Этнические конфликты: сущность, генезис, типы

Последствия Конфликтов. Абхазия. Последствия Конфликтов. Абхазия.

Конец ''холодной войны'' привел к  росту количества конфликтов на межэтнической почве, появилось ряд государств, противопоставивших себя мировому сообществу, что создает серьезную угрозу региональной стабильности во многих частях земного шара. 

Определенную лепту в дестабилизацию обстановки внесла и Россия.

12 июня 1990г Россией была принята Декларация «О государственном суверенитете», то есть именно в этот день родилась нынешняя Россия. В действительности Декларация объявила не столько о независимости России от Советского Союза, сколько о смене хозяина. Российские власти объявили, что законы СССР не имеют прямого действия на территории РСФСР — «верховенство Конституции РСФСР и Законов РСФСР на всей территории РСФСР; действие актов Союза ССР, вступающих в противоречие с суверенными правами РСФСР, приостанавливается Республикой на своей территории». Фактичеки Россия, торпедируя законы СССР, нанесла удар «под дых» Союзу и дестабилизировала обстановку на советском пространстве. 

Как видим, Россия начала процесс суверинизации. Затем начнется парад суверенитетов. Этот акт сопоставим с отказом британских колоний в Северной Америке повиноваться английскому королю. Правда, в данном случае, в роли «короля» выступило руководство Советского Союза в лице Михаила Горбачева. 

Не маловажную роль в создании предпосылок конфликтов сыграла и недальновидная политика российских лидеров, которые после принятия Россией Декларации «О государственном суверенитете» 12 июня 1990 г., в противовес центру делали упор на признание каждой из союзных республик права на самостоятельное и независимое, хотя и в рамках единого государства, - развитие.  При этом, видимо, не были приняты во внимание последствия такой политики. В  данном случае можно выделить хотя бы такое из них, как вероятность ''цепной реакции'' суверенизации, вскоре охватившей не только республики, но и входящие в них национально-территориальные  и даже территориальные образования (как со смешанным населением - Приднестровье, так и - чаще всего - многонациональные по составу, но с явно выраженным коренным этносом - Абхазия, Нагорный Карабах и др.).

Жертвы в Кишиневе.8 декабря 1991 года, в резиденции Вискули в Беловежской пуще главы России, Украины и Белоруссии (Борис Ельцин, Леонид Кравчук и Станислав Шушкевич) заключили сепаратное соглашение о прекращении действия Союзного договора 1922 года. По этому соглашению закончил свое существование как государство и как субъект международного права Союз Советских Социалистических Республик. Другой документ провозгласил создание Содружества независимых государств (СНГ), в котором было обещано "сохранить целостность экономического, политического и гражданского пространства".

Николай Бердяев твердо , как будто в лоб заявлял: «государство не может быть создано и не может быть разрушено никаким человеским поколением. Оно не является собственностью людей, живущих в каком-либо периоде истории». Этот постулат «славянская троица» и их приспешники ратобтали. (Цит. По кн. Московия. На земле преподобного Сергия. Изд. «Московский писатель»-«Гренадеры». Москва-Киев-Париж.-2006. – С.379.)

Создав СНГ как ''крышу' для роспуска СССР (цивилизованный развод, к сожалению, не получился), Россия предприняла ''рывок в рыночную экономику'' и интеграцию с Западом, бросив на произвол судьбы ''своих младших братьев''. И лишь потом, когда проблемы и конфликты в постсоветском пространстве набрали полной силы и пересекли российские границы, а скачок в капитализм увяз в финансово-экономическом кризисе, - Московское руководство в 1993-1994 годах ухватилось за общественно-объединяющую идею ''особых интересов'' России и защиты соотечественников в ''ближнем зарубежье'', но время было потеряно, да и Россия подорвала доверие к себе. Ее место на постсоветском пространстве уже осваивали Соединенные Штаты, Турция, Иран и др.

Безусловно, что фундаментальным пороком Москвы в постсоветском пространстве была и остается  неопределенность в отношении конкретных интересов и отсутствие реалистических целей относительно ''своих младших братьев''. Ибо спектр взглядов политической элиты России  на этот счет простирается от восстановления былого СССР (но при этом забывается, что в бывших союзных республиках уже выросла своя элита, желающая жить и руководить в своих столицах, и которая  в сложившихся условиях (даже если бы этого хотело большинство населения хотело снова жить в Союзе) никогда не позволит вернуться к старому) до глухого изоляционизма.

Наглядным пособием для изучения несостоятельности российской политики относительно своих бывших партнеров является СНГ, где подписана масса соглашений, из которых мало какие выполняются. Практически это привело к тому, что Россия утратила ориентацию в постсоветском пространстве. 

Неверно было бы связывать распад СССР только с политическими решениями осени 1991-го - во многом они лишь в политико-правовой форме зафиксировали те тенденции, которые намечались задолго до них.

Событиям, приведшим в декабре 1991 года к провозглашению СНГ, предшествовало множество видимых и невидимых факторов.

После августа 1991 года все силовые союзные министерства были по существу в руках Бориса Ельцина, а запрет КПСС выбил у М.Горбачева последнюю политическую силу, на которую он мог опереться. Но фактически лишенный власти М.Горбачев оставался легитимным Президентом Советского Союза и лишить его власти Б.Ельцин мог, только ликвидировав Союз.

В марте 1991 года был проведен Всесоюзный референдум, поставивший перед гражданами вопрос: быть или не быть Союзу? Президент СССР Михаил Горбачев, выступивший по телевидению 15 марта 1991 года, призвал ответить "да": "Наше "да" - это уважение к державе, которая не раз доказывала свою способность отстоять независимость и безопасность народов, в ней объединившихся". 

По проведенным 17 марта 1991 года подсчетам, 76% населения СССР и 71% населения России ответили "да" Союзу. Примерно такие результаты были в Украине и в Белоруссии.

14 ноября 1991 года в какой-то мере единодушно прошел ново-огаревский слет глав республик. Большинство национальных лидеров высказались за Союз, как форму государственного устройства обновленного СССР. Именно тогда появилась аббревиатура ССГ (Союз Суверенных Государств).

Борис Ельцин, Нурсултан Назарбаев, Станислав Шушкевич, Аскар Акаев, Сахат Мурадов, Акбаршо Искандаров высказались в Ново-Огареве за "новый союз". Но в конце ноября состоялась встреча трех президентов: России, Украины и Белоруссии в Минске, на которой были достигнуты окончательные договоренности, положенные затем в основу Беловежских соглашений о расформировании СССР и создании Содружества Независимых Государств - СНГ.

Таким образом, решение не одиннадцати, а трех республик определило судьбу СССР и проживающих в нем граждан. 25 декабря 1991 года в последний раз в качестве президента СССР перед гражданами выступил Михаил Горбачев.

Можно констатировать, что подлинный развал СССР начался с конкретных действий Б.Ельцина. А СНГ оказалось во многом искусственной формой государственного устройства с непродуманным механизмом взаимодействия в рамках Содружества. 

Ни одно государство СНГ, включая Россию, не было готово к суверенитету ни политически, ни экономически, ни психологически. Ни одно из государств СНГ не стало для большинства своих граждан гарантом жизнеобеспечения и безопасности. В самой же России распад СССР повлек за собой активную регионализацию и проявление сепаратизма в субъектах Федерации.

Здесь вполне умесно сослаться на публикацию Лисандро Отеро в газете "Rebelion"  (Испания): «Распад Советского Союза - смесь глупости и предательства - стал последствием ошибок, допущенных советской системой: медведь оказался ранен и предан на милость Запада. Сегодня медведь медленно начинает восстанавливать свои силы и вставать на ноги, а историческая перспектива указывает на то, что рано или поздно Россия восстановит свои силы и станет, как и прежде, одной из ведущих мировых держав и угрозой для американской империи.» [1]  

За время существования СССР сделано, кажется, все возможное, чтобы подготовить процесс дезинтеграции государства на  этнической основе.

Внутри контуров единой страны были созданы - почти созданы, с остановкой на предпоследней ступени, - этнократические государства. Вместо ''народов, живущих под русским подданством'', как простодушно писали правоведы ХІХ века, были созданы нации в сталинском понимании, то есть этнополитические сообщества, готовые к обретению собственных авторитарно-властных полномочий. Именно полноценного национального суверенитета новообразованным ''нациям'' как раз и не хватало. 

Обычно нация развивается с фундамента: сначала обретает суверенитет, а потом уже занимается, грубо говоря, изданием словарей и развитием национальной оперы. 

Нации бывшего СССР росли с крыши - классики национальной литературы и корифеи национальной науки появились раньше, чем институты суверенитета. Поэтому все союзные и почти все автономные республики, а также многие области и округа волей-неволей обрели самоощущение ''национальных государств'' лишенных государственной самостоятельности. Проще говоря. Оккупированных ''чужим'' этносом - покорителем. Поэтому вслед за всесторонним расцветом наций и народностей в единой братской семье СССР'' закономерно пришел процесс суверенизации. [2]  

"Разбуженные" перестройкой и гласностью народы и народности СССР выплеснули на поверхность национальные конфликты, которые вызревали в республиках и автономиях многие десятилетия. Это беспорядки в Алма-Ате 17-18 декабря 1986 года, связанные с избранием на пост главы республики русского Колбина. 

К 45-летию создания Крымской АССР впервые состоялись крупные массовые акции во всех регионах проживания крымских татар. Как следствие - волна арестов. Но борьба уже приобретает необратимый характер. В сентябре 1967 года в Ленинабад нелегально съезжаются активисты крымскотатарского движения, которое апеллирует теперь к советской интеллигенции, а через нее - к мировым средствам массовой информации. 

Борьба оказалась небесплодной: тогда же, в сентябре 1967 года появляется Указ Президиума Верховного Совета СССР, который фактически реабилитирует крымскотатарский народ (Указ 1956 года всего лишь объявлял "нецелесообразным" дальнейшее содержание народа в спецпоселениях). Но, признав невиновность народа, власти и словом не обмолвились о том, что он может возвращаться к себе на родину. 

20 июня 1987 года в Москву прибывают полторы тысячи человек, которые организуют манифестацию, поддержанную москвичами. На 26-е намечается демонстрация на Красной площади, и тогда, чтобы предотвратить ее, срочно устраивается прием делегации заместителем Председателя Верховного Совета СССР Демичевым. Самым срочным образом в нее включаются доставленные из Узбекистана "представители народа", которые пытаются снять требование о возвращении на родину. Убедившись, что их обманывают в очередной раз, 120 человек все же выходят на Красную площадь с плакатами "Верните крымским татарам родину!". После этого делегацию приняли вторично и сообщили, что проблемой занялся лично Горбачев.

События 1987 года не решили проблемы и крымские татары продолжали движение за свое полное восстановления в правах и возвращения в Крым. 

29 июня 1991 года делегаты крымскотатарского народа  съехалсь на свой курултай и избрали меджлис - высший полномочный представительный орган крымскотатарского народа, - сформулировав его задачи: 

          • ликвидация последствий геноцида, совершенного советским государством в отношении крымских татар, восстановление национальных и политических прав крымскотатарского народа и реализация его права на свободное национально-государственное самоопределение на своей национальной территории; 
          • осуществление системы мер по возвращению и обустройству крымских татар на исторической родине; 
          • возрождение национальной культуры; 
          • экономическое переустройство Крыма и радикальное улучшение его экологии. 

В 1987 году волна недовольства прокатилась по Прибалтике. Причина - недовольство русификацией, выхолащивание национальных языков, замалчивание истины о вхождении стран Балтии в СССР. В Латвии и Литве, приуроченные к дням независимости, объявленным в 1918 году, 18 ноября и 16 февраля 1988 года прошли не санкционированные властями демонстрации.

В феврале 1988 года Нагорно-Карабахская автономная область Азербайджана высказалась за переход в состав Армении. Начался страшный для двух народов и всей страны межнациональный и гражданский конфликт. Погром в Сумгаите 27 февраля, забастовки в Степанакерте, блокада аэропорта в Ереване 6 июля.

Результат - сотни погибших, беженцев и обездоленных.   В течение 1989 и 1990 годов в Прибалтике и других союзных республиках активизировались движения сторонников независимости - Народные фронты. 

В Москве в высших эшелонах власти завязались дискуссии о том, как сохранить единое управление над республиками, при этом расширив их суверенные права и экономическую самостоятельность. В том же 1989 году были созданы Народный фронт Грузии, движение "Бирлик" в Узбекистане, украинский Рух. В апреле 1989 года последовали тбилисские события, летом того же года - столкновения и погромы в Фергане.

В январе 1990 года были введены войска в Баку в связи с новым обострением армяно-азербайджанских отношений, позже введено чрезвычайное положение.

Проявление национальных недовольств и конфликтов не везде принимало форму кровавых столкновений, однако ярлык  "империи", прикрепленный к СССР,  где все республики, кроме России, - колонии, надолго закрепился в сознании миллионов людей - представителей различных наций и народностей. 

Новые независимые государства, и, прежде всего, страны Балтии, поставили перед собой специфическую задачу: добиться независимости и суверенитета  и как можно дальше дистанциироваться прежде всего от России. При этом, оставляя за собой право и пользоваться российскими энергоресурсами, и принимать гуманитарную помощь Запада.

Без преувеличения можно утверждать, что современное политическое развитие новосозданных независимых государств осуществляется на матрице  этнических идентификаций. Ныне этничность - играет важнейшую роль в становлении новых политических институтов на постсоветском пространстве. Весь комплекс политических и имущественных прав физических и юридических лиц оказывается завязанным на этнической идентификации личности и этнополитических ориентациях организаций. Поэтому от Прибалтики до Центральной  Азии основным мотивом борьбы за национальную  государственность становится ''защита интересов коренной нации''. 

''Взрыв национализма'', если использовать слова английского историка  Арнольда Тойнби, инициировал цепную реакцию перемен, вызвал повсеместное обострение национального самосознания, рост интереса этносов к самоиндефикации, к собственной культуре, оказал воздействие на страны и регионы, где казалось бы, национальный вопрос давно решен. Возникло то, что можно назвать ''вторичным национализмом''. В наши неспокойные времена существенно изменилось само содержание, идеологическое наполнение национальных лозунгов и программ. Теперь национализм - особенно на Востоке - переплетается с религиозным фанатизмом. Разочарование в модернизации путем вестернизации, американизации всего и вся вызвали к жизни новый вариант ''холодной войны'' - противостояние религиозно-националистической идеологии и демократических, либеральных ценностей. Это дает повод говорить о грядущих ''столкновениях цивилизаций''. А симбиоз религии и национализма делает этнические конфликты еще более затяжными и ожесточенными.

ЛивияНациональное подменяется этническим, и национализм приобретает характер этнократии, в ряде случаев агрессивной. Реально на постсоветском пространстве воплощается два взаимосвязанных принципа: "территория - для одного этноса" и  «одно государство, одна религия». Размежевание идет по принципу ''свои/чужие'' и этничность, как правило, навязывается в насильственной форме. [3]  Все это придает внешне- и внутриполитическим отношениям  на постсоветском пространстве  четко выраженный этнический или этноконфессиональный характер. 

Конфликт - это всегда многоплановое и многоуровневое событие, он не возникает внезапно, а развивается постепенно, довольно длительное время в форме активности экстремистских сил и групп, готовящих общественное мнение и психологическую почву, провоцируя правительство на непопулярные меры путем забастовок, антиправительственных выступлений и массовых акций ненасильственного характера (митинги, манифестации, голодовки, пикетирование государственных учреждений, важных объектов, перекрытие магистралей транспортной системы), захвата заложников, акциями саботажа и т.п.

В самом общем виде конфликты принято классифицировать по следующим основаниям:

          • с точки зрения зон и областей их проявления. Здесь прежде всего выделяются внешне и внутриполитические конфликты, которые в свою очередь подразделяются на целый спектр разнообразных кризисов и противоречий;
          • по степени и характеру их нормативной регуляции;
          • по качественным характеристикам, отражающим различную степень вовлеченности сторон, интенсивность кризисов и противоречий;
          • по временным характеристикам: долговременные и кратковременные. Некоторые конфликты в политической жизни можно завершить в течении предельно короткого времени, тогда как другие могут быть соотнесены с жизнью целых поколений;
          • в соотношении со стремлением и организацией режима правления. В данном случае как правительственные выделяются конфликты вертикальные (характеризующие взаимоотношения субъектов, принадлежащих к различным уровням власти) и горизонтальные (раскрывающие связи одного ряда субъектов с носителями власти).

Следует подчеркнуть, что любой конфликт должен рассматриваться в социальной и политической среде, в которой он возник и развивается. ''Качество среды, ее динамика во многом определяют то, случаен или нет данный конфликт  в данной среде и в данное время, какую объективную роль по отношению к среде он играет, поскольку любая типология должна учитывать не только качественные признаки собственно конфликтов, но и конфликтообразующей среды. Именно среда, какой был СССР, особенно на стадии его распада, имела принципиальное значение и для самой возможности появления конфликтов, и для определения их облика и характера.

Источники конфликтов. Особенностью Советского Союза было то, что большинство республик, входящих  в его состав, являлись преимущественно большинстве своем административными, а не  этнополитическими образованиями и практически не имели исторических традиций. А многие лидеры бывшего СССР прибегали,  так или иначе к разыгрыванию национальной карты как к инструменту обеспечения единства и средству обновленного источника законности. Но они не учитывали, что любое этническое меньшинство, проживающее на территории Советского Союза, всегда проявляло тенденцию к самоутверждению. Однако любое этническое меньшинство составляло не более 3% русского населения и большинству из них не хватало территориальной обособленности, поэтому реальное отделение становилось невозможным.

В наследство от СССР государства, возникшие на его территории, получили границы, которые не соответствуют распределению основных национальностей, а этнические реальности в большинстве случаев не соответствуют национальным территориям бывших советских республик. Более того, границы республик проведены так, чтобы преднамеренно разделить большие этнические группы между двумя или большим количеством республик. В целом  все это подрывало единство каждой новой национальной структуры. Поэтому в некоторых из этих республик входят значительное и потенциально дестабилизируюшие внутреннее положение этнические меньшинства. На постсоветском пространстве национальные движения восходили на апелляции к праву волеизъявлению этноса. Эта идея реализовывалась в виде съездов или конгрессов, комитетов)  того или иного народа  (абхазского, ингушского, чеченского и т.д.) или формирования надгосударственных межэтнических коалиций (Конфедерация горских народов Кавказа).

Частые и произвольные изменения административных границ за советский период, способствовали эскалации территориальных требований и разгоранию межэтнических конфликтов, особенно после распада СССР.

Одной из потенциально разрушительных тенденций  практически во всех республиках бывшего Советского союза был подъем ранее подавлявшегося национализма. 

Весьма опасны конфликты, в том числе вооруженные, на основе агрессивного национализма и религиозной непримиримости. Практически все страны возникшие на постсоветском пространстве являются многонациональными и многоконфессиональными. Возникновение в них националистических устремлений грозит гражданскими войнами.  Развитие национализма ведет к нарушению прав человека, дискриминации национальных меньшинств, правовому беспределу, криминализации общества и структур власти. 

Например, на протяжении всей истории Кавказа редко выдавались периоды, когда бы здесь не велись войны, не вспыхивали конфликты. Конфротационный характер связан, в частности, с географическими особенностями региона, с присущей ему многоукладностью, с этническим  многообразием и различиями в образе жизни населяющих его народов.

Отличительной чертой большинства конфликтов является то, что к их зарождению имели отношение местные коррумпированные круги, которые умело использовали провалы в сфере национальной политики для разжигания межнациональной розни, используя ее в своих целях.

Другой типичной чертой конфликтов в регионе стали их затяжной характер и высокая степень сопротивляемости в отношении попыток отдельных стран и международного сообщества содействовать их урегулированию.

Ныне такая напряженность порождается несколькими группами причин. Это, прежде всего, межэтнические противоречия, которые пустили глубокие корни.

Особую опасность представляют группа дестабилизирующих факторов связанных с военной сферой:

          • отдельные регионы бывшего постсоветского пространства перенасыщены оружием как непосредственно в зоне конфликтов, так и за их пределами вследствие его неконтролируемого распространения;
          • наличие оружия у незаконных, нелегальных, зачастую неконтролируемых вооруженных формирований и их активизация в отдельных регионах ;
          • незаконная  торговля оружием.

Такая обстановка является идеальной для тех политических сил, которые спекулируют на территориальных претензиях, на отсутствии демаркации государственных границ.

Экономические причины. Непосредственную роль в создании обстановки напряженности играют экономические причины, влияние которых в последние годы существенно возросло в результате ухудшения экономической обстановки, главным образом, в бывших советских республиках Черноморского региона и в Таджикистане. Эти трудности носят  глобальный и деструктивный характер.

Постсоветские государства  подверглись также финансовой коррозии: введение новых денег не привело к оздоровлению денежной системы. Во всех государствах рост цен вызвал падение уровня жизни населения.

Наконец, обстановку в регионах дестабилизирует социальная напряженность. Острой социальной проблемой стало положение беженцев.

Среди социальных проблем дает себя знать рост преступности. Увеличилось число нарушений закона, связанных с наркобизнесом.

Практически для всех конфликтов, возникших на постсоветском пространстве можно выделить основные факторы, стимулирующие зарождение конфликтной ситуации:

          • неравномерное политико-экономическое развитие и социальное положение бывших республик СССР - ныне суверенных государств;
          • политизация этнической принадлежности, этнических признаков, которые используются для ускорения консолидации социальных групп по этническим параметрам;
          • этнотерриториальные (несовпадение государственных и административных границ с границами расселения народов);
          • агрессивный национализм, развившийся паразитически на идее обретения суверенитета и собственной государственности в ряде бывших республик бывшего СССР; 
          • правовой беспредел и отсутствие законности, чрезмерная либеральность под видом так называемой демократии, где практически установлен криминально-демократический режим;
          • столкновение национальных и государственных интересов стран, принятие в них дискриминационных законов о гражданстве;
          • неконтролируемое распространение вооружений бывших вооруженных сил СССР по регионам, а также создание незаконных вооруженных формирований.

Сущность этнических конфликтов. Дефиниция такого сложного и поливариантного социально – политического явления как этнический конфликт, является абсолютно необходимым условием для решения многих теоретических и практических задач. В гуманитарной науке накопилось множество определений этого феномена, рассматриваемого как часть конфликта вообще. Последний,  как известно, скорее норма обыденной жизнедеятельности любого социума, чем нечто чрезвычайное, экстраординарное. Можно сказать, что и этнический конфликт, как разновидность конфликта, отнюдь не является прецедентом современным. Исторически так сложилось, что конфликты сопровождают человечество на протяжении длительного периода жизнедеятельности, полного насильственных действий, разрушений, войн и глобальных катастроф. Этнический конфликт -- момент кульминации межэтнических противоречий,  принимающих характер открытой конфронтации.

Развернутое определение этнического конфликта по определению русского ученного А. Ямскова сводится к следующему.

Этнический конфликт – это динамично меняющаяся социально-политическая ситуация, порожденная неприятием ранее сложившегося статус-кво существенной частью представителей одной (нескольких) из местных этнических групп и проявляющаяся в виде хотя бы одного из следующих действий членов данной группы:

          • начавшейся этноизбирательной эмиграции из региона, определяемой общественным мнением данной группы как «исход», «массовое переселение» и т.п., существенно изменяющей местный этнодемографический баланс в пользу «других» остающихся этнических групп;
          • создание политической организации (национального» или «культурного» движения, партии), декларирующей необходимость изменения  создавшегося положения в интересах указанной этнической группы (групп) и тем самым провоцирующей ответное противодействие органов государственной власти и/или политическую мобилизацию другой (других) местной этнической группы в защиту статус-кво. Вполне удовлетворяющих последних;
          • спонтанных (не подготовленных легально действующими организациями) акций протеста против ущемления своих интересов со стороны другой (других) местной этнической группы и/или органов государственной власти в виде массовых митингов, шествий, погромов.

 Действующие силы в этническом конфликте представлены этнонациональными движениями и партиями с националистической идеологией. Важной тенденцией в развитии национальных движений является их аппеляция  к праву волеизъявления этноса. Эта идея реализуется в виде созыва съездов или конгрессов того или иного народа абхазского, ингушского, кабардинского и т.д. или формирования надгосударственных  межэтнических коалиций. Принятые на таких съездах решения о восстановлении или иного национального движения в глазах этнически мобилизованной и тем наэлектризованной массы обладают абсолютной легитимностью.

Этнические конфликты в политической деятельности партий проявляются в том, что в качестве противоположной стороны воспринимают другой народ или этническая группа.

Как правило, начало, этнического конфликта было тесно связано с выходом на политическую арену этнонационального движения или партии, деятельность которых провоцировала политическое противодействие либо этноизбирательные миграции населения.

Единственным языком межнационального общения становится язык национального насилия и вслед за этим немедленно появлялись территориальные претензии - в пределах представлений об этносе как о политическом субъекте  иначе быть и не могло.

Распад СССР породил ряд буферных государств, геополитическая природа которых, на наш взгляд, определяется следующими факторами: возникновением на стыках цивилизаций и отсутствием исторической территории, взаимно признаваемых границ, этнически однородного населения. Кроме того, они являются объектом соперничества разделяемых ими ''центров сил''.

На территории СССР и на его бывшем пространстве после его коллапса с конца 80-х разразилось шесть крупных военных конфликтов с использованием тяжелого вооружения - это Карабахский, Абхазский, Таджикский, Югоосетинский, Приднестровский и Чеченский. Кроме того, произошло около 20 кратковременных столкновений, сопровождавшихся жертвами среди местного населения и огромным количеством беженцев (особенно среди русскоговорящего населения) - наиболее значительные среди них - Ферганский, Ошский, осетино-ингушский конфликты, а также Бакинский и Сумгаитский погромы, более 100 невооруженных конфликтов, имеющих признаки межгосударственной, межэтнической, межконфессиональной или межклановой конфронтации.

После Сумгаита - обвал. Северный Кавказ и Абхазия, Фергана и Туркмения. Рига и Вильнюс, Шуша и Ходжалы. А разве Буденновск, Кизляр и Буйнакс - это не след Сумгаита?

Генезис. Именно в генезисе этнического конфликта «целенаправленные усилия» оказываются действительно важным элементом, опреде¬ляющим его динамику. Этнический конфликт никогда не возни¬кает «естественно», сам по себе, без предшествующей активности «агентов» конфликта. Это характерно для всех типов конфликтов — от развивающихся в цивилизованных рамках до сознательно инициируемых межэтнических столкновений и даже стихийных стычек (у которых тоже есть инициаторы, пусть и не облекающие свои цели в идейные формулировки). Получившая признание в современной этноконфликтологии концепция так называемого этничес¬кого манипулирования особое внимание уделяет как раз конкретным «носителям» этноконфликтности. Это лица, подталкивающие к конфронтации, выдвигающие жесткие бескомпромиссные требования и вынуждающие политиков включать эти требования в свои политические программы и законодательные акты [4].

Правда, следует иметь в виду, что изучение феномена «этничес¬кого манипулирования» в отрыве от всего комплекса процессов и условий протекания этнического конфликта бесперспективно и неоперационально. Манипуляции опасны тогда, когда существу¬ют некие предпосылки для того, чтобы они увенчались успіхом необходимо создать предпосылки, которые  должны быть:

            • актуализированы,
            • операционально сориентированы, 
            • морально легитимизированы. 

Абсолютизация же фактора манипулирования вне контекста работающих на этническую конфронтацию объективных и субъективных факторов (от социально-экономических и политических до социально-психологических) только дискредитирует эту концепцию и порождает мифы. В частности, конкретное изучение динамики этнических конфликтов за годы перестройки и пост¬перестройки показывает, что их лавинообразный рост — не результат чьих-то манипуляций, заговоров и интриг, но совершенно закономерное (хотя и в высшей степени прискорбное) следствие развала империи и сопряженного с ним системного кризиса.

Таким образом, в генезисе этнического конфликта, как представляется, целесообразно различать, с одной стороны, вызревание его объективных и субъективных предпосылок, а с другой стороны, роль непосредственного, как бы «спускового» механизма, дающе¬го ему прямой импульс.

Разумеется, любой этнический конфликт имеет и территориальный аспект, связан с конкретной территорией (или акваторией). Однако далеко не каждый этнический конфликт сопряжен с эска¬лацией территориальных притязаний «от имени» этнической общности и может рассматриваться как ЭТК. Таковы, например, этнокультурные конфликты, обусловленные возникающими препят¬ствиями на пути функционирования и развития национальных языков и культур. Чаще всего они затрагивают интересы этноменьшинств и сфокусированы на требованиях реализации этнокультурной (а не административно-территориальной автономии.

Другая разновидность — этносоциальные конфликты, в основе которых лежит соперничество между этническими группами за доступ к экономически доходным либо престижным видам деятельности и представительство в Соответствующих социальных нишах и элитных слоях.

 Классифицикация конфликтов по особенностям  противостояния и по приоритетным целямТипы этнических конфликтов. Этнические конфликты, возникшие на постсоветском пространстве можно классифицировать по особенностям  противостояния и по приоритетным целям. (Рис.1.) Типология этнических конфликтов приведена на рис. 2.

  

Причины. Наибольшее развитие получили в последние  годы  региональные этнические конфликты, связанные, как правило, с нарушением прав той или иной нации, или национальной группы, нарушения равноправия в межнациональных отношениях.

Среди основных причин таких конфликтов можно выделить:

во-первых,  политическое неравенство,  преобладание в системе государственного управления представителей какого-либо одного этноса в ущерб другим;

во-вторых, языковое  неравенство,  провозглашение  государственным языка какого-либо этноса,  хотя и доминирующего в целом в том или ином государстве в ущерб другим этносам;

 в-третьих,   насильственную ассимиляцию,  отказ в праве на автономию.

Межэтнические конфликты порождают в свою очередь проблемы социальные, среди которых проблема беженцев едва ли не самая острая. Официальные органы, как правило, не в состоянии обеспечить им необходимую помощь. Местное население воспринимает их как незваных гостей, поэтому и с их стороны различные формы проявления экстремизма наиболее вероятны.

Типология этнических конфликтовСоциальная напряженность и межэтнические конфликты относятся к факторам долговременного действия, которые не исчезнут в ближайшем будущем, поэтому строить сотрудничество в различных конфликтных регионах придется с учетом именно этих непростых реалий. 

Таким образом,  объективный  смысл различных межнациональных конфликтов - восстановление нарушенных прав,  восстановление равноправия и справедливости в сфере национальных отношений.

Этнические конфликты характеризуются размытостью границ и линий потенциальных фронтов  как в пространстве, так и времени, чаще возникают там, где на территории государства либо на стыке границ контактирует несколько цивилизаций (суперэтносов), а сами границы не совпадают с осознанием этнической и религиозной принадлежности. 

Опасность этнических конфликтов  обусловлена тем, что они прямо или опосредовано втягивают в себя другие страны, близкие к воюющим сторонам в этноконфессиональном плане, что ведет не только к эскалации вооруженного противостояния, но и к появлению огромного количества беженцев  в соседних странах.

За этнической оболочкой конфликтов часто скрывается реальная экономическая, политическая, любая иная подоплека - борьба за власть, за ''жизненное пространство'', конкурентность в тех или иных социальных  нишах и др.

Вооруженная борьба разноэтнических ''карликов'' за крохотный клочок земли нередко скрывает обострение борьбы военно-политических  гигантов за доминирование в этом  же взрывоопасном регионе. Это особенно проявилось в Боснии и Герцеговине, где за мусульманами, сербами и хорватами стояли такие гиганты как США, Германия, Россия, Великобритания и Франция. 

Наконец, очень острыми нередко оказываются конфликты за ресурсы, и в первую очередь за нефть (в том числе в смысле экспортных квот) и за воду. Слишком хорошо известно, например, противодействие стран ОПЕК снятию санкций с Ирака, что неизбежно резко понизило бы доходы каждой из нефтедобывающих стран; не менее известен конфликт между Турцией и Сирией и Ираком за воду Евфрата и Тигра. 

Следует подчеркнуть, что  отмечается повсеместно рост влияния правых и националистических сил и даже расширение сепаратизма на Западе. К привычным уже Ольстеру, Корсике, Стране басков, Квебеку добавились в последнее время Падания, Савойя, мифическая ''республика Техас''.

Сегодня нет, как после Венского конгресса или Версальского договора, потенциальной угрозы мировой войны. Но эту угрозу человечество легко разменяло на мелкую монету локальных конфликтов и внутригосударственных "разборок".

После крупных изменений в Восточной Европе, имевших место в 1989-1991 годах (крах коммунистических режимов и развал СССР), наступила эпоха ожесточённых этнических конфликтов на всём пространстве от Балкан до Кавказа.

Этнические  конфликты можно охарактеризовать такими чертами:Они возникли в регионах совместного проживания иногда очень близких народов, которые разделены одним или несколькими элементами, воспринимаемыми как непреодолимые различия. Так, в бывшей Югославии проживали хорваты, сербы и боснийцы, имеющие общие лингвистические и культурные корни, но исповедующие разные религии (хорваты – католики, сербы – православные, а боснийцы – мусульмане).

Эти линии раздела, их значение неразрывно связаны с общей трагической историей народов-соседей (например, постоянные кровавые конфликты между хорватами, сербами и боснийцами на протяжении всей истории Югославии, с 1918 по 1941 год, затем с 1944 по 1991 год, причём межэтнические столкновения не прекращались даже во время немецкой оккупации с 1941 по 1944 год). Этим объясняется принадлежность южных славян к различным этническим группам, усиленная пережитыми трагедиями и сохранившаяся, несмотря на объединение их государств.

Взаимная ненависть, возникшая много веков назад, сохраняется и проявляется в политике этнической чистки. Деструктивные силы пытаются устранить любые формы сосуществования этнических групп на одной территории и создать однородную компактную массу, проживающую на земле, свободной от инородцев и имеющей чёткие границы. (например, Нагорный Карабах, Косово). 

В Боснии же произошло смешение двух взаимоисключающих типов операций: сила была применена против одной из сторон типично внутреннего конфликта, причем эта сторона (боснийские сербы) всегда заявляла о своем согласии на мирные переговоры, так и на международное посредничество.

Критика, раздававшаяся в адрес ООН, несомненно, зачастую была излишне резкой. Хотя по большому счету размещение контингента НАТО в БиГ не протекало бы столь легко, если бы опыт, накопленный ''голубыми касками'' за три предшествующих года. Были созданы предпосылки, чтобы в умах укоренилась формула ''ООН=бессилие'', что являло собой противоположность впечатлению о способности к действиям, которая теперь приписывалась НАТО.

Во всяком случае,  общественное мнение формировалось с помощью СМИ, которые всячески старались убедить мир в том, что неспособность миротворцев ООН требует новых усилий и нового решения, а это новое решение может быть достигнуто только с помощью НАТО.

К сожалению, мы стали свидетелями примера, когда американцы планомерно навязывали европейцам свою стратегию, основанную на использовании авиации против одной стороны, а именно сербов. Это в дальнейшем привело к огромному количеству сербов-беженцев, особенно, из Хорватии.

Между тем, нелишне напомнить, что мирные переговоры продолжались, а объединенные силы мусульман и хорватов продолжали наступление из зон, находящихся под мандатом ООН. 

Боснийский кризис и пути его разрешения дал понять балканским странам, что США и НАТО могут с помощью оружия прекращать конфликты и обеспечивать стабильность. Однако эта стабильность оказывается выгодной одним странам и наносит прямой ущерб другим. Очевидно, что некоторые страны не желают, чтобы их интересам был в этом случае нанесен значительный ущерб. 

В ходе кризиса выявились характерные для него особенности: интернационализация конфликта помимо воли народа, политика двойных стандартов, верховенство права сильного, планомерное манипулирование  средствами массовой информации, которые были сторонними и объективными наблюдателями, но и выступали субъектом конфликта, играя неприглядную роль в оценке тех или иных событий.

Конфликты, создавая очаги напряженности в том или ином регионе,  оказывают влияние на общее состояние международных отношений. 

Следует подчеркнуть, что требования противостоящих друг другу национальных движений во многом однотипны. Они исходят из идейного наследия XIX в. - "исторического" и "естественного" права, а также национального принципа. В обоснованиях позиций обеих сторон содержатся ссылки на резолюции ООН и иные документы международного права о национальном самоопределении, правах человека и правах национальных меньшинств, которые можно трактовать как в пользу одной, так и другой стороны. 

Так, например, в Косово, большинство сербов воспринимают требования албанцев как сепаратизм, как развал собственного национального государства, как попытку отнять у сербов их исконные территории, на которых они проживали много веков назад и которые считают своей "колыбелью". Албанская сторона считает сложившуюся ситуацию "исторической несправедливостью" не только со стороны сербов, черногорцев и македонцев, но и со стороны "великих держав", которые не допустили создания албанского этнического государства. 

Практически суть современной проблемы Косово — в столкновении интересов большинства албанского населения края, выражающееся в стремлении создать свое национальное государство на Балканах, и интересов Республики Сербии, которая отстаивает, как любое другое государство, целостность своей исторической территории. В сецессионистском движении в Косове и Метохии можно отметить три течения: 

первое — политическое, которое действует через Демократический союз Косова во главе с Ибрагимом Руговой; 

второе- связано с деятельностью “правительства в эмиграции” и именем Буяра Букоши; 

третье — экстремистское, действующее террористическими методами в рамках Освободительной армии Косова (ОАК). 

Албанский сепаратизм за годы сопротивления власти сумел построить целую организационную систему, которая состоит из военного и политического руководства; специальных мобильных террористических отрядов; резервистов, которые  активизировались в 1998 году и создали предпосылки для развязывания войны Соединенными Штатами и НАТО против Югославии; службы разведки; пропагандистского аппарата; медицинских служб; системы бункеров и складов с боеприпасами и амуницией.

Цели экстремистского крыла сепаратистов заключались в следующем: расширить “свободную территорию”, вызвать путем терактов и провокаций войну в крае, вывести ее за границы Края, добиться признания своей борьбы как национально-освободительной и, наконец, отделившись от Югославии, объединить албанские территории Косова, Черногории, Македонии, Санджака. 

В современном мире всякое,  даже на первый  взгляд,  небольшое вооруженное столкновение в любой точке земного шара может привести к резкому обострению международной обстановки и стать потенциально опасным очагом глобального военного конфликта.  Об опасности, которую несут  региональные  конфликты,  свидетельствует  тот факт, что  только  после  1945 года произошло более 200 локальных войн и конфликтов,  в результате которых погибло свыше 20 млн человек. 

В  настоящее время кризисные ситуации охватывают Ближний и Средний Восток,  юг и восток африканского континента, Центральную Америку, а также Среднюю Азию,  Кавказ, Молдову - регионы бывшего  Советского Союза. 

Сегодня весь мир продолжает сотрясаться от конфликтов на этнической почве. Этнические конфликты и национализм усилили процесс разрушения самого понятия государства на протяжении последнего десятилетия. Во многих случаях это уже привело к расширению местных автономий, к децентрализации управления государством, а в некоторых случаях даже  к разрушению государств.

Ныне актуальным вопросом остается вопрос о том насколько этот процесс распада может дальше углубляться, и на каком уровне его можно или необходимо остановить. Сегодня многонациональные государства  столкнулись с проблемой национальных меньшинств, которые пытаются расширить свою автономию или даже  стремятся изменить национальные границы.

Миграция, которая нередко является спутником этнического конфликта, стала одной из наиболее чувствительных  проблем не только Европы , но и других континентов, масштабы которой, как нам видится, будут нарастать по мере увеличения разрыва между богатыми и бедными государствами Европы, оказавшимися на ее перефирии. 

Выход Косово из состава СРЮ и провозглашение косовскими албанцами независимости создает предпосылки для объединения этого края с Албанией, и так раздираемой противоречиями между севером и югом, к дезинтеграции Македонии, где в северо – западных районах сосредоточено более 20% албанского населения, притязаниям Болгарии на македонский север. Росту конфронтации между Турцией и Грецией и т.д. 

Подводя итоги, можно утверждать, что подобная цепная реакция грозит выйти из под контроля, подрывая не только региональную стабильность, но и стабильность всего европейского континента. Великая Албания, о которой мечтали албанские националисты, реальна, создание ее приведет к очередному взрыву на Балканах.

Активизация ''албанского вопроса'' затрагивает не только СРЮ и Албанию, но и Македонию, а следовательно, Болгарию, Грецию и Турцию. На этом фоне можно ожидать актуализации ''венгерской проблемы'' в Воеводине, что отзовется эхом в Румынии, Словакии и, неисключено, в Украине. 

Суммируя сказанное, следует подчеркнуть, что проблема Косово существенно отличается от предыдущих этапов югославского кризиса тем, что она тесно связана с глобальными проблемами нового мирового порядка на пороге ХХ! века.

Что должно делать югославское руководство в ситуации, когда и страна, и народ буквально разрываются на куски? Видимо, как-то этому противодействовать. Иначе оно, и прежде всего президент, не будут выполнять то, что им предписано конституцией государства — гарантировать его территориальную целостность. Поэтому линия Белграда на консолидацию сербов, сохранение того, что еще можно сохранить, представляется вполне оправданной. Не вызывает сомнений: если бы СРЮ была ограждена от вмешательства извне, национальные проблемы, и прежде всего косовская, нашли бы свое адекватное решение.

Анализ событий на Балканах показывает, что способ ''разрешения'' этнического вопроса в Косово представляет собой ''пробный вариант''  для возможности в будущем проектировать этнические конфликты, используя их для ревизии границ стран Центрально-Восточной Европы. Ныне существует опасность, что силы, заинтересованные в ревизии границ, смогут достичь желаемого при помощи ''ревизионизма под маской гуманизма''. Без сомнения,  мир, в котором ставятся вопросы национального суверенитета является миром, стоящим на грани большого риска.

Литература:

1.Лисандро Отеро. Когда воскреснет российский медведь? //"Rebelion", Испания. -19 января 2004.

2. Д.В.Драгунский. Навязанная этничность. См. журнал Политические исследования. - 1993. - №5. - С.28) 

3. Ключевое для политики значение оппозиции ''свои/чужие'' изложено: Шмитт К. Понятие политического.//''Вопросы социологии''. - 1992. - №1.

4. Самая политическая карта СССР /О.Б.Глезер, В.А.Колосов, Н.Стрелецкий, А.И.Трейвиш//Московские новости. - 1992. - 17 марта.

 5. С.Н. Бабурин. Территория государства. - Издательство Московского университета. - 1997 - С.339-340. 

 

Дополнительные источники:

Идентичность и конфликт в постсоветских государствах: Сб. статей/ Под ред. М.Б.Олкотт, В.Тишкова и А.Малашенко; Моск.Центр Карнеги. – М.,1997. 488С. 

Alexader Manachinsky. War or/in conflict? - Colection of studies 1998. Republic of Slovenia. MINISTRY OF DEFENCE. Center for Strategic Studies. - P.57-71

А.Маначинский. Особенности конфликтов на постсоветском пространстве. - Підтекст. -1998 - №33(103). - С.16-21, Підтекст. -1998 - №34(104). - С.18-23

А.Маначинский. Война или конфликт?. - Підтекст. -1998 - №37-38(107-108). - С.30 -34.

Этнические конфликты: сущность, генезис, типы

Конец ''холодной войны'' привел к  росту количества конфликтов на межэтнической почве, появилось ряд государств, противопоставивших себя мировому сообществу, что создает серьезную угрозу региональной стабильности во многих частях земного шара.

Определенную лепту в дестабилизацию обстановки внесла и Россия.

12 июня 1990г Россией была принята Декларация «О государственном суверенитете», то есть именно в этот день родилась нынешняя Россия. В действительности Декларация объявила не столько о независимости России от Советского Союза, сколько о смене хозяина. Российские власти объявили, что законы СССР не имеют прямого действия на территории РСФСР — «верховенство Конституции РСФСР и Законов РСФСР на всей территории РСФСР; действие актов Союза ССР, вступающих в противоречие с суверенными правами РСФСР, приостанавливается Республикой на своей территории». Фактичеки Россия, торпедируя законы СССР, нанесла удар «под дых» Союзу и дестабилизировала обстановку на советском пространстве.

Как видим, Россия начала процесс суверинизации. Затем начнется парад суверенитетов. Этот акт сопоставим с отказом британских колоний в Северной Америке повиноваться английскому королю. Правда, в данном случае, в роли «короля» выступило руководство Советского Союза в лице Михаила Горбачева.

Не маловажную роль в создании предпосылок конфликтов сыграла и недальновидная политика российских лидеров, которые после принятия Россией Декларации «О государственном суверенитете» 12 июня 1990 г., в противовес центру делали упор на признание каждой из союзных республик права на самостоятельное и независимое, хотя и в рамках единого государства, - развитие.  При этом, видимо, не были приняты во внимание последствия такой политики. В  данном случае можно выделить хотя бы такое из них, как вероятность ''цепной реакции'' суверенизации, вскоре охватившей не только республики, но и входящие в них национально-территориальные  и даже территориальные образования (как со смешанным населением - Приднестровье, так и - чаще всего - многонациональные по составу, но с явно выраженным коренным этносом - Абхазия, Нагорный Карабах и др.).

8 декабря 1991 года, в резиденции Вискули в Беловежской пуще главы России, Украины и Белоруссии (Борис Ельцин, Леонид Кравчук и Станислав Шушкевич) заключили сепаратное соглашение о прекращении действия Союзного договора 1922 года. По этому соглашению закончил свое существование как государство и как субъект международного права Союз Советских Социалистических Республик. Другой документ провозгласил создание Содружества независимых государств (СНГ), в котором было обещано "сохранить целостность экономического, политического и гражданского пространства".

Николай Бердяев твердо , как будто в лоб заявлял: «государство не может быть создано и не может быть разрушено никаким человеским поколением. Оно не является собственностью людей, живущих в каком-либо периоде истории». Этот постулат «славянская троица» и их приспешники ратобтали. (Цит. По кн. Московия. На земле преподобного Сергия. Изд. «Московский писатель»-«Гренадеры». Москва-Киев-Париж.-2006. – С.379.)

Создав СНГ как ''крышу' для роспуска СССР (цивилизованный развод, к сожалению, не получился), Россия предприняла ''рывок в рыночную экономику'' и интеграцию с Западом, бросив на произвол судьбы ''своих младших братьев''. И лишь потом, когда проблемы и конфликты в постсоветском пространстве набрали полной силы и пересекли российские границы, а скачок в капитализм увяз в финансово-экономическом кризисе, - Московское руководство в 1993-1994 годах ухватилось за общественно-объединяющую идею ''особых интересов'' России и защиты соотечественников в ''ближнем зарубежье'', но время было потеряно, да и Россия подорвала доверие к себе. Ее место на постсоветском пространстве уже осваивали Соединенные Штаты, Турция, Иран и др.

Безусловно, что фундаментальным пороком Москвы в постсоветском пространстве была и остается  неопределенность в отношении конкретных интересов и отсутствие реалистических целей относительно ''своих младших братьев''. Ибо спектр взглядов политической элиты России  на этот счет простирается от восстановления былого СССР (но при этом забывается, что в бывших союзных республиках уже выросла своя элита, желающая жить и руководить в своих столицах, и которая  в сложившихся условиях (даже если бы этого хотело большинство населения хотело снова жить в Союзе) никогда не позволит вернуться к старому) до глухого изоляционизма.

Наглядным пособием для изучения несостоятельности российской политики относительно своих бывших партнеров является СНГ, где подписана масса соглашений, из которых мало какие выполняются. Практически это привело к тому, что Россия утратила ориентацию в постсоветском пространстве.

Неверно было бы связывать распад СССР только с политическими решениями осени 1991-го - во многом они лишь в политико-правовой форме зафиксировали те тенденции, которые намечались задолго до них.

Событиям, приведшим в декабре 1991 года к провозглашению СНГ, предшествовало множество видимых и невидимых факторов.

После августа 1991 года все силовые союзные министерства были по существу в руках Бориса Ельцина, а запрет КПСС выбил у М.Горбачева последнюю политическую силу, на которую он мог опереться. Но фактически лишенный власти М.Горбачев оставался легитимным Президентом Советского Союза и лишить его власти Б.Ельцин мог, только ликвидировав Союз.

В марте 1991 года был проведен Всесоюзный референдум, поставивший перед гражданами вопрос: быть или не быть Союзу? Президент СССР Михаил Горбачев, выступивший по телевидению 15 марта 1991 года, призвал ответить "да": "Наше "да" - это уважение к державе, которая не раз доказывала свою способность отстоять независимость и безопасность народов, в ней объединившихся".

По проведенным 17 марта 1991 года подсчетам, 76% населения СССР и 71% населения России ответили "да" Союзу. Примерно такие результаты были в Украине и в Белоруссии.

14 ноября 1991 года в какой-то мере единодушно прошел ново-огаревский слет глав республик. Большинство национальных лидеров высказались за Союз, как форму государственного устройства обновленного СССР. Именно тогда появилась аббревиатура ССГ (Союз Суверенных Государств).

Борис Ельцин, Нурсултан Назарбаев, Станислав Шушкевич, Аскар Акаев, Сахат Мурадов, Акбаршо Искандаров высказались в Ново-Огареве за "новый союз". Но в конце ноября состоялась встреча трех президентов: России, Украины и Белоруссии в Минске, на которой были достигнуты окончательные договоренности, положенные затем в основу Беловежских соглашений о расформировании СССР и создании Содружества Независимых Государств - СНГ.

  Таким образом, решение не одиннадцати, а трех республик определило судьбу СССР и проживающих в нем граждан. 25 декабря 1991 года в последний раз в качестве президента СССР перед гражданами выступил Михаил Горбачев.

  Можно констатировать, что подлинный развал СССР начался с конкретных действий Б.Ельцина. А СНГ оказалось во многом искусственной формой государственного устройства с непродуманным механизмом взаимодействия в рамках Содружества.

Ни одно государство СНГ, включая Россию, не было готово к суверенитету ни политически, ни экономически, ни психологически. Ни одно из государств СНГ не стало для большинства своих граждан гарантом жизнеобеспечения и безопасности. В самой же России распад СССР повлек за собой активную регионализацию и проявление сепаратизма в субъектах Федерации.

 Здесь вполне умесно сослаться на публикацию Лисандро Отеро в газете "Rebelion"  (Испания): «Распад Советского Союза - смесь глупости и предательства - стал последствием ошибок, допущенных советской системой: медведь оказался ранен и предан на милость Запада. Сегодня медведь медленно начинает восстанавливать свои силы и вставать на ноги, а историческая перспектива указывает на то, что рано или поздно Россия восстановит свои силы и станет, как и прежде, одной из ведущих мировых держав и угрозой для американской империи.» [10]  

За время существования СССР сделано, кажется, все возможное, чтобы подготовить процесс дезинтеграции государства на  этнической основе.

Внутри контуров единой страны были созданы - почти созданы, с остановкой на предпоследней ступени, - этнократические государства. Вместо ''народов, живущих под русским подданством'', как простодушно писали правоведы ХІХ века, были созданы нации в сталинском понимании, то есть этнополитические сообщества, готовые к обретению собственных авторитарно-властных полномочий. Именно полноценного национального суверенитета новообразованным ''нациям'' как раз и не хватало.

Обычно нация развивается с фундамента: сначала обретает суверенитет, а потом уже занимается, грубо говоря, изданием словарей и развитием национальной оперы.

Нации бывшего СССР росли с крыши - классики национальной литературы и корифеи национальной науки появились раньше, чем институты суверенитета. Поэтому все союзные и почти все автономные республики, а также многие области и округа волей-неволей обрели самоощущение ''национальных государств'' лишенных государственной самостоятельности. Проще говоря. Оккупированных ''чужим'' этносом - покорителем. Поэтому вслед за всесторонним расцветом наций и народностей в единой братской семье СССР'' закономерно пришел процесс суверенизации. [11]  

"Разбуженные" перестройкой и гласностью народы и народности СССР выплеснули на поверхность национальные конфликты, которые вызревали в республиках и автономиях многие десятилетия. Это беспорядки в Алма-Ате 17-18 декабря 1986 года, связанные с избранием на пост главы республики русского Колбина.

К 45-летию создания Крымской АССР впервые состоялись крупные массовые акции во всех регионах проживания крымских татар. Как следствие - волна арестов. Но борьба уже приобретает необратимый характер. В сентябре 1967 года в Ленинабад нелегально съезжаются активисты крымскотатарского движения, которое апеллирует теперь к советской интеллигенции, а через нее - к мировым средствам массовой информации.

Борьба оказалась небесплодной: тогда же, в сентябре 1967 года появляется Указ Президиума Верховного Совета СССР, который фактически реабилитирует крымскотатарский народ (Указ 1956 года всего лишь объявлял "нецелесообразным" дальнейшее содержание народа в спецпоселениях). Но, признав невиновность народа, власти и словом не обмолвились о том, что он может возвращаться к себе на родину.

20 июня 1987 года в Москву прибывают полторы тысячи человек, которые организуют манифестацию, поддержанную москвичами. На 26-е намечается демонстрация на Красной площади, и тогда, чтобы предотвратить ее, срочно устраивается прием делегации заместителем Председателя Верховного Совета СССР Демичевым. Самым срочным образом в нее включаются доставленные из Узбекистана "представители народа", которые пытаются снять требование о возвращении на родину. Убедившись, что их обманывают в очередной раз, 120 человек все же выходят на Красную площадь с плакатами "Верните крымским татарам родину!". После этого делегацию приняли вторично и сообщили, что проблемой занялся лично Горбачев.

События 1987 года не решили проблемы и крымские татары продолжали движение за свое полное восстановления в правах и возвращения в Крым.

29 июня 1991 года делегаты крымскотатарского народа  съехалсь на свой курултай и избрали меджлис - высший полномочный представительный орган крымскотатарского народа, - сформулировав его задачи:

- ликвидация последствий геноцида, совершенного советским государством в отношении крымских татар, восстановление национальных и политических прав крымскотатарского народа и реализация его права на свободное национально-государственное самоопределение на своей национальной территории;

- осуществление системы мер по возвращению и обустройству крымских татар на исторической родине;

- возрождение национальной культуры;

- экономическое переустройство Крыма и радикальное улучшение его экологии.

В 1987 году волна недовольства прокатилась по Прибалтике. Причина - недовольство русификацией, выхолащивание национальных языков, замалчивание истины о вхождении стран Балтии в СССР. В Латвии и Литве, приуроченные к дням независимости, объявленным в 1918 году, 18 ноября и 16 февраля 1988 года прошли не санкционированные властями демонстрации.

В феврале 1988 года Нагорно-Карабахская автономная область Азербайджана высказалась за переход в состав Армении. Начался страшный для двух народов и всей страны межнациональный и гражданский конфликт. Погром в Сумгаите 27 февраля, забастовки в Степанакерте, блокада аэропорта в Ереване 6 июля.

Результат - сотни погибших, беженцев и обездоленных.   В течение 1989 и 1990 годов в Прибалтике и других союзных республиках активизировались движения сторонников независимости - Народные фронты.

В Москве в высших эшелонах власти завязались дискуссии о том, как сохранить единое управление над республиками, при этом расширив их суверенные права и экономическую самостоятельность. В том же 1989 году были созданы Народный фронт Грузии, движение "Бирлик" в Узбекистане, украинский Рух. В апреле 1989 года последовали тбилисские события, летом того же года - столкновения и погромы в Фергане.

В январе 1990 года были введены войска в Баку в связи с новым обострением армяно-азербайджанских отношений, позже введено чрезвычайное положение.

Проявление национальных недовольств и конфликтов не везде принимало форму кровавых столкновений, однако ярлык  "империи", прикрепленный к СССР,  где все республики, кроме России, - колонии, надолго закрепился в сознании миллионов людей - представителей различных наций и народностей.

Новые независимые государства, и, прежде всего, страны Балтии, поставили перед собой специфическую задачу: добиться независимости и суверенитета  и как можно дальше дистанциироваться прежде всего от России. При этом, оставляя за собой право и пользоваться российскими энергоресурсами, и принимать гуманитарную помощь Запада.

Без преувеличения можно утверждать, что современное политическое развитие новосозданных независимых государств осуществляется на матрице  этнических идентификаций. Ныне этничность - играет важнейшую роль в становлении новых политических институтов на постсоветском пространстве. Весь комплекс политических и имущественных прав физических и юридических лиц оказывается завязанным на этнической идентификации личности и этнополитических ориентациях организаций. Поэтому от Прибалтики до Центральной  Азии основным мотивом борьбы за национальную  государственность становится ''защита интересов коренной нации''.

''Взрыв национализма'', если использовать слова английского историка  Арнольда Тойнби, инициировал цепную реакцию перемен, вызвал повсеместное обострение национального самосознания, рост интереса этносов к самоиндефикации, к собственной культуре, оказал воздействие на страны и регионы, где казалось бы, национальный вопрос давно решен. Возникло то, что можно назвать ''вторичным национализмом''. В наши неспокойные времена существенно изменилось само содержание, идеологическое наполнение национальных лозунгов и программ. Теперь национализм - особенно на Востоке - переплетается с религиозным фанатизмом. Разочарование в модернизации путем вестернизации, американизации всего и вся вызвали к жизни новый вариант ''холодной войны'' - противостояние религиозно-националистической идеологии и демократических, либеральных ценностей. Это дает повод говорить о грядущих ''столкновениях цивилизаций''. А симбиоз религии и национализма делает этнические конфликты еще более затяжными и ожесточенными.

Национальное подменяется этническим, и национализм приобретает характер этнократии, в ряде случаев агрессивной. Реально на постсоветском пространстве воплощается два взаимосвязанных принципа: "территория - для одного этноса" и  «одно государство, одна религия». Размежевание идет по принципу ''свои/чужие'' и этничность, как правило, навязывается в насильственной форме. [12]  Все это придает внешне- и внутриполитическим отношениям  на постсоветском пространстве  четко выраженный этнический или этноконфессиональный характер.

Конфликт - это всегда многоплановое и многоуровневое событие, он не возникает внезапно, а развивается постепенно, довольно длительное время в форме активности экстремистских сил и групп, готовящих общественное мнение и психологическую почву, провоцируя правительство на непопулярные меры путем забастовок, антиправительственных выступлений и массовых акций ненасильственного характера (митинги, манифестации, голодовки, пикетирование государственных учреждений, важных объектов, перекрытие магистралей транспортной системы), захвата заложников, акциями саботажа и т.п.

В самом общем виде конфликты принято классифицировать по следующим основаниям:

- с точки зрения зон и областей их проявления. Здесь прежде всего выделяются внешне и внутриполитические конфликты, которые в свою очередь подразделяются на целый спектр разнообразных кризисов и противоречий;

- по степени и характеру их нормативной регуляции;

- по качественным характеристикам, отражающим различную степень вовлеченности сторон, интенсивность кризисов и противоречий;

- по временным характеристикам: долговременные и кратковременные. Некоторые конфликты в политической жизни можно завершить в течении предельно короткого времени, тогда как другие могут быть соотнесены с жизнью целых поколений;

- в соотношении со стремлением и организацией режима правления. В данном случае как правительственные выделяются конфликты вертикальные (характеризующие взаимоотношения субъектов, принадлежащих к различным уровням власти) и горизонтальные (раскрывающие связи одного ряда субъектов с носителями власти).

Следует подчеркнуть, что любой конфликт должен рассматриваться в социальной и политической среде, в которой он возник и развивается. ''Качество среды, ее динамика во многом определяют то, случаен или нет данный конфликт  в данной среде и в данное время, какую объективную роль по отношению к среде он играет, поскольку любая типология должна учитывать не только качественные признаки собственно конфликтов, но и конфликтообразующей среды. Именно среда, какой был СССР, особенно на стадии его распада, имела принципиальное значение и для самой возможности появления конфликтов, и для определения их облика и характера.

Источники конфликтов. Особенностью Советского Союза было то, что большинство республик, входящих  в его состав, являлись преимущественно большинстве своем административными, а не  этнополитическими образованиями и практически не имели исторических традиций. А многие лидеры бывшего СССР прибегали,  так или иначе к разыгрыванию национальной карты как к инструменту обеспечения единства и средству обновленного источника законности. Но они не учитывали, что любое этническое меньшинство, проживающее на территории Советского Союза, всегда проявляло тенденцию к самоутверждению. Однако любое этническое меньшинство составляло не более 3% русского населения и большинству из них не хватало территориальной обособленности, поэтому реальное отделение становилось невозможным.

В наследство от СССР государства, возникшие на его территории, получили границы, которые не соответствуют распределению основных национальностей, а этнические реальности в большинстве случаев не соответствуют национальным территориям бывших советских республик. Более того, границы республик проведены так, чтобы преднамеренно разделить большие этнические группы между двумя или большим количеством республик. В целом  все это подрывало единство каждой новой национальной структуры. Поэтому в некоторых из этих республик входят значительное и потенциально дестабилизируюшие внутреннее положение этнические меньшинства. На постсоветском пространстве национальные движения восходили на апелляции к праву волеизъявлению этноса. Эта идея реализовывалась в виде съездов или конгрессов, комитетов)  того или иного народа  (абхазского, ингушского, чеченского и т.д.) или формирования надгосударственных межэтнических коалиций (Конфедерация горских народов Кавказа).

Частые и произвольные изменения административных границ за советский период, способствовали эскалации территориальных требований и разгоранию межэтнических конфликтов, особенно после распада СССР.

Одной из потенциально разрушительных тенденций  практически во всех республиках бывшего Советского союза был подъем ранее подавлявшегося национализма.

Весьма опасны конфликты, в том числе вооруженные, на основе агрессивного национализма и религиозной непримиримости. Практически все страны возникшие на постсоветском пространстве являются многонациональными и многоконфессиональными. Возникновение в них националистических устремлений грозит гражданскими войнами.  Развитие национализма ведет к нарушению прав человека, дискриминации национальных меньшинств, правовому беспределу, криминализации общества и структур власти.

Например, на протяжении всей истории Кавказа редко выдавались периоды, когда бы здесь не велись войны, не вспыхивали конфликты. Конфротационный характер связан, в частности, с географическими особенностями региона, с присущей ему многоукладностью, с этническим  многообразием и различиями в образе жизни населяющих его народов.

  Отличительной чертой большинства конфликтов является то, что к их зарождению имели отношение местные коррумпированные круги, которые умело использовали провалы в сфере национальной политики для разжигания межнациональной розни, используя ее в своих целях.

Другой типичной чертой конфликтов в регионе стали их затяжной характер и высокая степень сопротивляемости в отношении попыток отдельных стран и международного сообщества содействовать их урегулированию.

Ныне такая напряженность порождается несколькими группами причин. Это, прежде всего, межэтнические противоречия, которые пустили глубокие корни.

Особую опасность представляют группа дестабилизирующих факторов связанных с военной сферой:

·       отдельные регионы бывшего постсоветского пространства перенасыщены оружием как непосредственно в зоне конфликтов, так и за их пределами вследствие его неконтролируемого распространения;

·       наличие оружия у незаконных, нелегальных, зачастую неконтролируемых вооруженных формирований и их активизация в отдельных регионах ;

·      незаконная  торговля оружием.

Такая обстановка является идеальной для тех политических сил, которые спекулируют на территориальных претензиях, на отсутствии демаркации государственных границ.

Экономические причины. Непосредственную роль в создании обстановки напряженности играют экономические причины, влияние которых в последние годы существенно возросло в результате ухудшения экономической обстановки, главным образом, в бывших советских республиках Черноморского региона и в Таджикистане. Эти трудности носят  глобальный и деструктивный характер.

Постсоветские государства  подверглись также финансовой коррозии: введение новых денег не привело к оздоровлению денежной системы. Во всех государствах рост цен вызвал падение уровня жизни населения.

Наконец, обстановку в регионах дестабилизирует социальная напряженность. Острой социальной проблемой стало положение беженцев.

Среди социальных проблем дает себя знать рост преступности. Увеличилось число нарушений закона, связанных с наркобизнесом.

Практически для всех конфликтов, возникших на постсоветском пространстве можно выделить основные факторы, стимулирующие зарождение конфликтной ситуации:

неравномерное политико-экономическое развитие и социальное положение бывших республик СССР - ныне суверенных государств;

политизация этнической принадлежности, этнических признаков, которые используются для ускорения консолидации социальных групп по этническим параметрам;

этнотерриториальные (несовпадение государственных и административных границ с границами расселения народов);

агрессивный национализм, развившийся паразитически на идее обретения суверенитета и собственной государственности в ряде бывших республик бывшего СССР;

правовой беспредел и отсутствие законности, чрезмерная либеральность под видом так называемой демократии, где практически установлен криминально-демократический режим;

столкновение национальных и государственных интересов стран, принятие в них дискриминационных законов о гражданстве;

неконтролируемое распространение вооружений бывших вооруженных сил СССР по регионам, а также создание незаконных вооруженных формирований.

Сущность этнических конфликтов. Дефиниция такого сложного и поливариантного социально – политического явления как этнический конфликт, является абсолютно необходимым условием для решения многих теоретических и практических задач. В гуманитарной науке накопилось множество определений этого феномена, рассматриваемого как часть конфликта вообще. Последний,  как известно, скорее норма обыденной жизнедеятельности любого социума, чем нечто чрезвычайное, экстраординарное. Можно сказать, что и этнический конфликт, как разновидность конфликта, отнюдь не является прецедентом современным. Исторически так сложилось, что конфликты сопровождают человечество на протяжении длительного периода жизнедеятельности, полного насильственных действий, разрушений, войн и глобальных катастроф. Этнический конфликт -- момент кульминации межэтнических противоречий,  принимающих характер открытой конфронтации.

Развернутое определение этнического конфликта по определению русского ученного А. Ямскова сводится к следующему.

Этнический конфликт – это динамично меняющаяся социально-политическая ситуация, порожденная неприятием ранее сложившегося статус-кво существенной частью представителей одной (нескольких) из местных этнических групп и проявляющаяся в виде хотя бы одного из следующих действий членов данной группы:

начавшейся этноизбирательной эмиграции из региона, определяемой общественным мнением данной группы как «исход», «массовое переселение» и т.п., существенно изменяющей местный этнодемографический баланс в пользу «других» остающихся этнических групп;

создание политической организации (национального» или «культурного» движения, партии), декларирующей необходимость изменения  создавшегося положения в интересах указанной этнической группы (групп) и тем самым провоцирующей ответное противодействие органов государственной власти и/или политическую мобилизацию другой (других) местной этнической группы в защиту статус-кво. Вполне удовлетворяющих последних;

спонтанных (не подготовленных легально действующими организациями) акций протеста против ущемления своих интересов со стороны другой (других) местной этнической группы и/или органов государственной власти в виде массовых митингов, шествий, погромов.

 Действующие силы в этническом конфликте представлены этнонациональными движениями и партиями с националистической идеологией. Важной тенденцией в развитии национальных движений является их аппеляция  к праву волеизъявления этноса. Эта идея реализуется в виде созыва съездов или конгрессов того или иного народа абхазского, ингушского, кабардинского и т.д. или формирования надгосударственных  межэтнических коалиций. Принятые на таких съездах решения о восстановлении или иного национального движения в глазах этнически мобилизованной и тем наэлектризованной массы обладают абсолютной легитимностью.

Этнические конфликты в политической деятельности партий проявляются в том, что в качестве противоположной стороны воспринимают другой народ или этническая группа.

Как правило, начало, этнического конфликта было тесно связано с выходом на политическую арену этнонационального движения или партии, деятельность которых провоцировала политическое противодействие либо этноизбирательные миграции населения.

Единственным языком межнационального общения становится язык национального насилия и вслед за этим немедленно появлялись территориальные претензии - в пределах представлений об этносе как о политическом субъекте  иначе быть и не могло.

Распад СССР породил ряд буферных государств, геополитическая природа которых, на наш взгляд, определяется следующими факторами: возникновением на стыках цивилизаций и отсутствием исторической территории, взаимно признаваемых границ, этнически однородного населения. Кроме того, они являются объектом соперничества разделяемых ими ''центров сил''.

На территории СССР и на его бывшем пространстве после его коллапса с конца 80-х разразилось шесть крупных военных конфликтов с использованием тяжелого вооружения - это Карабахский, Абхазский, Таджикский, Югоосетинский, Приднестровский и Чеченский. Кроме того, произошло около 20 кратковременных столкновений, сопровождавшихся жертвами среди местного населения и огромным количеством беженцев (особенно среди русскоговорящего населения) - наиболее значительные среди них - Ферганский, Ошский, осетино-ингушский конфликты, а также Бакинский и Сумгаитский погромы, более 100 невооруженных конфликтов, имеющих признаки межгосударственной, межэтнической, межконфессиональной или межклановой конфронтации.

После Сумгаита - обвал. Северный Кавказ и Абхазия, Фергана и Туркмения. Рига и Вильнюс, Шуша и Ходжалы. А разве Буденновск, Кизляр и Буйнакс - это не след Сумгаита?

Генезис. Именно в генезисе этнического конфликта «целенаправленные усилия» оказываются действительно важным элементом, опреде­ляющим его динамику. Этнический конфликт никогда не возни­кает «естественно», сам по себе, без предшествующей активности «агентов» конфликта. Это характерно для всех типов конфликтов — от развивающихся в цивилизованных рамках до сознательно инициируемых межэтнических столкновений и даже стихийных стычек (у которых тоже есть инициаторы, пусть и не облекающие свои цели в идейные формулировки). Получившая признание в современной этноконфликтологии концепция так называемого этничес­кого манипулирования особое внимание уделяет как раз конкретным «носителям» этноконфликтности. Это лица, подталкивающие к конфронтации, выдвигающие жесткие бескомпромиссные требования и вынуждающие политиков включать эти требования в свои политические программы и законодательные акты8.

Правда, следует иметь в виду, что изучение феномена «этничес­кого манипулирования» в отрыве от всего комплекса процессов и условий протекания этнического конфликта бесперспективно и неоперационально. Манипуляции опасны тогда, когда существу­ют некие предпосылки для того, чтобы они увенчались успіхом необходимо создать предпосылки, которые  должны быть:

актуализированы,

 операционально сориентированы,

морально легитимизированы.

Абсолютизация же фактора манипулирования вне контекста работающих на этническую конфронтацию объективных и субъективных факторов (от социально-экономических и политических до социально-психологических) только дискредитирует эту концепцию и порождает мифы. В частности, конкретное изучение динамики этнических конфликтов за годы перестройки и пост­перестройки показывает, что их лавинообразный рост — не результат чьих-то манипуляций, заговоров и интриг, но совершенно закономерное (хотя и в высшей степени прискорбное) следствие развала империи и сопряженного с ним системного кризиса.

Таким образом, в генезисе этнического конфликта, как представляется, целесообразно различать, с одной стороны, вызревание его объективных и субъективных предпосылок, а с другой стороны, роль непосредственного, как бы «спускового» механизма, дающе­го ему прямой импульс.

Разумеется, любой этнический конфликт имеет и территориальный аспект, связан с конкретной территорией (или акваторией). Однако далеко не каждый этнический конфликт сопряжен с эска­лацией территориальных притязаний «от имени» этнической общности и может рассматриваться как ЭТК. Таковы, например, этнокультурные конфликты, обусловленные возникающими препят­ствиями на пути функционирования и развития национальных языков и культур. Чаще всего они затрагивают интересы этноменьшинств и сфокусированы на требованиях реализации этнокультурной (а не административно-территориальной автономии.

Другая разновидность — этносоциальные конфликты, в основе которых лежит соперничество между этническими группами за доступ к экономически доходным либо престижным видам деятельности и представительство в Соответствующих социальных нишах и элит­ных слоях.

 

Типы этнических конфликтов. Этнические конфликты, возникшие на постсоветском пространстве можно классифицировать по особенностям  противостояния и по приоритетным целям. (Рис.2.3) Типология этнических конфликтов приведена на рис.2.4.

 

Рис.2.3 Классифицикация конфликтов по особенностям  противостояния и по приоритетным целям.

 

Рис.2.4 Типология этнических конфликтов

 

Причины. Наибольшее развитие получили в последние  годы  региональные этнические конфликты, связанные, как правило, с нарушением прав той или иной нации, или национальной группы, нарушения равноправия в межнациональных отношениях.

Среди основных причин таких конфликтов можно выделить:

во-первых,  политическое неравенство,  преобладание в системе государственного управления представителей какого-либо одного этноса в ущерб другим;

 во-вторых, языковое  неравенство,  провозглашение  государственным языка какого-либо этноса,  хотя и доминирующего в целом в том или ином государстве в ущерб другим этносам;

 в-третьих,   насильственную ассимиляцию,  отказ в праве на автономию.

За этнической оболочкой конфликтов часто скрывается реальная экономическая, политическая, любая иная подоплека - борьба за власть, за ''жизненное пространство'', конкурентность в тех или иных социальных  нишах и др.

Межэтнические конфликты порождают в свою очередь проблемы социальные, среди которых проблема беженцев едва ли не самая острая. Официальные органы, как правило, не в состоянии обеспечить им необходимую помощь. Местное население воспринимает их как незваных гостей, поэтому и с их стороны различные формы проявления экстремизма наиболее вероятны.

Социальная напряженность и межэтнические конфликты относятся к факторам долговременного действия, которые не исчезнут в ближайшем будущем, поэтому строить сотрудничество в различных конфликтных регионах придется с учетом именно этих непростых реалий.

     Таким образом,  объективный  смысл различных межнациональных конфликтов - восстановление нарушенных прав,  восстановление равноправия и справедливости в сфере национальных отношений.

Этнические конфликты характеризуются размытостью границ и линий потенциальных фронтов  как в пространстве, так и времени, чаще возникают там, где на территории государства либо на стыке границ контактирует несколько цивилизаций (суперэтносов), а сами границы не совпадают с осознанием этнической и религиозной принадлежности.

Опасность этнических конфликтов  обусловлена тем, что они прямо или опосредовано втягивают в себя другие страны, близкие к воюющим сторонам в этноконфессиональном плане, что ведет не только к эскалации вооруженного противостояния, но и к появлению огромного количества беженцев  в соседних странах.

За этнической оболочкой конфликтов часто скрывается реальная экономическая, политическая, любая иная подоплека - борьба за власть, за ''жизненное пространство'', конкурентность в тех или иных социальных  нишах и др.

Вооруженная борьба разноэтнических ''карликов'' за крохотный клочок земли нередко скрывает обострение борьбы военно-политических  гигантов за доминирование в этом  же взрывоопасном регионе. Это особенно проявилось в Боснии и Герцеговине, где за мусульманами, сербами и хорватами стояли такие гиганты как США, Германия, Россия, Великобритания и Франция.

Наконец, очень острыми нередко оказываются конфликты за ресурсы, и в первую очередь за нефть (в том числе в смысле экспортных квот) и за воду. Слишком хорошо известно, например, противодействие стран ОПЕК снятию санкций с Ирака, что неизбежно резко понизило бы доходы каждой из нефтедобывающих стран; не менее известен конфликт между Турцией и Сирией и Ираком за воду Евфрата и Тигра.

Следует подчеркнуть, что  отмечается повсеместно рост влияния правых и националистических сил и даже расширение сепаратизма на Западе. К привычным уже Ольстеру, Корсике, Стране басков, Квебеку добавились в последнее время Падания, Савойя, мифическая ''республика Техас''.

Сегодня нет, как после Венского конгресса или Версальского договора, потенциальной угрозы мировой войны. Но эту угрозу человечество легко разменяло на мелкую монету локальных конфликтов и внутригосударственных "разборок".

После крупных изменений в Восточной Европе, имевших место в 1989-1991 годах (крах коммунистических режимов и развал СССР), наступила эпоха ожесточённых этнических конфликтов на всём пространстве от Балкан до Кавказа.

Этнические  конфликты можно охарактеризовать такими чертами:

 Они возникли в регионах совместного проживания иногда очень близких народов, которые разделены одним или несколькими элементами, воспринимаемыми как непреодолимые различия. Так, в бывшей Югославии проживали хорваты, сербы и боснийцы, имеющие общие лингвистические и культурные корни, но исповедующие разные религии (хорваты – католики, сербы – православные, а боснийцы – мусульмане).

Эти линии раздела, их значение неразрывно связаны с общей трагической историей народов-соседей (например, постоянные кровавые конфликты между хорватами, сербами и боснийцами на протяжении всей истории Югославии, с 1918 по 1941 год, затем с 1944 по 1991 год, причём межэтнические столкновения не прекращались даже во время немецкой оккупации с 1941 по 1944 год). Этим объясняется принадлежность южных славян к различным этническим группам, усиленная пережитыми трагедиями и сохранившаяся, несмотря на объединение их государств.

Взаимная ненависть, возникшая много веков назад, сохраняется и проявляется в политике этнической чистки. Деструктивные силы пытаются устранить любые формы сосуществования этнических групп на одной территории и создать однородную компактную массу, проживающую на земле, свободной от инородцев и имеющей чёткие границы. (например, Нагорный Карабах, Косово).

В Боснии же произошло смешение двух взаимоисключающих типов операций: сила была применена против одной из сторон типично внутреннего конфликта, причем эта сторона (боснийские сербы) всегда заявляла о своем согласии на мирные переговоры, так и на международное посредничество.

Критика, раздававшаяся в адрес ООН, несомненно, зачастую была излишне резкой. Хотя по большому счету размещение контингента НАТО в БиГ не протекало бы столь легко, если бы опыт, накопленный ''голубыми касками'' за три предшествующих года. Были созданы предпосылки, чтобы в умах укоренилась формула ''ООН=бессилие'', что являло собой противоположность впечатлению о способности к действиям, которая теперь приписывалась НАТО.

Во всяком случае,  общественное мнение формировалось с помощью СМИ, которые всячески старались убедить мир в том, что неспособность миротворцев ООН требует новых усилий и нового решения, а это новое решение может быть достигнуто только с помощью НАТО.

К сожалению, мы стали свидетелями примера, когда американцы планомерно навязывали европейцам свою стратегию, основанную на использовании авиации против одной стороны, а именно сербов. Это в дальнейшем привело к огромному количеству сербов-беженцев, особенно, из Хорватии.

Между тем, нелишне напомнить, что мирные переговоры продолжались, а объединенные силы мусульман и хорватов продолжали наступление из зон, находящихся под мандатом ООН.

Боснийский кризис и пути его разрешения дал понять балканским странам, что США и НАТО могут с помощью оружия прекращать конфликты и обеспечивать стабильность. Однако эта стабильность оказывается выгодной одним странам и наносит прямой ущерб другим. Очевидно, что некоторые страны не желают, чтобы их интересам был в этом случае нанесен значительный ущерб.

В ходе кризиса выявились характерные для него особенности: интернационализация конфликта помимо воли народа, политика двойных стандартов, верховенство права сильного, планомерное манипулирование  средствами массовой информации, которые были сторонними и объективными наблюдателями, но и выступали субъектом конфликта, играя неприглядную роль в оценке тех или иных событий.

Конфликты, создавая очаги напряженности в том или ином регионе,  оказывают влияние на общее состояние международных отношений.

Следует подчеркнуть, что требования противостоящих друг другу национальных движений во многом однотипны. Они исходят из идейного наследия XIX в. - "исторического" и "естественного" права, а также национального принципа. В обоснованиях позиций обеих сторон содержатся ссылки на резолюции ООН и иные документы международного права о национальном самоопределении, правах человека и правах национальных меньшинств, которые можно трактовать как в пользу одной, так и другой стороны.

Так, например, в Косово, большинство сербов воспринимают требования албанцев как сепаратизм, как развал собственного национального государства, как попытку отнять у сербов их исконные территории, на которых они проживали много веков назад и которые считают своей "колыбелью". Албанская сторона считает сложившуюся ситуацию "исторической несправедливостью" не только со стороны сербов, черногорцев и македонцев, но и со стороны "великих держав", которые не допустили создания албанского этнического государства.

Практически суть современной проблемы Косово — в столкновении интересов большинства албанского населения края, выражающееся в стремлении создать свое национальное государство на Балканах, и интересов Республики Сербии, которая отстаивает, как любое другое государство, целостность своей исторической территории. В сецессионистском движении в Косове и Метохии можно отметить три течения:

·       первое — политическое, которое действует через Демократический союз Косова во главе с Ибрагимом Руговой;

·       второе связано с деятельностью “правительства в эмиграции” и именем Буяра Букоши;

·       третье — экстремистское, действующее террористическими методами в рамках Освободительной армии Косова (ОАК).

Албанский сепаратизм за годы сопротивления власти сумел построить целую организационную систему, которая состоит из военного и политического руководства; специальных мобильных террористических отрядов; резервистов, которые  активизировались в 1998 году и создали предпосылки для развязывания войны Соединенными Штатами и НАТО против Югославии; службы разведки; пропагандистского аппарата; медицинских служб; системы бункеров и складов с боеприпасами и амуницией.

Цели экстремистского крыла сепаратистов заключались в следующем: расширить “свободную территорию”, вызвать путем терактов и провокаций войну в крае, вывести ее за границы Края, добиться признания своей борьбы как национально-освободительной и, наконец, отделившись от Югославии, объединить албанские территории Косова, Черногории, Македонии, Санджака.

В современном мире всякое,  даже на первый  взгляд,  небольшое вооруженное столкновение в любой точке земного шара может привести к резкому обострению международной обстановки и стать потенциально опасным очагом глобального военного конфликта.  Об опасности, которую несут  региональные  конфликты,  свидетельствует  тот факт, что  только  после  1945 года произошло более 200 локальных войн и конфликтов,  в результате которых погибло свыше 20 млн человек.

В  настоящее время кризисные ситуации охватывают Ближний и Средний Восток,  юг и восток африканского континента, Центральную Америку, а также Среднюю Азию,  Кавказ, Молдову - регионы бывшего  Советского Союза.

Сегодня весь мир продолжает сотрясаться от конфликтов на этнической почве. Этнические конфликты и национализм усилили процесс разрушения самого понятия государства на протяжении последнего десятилетия. Во многих случаях это уже привело к расширению местных автономий, к децентрализации управления государством, а в некоторых случаях даже  к разрушению государств.

Ныне актуальным вопросом остается вопрос о том насколько этот процесс распада может дальше углубляться, и на каком уровне его можно или необходимо остановить. Сегодня многонациональные государства  столкнулись с проблемой национальных меньшинств, которые пытаются расширить свою автономию или даже  стремятся изменить национальные границы.

Миграция, которая нередко является спутником этнического конфликта, стала одной из наиболее чувствительных  проблем не только Европы , но и других континентов, масштабы которой, как нам видится, будут нарастать по мере увеличения разрыва между богатыми и бедными государствами Европы, оказавшимися на ее перефирии.

Выход Косово из состава СРЮ и провозглашение косовскими албанцами независимости создает предпосылки для объединения этого края с Албанией, и так раздираемой противоречиями между севером и югом, к дезинтеграции Македонии, где в северо – западных районах сосредоточено более 20% албанского населения, притязаниям Болгарии на македонский север. Росту конфронтации между Турцией и Грецией и т.д.

Подводя итоги, можно утверждать, что подобная цепная реакция грозит выйти из под контроля, подрывая не только региональную стабильность, но и стабильность всего европейского континента. Великая Албания, о которой мечтали албанские националисты, реальна, создание ее приведет к очередному взрыву на Балканах.

Активизация ''албанского вопроса'' затрагивает не только СРЮ и Албанию, но и Македонию, а следовательно, Болгарию, Грецию и Турцию. На этом фоне можно ожидать актуализации ''венгерской проблемы'' в Воеводине, что отзовется эхом в Румынии, Словакии и, неисключено, в Украине.

Суммируя сказанное, следует подчеркнуть, что проблема Косово существенно отличается от предыдущих этапов югославского кризиса тем, что она тесно связана с глобальными проблемами нового мирового порядка на пороге ХХ! века.

Что должно делать югославское руководство в ситуации, когда и страна, и народ буквально разрываются на куски? Видимо, как-то этому противодействовать. Иначе оно, и прежде всего президент, не будут выполнять то, что им предписано конституцией государства — гарантировать его территориальную целостность. Поэтому линия Белграда на консолидацию сербов, сохранение того, что еще можно сохранить, представляется вполне оправданной. Не вызывает сомнений: если бы СРЮ была ограждена от вмешательства извне, национальные проблемы, и прежде всего косовская, нашли бы свое адекватное решение.

Анализ событий на Балканах показывает, что способ ''разрешения'' этнического вопроса в Косово представляет собой ''пробный вариант''  для возможности в будущем проектировать этнические конфликты, используя их для ревизии границ стран Центрально-Восточной Европы. Ныне существует опасность, что силы, заинтересованные в ревизии границ, смогут достичь желаемого при помощи ''ревизионизма под маской гуманизма''. Без сомнения,  мир, в котором ставятся вопросы национального суверенитета является миром, стоящим на грани большого риска.

 

 

 

 

 

 

 

 

Литература к параграфу 2.5:

1. Безопасность. Москва. - Март –Апрель 1996 - № 3-4. - С.109)

2.  Курс международного права. Т.6 (под ред. Н.А.Ушакова). М.,1992 г., с. 243.) 

3.Станислав. Е. Нахлик. Краткий очерк международного гуманитарного права. МККК, М., 1994 г., с. 7.

4. В.Гулин. О новой концепции войны. Военная мысль.- 1997. - №2. - С.13.

5. Разин А.Е. История военного искусства. - Т.2. - М.: Воениздат, 1986, - С115.

6. Мэтью Ример. В обозримом будущем каспийский регион будет по-прежнему иметь большое значение.//"Power and Interest News Report", США) 12 января 2004.

7. Чалмерс Джонсон. Базы для американской империи.//"Los Angeles Times", США. -  18 января 2004. 

8. Иванов Владимир. Вашингтон спланировал войны на 2005год.//Независимое военное обозрение. - 30 января 2004. - №3(363).

9. Брэд Никербокер. США готовятся к ведению превентивных войн.//"Christian Science Monitor", США. - 15 января 2004.

10.Лисандро Отеро. Когда воскреснет российский медведь? //"Rebelion", Испания. -19 января 2004.

11. Д.В.Драгунский. Навязанная этничность. См. журнал Политические исследования. - 1993. - №5. - С.28)

12. Ключевое для политики значение оппозиции ''свои/чужие'' изложено: Шмитт К. Понятие политического.//''Вопросы социологии''. - 1992. - №1.

13. Самая политическая карта СССР /О.Б.Глезер, В.А.Колосов, Н.Стрелецкий, А.И.Трейвиш//Московские новости. - 1992. - 17 марта.

 

14. С.Н. Бабурин. Территория государства. - Издательство Московского университета. - 1997 - С.339-340.

15. Радио «Свобода»[24-04-02]

16. Радио «Свобода»[24-04-02]

17. В. Стрелецкий. Этнотерриториальные конфликты: Сущность, генезис, типы. В кн.: Идентичность и конфликт в постсоветских государствах. Московский Центр Карнеги. - Москва. - 1997. - С.226-227)

18. Маначинский  Александр. Драма самоопределения.//Человек и закон. 2002. - №5-6.-С.12-16.

 

Дополнительные источники:

Идентичность и конфликт в постсоветских государствах: Сб. статей/ Под ред. М.Б.Олкотт, В.Тишкова и А.Малашенко; Моск.Центр Карнеги. – М.,1997. 488С.

Alexader Manachinsky. War or/in conflict? - Colection of studies 1998. Republic of Slovenia. MINISTRY OF DEFENCE. Center for Strategic Studies. - P.57-71

А.Маначинский. Особенности конфликтов на постсоветском пространстве. - Підтекст. -1998 - №33(103). - С.16-21, Підтекст. -1998 - №34(104). - С.18-23

А.Маначинский. Война или конфликт?. - Підтекст. -1998 - №37-38(107-108). - С.30 -34.


 

Последнее изменение Суббота, 12 Сентябрь 2015 16:41

Авторизуйтесь, чтобы получить возможность оставлять комментарии

Другие материалы в этой категории:

Сотрудничество

Крайне заинтересованы в сотрудничестве с авторами имеющих свое мнение по любым животрепещущим темам, имеющих информацию о событиях происходящих по всем уголкам Украины или имеющими свой взгляд на историю Украины.

По вопросам размещения рекламы на ресурсе просим Вас воспользоваться формой «Связаться», мы обязательно с Вами свяжемся

Go to top