на воздушные командные пункты ЕС-130Е, и использовалась для наведения тактических истребителей при нанесении ударов по наземным целям на территории Югославии.

За все время войны США потеряли 17 беспилотных самолетов-разведчиков, Германия – 7, Франция – 5, Великобритания – 14.

В то время как натовская авиация и ракеты утюжили территорию Югославии, на земле также происходили столкновения. Сухопутные боевые действия велись между частями югославской армии и подразделениями Освободительной армии Косово. Однако все попытки ОАК организовать силовые прорывы через албанско-косовскую и реже – македонско-косовскую границу при поддержке албанской армии и подразделений НАТО потерпели неудачу, так как были раскрыты агентурной и радиоразведкой еще на стадии подготовки. По тем же причинам ОАК несла большие потери при скрытой инфильтрации – группы в засадах численностью от 15 до 30 чел. уничтожались в полном составе.

Для подстраховки на случай непредвиденных обстоятельств в непосредственной близости от границ Югославии были расположены три сухопутных контингента НАТО. В Македонии находились 12 тыс. преимущественно французских бойцов из корпуса быстрого реагирования, которые по плану международных посредников должны были бы в случае необходимости осуществлять эвакуацию из Косово наблюдателей ОБСЕ. В Боснии и Герцеговине было расквартировано 30 тыс. бойцов Сил по выполнению соглашения, основу которых составляли войска стран НАТО. Однако там дислоцировалась и полуторатысячная российская воздушно-десантная бригада. И наконец, на юге Венгрии на американской военной базе находились еще около 2 тыс. чел.

Американцы сильно ошибались, считая сербов сбродом, который после первых же воздушных ударов потеряет волю к сопротивлению. Югославская армия и силы ПВО, несмотря ни на что, продолжали отчаянно сопротивляться. По данным СРЮ, их армии удалось сбить в небе над своей родиной 61 боевой самолет НАТО и 30 беспилотных самолетов-разведчиков. Части противовоздушной обороны страны сбили также 7 вертолетов противника и 238 крылатых ракет.

Сенсацией стал тот факт, что сербам впервые удалось сбить зенитным ракетным комплексом «Куб» самолет-невидимку F-117, сделанный по технологии «Стелс» и ранее считавшийся неуязвимым. Позже было сбито еще два таких самолета – один упал на территории Македонии, второй сел на брюхо в Италии.

Полной дезорганизации системы управления ВС Югославии удалось избежать лишь благодаря комплексному применению защитных мер, включающих оперативную маскировку, радиоэлектронную защиту и противодействие разведке противника. Творчески используя опыт иракской армии в борьбе с американцами во время войны в Персидском заливе, Вооруженные силы Югославии смогли отразить большинство ударов высокоточным оружием. При этом удалось сохранить большую часть своего вооружения и военной техники, в том числе средств радиосвязи, радиотехнической и радиолокационной разведки.

Огромное значение, как и в прошлых войнах, сыграл непоколебимый дух сербов. Они не стушевались, не запаниковали, а спокойно готовились к обороне. Военное руководство Югославии постаралось предусмотреть все. Системы управления войсками были переведены на запасные пункты управления, дислокация подразделений постоянно менялась, военная техника тщательно маскировалась, устраивались ложные позиции с использованием надувных макетов техники, так что частенько весь компьютерный «фарш» американцев оказывался бесполезным. Активное использование югославской армией макетов, покрытых металлизированной краской, позволило скрыть истинное положение войск, вооружения и военной техники не только от разведывательных спутников, но и от летчиков НАТО. Вследствие этого, по оценкам специалистов, 30–40 % ударов пришлись по ложным целям.

Учли сербы и то, что перед ними – технологически отлично вооруженный противник. На работу всех радиоэлектронных средств были введены режимные ограничения. Командованием принимались меры по снижению уровня излучений радиоэлектронных средств (РЭС) ПВО – слишком уж явно характер этих излучений указывал на принадлежность источника к зенитным подразделениям. А сохранить станции необходимо было любой ценой. Иначе авиация НАТО стала бы полностью хозяйничать в сербском небе. Постоянные изменения частот, маскировка и другие мероприятия позволили сербам в основном сохранить свои ПВО.

Ко всему сербы старались минимально использовать радиосвязь между командными пунктами и самими войсками. Большинство команд отдавались по сотовой GSM-сети, то есть, по мобильным телефонам, где оборот сообщений таков, что их практически невозможно обработать.

Пока шли военные действия, получить какую-либо достоверную информацию о потерях сторон не представлялось возможным, кроме того, существовала цензура и борьба с утечкой любой невыгодной НАТО информации.

Однако в июне 1999 г., после того как югославский президент Слободан Милошевич согласился вывести войска из Косово, уже можно было подвести первые итоги. Тогда министр обороны США Уильям Коэн объявил о победе американского оружия, заявив, что силы НАТО уничтожили более 50 % артиллерии и треть всей бронетехники югославской армии. Американский генерал Генри Хью Шелтон рапортовал об уничтожении 120 танков, около 220 БТР и БМП и приблизительно 450 орудий и минометов. Документ, подготовленный Шелтоном и принятый как официальный итог натовской кампании против сербов, содержал информацию об уничтожении 120 танков, 220 бронетранспортеров, 450 артиллерийских орудий. Этими данными и козырял Верховный главнокомандующий силами НАТО в Европе, генерал Уэсли Кларк.

На первый взгляд казалось, что длившаяся 78 дней авиаоперация была «самой эффективной воздушной кампанией из когда-либо осуществленных», «доказательством того, что война может быть выиграна исключительно в воздухе», являлась «переломным моментом в истории военной авиации». Так утверждали в НАТО.

Однако, как показали дальнейшие события, в Альянсе слишком рано принялись рапортовать о своих успехах. Достоянием СМИ, а затем и широкой общественности, стал совершенно секретный доклад командования альянса о реальных результатах действий Североатлантического союза против Югославии. Подлинные факты оказались весьма далекими от тех победных реляций, которыми НАТО сопровождало свои бомбовые и ракетные удары по сербам.

По данным журнала «Ньюсуик», на самом деле югославских танков было выведено из строя всего 14, бронетранспортеров – 18, артиллерии – 20 единиц. И это за два с половиной месяца практически беспрерывных бомбардировок!

Всякий, кто тогда внимательно следил за передачами телевидения, поймет, что натовцы были в настоящем шоке, когда увидели выходящие из Косово вполне боеспособные югославские войска.

Плотную завесу секретности, окружавшую истинные размеры потерь НАТО в войне на Балканах, удалось приоткрыть издающемуся в Париже бюллетеню «Балкан-инфо». В одном из его номеров приведены документы, свидетельствующие о том, что в ходе 78-суточных военных действий в марте–июне 1999 г. среди натовских военнослужащих было много убитых и раненых.

Пожалуй, самая большая сенсация – это число натовских потерь в живой силе. В Югославии гибли не только натовские пилоты, но и спецназовцы, участвовавшие в поисково-спасательных операциях по обнаружению сбитых летчиков. Из упомянутого доклада следует, что югославские ПВО уничтожили не менее пяти натовских вертолетов, в которых погибли около 100 военнослужащих Альянса.

18 апреля 1999 г. в 13.30 по местному времени югославы совершили налет на аэродром в боснийской Тузле, превращенной в военную базу НАТО. В налете участвовало 9 югославских самолетов в составе одного штурмовика «Супер Галеб», шести штурмовиков «Орао» и двух истребителей МиГ-21. В итоге прямо на земле были уничтожены 17 натовских машин и три поисково-спасательных вертолета. Потери югославов составили один штурмовик «Орао», сбитый ракетой «земля-воздух» и один истребитель МиГ-21.

С п р а в к а. В составе ВВС Югославии имелась истребительная авиация – 48 единиц МиГ-21, 15 – МиГ-29, а также четыре эскадрильи с 30 самолетами J-22 «Орао» и 10 – G-4 «Супер Галеб», две разведывательные эскадрильи с 20 самолетами J-22 «Орао» и 18 самолетами МиГ-21Р.

В апреле 1999 г. из Германии в Албанию для действий против сербских сил в Косово были переброшены боевые вертолеты «Апач», которые образовали оперативную группу «Хок». Однако им так и не удалось принять участия в войне. И причина заключается вовсе не в технических неполадках вертолетов или недостаточной подготовке летных экипажей. Реальная разгадка кроется в другом. 26 апреля югославские штурмовики «Галеб» совершили налет на аэродром Ринас, расположенный вблизи столицы Албании Тираны, где базировались боевые вертолеты «Апач», и уничтожили на летном поле свыше 10 американских вертолетов. Как видим, сербы не ушли в глухую оборону, а активно осуществляли тактические наступательные операции. 20 мая США потеряли еще и один из своих двадцати чудо-самолетов В-2А «Спирит», а 7 июня был сбит стратегический бомбардировщик В-52.

Не только американцев сбивали сербы в небе над Югославией. В упомянутом секретном докладе есть данные об уничтожении пяти немецких «Торнадо», нескольких английских «Харриеров», двух французских «Миражей», бельгийских, голландских, канадских самолетов.

Несколько натовских летчиков были пациентами югославских военных госпиталей. Не раз через македонскую границу, а затем в Грецию отправлялись партии гробов с телами погибшими американских солдат. Об этом сообщали македонские и греческие газеты. В Интернете можно было найти и фотографии передачи останков американским военным на пограничных постах.

Однако югославская сторона не стала показывать по телевидению свидетельства огромных натовских потерь. Это было политическое решение. Белград не был уверен, какой именно эффект окажут на общественное мнение в США показы в телеэфире обгоревших трупов американцев или обломков десятков сбитых боевых машин: последуют ли после этого протесты общественности США против агрессии, или наоборот, будут выдвинуты требования незамедлительного начала сухопутной операции?

Кроме того, НАТО негласно потребовало от СРЮ не показывать свидетельства потерь Альянса, обещая взамен не разрушать мосты через Дунай в Белграде и другие важные объекты. Мосты в столице пока оставались целыми, а официальные сообщения югославского Генштаба о натовских потерях, не подкрепленные по указанным причинам наглядными видеоматериалами, объявлялись пропагандой.

Но когда у западной агентуры появились сведения, что югославское телевидение все-таки планирует показать результаты работы своей ПВО, авиация НАТО нанесла 23 апреля ракетно-бомбовый удар по зданию Радиотелецентра в Белграде. Это был крупнейший на Балканах радиотелевизионный комплекс с 7000 сотрудников и современной инфраструктурой, которой пользовались 700 иностранных корреспондентов. При этом погибли 16 и были ранены 19 сотрудников РТС. Кроме того, 21 и 27 апреля натовские бомбардировки разрушили бизнес-центр «Ушче», в котором была уничтожена инфраструктура 3 частных телевизионных и 4 частных радиостанций; разрушили телебашню на Авале, крупнейший телепередатчик в СРЮ; уничтожили спутниковую станцию «Югославия» близ Иваницы, через которую предавались на весь мир телевизионные сигналы.

Кроме того, в ходе операции в результате нанесенных авиационных ударов были практически отрезаны от Югославии Косово и Воеводина. Уничтожены были основные мосты на Дунае: мост Свободы, мост Плача и Жежелев мост в Нови Саде.

Разрушением мостов на Дунае натовцы полностью блокировали международное речное судоходство, парализовав движение судов по маршруту Рейн–Майн–Дунай.

В НАТО очень не хотели, чтобы весь мир узнал о том, как их доблестные ВВС уничтожили не почти 800 единиц боевой техники сербов, как объявляла официальная пропаганда, а всего около 50. И это при том, что авиация НАТО совершила 35 219 вылетов, сбросив и выпустив более 23000 бомб и ракет!

В общем, наверняка еще будут сообщены новые правдивые факты об этой войне, и не исключено, что будут получены более точные статистические данные о ее результатах.

К концу апреля стало ясно, что руководители США и НАТО допустили колоссальный просчет, начав войну против Югославии. Легкой победы не получилось, конфликт принимал все более крупномасштабный и затяжной характер. Возникла дилемма: либо полная капитуляция югославского руководства, либо политическое поражение НАТО, чреватое распадом блока, отмечающего свое 50-летие. Самонадеянность силы создала ситуацию, при которой, чтобы избежать провала, Вашингтон шел на все большую эскалацию конфликта, как и во времена войны во Вьетнаме.

Но война, как и любая политическая борьба, – это в первую очередь борьба ресурсов. У НАТО они были практически неограниченными. Югославия же не располагала возможностями адекватного ответа, и Североатлантический альянс, судя по всему, взял курс на показательный, растянутый во времени расстрел противника, который не может оказать достойного отпора.

Югославия, в принципе, и не могла противостоять Объединенным силам НАТО, когда против группировки ПВО на конечном этапе операции было задействовано около 1300 вражеских самолетов.

НАТО обеспечило себе подавляющее превосходство в военной силе, добилось полной изоляции Югославии и в этих условиях начало тотальную войну на уничтожение. Ущерб, нанесенный системе ПВО Югославии, не восполнялся, накапливался и, конечно, привел к значительному снижению эффективности системы противовоздушной обороны.

Огромными были и экономические потери Югославии. По разным оценкам, они превысили $ 100 млрд. Инфраструктура государства была разрушена, количество беженцев превысило 700 тыс. чел. Более 2 тыс. мирных жителей погибли, в том числе старики и дети.

Если о том, нанесло ли НАТО Югославии чисто военное поражение, можно спорить, то тот факт, что Югославию военными средствами уничтожили экономически, не вызывает ни у кого сомнений. Были разрушены 24 и повреждены 36 мостов, уничтожено 16 больших трансформаторных и 6 распределяющих станций, 5 магистральных линий энергоснабжения. 250 тыс. чел. потеряли работу.

А что же предприняла Россия, чтобы спасти от полного разгрома своего балканского союзника? На следующий день после начала войны, 25 марта, президент России Борис Ельцин заявил: «В случае разрастания военного конфликта Россия оставляет за собой право принять адекватные меры, в том числе военного характера, для обеспечения собственной и общеевропейской безопасности». Но это были всего лишь слова.

В Вашингтоне, конечно, слышали достаточно резкие протесты Москвы и Пекина. Однако то, что американцы, все-таки, пошли на крупную военную акцию, заведомо зная, какой будет реакция на нее, в частности России, свидетельствует о том, что мнение Москвы не имело решающего значения для Вашингтона.

Надежды Белграда на помощь извне, от России не оправдались. Видимо, из этого и вытекают основные просчеты Белграда, повлекшие столь колоссальные и материальные, и политические, и моральные потери.

Российская элита в очередной раз спасла Запад от увязания в балканской войне, отработав полученные под это сначала напрямую, а затем и официально от МВФ миллиарды долларов. Организованный Борисом Ельциным и осуществленный Виктором Черномырдиным прессинг заставил Милошевича, как и в случае с Дейтонскими договоренностями, капитулировать. По сути, посредническая миссия России в ходе войны НАТО с Югославией заключалась в передаче Слободану Милошевичу натовских ультиматумов.

2 июня вечером Мартти Ахтисаари и Виктор Черномырдин приехали в резиденцию Бели-двор. Финский президент зачитал главе СРЮ текст договоренностей, достигнутых накануне в Бонне на переговорах Черномырдин–Тэлботт–Ахтисаари. После этого был объявлен перерыв. Милошевич пригласил к себе для консультаций лидеров парламентских партий. Затем переговоры были продолжены. Югославский президент согласился с выработанным документом.

Балканский кризис перешел в новую фазу. По сути, Черномырдин оказался не на высоте положения, так и не сумев довести до конца успехи византийской дипломатии Кремля и развить уникальный потенциал своего положения. Не хватило то ли профессионализма, то ли терпения. Во всяком случае, Черномырдин по слишком многим позициям уступил НАТО и фактически сдал Югославию, не получив даже при этом для России всего, на что бы мог за такую услугу рассчитывать. А МИД, находясь в оппозиции к тайной дипломатии Кремля, все же не смог исправить капитулянтскую линию. Милошевич, поддавшись жесточайшему прессингу и будучи окончательно сломлен «предательством России», пошел на капитуляцию. Это вызвало кризис режима. Милошевич лишился поддержки тех 40 % сербского общества, которые считали суверенитет страны высшей ценностью. Половина министров покинула коалиционное правительство. Режим остался практически в меньшинстве.

Последнее изменение Воскресенье, 14 Декабрь 2014 12:54

Авторизуйтесь, чтобы получить возможность оставлять комментарии

Другие материалы в этой категории:

Go to top