Война последний довод королей Война последний довод королей

 

Для урегулирования конфликтов, обеспечения защиты жизненно важных интересов, международным сообществом используются различные способы. Среди них особое место занимает военная сила. Она, как говорится, является "последним доводом королей" и как таковая остается крайним, но наиболее эффективным инструментом политики, ибо приоритет в урегулировании конфликтов принадлежит политическим, экономическим и иным мирным способам.

"Самая лучшая война, - писал древнекитайский военный теоретик Сунь Цзы, - разбить замыслы противника; на следующем месте - разбить его союзы; на следующем - разбить его войско". Думается это правило остается верным, но не должно ни абсолютизироваться, ни игнорироваться значение военной мощи как фактора урегулирования конфликтов. Поэтому главное условие использования военной силы при проведении миротворческих операций заключается в том, что они проводятся в исключительных случаях, лишь в качестве крайней меры и при тщательном взвешивании всех обстоятельств, когда исчерпаны все иные возможности трансформации конфликта из фазы вооруженной борьбы в фазу мирного диалога. В этой связи особое значение при применении армии в миротворческих операциях приобретает учет норм международного права и мирового опыта использования войск для урегулирования конфликтов.

Военная сила продолжает оставаться и в ХХI веке решающим средством разрешения межгосударственных споров. Опасность военных конфликтов соединилась, а может быть, и слилась с другими глобальными явлениями: ускорившимся истощением сырьевых ресурсов, быстрым ростом народонаселения планеты, болезнями и голодом. С другой стороны, военные конфликты, хотя существенно и затормозили, но не смогли прервать ни социальный, ни научно-технический прогресс. Именно в последней области достигнуты такие результаты, которые, если удастся исключить из жизни общества вооруженные конфликты, могли бы обеспечить человечеству гораздо большие блага.

Однако чрезмерное возрастание роли военной силы, основным компонентом которой является ядерное и другие виды оружия массового поражения, превратило военную силу в иррациональную величину: с ее помощью становится опасным решать какие-либо спорные вопросы между государствами и народами, устранять социальные, национальные, идеологические и иные противоречия. Применение же ядерного оружия вообще может прекратить развитие человечества и даже уничтожить саму жизнь на Земле.

В политическом и военном отношении возникла новая диалектика военной силы и безопасности, военной силы и социального прогресса. Она сделала неприемлемой для человечества "цену победы". Теперь безопасность одного государства, одного народа не может обеспечиваться за счет другого, как это было прежде: в новых условиях безопасность неделима, она одна на всех.

Но, даже предотвратив ядерную войну, человечество может погибнуть, истощив свои силы в так называемых ограниченных, "локальных войнах", в вооруженных конфликтах на этнической, идеологической, межгосударственной и иной почве. Число их, к сожалению, растет. К тому же наблюдается тенденция, когда вооруженные конфликты все больше приобретают ярко выраженный международный характер и затрагивают интересы многих стран и народов. Примерами здесь могут быть войны в Афганистане (2002), в Югославии (1999), в Ираке (1991, 2003); вооруженные конфликты на территории бывшего СССР. Например, война против Ирака (2003) – это первая война эпохи глобализации, первая масштабная война 21–го века, при подготовке к которой Вашингтон заявил о возможности использования ядерного оружия. Ее результаты, несомненно, скажутся на политических процессах во многих государствах, изменят международный климат в мире.

В то же время война есть наиболее эффективный и дешевый способ:

          • во-первых, уничтожения устаревающих и требующих колоссальных расходов для своего хранения боеприпасов и вооружений,
          • во-вторых, испытания новых боеприпасов и вооружений.

Очевидно, что и в Югославии, и в Афганистане, а теперь в Ираке США полномасштабно реализуют эти чисто военные и военно-технические потребности своих вооруженных сил и своего военно-промышленного комплекса. Может быть, замена вооружения есть вообще главная практическая причина военной акции США, более существенная, чем контроль цен на нефть. Только воюющее государство может уйти в резкий военно-технический отрыв от всех остальных стран. Поэтому США и воюют, избирая своими полигонами далекие от своих границ страны с обязательно большой территорией (в Югославии, находящейся в Европе, под боком от главных союзников Вашингтона, развернуться в полной мере, конечно, было нельзя).

Вызывают тpевогу тенденции развития и диверсификации военно-технических средств уничтожения людей и всего живого на Земле, модернизация обычного оружия и создание его новых видов, приближающихся по своим свойствам к оружию массового уничтожения. Вооруженные конфликты стали значительно отличаться и по характеру, и по последствиям от всех предшествующих, связаны с суверинизацей многих государств, ростом национального самосознания, нередко перерастающего в агрессивный национализм.

Этим и объясняется потребность в новой теоретической постановке проблемы вооруженных конфликтов, в новых подходах к анализу и оценке их источников и причин, характера, влияния на общественные процессы. Можно считать, что единой теории военных конфликтов современности пока нет. Между тем еще К.Клаузевиц в прошлом веке отмечал, что всякая война должна иметь свою теорию. Сейчас как никогда велика потребность в прогнозах для наиболее обоснованных подходов к вооруженным конфликтам, их пpедупpеждению и урегулированию.

"Синдром сверхдержавы". Война с терроризмом - первый главный вооруженный конфликта ХХI века, который ведет к изменению мирового порядка в целом. Военные расходы США, составлявшие в 1998 году 260 млрд. долл., в 2003 финансовом году достигнли 382, 2 млрд. долл. В результате возникает беспрецедентная в мировой истории ситуация. Сегодня американские военные расходы составляют 40% расходов на оборону всех стран мира. Еще выше американская доля в глобальных расходах на закупку вооружений (около 65%) и на военные НИОКР (примерно 75%).

Военные основы могущества США обеспечивают ей большие политические (дипломатические), экономические, технологические (благодаря развитию технологий двойного назначения), социальные и иные преимущества.

США являются единственной страной в мире, способной осуществлять глобальное военное вмешательство. Америка имеет военные базы на территории более 30 стран. Пентагон сохраняет 100-тысячные группировки войск в Европе и на Дальнем Востоке, а также создал 50-тысячную группировку в районах Ближнего Востока и Центральной Азии.

По данным ежегодного доклада Пентагона на 2003 финансовый год, Пентагон имеет 702 заморские базы примерно в 130 странах мира, а также 6000 баз на Североамериканском континенте и на территориях США.

По расчетам чиновников Пентагона, замена только лишь баз на иностранных территориях обошлась бы в сумму 113,2 млрд. долл. Военное командование держит на заморских базах 253288 военнослужащих плюс такое же число членов их семей и гражданских служащих министерства обороны, а также 44446 наемных работников из числа местных жителей. Это далеко не полные цифры. Например, они не учитывают воинский контингент США в Косово, а также в Афганистане Ираке, Израиле, Кувейте, Киргизстане, Катаре и Узбекистане, хотя американские военные после сентября 2001 года развернули там колоссальные базовые структуры. Министерство обороны США, которое признает существование всего 60 заморских баз, рассматривает эти массивные редуты как временные объекты. [1]

Эти войска поддерживаются мобильными силами авиации и флота. Кроме того, расположенные на территории США основные силы американской армии могут быть использованы для наращивания войск для ведения крупномасштабной войны в любом районе мира. Благодаря своему подавляющему военному превосходству США способны, даже действуя в одностороннем порядке, уничтожить военные, экономические и политические цели противника, не считаясь при этом с позицией своих союзников. 2 февраля 2004 г. президент Буш отослал проект бюджета США в Конгресс. Его военная компонента производит серьезное впечатление. Бюджетные оценки Пентагона, запросившего 401,7 млрд. долл., без полного учета возможных расходов на Ирак и Афганистан, на 7% превышают расходы предыдущего года. Гигантский бюджет продвигается под девизом борьбы с терроризмом и модернизации вооруженных сил в соответствии с американской стратегией, сформулированной в ответ на вызовы XXI века. Ему сопутствуют около 28 тыс. страниц различных отчетов и финансовых обоснований, подготовленных Пентагоном и министерствами видов ВС (таблицы 1 и 2). [2]

Таблица2. 1.

Текущие и планируемые расходы Пентагона на пятилетнюю программу военного строительства (в млрд. долл.)

Статья бюджета/Финансовый год

2004 г.

2005 г.

2006 г.

2007 г.

2008г.

2009г.

Содержание личного состава

97,9

104,8

109,4

113,1

116,8

120,4

Боевая подготовка и МТО

127,6

140,6

146,1

151,2

156,3

163,9

Закупки ВВТ

75,3

74,9

80,4

90,6

105,1

114,0

Исследования, разработки, испытания и оценки

64,3

68,9

71,0

70,7

71,6

70,7

Строительство военных объектов

5,5

5,3

8,8

12,1

10,8

10,2

Жилищное обеспечение

3,8

4,2

4,6

4,5

3,6

3,5

Прочие расходы

0,8

3,0

2,3

1,6

1,4

4,9

Итого

375,3

401,7

422,7

443,9

465,7

487,7

Таблица2. 2.

Текущие и планируемые расходы министерств видов вооруженных сил США на пятилетнюю программу военного строительства (в млрд. долл.)

Вид вооруженных сил/ Финансовый год

2004 г.

2005 г.

2006 г.

2007 г.

2008 г.

2009 г.

Сухопутные войска

95,4

97,2

102,7

108,0

113,7

116,5

Военно-морские силы/ Корпус морской пехоты

115,1

119,3

125,5

130,2

137,5

148,2

Военно-воздушные силы

110,9

120,5

128,2

132,6

138,8

142,7

Общеоборонные расходы

53,9

64,7

66,3

73,0

75,7

80,3

Итого

375,3

401,7

422,7

443,9

65,7

487,7

Как видим из таблиц 1 и 2, если военные расходы США ежегодно будут прирастать в среднем на 20 млрд. долл., как это планируется Пентагоном, то в 2010 году они превысят полтриллиона долларов. Дело, видимо, не только в борьбе с мировым терроризмом и противостоянии угрозам XXI столетия. Однополярный мир, возникший после распада СССР и ликвидации социалистического лагеря, поставил Америку в преимущественное положение, и она любыми средствами готова это положение сохранять.

Судя по всему, основной стратегической целью Вашингтона после окончания холодной войны стало закрепление за Соединенными Штатасми Америки статуса единственной сверхдержавы, единственного полюса в однополярном мире.. Эта стратегия базируется на тех силовых факторах, которыми располагают Соединенные Штаты. К ним, конечно, относится не только военная мощь, но и невоенные факторы силы. В первую очередь, экономическая мощь. На долю США приходится немного больше 20% мирового внутреннего валового продукта (ВВП), если брать по паритету покупательной способности. А по обменному курсу - порядка 33%. В разгар холодной войны, в 50-е годы, США тратили на военные цели примерно 10% ВВП. Второй пик гонки вооружений был при президенте Рейгане - 6,5 процента ВВП в 1985 году. После окончания холодной войны доля военных расходов ВВП США упала до 3%. Сегодня она превышает 4 процента ВВП и наблюдается дальше тенденция к росту.

По оценкам Центра Оборонной Информации\Center for Defense Information, в 2005 году США израсходовали на оборонные программы $505.8 млрд., что составило почти половину расходов остальных государств мира на военные цели. К примеру, военный бюджет Великобритании составил $47.4 млрд., Франции - $45.2 млрд., Японии - $42.4 млрд., Китая - $35.4 млрд., Германии - $33.9 млрд., России - $19.4 млрд., Саудовской Аравии - $19.3 млрд., Северной Кореи - $15.5 млрд., Индии - $15.1 млрд., Израиля - $10.7 млрд.(данные Стокгольмского Международного Института Исследований Мира\SIPRI). Однако в сумму военных расходов США не включены затраты на войну в Ираке и Афганистане, которые по данным Исследовательской Службы Конгресса США\Congressional Research Service, в 2005 году достигли $81 млрд. Совокупные военные бюджеты государств мира достигли $1 025.5 млрд.

Впрочем, военные расходы государств мира различные источники оценивают по-разному. К примеру, по данным Международного Института Стратегических Исследований\International Institute for Strategic Studies, в 2005 году Китай потратил на оборону $29.4 млрд., по версии ЦРУ\CIA - почти $67.5 млрд., а по упоминавшейся версии Стокгольмского Международного Института Исследований Мира - $35.4 млрд.[3]

В основе решения об увеличении военных расходов лежит тезис о том, что США должны использовать сложившуюся после распада Советского Союза ситуацию, чтобы уйти в отрыв от всего мира по военной мощи и сделать этот отрыв непреодолимым для любого другого государства, которое может попытаться соперничать с США в XXI веке. Таким государством Вашингтон сегодня считает Китай. И администрация Буша, ее неконсервативное крыло, а также вице-президент Чейни и министр обороны Рамсфельд являлись проводниками идеи о том, что Америка может безболезненно вернуться к уровню расходов времен холодной войны и, тем самым, навеки создать ситуацию, когда США останутся единственной сверхдержавой.[4]

Обладая огромной военной мощью США за два года они осуществили смену режима в двух странах.

Война ХХI века и реализация плана по смене режима существенно зависят от контроля над воздушным пространством. Сегодня ни одна страна мира не может соперничать с США в сфере авиации. Самолеты-невидимки B-2 поднимались в воздух в Миссури и, достигнув своих целей в Югославии и Афганистане, сбрасывали свои смертельные грузы, после чего возвращались домой.

В начале февраля 2006 г.в США был опубликован доклад министерства обороны под названием четырехгодичный обзор по вопросам обороны 2006 года Quadrennial Defense Review Report (QDR-2006), так вот численность ВВС сохраняется на уровне 86 авиационных крыльев. Планируется увеличение возможностей по нанесению ударов на большой дальности на 50% к 2025 году. К этому времени 45% ударных средств ВВС США должны быть беспилотными.

Намечено создание нового стратегического бомбардировщика сдвинуто по времени — вместо ранее намечавшегося 2037 года он должен начать поступать на вооружение в 2018 году, а также подлежат модернизации существующие стратегические бомбардировщики В-1, В-2 и В-52 для поддержки глобальных операций.

Планируется реструктуризация программы закупок истребителей пятого поколения F-22 с целью продолжения производства этих самолетов и после 2010 года.

Особое внимание будет уделено созданию беспилотных летательных аппаратов, особенно беспилотного ударного самолета J-UCAS. Продолжается работа по удвоению количества беспилотников с ускорением темпов закупок аппаратов Predator и Global Hawk.

Как видим, что США доминируют в небе в намного большей степени, чем в свое время римские легионы - на суше или британский флот - на море. США также обладают всеми средствами для превентивной войны, чтобы доминировать над другой страной или областью, и это Вашингтон продемонстрировал на практике в Афганистане и Ираке. Таким образом, подтверждается заявление прусского генерала Карла фон Клаузевица о том, что «война является продолжением политики, но другими средствами».

Пентагон готовится, в первую очередь, к войне с международными террористами, которая может затянуться на 10 лет и более.

А пока остальной мир с беспокойством наблюдает, как США пытаются усилить свое военное лидерство за счет новой технологии, которая включает «несмертельное» оружие, управляемые со спутника лазерные снаряды, самолеты-истребители с дистанционным управлением, крылатые ракеты с мощными микроволновыми генераторами, способными выводить из строя радиоэлектронные системы противника.

Речь также идет о ядерных зарядах, способных, «поражать бункеры», что позволяет перейти от «гарантированного взаимного уничтожения» периода «холодной войны» к войне нового типа.

Судя по всему, США стремятся также и к милитаризации космоса. Комиссия конгресса США, возглавляемая Рамсфелдом, призвала к обеспечению «превосходства в космосе, как для сдерживания, так и для отражения атак противника». [5]

Безусловно, природа самого государства США, особенности его геополитического положения и способы существования определили характер политики вообще и военной в частности. Ведь США возникли на территории бывших колониальных владений Великобритании и Франции, они экспортировали капитализм на новую территорию, предварительно очистив ее от населения. А используя географическую удаленность, США сравнительно спокойно развивались, умело извлекая выгоду из распрей и войн, которыми страдали Европа и Азия. Причем после каждой опустошительной войны они наращивали политический и финансовый капитал.

После Второй мировой войны создали уникальную систему, состоящую, образно говоря из трех экономик: национальную, функционирующую на своей территории, экономику сателлитов и экономику зависимых государств третьего мира.

Удаленность от театров военных действий и очагов напряженности позволяла им принимать дозированное участие практически в любом военном конфликте. В случае негативного развития событий они могли просто свернуть экспедицию. Примеры тому: поражение в Арденнах во время Второй мировой войны, Вьетнаме и Сомали. Они научились греть руки, не приближаясь близко к костру.

Природа возникновения, особенности геополитического положения во многом определили и на способ жизнедеятельности США. Вся технология реализации жизненных интересов построена на использовании интеллектуального, ресурсного и экономического потенциала других стран и народов. Соединенные Штаты настолько привыкли и приучили к этому общественное мнение, что объявление жизненно важных интересов в любой точке планеты ни у кого не вызывает возмущения. Эта самоуверенность во многом объясняется той безнаказанностью, которую приобрели США за годы своего существования. Они до сих пор не знают, что такое настоящая война. Поэтому и отношение к войне облегченное. В этом кроется источник военного авантюризма США. Пока они умеют под определенный расчет сил и средств создавать ситуацию, но если она выйдет из-под контроля - беды не избежать. У них отношение к войне, как к игре, в которой можно выиграть, проиграть или выйти из игры.

Существуют несколько базовых принципов, согласно которым США применяют военную силу. Первый принцип - самооборона. Этот принцип установлен международным законодательством, в частности, статья 51 Устава ООН разрешает государству-члену прибегать к индивидуальной или коллективной обороне, если он подвергся внешней агрессии. Второй принцип - право на превентивную самооборону, которая предусматривает возможность нанесения превентивного удара. Одним из поводов для этого может быть сочтена возможность применения против США и их союзников оружия массового уничтожения или начало террористических атак. В обоих случаях внезапный превентивный удар считается наиболее эффективным средством обороны. Во второй половине ХХ века США проводили превентивные военные удары, как минимум, дважды - в 1983 году против Гренады, в 1986 году - против Ливии. Третий принцип: лишь правительство США определяет, какова степень угрозы и каким образом США должны реагировать на нее. Это право не может быть передано каким-либо международным структурам (в том числе ООН) . Международные организации также не имеют возможности наложить "вето" в случае, если они выступают против применения США военной силы. Четвертый принцип - Президент США, как главнокомандующий вооруженными силами страны, имеет право отдать приказ вооруженным силам обеспечить безопасность страны.

Война с Ираком началась после того, как США обвинили режим Саддама Хусейна в нарушении ряда резолюций Совета Безопасности ООН, в частности, в создании оружия массового уничтожения. Подозрение о наличии у Ирака оружия массового уничтожения (эти гипотезы не нашли подтверждения) и отказ Ирака от сотрудничества с международным сообществом стали формальным поводом для начала военных действий. Администрация США утверждала, что Ирак представляет непосредственную угрозу для США, и поэтому Соединенные Штаты вправе нанести превентивный удар. (Washington ProFile - 19 января 2007 года - #05(745)

Военную акцию против Ирака следует рассматривать, с одной стороны, как наиболее четкое за последние годы проявление военно-политического курса США, выражающееся в силовом с нарушением всех норм международного права подчинении "взбунтовавшегося" регионального центра силы, так и в качестве одного из начальных шагов на пути обеспечения безусловной гегемонии Вашингтона в мире.

В целом можно констатировать, что была подготовлена и проведена операция сильного государства против откровенно слабого, подвергшегося жесточайшему эмбарго со стороны США. В этом, пожалуй, заключается главный урок, который преподнесли США всему миру.

Но все же война в Ираке не позволила им до сих пор выйти сухими. США, несмотря на все бюджетные, политические и экономические ограничения, являются единственной страной, которая уже приступила к закупкам вооружения пятого поколения. И при этом почти 50% всех расходов идет на содержание экспедиционных сил. Только Ирак ежемесячно «съедает» 9 миллиардов долларов. И более того, происходит очень большой износ вооружений и боевой техники, которые уже три года действует в достаточно сложных условиях. Потребности в перевооружении сильно возрастают, а «бутылочное горлышко» бюджета остается тем же самым. Отсюда два вывода - в ближайшие 10-20 лет Вашингтон будет оставаться безусловным лидеров в военной сфере. Хотя, и это второй вывод, большинство задач, которые декларировал Пентагон, останутся нереализованными или будут реализованы частично. Это касается и противоракетной обороны. .[6]

Сегодня Буш должен также доказать, что эта война не была напрасной. И задуматься над предостережением, с которым известный французский социолог, историк и политический деятель Алексис Токвиль (1805-1859) обратился к «воинственным принцам», стремившимся управлять лишь силой оружия и сказал: «Есть две вещи, которые демократическому народу всегда даются с трудом: начало войны и ее завершение».

Таким образом, приоритет использования военной силы для решения спорных проблем остается в числе существенных признаков современной действительности. Основанием для подобного утверждения являются следующие факты.

          • Анализ военно-политической практики ряда государств показал, что, несмотря на миролюбивые заявления, развитые и стабильные государства не подвергают радикальному пересмотру свои взгляды на использование военной силы, а наоборот совершенствуют вооружение и военную технику.
          • Традиционные военно-политические союзы, созданные во времена "холодной войны", не самораспускаются, а продолжают расширяться и совершенствовать свою структуру и деятельность, прикрываясь необходимостью "организованного миротворчества". НАТО давно действует вне зоны своей ответственности и с принятием новых членов выходит на западные границы Украины.
          • Ломка старой системы геополитических координат и структуры межгосударственных отношений вызвала массу вооруженных конфликтов. Военной силе отдается предпочтение в решении спорных проблем, а существующие международные структуры, созданные для решения проблем мирного урегулирования, оказались малоэффективными.
          • Неисключено, что многовековая практика использования военно-силового способа решения спорных международных проблем на фоне недостаточно утвердившейся практики исключительно мирного решения вопросов получит в нестабильной ситуации приоритетное направление.
          • Обнаружилась устойчивая тенденция усиления военно-силового компонента в системе миротворческих операций. Под флагом миротворчества может быть осуществлено вмешательство во внутренние дела суверенных государств.
          • Экономический кризис и социальная нестабильность будут инициировать попытки других государств влиять на развитие событий в постсоветском пространстве. А неразрешенность старых проблем и появление новых противоречий повышает вероятность возникновения войн и вооруженных конфликтов.

В современных условиях война трансформируется, приобретает особую специфику, и критерием ее становятся не средства, а достигнутые цели. Средства могут быть различными, в том числе и не вооруженными. И доля последних будет неуклонно возрастать, по мере того как война будет превращаться в «утонченное» искусство ведения скрытой, нередко длительной и упорной борьбы во многих сферах, часто не замечаемой и не осознаваемой объектом нападения, что лишает его в этом случае возможности обеспечить свою защиту и обрекает на тотальное поражение.

Латентные невооруженные этапы войны приобретают все большее значение. Успех решаемых здесь агрессором задач позволяет довести до критического уровня деструктивные процессы в государстве-противнике, детонирует конфликтный потенциал в этой стране и создает предпосылки и, практически, гарантии для успешного применения военной силы на заключительной стадии войны, которая завершается свержением режима и оккупацией территории. Как это мы могли наблюдать в Ираке.

В ходе динамичной эволюции войн современности меняются приоритетные объекты воздействия, рассматриваемые агрессором как мишени. Наряду с властью и армией, традиционными объектами поражения, в качестве одной из приоритетных мишеней предстает народ, что можно видеть на примере войн в Косово, Афганистане и Ираке.

В интересах провоцирования и ведения войны здесь были использованы межэтнические, а в Косово еще и межрелигиозные противоречия. Манипулирование этно-религиозными настроениями в народе позволяет не только создать конфликтный потенциал, необходимый в качестве повода для начала и в дальнейшем для ведения войны, но и сформировать силы оппозиции, которые превращаются в важный стратегический ресурс боевых действий, позволяющий переложить бремя вооруженной борьбы на плечи других, сократив таким образом свои потери.

В Югославии в ходе натовской агрессии это была Армия освобождения Косово, в Афганистане – это были силы антиталибской оппозиции, включая Северный альянс. Уже сейчас можно прогнозировать, что подобная тенденция будет нарастать.

В условиях, когда американские интересы приобрели глобальный характер и для ведения войн у них катастрофически не хватает собственных войск, война, с позиции США, может разворачиваться по сценарию радикализации национального самосознания в народе государства-противника, разжигания этно-религиозных противоречий, а в дальнейшем провоцирования вооруженных столкновений на этнической и религиозной почве. Все это направлено на то, чтобы создать повод для внешнего вооруженного вмешательства, т.е. повод для вступления в войну под предлогом «защиты прав человека», а также формирования из среды оппозиции организованных вооруженных сил, способных под руководством США выполнять боевые задачи в американских интересах.

Литература к параграфу 

1. Чалмерс Джонсон. Базы для американской империи.//"Los Angeles Times", США. - 18 января 2004.

2. Иванов Владимир. Вашингтон спланировал войны на 2005год.//Независимое военное обозрение. - 30 января 2004. - №3(363).

3. 4 Мая 2006 Washington ProFile

4.Рогов Сергей. От гонки вооружений – к контролю над разоружениемю.//РИА-Новости. – 17/07/2006 11:42) – http://www.rian.ru/analytics/20060717/51453152.html)

5.Брэд Никербокер. США готовятся к ведению превентивных войн.//"Christian Science Monitor", США. - 15 января 2004.

6. Рогов Сергей. От гонки вооружений - к контролю над разоружениемю.//РИА-Новости. - 17/07/2006 11:42) - http://www.rian.ru/analytics/20060717/51453152.html)

Последнее изменение Суббота, 12 Сентябрь 2015 16:40

Авторизуйтесь, чтобы получить возможность оставлять комментарии

Другие материалы в этой категории:

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ

Лента не найдена

Сотрудничество

Крайне заинтересованы в сотрудничестве с авторами имеющих свое мнение по любым животрепещущим темам, имеющих информацию о событиях происходящих по всем уголкам Украины или имеющими свой взгляд на историю Украины.

По вопросам размещения рекламы на ресурсе просим Вас воспользоваться формой «Связаться», мы обязательно с Вами свяжемся

Go to top