Западные службы и националистические движения

фон Риббентропа, Роберта Лея, Вильгельма Кейтеля, Эрнста Кальтенбрунера, Альфреда Розенберга, Ганса Франка, Вильгельма Фрика, Юлиуса Штрейхера, Вальтера Функа, Гельмана Шахта, Густава Крупп фон Болен унд Гальбаха, Карла Деница, Эриха Редера, Бальдура фон Шираха, Фрица Заукеля, Альфреда Иодуля, Мартина Бормана, Франца фон Папена, Артура Зейсс-Инкварта, Альберта Шпеера, Константина фон Нейрата, Ганса Фриче — индивидуально и как членов любой из следующих групп или организаций, к которым они соответственно принадлежали, а именно: правительственный кабинет, руководящий состав национал-социалистической партии, охранные отряды германской национал-социалистской партии (СС), включая службу безопасности (СД), государственная тайная полиция (гестапо), штурмовые отряды германской национал-социалистской партии (СА), генеральный штаб и высшие командование германских вооружённых сил. 

 

 

Решения Нюрнбергского суда имеют чрезвычайно важное международное значение и особое для Украины. Это обусловлено тем, что сегодня в мировом сообществе (включая Украину) идут спланированные процессы фальсификации истории Второй мировой войны, дискредитации Великой Отечественной войны и демонизации Советского Союза. Уводится от ответственности и общественного осуждения деятельность коллаборационистов и разного рода предателей, в том числе украинских. Тогда как в соответствии с Уставом Нюрнбергского Военного Трибунала, коллаборационисты несут полную ответственность за преступления против мира, против человечности и военные преступления.
Необходимо отметить, что Великую Отечественную войну предваряли события в Европе, где не последнюю роль сыграл пакт Чемберлена Гитлера, оборвавший суверенитет Чехословакии.
Как развертывались события после войны? Попытаюсь изложить. Победители практически во все времена были беспощадны к побеждённым. И старались, как можно больше выжать технических новинок из побеждённой стороны. Вторая мировая война не только поделила мир на два лагеря, но и наполнила экономику победителей новым содержанием, поскольку в довоенный период Германия существенно укрепила свой технический потенциал. Гитлер использовал промышленность, научные и людские ресурсы практически всей континентальной Европы. После «поглощения» Чехословакии Германия превратилась в самое сильное государство Европы. Чехословакия была развитой индустриальной страной. Только одни заводы «Шкода» поставляли немцам в ходе Второй мировой войны оружия столько, что это позволяло воевать 40 немецким дивизиям.
Об этом, кстати, с беспощадной откровенностью писал премьер-министр Великобритании в 1940—1945 годах Уинстон Черчилль: «Бесспорно, что из-за падения Чехословакии мы потеряли силы, равные примерно 35 дивизиям. Кроме того, в руки противника попали заводы «Шкода» — второй по значению арсенал Центральной Европы, который в период с августа 1938 по сентябрь 1939 г. выпустил почти столько же продукции, сколько выпустили все английские военные заводы за то же время. То есть источники техники, вооружения и материалов для ведения войны были у Германии почти неисчерпаемыми, а качество — очень высоким».
Победа антигитлеровской коалиции в войне привела к дележу немецкого наследства и самой Победы.
Здесь нелишне напомнить, как вели себя наши союзники по антигитлеровской коалиции. Союзники торопились подписать с фашистами договоры. Сначала они 4 мая 1945 года в 18 час. 30 мин. в г. Люнебурге подписали акт о капитуляции германских вооружённых сил северо-западной части Германии, Голландии и Дании. 7 мая в 02 час. 41 мин. в г. Реймсе был подписан односторонний акт о безоговорочной капитуляции Германии. Это означало окончание войны на Западе, но не на Востоке. Трумен демонстративно в 9.00 8 мая в Вашингтоне объявил о полном завершении войны в Европе, подчеркнув, что Германия полностью и безоговорочно капитулировала перед англо-американской экспедиционной армией. Получалось, что на территории, где действует Красная Армия и всё ещё продолжались бои, советские войска просто не справляются. Этим публичным оскорблением западные «союзники», совершенно не считаясь с реальным положением дел, стремились не только унизить, но и выставить в нелепом виде СССР — принявший на себя основное бремя войны (см.: Мямлин К. «Проект Гитлер». Часть II. http://www.communitarian.ru/publikacii/mirovaya_istoriya/%ABproekt_gitler
%BB._chast_ii_230620121228/).
Кончилось и доверие между союзниками. Напомним, что Черчилль в директиве генералу Монтгомери требовал: «Тщательно собирать германское оружие и складировать его, чтобы его легко можно было раздать германским солдатам, с которыми нам пришлось бы сотрудничать, если бы советское наступление продолжилось».
В первых числах апреля 1945 года 468 ведущих специалистов ракетного конструкторского бюро во главе с начальником ракетного центра генералом Дорнбергером, главным конструктором штурмбаннфюрером СС Вернером фон Брауном и начальником завода в Нордхаузене гауптштурмфюрером СС А.Рудольфом эвакуировались в район стыка границ Австрии, Германии и Швейцарии, намереваясь сдаться в плен американским войскам. «Они, — писал Магнус фон Браун, отец Вернера фон Брауна, — предложили сотрудничество Америке, так как уже не видели никакой возможности продолжать свою деятельность в Германии и из всех наших прежних врагов Америка... в политическом и деловом плане подходила им более всего». Гитлеровским ракетчикам недолго пришлось искать покровителей из США. Их самих усиленно искали, и это им было хорошо известно.
Навстречу американским частям выехал Магнус фон Браун-младший, брат Вернера фон Брауна, с целью отыскать вашингтонского профессора Гетца Энтони Брифса. Вскоре выяснилось, что американский учёный находится в 44-й пехотной дивизии, подходившей к Оберйоху. И вот на дороге появился джип с тремя американцами. Один из них и был мистер Брифс. Фашистские ракетчики выстроились для встречи гостей. Но победителям было не до формальностей. Их интересовал единственный вопрос: «Где доктор Браун?». Последний не заставил себя ждать: знакомство состоялось.
Операция «Скрепка» (Paperclip). В конце Второй мировой войны Комитет начальников штабов (КНШ) США, возглавляемый Омаром Брэдли, начинает операцию «Скрепка» (заметим, без уведомления президента Франклина Рузвельта). Её конкретное исполнение поручалось Объединенному управлению планирования разведывательной деятельности (ОУПРД), под крылом которого были собраны все военные разведслужбы Соединенных Штатов. Как объяснит позднее директор ОУПРД Боскет Уив, «правительство уделяло много внимания ерунде — нацистским досье, вместо того чтобы отдавать приоритет интересам Соединенных Штатов, и понапрасну растрачивало силы, стремясь покарать мёртвую нацистскую лошадь».
Главная цель Бюро стратегических служб OSS состояла в захвате нацистских учёных с целью предотвращения попадания конкретных лиц в руки СССР или Великобритании, которые начали свои собственные программы.
Цель операции «Скрепка»: выкачка патентов, поиск техники, технической документации и учёных-специалистов, имеющих отношение к созданию, производству и применению Фау-1 и Фау-2. В ходе операции
«Скрепка», охоте за «мозгами» в побеждённой Германии, был «импортирован» главный ракетчик III рейха Вернер фон Браун и ещё около 120 крупнейших специалистов. Армия США пристроила недавних врагов в Редстоунский арсенал (г. Хантсвилл, штат Алабама) — помогать осваивать трофейные Фау-2 и разрабатывать новые боевые ракеты.
Операция «Скрепка» мобилизовала спецслужбы на поиск всего, что может быть использовано в будущем. Спецслужбы не брезговали практически ничем — главное подобрать всё, что может пригодиться для противостояния СССР, отсюда и особое внимание к немецким спецслужбам, коллаборационистам и предателям разных стран. В область их внимания попали и украинские националисты, дивизионники дивизии СС «Галичина» и боевики ОУН и УПА.
Безусловно, что США несёт львиную долю ответственности за политику, когда всякая мораль приносится в жертву мнимым жизненным стратегическим интересам Америки. Это была и есть геостратегическая игра Америки. В то время главная цель заключалась в том, чтобы максимально ослабить Советский Союз.
Цель часто оправдывала неслыханные средства для её реализации. Для этого вскармливали мятежников, «эскадроны смерти», диктаторов и мошенников, которые наводили в десятках стран страх и ужас. Какими бы отвратительными ни были эти происки, служили они основной цели: оттеснить главного победителя Второй мировой войны — Советский Союз на периферию мировой политики.
Тайные армии следов не оставляют. Крах фашистской Германии и новая диспозиция сил в мире со значительно увеличившейся ролью Советского Союза означали поражение украинских националистов во Второй мировой войне, поэтому возникла необходимость их реорганизации.
В 1945 году на конференции Организации украинских националистов (ОУН) было избрано правление в составе трёх человек — С.Бандеры (председатель), Я.Стецько и Р.Шухевича. В послевоенный период произошёл определённый раскол ОУН(б), где в одной связке шли Степан Бандера и Ярослав Стецько, во второй — Николай Лебедь и Иван Гриньох. При Антибольшевистском блоке народов (АБН) в Мюнхене был создан «Европейский совет свободы» во главе с Ярославом Стецько и бывшим шефом Романа Шухевича по батальону «Нахтигаль» Теодором Оберлендером. Антибольшевистский блок народов служил координационным центром антикоммунистических организаций советских республик и социалистических стран.
Первую заинтересованность спецслужбы (Army Cunterintelligance Corps — CIC) к Степану Бендере проявили в сентябре 1945 года. Когда боевики УПА, пробились в американскую зону Германии, офицеры CIC опросили их относительно военной ситуации в Западной Украине, составе отрядов УПА, их контактах в американской зоне и их связи с Бандерой непосредственно.
Нужно отметить, что симпатии Аллена Даллеса к нацистам хорошо известны. Уолтер Беделл Смит во время Второй мировой был начальником штаба Эйзенхауэра, а после войны стал высокопоставленным чиновником. Это он поставил штамп на бумагах, дающих право на жительство в США украинскому нацисту Николаю Лебедю, который во время войны принимал участие в массовых убийствах. Разумеется, нациста приютили в США в интересах «национальной безопасности» (см.: Алекс Константайн. «Виртуальное правительство» (Virtual Government); http://lib.rus.ec/b/225941/read#t11).
К 1947 году примерно 250 000 украинцев (львиная доля составляли галичане-украинцы Польши) жили как перемещённые лица в Германии, Австрии и Италии, многих из них — активисты ОУН или сочувствующие. После 1947-го боевики УПА начали перемещаться в американскую зону, достигнув границы пешком через Чехословакию. Большинство из них были бандеровцами или сочувствующими этому течению (HITLER’S SHADOW/ Nazi War Criminals, U.S. Intelligence, and the Cold War Richard Breitman and Norman J.W. Goda. Published by the National Archives/ P.76; http://www.archives.gov/iwg/reports/hitlers-shadow).
В 1947 году количество боевиков УПА там увеличилось вследствие
«Операции Висла», осуществлённой польским командованием по ликвидации УПА в юго-восточной Польше.
Таким образом, после Второй Мировой в качестве трофея американцам упало в руки «богатейшее наследство» на Украине — сеть пронацистских коллаборационистов. Теперь американцы из нацистской агентуры, из карателей и патологических шовинистов могли сделать борцов за демократию и национальное освобождение...
Тем временем, в июне 1948 года Совет национальной безопасности инициирует создание антикоммунистической сети вмешательства США в дела государств-союзников под названием stay-behind (Staybehind: les reseaux d’ingerence americains; Stay-behind: сеть американского вмешательства». Тьерри Мейсан, Voltaire, 20 августа 2001 г.). Частью этой сети явился фонд Рокфеллера.
Во время подготовительных встреч Джон Рокфеллер III доказывал, что его фонд эффективнее организации Плана Маршалла в деле внедрения в университетские круги, где фонд располагает многочисленными как старыми, так и новыми связями. В итоге Рокфеллер получает согласие, но только на деятельность с конкретными целями.
Определённый свет на деятельность руководителей ОУН(б) проливает доклад, озаглавленный «Тень Гитлера: нацистские военные преступники, американская разведка и холодная война» («Hitler’s Shadow: Nazi War Criminals, US Intelligence, and the Cold War»), который был подготовлен историками по заказу Управления национальных архивов и учётных документов США (с докладом можно познакомиться по адресу: http://www.archives.gov/iwg/reports/hitlers-shadow.pdf).
Как утверждает Норман Гоуда, профессор Флоридского университета, американская военная разведка внимательно изучала контингент лагерей для перемещённых лиц украинской национальности. Её очень интересовали украинцы, воевавшие в Польше и после войны устремившиеся на Запад. Американцев интересовали также планы украинских
«вождей» вроде С.Бандеры. Однако политика украинских националистов — как на территории Украины, так и в изгнании — отличалась крайней запутанностью (Абаринов В. Полезный Лебедь и бесполезный Бандера // Еженедельник «2000», 20—26 мая 2011 г.).
Например, С.Бандера работал некоторое время на британскую разведку MI6. Непродолжительное время он сотрудничал с итальянской разведкой (в течение краткого времени, в начале 1956 г., итальянская Военная разведка (SIFAR Italian Military Intelligence) спонсировала его, конечно не понимая, что его поведение таит угрозу) (Hitler’s shadow: Nazi War Criminals, U.S. Intelligence, and the Cold War Richard Breitman and Norman J.W. Goda. Published by the National Archives/ P. 83; http://www.archives.gov/iwg/reports/hitlers-shadow).
BND, западногерманская разведывательная служба при бывшем генерале вермахта Райнхарде Гелене, сформировала новые отношения с Бандерой. Это был естественный союз — связи военные переросли в послевоенные. Во время войны высокопоставленные чиновники Гелена утверждали, что СССР мог быть разбит, если бы только Германия должным образом использовала для своих целей многочисленные национальные меньшинства, проживающие на территории Советского Союза. Бандера активно устанавливал связи с остатками недобитых отрядов ОУН-УПА на Украине и в марте 1956 предложил эти связи в обмен на деньги и оружие. Однако ЦРУ предостерегло западных немцев «против любых отношений с Бандерой», отмечая: «Мы убеждены, что все имеющиеся активы (связи. — А.М.) Бандеры в Чехословакии, Польше и на Украине являются несущественными или непригодными. Мы также отмечаем, что скорость и тщательность действий советских спецслужб
указывают на слабую безопасность ОУН(б)».
В период до ликвидации С.Бендеры в 1959 году, он активно работал на западногерманскую разведку. Но Соединённые Штаты всегда смотрели на Бандеру как на человека, от которого можно ожидать непредсказуемых действий.
Иное дело — Николай Лебедь, возглавлявший Службу безопасности ОУН, а после войны ставший в оппозицию Бандере. Лебедь осознал необходимость, по крайней мере, употреблять тот язык демократии, который будет понятен Соединенным Штатам. Он понимал также, что для того, чтобы работать с американцами, ему в той или иной степени придётся подчинить свои собственные цели американским. Бандера никогда не понимал этого (Абаринов В. Тень Гитлера // Совершенно секретно. 2011. № 2; http://www.sovsekretno.ru/magazines/article/2710).
Н.Лебедь же после войны весьма преобразился. Он написал брошюру об Украинской повстанческой армии, которая рисовала боевиков УПА в благоприятном свете: они, дескать, сражались с немцами после 1941 года и с Советами после 1944-го. В брошюре ничего не говорилось о боевых действий националистов совместно с вермахтом, об участии в массовом уничтожении евреев на Западной Украине, об «этнических чистках» поляков в Восточной Галиции и на Волыни.
Собственно, Н.Лебедь начал процесс «отмывания» ОУН-УПА. Сотрудничество Лебедя со спецслужбами США обеспечило ему помощь по возвращению ветеранам-националистам их позиций влияния в США, а также позволило создать полуакадемические учреждения или завоевать академические позиции в основных университетах. От этих формальных и неформальных сетей националисты продвигались с некоторым успехом от прошлого ОУН-УПА, в некоторых случаях, отдаляясь от прошлой собственной деятельности. Круг людей вокруг Лебедя никогда не осуждал преступления или массовые убийства ОУН, не говоря о том, что никто не признавался, что эти убийства происходили. Напротив, они опровергали их, создавали путаницу. «Очищение» военной деятельности ОУН и УПА стало центральным аспектом их интеллектуальной деятельности (см.: Андерс П., Шнайдер Т., Россолински-Либе Г. ОУН и УПА: исследования о создании «исторических» мифов». — Киев, 2012. С. 54).
Недаром американская разведка приложила немалые усилия к тому, чтобы Н.Лебедь получил американское гражданство. Аллен Даллес считал его своим неоценимым приобретением.
Норман Гоуда констатирует, что ЦРУ не потеряло к Лебедю интерес на протяжении всей «холодной войны». Даже после того, как Лебедь вышел в отставку в 1960-е годы, он оставался консультантом, а организация, которую он создал для ЦРУ, продолжала работу вплоть до 1991 года, когда Украина стала независимым государством. Обычно ЦРУ пользуется услугами таких сомнительных фигур в течение очень краткого периода. «Уникальное» свойство Н.Лебедя, которым и объясняется продолжительность его сотрудничества с ЦРУ, — он был абсолютно надёжен.
В отличие от некоторых бывших офицеров СС, которых использовали американцы, Н.Лебедь не болтал первому встречному, что он работает на ЦРУ, не соблазнился ролью двойного агента. Он не был абсолютно лоялен США, но он знал, что может рассчитывать на поддержку ЦРУ в осуществлении своих операций. Он никогда не допускал в свою организацию людей, которым не доверял всецело.
Ещё одна причина, почему он оказался так полезен ЦРУ, состоит в том, что он поставлял информацию на Украину и получал информацию оттуда в течение всего своего пребывания в Соединённых Штатах. И это была информация такого рода, какую ЦРУ никогда не смогло бы получить самостоятельно. У ЦРУ не было людей с таким знанием языка, с такими контактами на Украине и в Европе. Так что, каким бы ни было его прошлое, Н.Лебедь был весьма ценным ресурсом. Ежегодно ЦРУ оценивало каждую свою программу и решало, стоит ли и впредь тратить на неё деньги. И из года в год организация Лебедя успешно проходила эту проверку. Американские учёные С.Андерсон и Дж. Л.Андерсон считают, что эту роль он исполнял до последнего дня жизни.
К 1954 году активная фаза украинского оуновского движения в УССР завершилась. Лебедь возглавил в Нью-Йорке исследовательский и издательский центр «Пролог». После провозглашения Украиной независимости он неоднократно приезжал на свою бывшую Родину, был делегатом Всемирного съезда украинцев в Киеве в 1992 году. Умер в июле 1998 года в Питсбурге (см.: Абаринов В. Полезный Лебедь и бесполезный Бандера // Еженедельник «2000», 20—26 мая 2011 г.).
Выводы. Как видим, после войны, покровители «свидомого» («сознательного») украинства поменялись. Место почившего в бозе III рейха заняли Соединённые Штаты и их ближайшие союзники Великобритания и Канада.
Поменялась и мораль западной политики.
Если в ходе войны Черчилль сказал о коллаборационистах: «Всякий человек или государство, которые идут с Гитлером, — наши враги. Это относится не только к государствам, но и ко всем предста4 вителям той гнусной расы квислингов, которые становятся ору4 дием и агентурой нацистского режима Они, эти квислинги, по4 добно нацистским вожакам будут отданы нами на следующий же день после победы на справедливый суд трибуналов союзников». Можно констатировать, что во время «холодной войны» идеи, во4 одушевлявшие нацизм, как и их непосредственные исполнители, никуда не исчезли. Более того, они одержали победу над союзни4
ками по антигитлеровской коалиции.
Завершая, хочу напомнить слова Юлиуса Фучика, которые се4 годня актуальны, как никогда: «Люди, будьте бдительны!».

 

Последнее изменение Четверг, 29 Май 2014 16:07

Авторизуйтесь, чтобы получить возможность оставлять комментарии
Go to top