Поражение Югославии

Итак, под двойным давлением – со стороны Запада и со стороны России – Милошевич вынужден был пойти на уступки, согласившись на вывод югославской армии из Косово и введение туда многонациональных международных сил под руководством НАТО. 

В ночь с 9 на 10 июня вблизи от г. Куманово (Македония) натовский генерал-лейтенант сэр Майкл Джексон, генерал-полковник югославской армии Светозар Марьянович и генерал-лейтенант МВД СРЮ Обрад Стеванович подписали военно-техническое соглашение. Его главным условием являлось немедленное прекращение любых военных действий югославских сил на территории Косово. В течение 24 часов с момента подписания все сухопутные подразделения СРЮ, размещенные в так называемой «Зоне 3» на севере края, югославы обязаны были вывести, чтобы освободить ее для подразделений, эвакуируемых из двух других районов. Еще через пять дней должны были полностью завершить вывод войск из «Зоны 1» на юге. Спустя еще три дня сербским войскам следовало покинуть центральную «Зону 2», в которую входила столица Косово Приштина, где планировалось разместить «командование миротворческими силами». Эти силы, именуемые «Kosovo peacekeeping forces» (КFОR), наделялись широкими полномочиями. Командовать ими назначили британца Майкла Джексона.

Отвод осуществлялся также в соответствии с соглашением от 3 июня между Федеративной Республикой Югославией и специальными посланниками Европейского Союза и России Мартти Ахтисаари и Виктором Черномырдиным.

Югославской авиации, которая в течение трех суток перебазировалась в Сербию, запрещалось приближаться к границе ближе, чем на 25 км, – по иракскому прецеденту. На такую же глубину в трехдневный срок отводились все артиллерийские и ракетные системы ПВО Югославии.

Отсчет времени начался с момента подписания соглашения. На одиннадцатый день действия соглашения последние части югославской армии и сербской полиции должны были уйти также из «Зоны 3». Их отводили по определенным маршрутам на расстояние не менее 5 км от границы с Косово. Белграду давалось два дня на то, чтобы представить командованию KFOR подробную информацию о расположении минных полей, складов с боеприпасами, а также другие сведения о югославских вооруженных силах в Косово.

Соблюдение Белградом условий договоренностей контролировалось НАТО с помощью авиации и «других разведывательных средств». Сербов предупредили, что в случае возникновения подозрений в их нарушении Альянс возобновит бомбардировки. Позже, пообещали натовцы, небольшое количество югославских военнослужащих – «сотни, а не тысячи» – смогут вернуться в Косово для разминирования и охраны «священных мест», памятников и пограничных пунктов.

Это соглашение, подписанное представителями НАТО и Югославии, «соответствовало всем требованиям» Альянса, как объявил министр обороны США Уильям Коэн. И подчеркнул: «Если сербы будут соблюдать условия этого соглашения и выводить свои войска из Косово в соответствии с установленным графиком, то НАТО приостановит, а затем прекратит военно-воздушную кампанию».

Итак, 10 июня 1999 г. войска Североатлантического альянса при поддержке армии албанских сепаратистов победоносно закончили войну «за права человека» и затем ввели свои войска в Косово. Закончилась «четвертая Балканская война», которую Югославия проиграла.

10 июня Совет Безопасности ООН одобрил Резолюцию 1244, приветствуя принятие Cоюзной Республикой Югославией всех принципов политического решения косовского кризиса, в том числе скорого вывода военных, полицейских и военизированных сил. Резолюция, за которую было отдано 14 голосов и ни одного –против при одном воздержавшемся (Китай), объявляла о решении Совета Безопасности разместить в Косово под эгидой Объединенных Наций международные государственные представительства и силы безопасности. Действуя согласно статье VII Устава Объединенных Наций, Совет Безопасности также постановил, что политическое решение кризиса будет основываться на общих принципах, принятых 6 мая 1999 г. министрами иностранных дел группы семи индустриальных стран и Российской Федерацией (Группа 8), а также на принципах, содержащих в докладе, представленном в Белграде Мартти Ахтисаари – Виктор Черномырдиным и принятом правительством СРЮ 3 июня. Оба документа были включены в качестве приложений к резолюции.

Принципы оговаривали, в частности, вывод военных, полицейских и военизированных сил СРЮ из Косово; размещение международного персонала и сил безопасности, при существенном участии НАТО в представительстве по безопасности объединенном командовании и контроле; создание временной администрации; безопасное и беспрепятственное возвращение всех беженцев; политический процесс, обеспечивающий значительное самоуправление, а также демилитаризацию ОАК; всесторонний подход к экономическому развитию кризисного региона.

Вслед за принятием Резолюции 1244 Союзом Безопасности ООН генерал Джексон, действуя согласно инструкциям Совета НАТО, немедленно принялся за подготовку скоростного развертывания сил безопасности (операция «Общий страж», «Joint Guardian»), оговоренного Советом Безопасности ООН.

10 июня 1999 года авиация Альянса прекратила бомбардировки Югославии.

На пресс-конференции в штаб-квартире НАТО в Брюсселе Хавьер Солана объявил, что отдал распоряжение о приостановке военной операции против Югославии. Ельцин тут же сделал «Заявление в связи с приостановкой бомбардировок Союзной Республики Югославии», в котором подчеркнул: «Пауза – это хорошо, но уже недостаточно. Необходимо срочно возрождать процесс политического урегулирования при полном соблюдении суверенитета и территориальной целостности Югославии, сосредоточить усилия на экономическом восстановлении региона и прежде всего самой СРЮ. Я поручил российской дипломатической службе продолжать и далее энергичные усилия по воплощению в жизнь резолюций Совета Безопасности ООН в целях решения косовской проблемы, установления на Балканах прочного мира и стабильности».

Война нанесла серьезный удар по экономике стран Балканского полуострова. Поэтому и был поднят вопрос о необходимости «плана Маршалла-2» для восстановления и поддержки региона. Центр европейских исследований в Брюсселе выдвинул идею создания «пакта стабильности», основным энтузиастом которого стал Европейский Союз, точнее Германия. 10 июня 1999 г., в день окончания натовских бомбардировок Югославии этот пакт был подписан в Кельне на конференции, в которой приняли участие представители 38 стран и 15 международных организаций. Среди них не было лишь представителя Югославии. Координатором действий, связанных с реализацией этого договора, стал представитель Германии Бодо Гомбах. Однако подписание «пакта стабильности» не сопровождалось выделением средств, необходимых для компенсации ущерба, понесенного балканскими странами в результате бомбардировок НАТО, и даже не было речи о предоставлении помощи Югославии, ставшей жертвой агрессии и понесшей тяжелые потери.

Первые части «миротворцев» прибыли в Косово 12 июня. Согласно Военно-техническому соглашению, размещение войск безопасности – KFOR – было приурочено к выводу сербских сил безопасности из Косово.

Между тем по всему было видно, что Россию в очередной раз пытаются вытеснить на обочину и ограничить ее влияние на балканский процесс. Но российские военные своей неожиданной выходкой частично исправили фактический провал дипломатии Ельцина–Черномырдина. В пятницу 11 июня 1999 г. батальон из 200 российских десантников и 40 единиц бронетехники, наскоро намалевав на броне KFOR, рванул из Боснии в Приштину, куда и прибыл, преодолев 500 км за 7,5 часа, в 4.30 утра в субботу, 12 июня. Десантники разместились на аэродроме Слатина близ Приштины. Черномырдин заявил, что ввод русских войск в Косово стал для него «неожиданностью». «Но это не меняет предварительного процесса договоренностей по Косово. Я считаю, что все в порядке и будет все в порядке», – добавил российский премьер. Министр иностранных дел Игорь Иванов в интервью компании CиЭнЭн заявил, что «ввод ранним утром в субботу российских миротворцев в Косово был ошибочным», чем показал, что российская дипломатия не в курсе действий военных. Однако в понедельник 14 июня Председатель Комитета Государственной Думы России по международным делам Владимир Лукин высказался напрямую: «Силы НАТО, как говорится, по-нахальному решили подменить ооновскую операцию операцией Североатлантического альянса», а министр иностранных дел Игорь Иванов «явно немного поторопился, когда, видимо, не разобравшись до конца, сделал вчерашнее заявление о том, что ввод в Косово российских миротворцев – это как бы некое недоразумение, которое будет исправлено». 

Пока что этот марш-бросок имел чисто дипломатическое значение. Батальон миротворцев по численности и боевой мощи несопоставим ни с силами албанской наркомафии, ни с вводимыми в Косово войсками НАТО. И все же он имел важное психологическое значение, восстановив авторитет русских в глазах сербов. Жители Приштины восприняли прибытие российских миротворцев как дополнительный фактор безопасности и решили не покидать территорию края. «Теперь мы остаемся здесь», «Больше нет причины покидать Приштину», «Русские будут нам гарантией защиты», – заявляли они. По сообщению ТАСС, вступивших в 03.30 на центральные улицы Приштины российских миротворцев сербы встречали, как героев, – овациями, стрельбой в воздух, музыкой, слезами радости.

Занятый русскими аэродром в Приштине способен принимать не только истребители, но и тяжелые транспортные самолеты. Стратегия ввода миротворцев из Боснии состояла, скорее всего, в захвате аэродрома, на который впоследствии приземлились бы самолеты с десантом. Российские силы, основу которых составляли подразделения ВДВ, находились в полной боеготовности для вылета в Югославию. Входом войск в Приштину руководил представитель России в НАТО генерал Виктор Заварзин. На следующий день после операции Ельцин присвоил ему звание генерал-полковника. Заварзин участвовал в переговорах в Белграде в рамках миссии Черномырдина и принимал участие в подготовке боннских мирных договоренностей тройки Черномырдин–Тэлботт–Ахтисаари, которые потом были одобрены Скупщиной СРЮ и легли в основу резолюции СБ ООН. Он лично участвовал в движении колонны российских миротворцев по территории СРЮ.

Тем временем мир был близок к третьей мировой войне, когда Уэсли Кларк отдал приказ о направлении военных вертолетов в приштинский аэропорт, чтобы блокировать высадку русских десантных подразделений, входящих в состав KFOR. К счастью, генерал Майкл Джексон и адмирал Джеймс Эллис категорически отказались следовать этому приказу.

Клинтон узнал о произошедшем лишь из телевизионных новостей, после чего российским военнослужащим было приказано незамедлительно покинуть Косово до получения дополнительных указаний. Однако русские выполняют приказы менее охотно, чем сербы. Клинтону объяснили, что русские блокируют английских «миротворцев», не давая тем оказаться на стратегически важном аэродроме. Ельцин и Клинтон дважды беседовали по телефону. В воскресенье 13 июня Ельцин и Клинтон договорились продолжить обмен мнениями и условились о проведении двусторонней встречи в Кельне в ходе саммита «восьмерки» 18–20 июня. В 19.00 в понедельник, 14 июня состоялся еще один телефонный разговор Ельцина и Клинтона. После повышения Заварзина в звании Игорь Иванов полностью изменил точку зрения, а войска остались в Косово. В качестве новой версии преподносилось то, что переброску российских десантников в Приштину спровоцировали действия НАТО. На переговорах в ночь на пятницу, 11 июня 1999 г. высокопоставленные американские генералы врали, что ввод войск НАТО на территорию Косово начнется не ранее вечера 12 июня. В ночных переговорах принимали участие министр обороны России маршал Игорь Сергеев, министр иностранных дел Игорь Иванов и вездесущий Строб Тэлботт.

Последующие события полностью подтвердили оценку российских военных экспертов. НАТО в очередной раз пыталось поставить Россию перед свершившимся фактом. В 2 часа ночи стало очевидно, что натовские формирования двинулись к границам Югославии, а спецподразделения Альянса уже находились на территории Косово. Болгария и Венгрия, однако, не предоставили воздушный коридор для переброски основных сил России. Ситуация стала патовой. Выбить русских с аэродрома не представлялось возможным, а значит, НАТО было обречено на наземную доставку грузов. В то же время и русские не могли его использовать. Косовский кризис окончательно стал внутренним делом России. Военные жестко формулировали требования к своему МИДу: «Дипломаты должны обеспечить защиту интересов России, и инструментария для этого немало». Весь уик-энд они обвиняли МИД в неспособности «принять адекватные меры» и пробить воздушный коридор для десанта. По действующим правилам, Венгрия и Болгария «в принципе не имеют права не предоставлять коридор, заявка о котором подается в соответствии с установленными нормами». «В угоду НАТО, – говорилось в требованиях военных, - эти страны нарушают международно-правовые нормы» (обе страны и в самом деле сослались на свои обязательства перед руководством НАТО). 

Кстати, Строб Тэлботт, узнав о перемещениях российского миротворческого военного контингента из Боснии на территорию СРЮ, приказал развернуть самолет и вернулся в Москву, чтобы прояснить ситуацию. После прошедших в Москве в воскресенье переговоров Иванова с Тэлботтом обеспокоенность американской стороны была «в значительной степени снята». «В ту ночь в Косово были введены различные контингенты, включая российский, а чьи войска вошли первыми, это технический вопрос», – пояснил российский министр иностранных дел. Тэлботт заявил, что не ожидает более неожиданных шагов со стороны России в Косово. Согласно резолюции СБ, ввод войск должен был производиться синхронно. «Так оно и произошло. Час или два здесь роли не играют».

Теперь формат участия России в миротворческой миссии должен был соответствовать той роли, которую она сыграла в урегулировании конфликта, и ее интересам. По мнению Тэлботта, расширения военного присутствия РФ в Косово не могло быть, «пока этот вопрос не будет определен соглашением». США рассматривали возможность предоставления российскому миротворческому контингенту в Косово «зоны ответственности». По словам министра иностранных дел РФ Игоря Иванова, в ходе переговоров были «определены параметры нашего взаимодействия как на переходный период, а сейчас именно переходный период, так и на более дальний период времени, когда уже все вопросы будут решены и будут уже определены зоны дислокации различных участников миротворческого процесса». Министр предположил, «что в переходный период все будут оставаться там, где они сейчас находятся». Ведь США заинтересованы, чтобы Россия играла «серьезную и ответственную роль в Косово. Эта роль должна соответствовать интересам России на Балканах». 

Тэлботт отметил, что «наверняка Косово будет разделено на зоны ответственности, где российское участие будет очень важным». Рядом с аэропортом находилась штаб-квартира KFOR во главе с британским генералом Майклом Джексоном, который категорически опроверг сообщения о противостоянии между 200 российскими военнослужащими и натовскими военными подразделениями. В воскресенье, 13 июня на вертолетах «Чинук» и «Пума» в занятом русскими аэропорту приземлились подразделения британских военнослужащих, переброшенных из Македонии. Во вторник ожидалось, что делегация военных экспертов США даст ответ на предложения Москвы о предоставлении «зоны ответственности» российскому миротворческому контингенту, заявил начальник главного управления международного военного сотрудничества Минобороны РФ Леонид Ивашов, и Россия введет в Косово дополнительные воинские подразделения, «как только будет достигнута соответствующая договоренность» с другими участниками миротворческого процесса в Югославии. 

Однако марш-бросок российских десантников на Приштину не дал России шансов на получение собственного сектора в Косово. Более крупные силы российских войск так и не прибыли туда. Американские дипломаты сумели закрыть воздушное пространство над восточноевропейскими странами (Венгрия, Румыния, Болгария) для российской авиации. Российские миротворцы вынуждены были приступить к выполнению задач миротворческой миссии, поставленных руководством НАТО. Более того, не имея своего национального сектора, миротворческие силы России подчинялись командованию Альянса.

Очевидно, ввод российских миротворцев мало значил для Сербии, капитуляция которой стала уже свершившимся фактом. Крах сербской государственности и режима Милошевича, превращение Сербии в третьеразрядное восточноевропейское государство были уже неизбежными. В целом исправить стратегические последствия действий Виктора Черномырдина не представлялось возможным.

Совсем иными были последствия ввода российских десантников в Косово для самой России. Она показала нечто более важное, чем силу, – она показала готовность жестко изменять ситуацию в свою пользу. В послевоенной Европе подобную политику способен был проводить только Шарль де Голль, сумевший таким образом быстро добиться для униженной и американизированной послевоенной Франции места в мире, заметно превышающего ее реальные силовые и экономические возможности. Вопрос сегодня заключается в том, останется ли это эпизодом, или Россия сумеет нащупать новый курс во внешней политике, новую форму дипломатии, которая приостановит ее геостратегический откат и откроет новые перспективы. Голлистский курс «обороны по всем азимутам» вполне может оказаться значительно эффективнее, чем византийская дипломатия Кремля.

Тем временем американцы, не теряя времени, начали быстро осваивать территорию Косово. Крупная американская военная база Бондстил была сооружена в кратчайшие сроки после завершения агрессии НАТО против Югославии и ввода в Косово международных сил KFOR. На 300 га под Урошевацем для 5 тыс. военнослужащих были сооружены десятки казарм, административные здания, танкодром, вертолетная площадка, оборудованная ангарами, радарами и центром спутниковой связи. США намерены были также оснастить базу взлетной полосой для посадки тяжелых бомбардировщиков В-52, чтобы в случае необходимости использовать ее для проведения военных операций на Ближнем Востоке. Параллельно создавался «малый Бондстил» около косовского города Гнилане, рассчитанный на 2 тыс. военнослужащих. Эта база должна была располагаться на земле сербов, бежавших из края под давлением албанских экстремистов.

Занимаясь своими делами, миротворческие силы не слишком обременяли себя «миротворчеством». Уже 12 июня 1999 г., на следующий день после того как ООН взяла на себя всю ответственность за безопасность (как записано в резолюции) всех граждан Косово и Метохии, был открыт огонь из автоматов по рабочим карьера «Белачевац». 12 июня албанские террористы напали на Дойнице и Новое Село, 13 июня – на сербские дома в Старом Качанике, открыли огонь по полицейским в селах Любиш и Студенчане, 14 июня в селе Заскок стреляли по колонне беженцев. 17 июня в Приштине они совершили вооруженное нападение на лагерь беженцев, а 20 июня с территории Албании напали на пограничные села Крушево и Орчуш, общину Драгаш. Вообще-то в Драгаше и вокруг живут мусульмане и горанцы, но албанские террористы не выносят никого, кто не является албанцем. В июне-июле 1999 г. на территории общин Гнилане, Витина и Косовска Каменица были сформированы большие подразделения ОАК – примерно по 1000 террористов, пришедших из Албании. Ежедневно в течение июня-июля они открывали огонь из автоматов, минометов и ручных гранатометов по сербским селам Ранилук, Пасяне, Одовце, Раяновце и Босце, чтобы побыстрее вынудить уйти оттуда неалбанское население. Все это происходило постоянно, изо дня в день, в присутствии войск ООН.

Более того, после отвода югославских сил от границы через натовские порядки в Косово вошли боевики из 70-тысячной ОАК и албанских бандформирований, не только не разоруженные в соответствии с договоренностью, но и получившие дополнительное оружие от «миротворцев», что позволило им мгновенно взять власть в свои руки и начать изгнание сербов из Косово.

Очевидно, ввод войск НАТО был преднамеренно задержан, чтобы снять с миротворцев даже формальную ответственность за происходящее.
А эвакуация сербских войск из Косово продолжалась. К 20 июня их вывод был завершен, и силы KFOR надежно обосновались в крае. В тот же день, после того как верховный главнокомандующий Объединенными вооруженными силами НАТО в Европе подтвердил, что сербские войска безопасности покинули край, Генеральный секретарь НАТО объявил, что в соответствии с Военно-техническим соглашением он формально завершил воздушную кампанию.

Последнее изменение Воскресенье, 14 Декабрь 2014 13:01

Авторизуйтесь, чтобы получить возможность оставлять комментарии

Другие материалы в этой категории:

Go to top