Часть четвертая ОТ ЮГОСЛАВИИ К «СЕРБИИ И ЧЕРНОГОРИИ» Подготовка к перевороту

 

Сила железобетона, громада зданий стеснили мозг американца и сузили его зрение. Нравы американцев напоминают незабвенной гоголевской памяти нравы Ивана Ивановича и Ивана Никифоровича. Как у последних не было города лучше Полтавы, так и у первых нет лучше и культурней страны, чем Америка.
Сергей Есенин

Запад выиграл войну против Югославии, но главной цели – свержения режима Слободана Милошевича – так и не добился. 78 дней натовских бомбардировок и десятилетие международных санкций не смогли дестабилизировать внутриполитическую ситуацию в Югославии настолько, чтобы режим рухнул сам по себе. Для устранения неугодного Милошевича нужны были другие пути. Американцы, имея огромный опыт свержения неугодных режимов, не стали откладывать дело в долгий ящик и незамедлительно взялись за дело. Была разработана стратегия по свержению последнего в Европе коммунистического режима через организованную избирательную кампанию, опирающуюся на оппозицию. Начало было положено в октябре 1999 г. на брифинге Дуга Шоена, проведенном за закрытыми дверями в роскошной гостинице в Будапеште. Собрание стало зародышем избирательного тайфуна, свергнувшего Милошевича год спустя. Брифинг также означал начало экстраординарного американского воздействия с целью устранения главы иностранного государства не через тайные операции ЦРУ, а современными методами избирательной кампании и организацией стачек мусорщиков, водителей городского транспорта, работников магазинов и аптек, созданием уличных баррикад для дезорганизации жизни государства. Офицеры США организовывали в Будапеште «тактические семинары», чтобы обучать вождей Сопротивления, как правильно организовать демонстрацию, как связываться между собой, как проводить параллельный подсчет голосов, а также как избавиться от своего страха.

Осень 1999 г. была не лучшим временем для сербской оппозиции. Хотя президент Югославии Слободан Милошевич и был неособенно популярен, он, казалось, обрел некоторый успех, играя на патриотических чувствах населения в связи с войной в Косово. 59-летний президент Югославии стремился представить себя как восстановителя страны после натовских бомбежек. Попытки некоторых оппозиционеров свалить Милошевича через уличные протесты были тщетны.

Самым сильным политическим козырем Милошевича была разобщенность и слабость его противников. Оппозиция состояла из почти двух дюжин политических партий, лидеры которых тратили силы на свары друг с другом. Хотя руководители оппозиции сознавали необходимость единения, на практике они были глубоко разделены прежде всего тактически, в решении вопросов свержения Милошевича и в выборе его преемника.

На этом фоне 20 лидеров оппозиции приняли приглашение из Вашингтонского национального демократического института (NDI) на семинар в гостинице «Мариотт» в Будапеште, в октябре 1999 г. Ключевым вопросом повестки дня стал опрос, проведенный американской социологической фирмой «Пенн, Шоэн энд Берланд Ассосиэйтс» («Penn, Schoen & Berland Associates»).

Результаты опроса были утешительны, ибо 70 % сербских избирателей высказались о деятельности Милошевича отрицательно. Но это также показало, что лидеры оппозиции – люди типа Зорана Джинджича и Вука Дражковича – были обременены отрицательными оценками почти также, как и Слободан Милошевич.

Среди кандидатов лучше всех подходил для борьбы с Милошевичем умеренный сербский националист Воислав Коштуница, имевший позитив 49 % и негатив только 29 %.

Дуг Шоен, проводивший опросы для премьер-министра Югославии Mилана Панича во время его неудачной кампании 1992 г., предложил несколько выводов из этих и других результатов опросов.

Во-первых, сербские избиратели восприимчивы к простым сообщениям, базирующимся на экономических трудностях в стране и направленным против Милошевича. Во-вторых, они хотели, чтобы изменение в системе государственной власти произошло через выборы, а не через демонстрации. В-третьих, только объединенная оппозиция могла свергнуть Милошевича.

Естественно, что достижение цели было возможным только при единении всех оппозиционных сил Югославии.

С помощью западных консультантов Зоран Джинджич, лидер самой большой и хорошо организованной партии оппозиции, согласился отказаться от президентских амбиций в пользу другого кандидата и стал организатором избирательной кампании коалиции.

Операция достигла апогея в июле 2000 г., когда Милошевич назначил выборы. Впервые в сербской политической истории для продвижения политических сообщений использовались западные рекламные методы. Нужная информация предлагалась избирателю как слабоалкогольные напитки или жевательная резинка. По словам ведущего сербского социолога, главы рекламного агентства «Стратиджик Маркетинг Ферм» («Strategic Marketing Firm»), Срдана Богосавливича, агентство применило традиционный подход к рекламе: имя продвигаемого товара и имя конкурирующего товара. При этом в качестве продвигаемого товара выступал Воислав Коштуница, а в качестве конкурирующего - Слободан Милошевич.

Каждое слово одноминутного и пятиминутного ядра оппозиционных политических сообщений, используемых представителями оппозиции по стране, было обсуждено с американскими консультантами. Результаты перепроверялись социологическими исследованиями. Кандидаты от коалиции, баллотирующиеся в парламент Югославии и в местные органы власти, были обучены, как остаться «в сообщении», отвечать на вопросы журналистов, очернять действия и опровергать оправдания сторонников Милошевича.

Ограничительные меры, наложенные руководством Югославии, сделали невозможным для американских консультантов передвигаться по Сербии, поэтому они организовывали тренинги в Венгрии и Черногории. Обученные агитаторы затем возвращались в Сербию, чтобы воздействовать на избирателей через слово.

Окончательный выбор Коштуницы в качестве кандидата в президенты от оппозиции в августе был определен в результате опросов. «Опросы показали, что Коштуница мог нанести поражение Милошевичу наиболее просто», – подчеркивал Душан Михайлович, лидер Новой партии демократии, одной из 18 политических партий, составивших коалицию.

56-летний Воислав Коштуница был оппозиционером со стажем. Ассистент юридического факультета (1970–1974), Коштуница был отстранен от преподавания после того как поддержал профессора права Михайло Джурича, попавшего в тюрьму за высказывания о том, что изменения в конституции 1974 г. превращают республики тогдашней Югославии в государства, а границы Сербии не соответствуют ни этническим, ни историческим, ни географическим критериям. После отстранения Коштунице удалось поступить в белградский Институт общественных наук на должность научного сотрудника. Когда много лет спустя, уже при иных обстоятельствах отстраненных профессоров стали возвращать в университет, Коштуница не захотел своим возвращением быть обязанным тем людям, которые в свое время его выгнали. Незадолго до выборов многие оппозиционеры подтрунивали над Воиславом Коштуницей: дескать, держась от всего и всех в стороне, учит всех жизни. Еще со времен председательствования в Демократической партии Сербии Коштуница умел сохранять равную дистанцию по отношению как к режиму, так и к западным странам. Военно-технический договор о Косово, подписанный по окончании бомбардировок НАТО Югославии, Коштуница охарактеризовал как капитуляцию и «еще один шаг к потере Косово». Он в числе первых заявил, что «в Косово, вопреки резолюции Совета Безопасности ООН, установлен режим военной диктатуры НАТО». И в то же время критиковал политиков, призывавших сербов не покидать Косово: «Не стоит оставаться, чтобы потерять жизнь, – в Косово смогут вернуться только те, кто может ее сохранить».

Исследование имиджа Коштуницы показали, что он был широко воспринимаем как антиамериканец. И для этого были основания: он выступал откровенным критиком натовской бомбардировки Югославии. А это делало невозможным для правительства Милошевича выставлять его как прозападного деятеля или предателя сербских интересов.

Коштуница был также одним из лидеров оппозиции, весьма критично настроенных в отношении помощи США. «Я был против этого, никогда не получил ничего непосредственно, и думаю, что это было не нужно», – говорил он в интервью.

Однако для многих активистов оппозиции, отрицания Коштуницы были неубедительными. В то время как его Демократическая партия Сербии, действительно отвергла помощь США, его собственная кампания по выборам президента получила чрезвычайную выгоду от финансовой поддержки оппозиционной коалиции из-за рубежа, особенно из Соединенных Штатов.

Милошевич в силу своего положения не особенно опасался Коштуницы, что в конце концов подвело его. Запад не терял времени даром, увеличив финансовую помощь для помощи оппозиции. По данным немецкого журнала «Шпигель», на поддержку сербской оппозиции и Воислава Коштуницы Германия затратила 20 млн немецких марок, а США – $ 30 млн. Другие источники утверждают, что США истратили не менее $ 150 млн. Во время выборов были приведены в готовность все американские спецслужбы на Балканах. 

Американское воздействие в Югославии представляло любопытную смесь таинственности и открытости. Но в общем это было явное действие, финансируемое ассигнованиями Конгресса объемом $ 10 млн в течение 1999 финансового года и $ 31 млн – в течение 2000 г.

В кампании против Милошевича были задействованы представители ЦРУ. Основная роль принадлежала Государственному департаменту США и Управлению международного развития (USAID), финансировавшему фонды через коммерческих подрядчиков и бесприбыльные группы типа NDI и Международного республиканского института (IRI).

В то время как NDI работал с сербскими оппозиционными партиями, IRI фокусировал вниманиена движении «Отпор», которое было идеологическим и организационным стержнем сопротивления. В марте 2000 г. IRI оплатил поездку двух дюжин лидеров «Oтпора» на семинар по ненасильственному сопротивлению в гостинице «Хилтон» в Будапеште. 

Во время семинара сербские студенты изучали такие вопросы, как организация удара, формирование символики, преодоление страха и подрыв власти режима Милошевича. Основным лектором был отставной полковник армии США Роберт Хелвей, освоивший ненасильственные методы сопротивления во всем мире, включая использование их в современной Бирме и борьбу за гражданские права на американском Юге.

«Удивительно, но то, чего мы пытались добиться спонтанно в Сербии, на самом деле поддерживается целой сложнейшей системой, о которой мы не знали ничего, – так изложил свои впечатления от семинара Серджа Попович, студент биологии. – Это было впервые, когда мы думали систематическим, научным способом. Мы сказали: «Вернемся и сделаем это».

Хелвей, отслуживший два срока во Вьетнаме, представил активистам движения «Отпор» идеи американского теоретика Джорджа Шарпа, которого он назвал «новым Клаузевицем ненасильственной войны». Он выстроил всю систему действий оппозиции по свержению президента Милошевича. Семена были брошены в благодатную почву. Здесь важно было показать и убедить массы в возможности свержения Милошевича. Естественно, сторонники Милошевича допустили прогнозируемую ошибку – они недооценили своих оппонентов, думая, что это очередная обычная акция оппозиции, которых уже было немало. 

В Сербии активисты движения «Отпор» начинали действовать всеми доступными способами, направленными на подрыв власти Милошевича. Кроме простого писания лозунгов на стенах они использовали широкий диапазон сложных методов связей с широкой публикой, включая опросы и рекламу. 

Результаты опросов были парадоксальными. С одной стороны, президента Югославии недолюбливали 70 % электората, с другой – большинство сербов полагали, что он останется у власти даже после выборов. Чтобы свалить президента Милошевича, лидеры оппозиции сначала должны были убедить сербов в том, что он действительно может быть свергнут. В конце июля в результате «мозгового штурма» активист «Отпора» Серджан Миливоджевич придумал слова «Gotov je» – «Он готов», «С ним покончено».

Активисты поняли, что слоган, по сути, суммировал идею всей кампании. Это было очень просто, но достаточно мощно – все внимание сосредоточивалось на Слободане Милошевиче, но при этом даже не упоминалось его имя.

За последующие три месяца миллионы наклеек «Gotov je» были напечатаны на 80 тоннах импортной самоклеющейся бумаги, оплаченных USAID и поставленных через вашингтонскую консалтинговую корпорацию «Ронко», и наклеены по всей Сербии на стенах, лифтах и поперек плакатов кампании Милошевича. Напечатанные в черно-белом цвете и сопровождаемые эмблемой «Отпора» – сжатым кулаком, они стали символом кампании. Лозунг «Gotov je» стал девизом кампании.

Антимилошевичские мероприятия делали свое дело, и через 12 месяцев объединяемые США консультанты играли ключевую роль фактически в каждом эпизоде кампании. Они управляли людьми, обучая тысячи активистов оппозиции различным технологиям, начиная от сбора людей и надписей на стенах до организации параллельного подсчета голосов.

Югославские власти должны были отметить в последнее лето экстраординарное увеличение числа сербских студентов, посещавших известную сербскую святыню в Южной Венгрии. «Паломничество к Святому Андрею» стало расхожим аргументом для активистов оппозиции на пути в венгерский город Сегед, где проходили непрерывные консультации и подготовка оппозиционеров по другой программе, также финансируемой США.

Цель этой программы состояла в обучении наблюдателей. Было обучено примерно 400 наблюдателей за выборами, которые, вернувшись в Сербию, в свою очередь обучили еще 15 тыс. человек.

Считалось, что без массированной операции по контролю и мощного параллельного подсчета голосов, организованного сербским Центром свободных выборов и демократии, попытка сместить Милошевича почти наверняка потерпит неудачу.

Оппозиционные партии и раньше подозревали подтасовки на предыдущих выборах, особенно в 1997 г., однако на тот момент они не располагали неопровержимыми доказательствами для предъявления обвинений. На сей раз они удостоверились, что собрали доказательства, которые позволили бы им назвать выборы сфальсифицированными.

Имея опыт выборов в таких местах, как Индонезия и Мозамбик, консультанты из IRI моделировали подсчет голосов и варианты подмены бюллетеней во время выборов. Они обучали активистов «Отпора» методам определения мошенничества и реагирования на такие факты.

В день выборов партии оппозиции были способны разместить по крайней мере двоих обученных наблюдателей на каждом избирательном участке в стране. Каждый наблюдатель получил приблизительно $ 5. Это была сравнительно большая сумма в стране, где среднемесячная заработная плата составляла меньше $ 30. Все 840 избирательных пунктов были взяты под контроль оппозицией.

Железное правило и для коалиции, и для движения «Отпор» состояло в неупоминании финансовой и организационной поддержки Запада. Необходимо было не давать козырей в руки пропагандистов из стана Милошевича, которые обычно упоминали лидеров оппозиции как предателей или натовских лакеев.

На тот момент любые подозрения, уличающие политика в связях с США, были опасны. Даже сегодня, спустя несколько лет после падения Милошевича, тема эта чувствительна. Хотя американское воздействие было явно нацелено против Милошевича, администрация Клинтона предпочитала публично трактовать это как нейтральное демократизующее воздействие. «Наша работа должна была выровнять игровое поле, – говорил Пауль Роуланд, глава программы Сербии Демократического института. – Мы работали с партиями, которые желали сделать Сербию подлинной демократией».

Сербские лидеры оппозиции тем временем комментировали действия США как искупление прошлых ошибок. Они замечали, что много лет американские должностные лица рассматривали президента Югославии как опору балканской дипломатии Америки, необходимого собеседника для ведущего переговоры о мире в Боснии Ричарда Холбрука и других эмиссаров. Американские политики фактически усиливали того, против кого боролись сербские оппозиционеры.

«В прошлом мы ощущали, что Запад поддерживал Милошевича, – говорил Слободан Хомен, студенческий лидер, служивший посредником «Отпора» в отношениях с западными дипломатами и организациями помощи. – Но сегодня мы впервые почувствовали, что западные правительства фактически пытаются избавиться от Милошевича».

Последнее изменение Воскресенье, 14 Декабрь 2014 13:33

Авторизуйтесь, чтобы получить возможность оставлять комментарии

Другие материалы в этой категории:

Go to top