Иран и США: великое противостояние. Иранская ядерная программа.

Карикатура по поиску ядерного оружия Ирана Карикатура по поиску ядерного оружия Ирана

 

ООН против ядерной программы

Эпопея вокруг иранской ядерной программы в 2006 году  получила новый, совершенно неожиданный поворот — представитель Ирана в ООН Джавад Зариф потребовал от Совета Безопасности ООН применить санкции против Израиля в связи с наличием у еврейского государства ядерного оружия. В своем недавнем интервью израильский премьер Эхуд Ольмерт фактически открыто подтвердил присутствие таких арсеналов в своей стране. Теперь уже Тегеран требует от Совета Безопасности «принудить Израиль отказаться от ядерного оружия и поставить все свои ядерные объекты под контроль инспекторов ООН». Джавад Зариф также потребовал включения в предполагаемую резолюцию по этому вопросу ссылок на статью 7 Хартии ООН, предусматривающую как дипломатические, так и военные меры в отношении государств, которые представляют реальную угрозу миру. В обращении говорится, что «Израиль — единственное препятствие на пути к Ближнему Востоку, свободному от ядерного оружия». Этот дипломатический ответный удар Тегерана попал в точку. Как государство-член ООН, Иран имеет законное право выносить свои предложения на повестку дня заседаний Совета Безопасности. В данный момент СБ обсуждает проект резолюции по «иранскому досье», которая ставит целью применение санкций против Тегерана — по все тому же «ядерному вопросу». Таким образом, Иран ставит Совбез перед дилеммой. Либо члены Совета открыто признают, что Израиль имеет право на ядерное оружие, а Иран — нет; либо они подвергают санкциям и Израиль тоже.

В первом случае такая явная политика «двойных стандартов» вызовет бурю негодования во всем исламском мире, еще раз подняв престиж Ирана как «защитника ислама» в глазах миллиарда мусульман. Второй вариант, естественно, невозможен, поскольку этого никогда не допустят США. Но в любом случае иранская дипломатия выигрывает, и надо признать этот ход очень удачным и своевременным.


Резолюция ООН № 1737

23 декабря 2006 года Совет Безопасности ООН принял резолюцию СБ ООН № 1737 в отношении Ирана в Нью-Йорке поздно вечером в субботу. За нее проголосовали все 15 членов Совбеза — «большая пятерка» постоянных членов и десять временных. Санкции в отношении Тегерана в ответ на его отказ прекратить работы по обогащению урана. Комментируя принятие резолюции, ставшей результатом многомесячных споров по каждому слову, а иногда и запятой, госсекретарь США Кондолиза Райс отметила, что «иранские власти своими действиями еще больше изолировали себя и иранский народ от мирового сообщества». По словам госпожи Райс, резолюция № 1737 «относит Иран к небольшому числу стран, которые сталкиваются с осуждением со стороны мирового сообщества через санкции в рамках седьмой главы Устава ООН». «Мы призываем все государства предпринять немедленные действия по осуществлению их обязательств в рамках данной резолюции», — заявила Кондолиза Райс.

Ядерная программа Ирана .ЦентрифугиСовет запретил поставку в Иран определенных материалов и оборудования, заморозил счета ряда физических и юридических лиц, имеющих отношение к чувствительной ядерной деятельности в Иране и разработке систем доставки ядерного оружия. Он призвал государства следить за въезжающими на их территорию лицами, связанными с такой деятельностью. Совет ввел запрет на поставки в Иран предметов, материалов, оборудования, товаров и технологий, которые могли бы способствовать деятельности этой страны, «связанной с обогащением, переработкой, или тяжелой водой, или разработкой систем доставки ядерного оружия». Члены Совета призвали государства «проявлять бдительность» в отношении въезда на их территорию или транзитного проезда через нее физических лиц, которые занимаются чувствительной ядерной деятельностью и разработкой систем доставки.

Совет потребовал, чтобы государства заморозили имеющиеся на их территории денежные средства, финансовые и экономические ресурсы физических и юридических лиц, связанных с этими видами деятельности. В принятой резолюции содержится список лиц, причастных к ядерной программе и программе по баллистическим ракетам, к которым будут применяться те ли иные меры. Совет Безопасности еще раз призвал Тегеран приостановить обогащение урана, а также работы в рамках всех проектов, связанных с тяжелой водой, включая строительство исследовательского реактора с тяжеловодным замедлителем.

Члены Совета пообещали отменить свои санкции, если Иран выполнит эти и другие его требования и требования МАГАТЭ. Одновременно они пригрозили, что в случае невыполнения Ираном настоящей резолюции Совет примет дальнейшие меры на основании статьи 41 главы VII Устава ООН. Совет Безопасности поручил МАГАТЭ представить ему через 60 дней доклад о предпринятых Ираном шагах.

Члены Совета Безопасности отметили приверженность Германии, Китая, России, Великобритании, США и Франции урегулированию проблемы, связанной с ядерной программой Ирана, путем переговоров. Совет призвал Иран сотрудничать с международным сообществом на основе взаимного уважения и доказать исключительно мирный характер своей ядерной программы [192].

Через два месяца от главы МАГАТЭ Мохаммеда аль-Барадеи ждут нового доклада по иранским ядерным программам. Если будет признано, что Тегеран продолжает обогащать уран, создает средства доставки ядерного оружия или ядерные проекты на тяжелой воде, СБ ООН должен будет принять новую резолюцию — но и она не должна будет выходить за рамки 41-й статьи, то есть невоенных мер [193].

В Москве принятую Совбезом резолюцию расценили как успех российской дипломатии. В МИД РФ подчеркивают, что именно по настоянию России из документа было исключено всякое упоминание о сооружаемой в Иране при содействии России АЭС в Бушере. Удалось вычеркнуть и пункт о запрете поездок иранских юридических и физических лиц, связанных с ядерной и ракетной программами Тегерана. Из преамбулы проекта также было убрано определение о том, что иранская ядерная программа «представляет угрозу международному миру и безопасности». «Мы удовлетворены, что все озабоченности и позиции российской стороны по ключевым проблемам были учтены и инкорпорированы в текст данной резолюции, — сказал российским журналистам Постоянный представитель РФ при ООН Виталий Чуркин. — Мы проделали хорошую работу, но наша общая победа наступит тогда, когда нам всем сообща политико-дипломатическим путем удастся урегулировать иранскую ядерную проблему». Посол выразил надежду на то, что резолюция СБ ООН «будет конструктивно и правильно воспринята иранским руководством, что приведет к ее выполнению и возобновлению переговорного процесса»[194].

В Тегеране обсуждают варианты реакции на резолюцию Совета Безопасности ООН о введении международных санкций. В качестве ответной меры Иран в ближайшее время может прекратить любое сотрудничество с МАГАТЭ. Соответствующий законопроект принял парламент страны. В свою очередь, агентство имеет право потребовать нового созыва Совбеза, чтобы тот одобрил более жесткие действия в отношении Исламской Республики. На аналогичный шаг Тегеран может подвигнуть и самих членов Совбеза [195].

Меджлис (парламент) Ирана в воскресенье 24 декабря 2006 года большинством голосов принял законопроект с пометкой «срочно к исполнению», обязывающий правительство запретить сотрудникам МАГАТЭ любые инспекции ядерных объектов страны. Это означает, что Исламская Республика окончательно отказывается от выполнения Дополнительного протокола к Договору о нераспространении ядерного оружия (ДНЯО). О выходе государства из самого ДНЯО речи пока не идет.

Таким образом, англосаксы провели через Совет безопасности ООН резолюцию, которая требовала, чтобы Тегеран прекратил свою деятельность, связанную с обогащением урана, включая исследования и разработку. Затем они предложили иранцам покупать у них необработанный уран и продавать им обогащенный.

Реакция Махмуда Ахмадинежада на этот шантаж была такой же, как у Мохандаса К. Ганди в схожей ситуации. Британцы запрещали индийцам прясть свой хлопок. Они покупали у индийцев по низкой цене сырье, которое те не могли использовать, а затем перепродавали им по высокой цене ткани, сотканные из их хлопка в Манчестере. Махатма Ганди нарушил имперский закон и сам ткал хлопок на примитивной прялке, что стало символом его политической партии. Точно так же англичане установили монополию на добычу соли и ввели непомерные налоги на этот продукт первой необходимости. Ганди нарушил имперский закон, совершив чрезвычайный поход через всю страну — он собирался сам добывать соль. Именно посредством таких акций Индия вернула свою экономическую самостоятельность.

Громкие заявления Махмуда Ахмадинежада во время ввода в эксплуатацию центрифуг следует понимать в этом контексте. Они выражают желание Ирана самому использовать свои полезные ископаемые и обеспечить себя таким образом энергией, необходимой для его экономического развития.

В конце концов, в Договоре о нераспространении ядерного оружия нет запрета на обогащение урана.

Хотя, как утверждает автор исследования Роджер Стерн из Университета Джона Хопкинса, Иран стремится к развитию атомной энергетики, чтобы в ближайшие годы обеспечить растущий спрос на энергию в условиях трудностей в нефтедобывающем секторе, связанных с недостаточными инвестициями в него, говорится в докладе одного американского исследовательского центра. Представление об Иране как о крупной нефтедобывающей стране, располагающей огромными ресурсами, ошибочно.

Его доклад опубликован в журнале «Просидинг оф зе Нэшнл Академи от сайенс оф зе ЮС». «С 1980 года рост спроса на энергию в Иране достигает 6,4%, что выше роста предложения (+5,6%), при этом экспорт (нефти — ИФ) не растет с 1996 года», — пишет автор. По его данным, нефтедобыча в Иране за последние 18 месяцев даже ниже той квоты, которая выделена этой стране Организацией стран-экспортеров нефти (ОПЕК). Такое положение отражает трудности в наращивании добычи этого сырья. Р. Стерт считает, что энергетический кризис способен привести к падению нынешнего правящего в Иране режима. При этом ученый отмечает, что нет оснований сомневаться в оправданности обвинений США и других стран в том, что развиваемая Тегераном атомная программа имеет и военную составляющую [196].

Как видим, вопрос нефтедобычи для Ирана является важным, но не решающим проблему, и только атомная энергетика может решить энергетическую проблему государства.


Резолюция ООН № 1747

В субботу 24 марта 2007 года Совет Безопасности единогласно одобрил резолюцию № 1747 об ужесточении санкций против Ирана за отказ приостановить обогащение урана. Члены Совета пообещали отменить эти меры, если иранские власти выполнят их требования, но также предупредили о готовности через 60 дней пойти на дальнейшие шаги, если этого не произойдет. Предыдущая резолюция о санкциях в отношении Ирана была принята в декабре 2006 года.

Экономический шантаж Ирана усиливается. Справедливости ради отметим, что три страны — не постоянных члена Совбеза — Катар, Индонезия и Южная Африка — внесли свой, значительно более мягкий проект резолюции. Однако постоянные члены Совбеза и присоединившаяся к ним Германия додавили «ослушников». Надо думать, что российская дипломатия сыграла не последнюю роль в выкручивании рук представителям третьего мира. Во всяком случае, готовность РФ поддержать документ, подготовленный ее западными «партнерами», несомненно, вынудила указанные три страны снять свой проект резолюции.

Новой резолюцией Совет Безопасности запретил экспорт оружия из Ирана. «Совет постановил, что Иран не может прямо или косвенно поставлять, продавать или передавать с его территории или его гражданами, или с использованием морских или воздушных судов под его флагом любые вооружения или связанные с ними материальные средства и что все государства запретят приобретение таких предметов у Ирана своими гражданами или с использованием морских или воздушных судов под их флагом, независимо от того, происходят ли они с территории Ирана или нет», — говорится в принятой резолюции.

Члены Совета дополнили список физических и юридических лиц, имеющих отношение к чувствительной ядерной деятельности в Иране и разработке систем доставки ядерного оружия. В новом списке Совета 13 организаций и 15 физических лиц. Совет потребовал, чтобы государства заморозили имеющиеся на их территории денежные средства, финансовые и экономические ресурсы этих физических и юридических лиц. За их поездками за рубеж будут пристально следить. «Совет Безопасности призывает все государства также проявлять бдительность и осмотрительность в отношении въезда на их территорию или транзитного проезда через нее физических лиц, которые занимаются чувствительной в плане распространения ядерной деятельностью... — отмечается в резолюции.

Совет вновь подтвердил свой запрет на поставку в Иран определенных видов материалов и оборудования, которые могли бы способствовать деятельности этой страны, связанной с обогащением, переработкой урана или работами над тяжелой водой и разработкой систем доставки ядерного оружия. Кроме того, Совет призвал все государства проявлять бдительность и осмотрительность при поставке, продаже или передаче Ирану танков, боевых машин пехоты, артиллерийских систем большого калибра, боевых самолетов, боевых вертолетов, военных кораблей, ракет или ракетных систем.

Члены Совета призвали все государства и международные финансовые учреждения не брать на себя новые обязательства по предоставлению правительству Ирана субсидий, финансовой помощи и льготных кредитов, за исключением тех, которые предусмотрены для гуманитарных целей и целей развития.

Совет Безопасности приветствовал готовность Германии, Китая, Российской Федерации, Великобритании, США и Франции урегулировать вопрос о ядерной деятельности Ирана путем переговоров. МИД Ирана, в свою очередь, отметил, что резолюция Совет Безопасности ООН «будет иметь последствия».

По словам главы ведомства Манучехра Моттаки, «действия, являющиеся противозаконными, неуместными и неоправданными... подрывают доверие к Совету Безопасности». М. Моттаки заявил: «Есть два пути решения этой проблемы. Первый базируется на переговорах. Второй путь — это конфронтация. Исламская Республика всегда предпочитала первый путь. Иран был готов на переговоры без предварительных условий. Мы готовы обсуждать любые вопросы и искать решения». Однако в сложившихся условиях Иран уже приостановил сотрудничество с МАГАТЭ, требуя, чтобы Совбез вернул вопрос о ядерной программе в ведение этой организации. До тех пор, пока это не будет сделано, никакой информации о ходе ядерной программы Ирана в МАГАТЭ поступать не будет.

По заявлению президента Ахмадинежада в отношении резолюции № 1747, «иранская нация не забудет тех, кто ее поддержал, и пересмотрит свои международные отношения». Через 60 дней, если Иран не откажется от замораживания своей ядерной программы, Запад будет настаивать на принятии нового пакета санкций. Все повторяется. Уже в третий раз. Так что тропинка, на которую стало российское руководство, не только скользкая, но и чрезвычайно опасная. Не только для Ирана, но и для России.

3 марта 2008 года Советом Безопасности на его 5848-м заседании принята резолюция № 1803(2008) против Ирана. Совет Безопасности ООН принял очередную резолюцию, ужесточающую экономические санкции против Ирана. Резолюция принята из-за отказа Тегерана выполнить требования двух предыдущих резолюций и остановить обогащение урана. Как сообщает РИА«Новости», резолюция принята 14-ю голосами «за» при одном воздержавшемся (Индонезия).

Третья за последние два года резолюция предусматривает введение запрета на зарубежные поездки ряда лиц, участвующих в разработке ядерной программы Ирана, замораживание счетов некоторых иранских компаний и банков, а также инспекцию грузов. Санкции не распространяются на АЭС Бушер, возводить которую помогает Россия, и не предполагают силового давления.

Тегерану отводится 90 дней на исполнение принятой резолюции. В резолюции СБ ООН отмечается, что Иран не приостановил деятельность, связанную с обогащением и переработкой урана и проектов на тяжелой воде, а также не возобновил сотрудничества с МАГАТЭ по линии Дополнительного протокола.

СБ ООН призвал государства «проявлять бдительность» при выделении новых кредитов и гарантий физическим и юридическим лицам Ирана, подчеркнув, что ограничения не распространяются на гуманитарные аспекты сотрудничества.

Ядерная программа Ирана. Объекты.В тексте резолюции названы два банка — «Мелли» и «Садерат», в отношении которых государствам рекомендуется «проявлять бдительность», а также содержится призыв досматривать грузы, перевозимые транспортными компаниями «Иран Эйр Каргоу» и «Исламик Репаблик оф Иран шиппинг лайн» в соответствии с нормами международного права. Санкции и ограничения распространяются на 18 физических лиц, причастных к ядерным и ракетным программам, вызывающим опасения международного сообщества, и 12 иранских компаний. В документе приветствуется сотрудничество Ирана с Международным агентством по атомной энергии «и достигнутый в той связи прогресс». Однако СБ ООН «отмечает с озабоченностью, что Иран стал оспаривать право МАГАТЭ проверять информацию о конструкции» своих ядерных объектов.

Президент Ирана М. Ахмадинежад выступил 23 сентября на 63-й сессии Генеральной Ассамблеи ООН. Выступление было вновь отмечено массой антисемитских и антиизраильских выпадов, причем их количество выделялось «...даже на фоне обычной риторики иранского лидера» [197].

Из выступления Ахмадинежада на сентябрьской сессии Генеральной Ассамблеи ООН следует, что иранский президент серьезно не рассматривает вероятность военной акции с целью уничтожения иранских ядерных объектов. В Тегеране убеждены, что, завязнув в Ираке, США отдают себе отчет в том, что решение проблемы стабильности в этой стране напрямую зависит от готовности Ирана к сотрудничеству. В таких условиях США не хотели бы рисковать, предполагая, что жесткость по отношению к Ирану может привести к обострению ситуации и вокруг Ирака [198].

Августовская война в Южной Осетии имела своим осязаемым следствием обострение конфронтации между Россией и США, что уже отразилось на невозможности достичь согласия между США и Россией как постоянными членами Совета Безопасности ООН по вопросу введения очередного, на этот раз четвертого, пакета антииранских санкций.

Позиции Ирана являются довольно сильными на «большой шахматной доске» мировой энергетики. Поэтому лоббируемый американцами проект газопровода «Набукко», который поставлял бы газ в Европу через Турцию, может стать для Ирана выигрышным билетом в плане улучшения его отношений с Западом. С другой стороны, М. Ахмадинежад является приверженцем идеи создания в Азии энергетической сети с участием России, Китая, Индии, Ирана и Пакистана.

В марте 2008 года Иран направил официальную заявку на вступление в Шанхайскую организацию сотрудничества (ШОС). Более того, он выступил с инициативой создания картеля странпроизводителей газа по типу ОПЕК.

Американцы всячески препятствуют усилиям Тегерана по наращиванию своей обороноспособности под старым надуманным предлогом — не дать Ирану состояться в качестве ядерной державы. Так и не сумев убедить ООН в необходимости введения против Ирана новых санкций, США ввели их в отношении «Рособоронэкспорта» — официально уполномоченной российской государственной компании, обеспечивающей с санкции государства и в рамках соответствующих межгосударственных договоров и соглашений военнотехническое сотрудничество России с зарубежными странами.

23 октября 2008 года правительство США ввело новые санкции в отношении российской компании «Рособоронэкспорт» и всех ее дочерних фирм на два года. Компания обвиняется в том, что она «была вовлечена в деятельность» по поставкам в Иран, Сирию или Северную Корею «оборудования и технологий, контролируемых в соответствии с международными списками контроля... или имевших потенциал по внесению вклада в разработку оружия массового уничтожения (ОМУ) или систем крылатых или баллистических ракет» [199].

Госдепартаментом США принято решение о введении экономических санкций сроком на два года также в отношении еще 12 фирм и организаций из Венесуэлы, Сирии, Ирана, Китая, КНДР, Южной Кореи, Судана и ОАЭ: China Xinshidai Company (Китай); China Shipbuilding and Offshore International Corporation, LTD (Китай); Huazhong CNC (Китай); Islamic Revolutionary Guard Corps (Корпус стражей исламской революции — Иран); Korea Mining Development Corporation (КНДР); Korea Taesong Trading Company (КНДР); Yolin/Yullin Tech, Inc., Ltd. (Южная Корея); Sudan Master Technology (Судан); Sudan Technical Center Company (Судан); Army Supply Bureau (Сирия); R and M International FZCO (Объединенные Арабские Эмираты); Venezuelan Military Industries Company (Венесуэла) [200].

Министр иностранных дел России Сергей Лавров твердо заявил на это, что «если кому-то в Вашингтоне кажется, что таким образом США сделают Россию более покладистой для принятия американских подходов к урегулированию иранской ядерной проблемы, то это ошибка. Все наше сотрудничество с Ираном осуществляется в строгом соответствии с международным правом, нашими международными обязательствами и режимом экспортного контроля Российской Федерации» [201].

Военно-техническое сотрудничество с третьими странами осуществляют все производители вооружений, и налагать санкции на государственного поставщика можно только в преддверии очень серьезных шагов [202].

Выборы президента

М. Ахмадинежад официально объявлен победителем на прошедших в Иране 12 июня 2009 года президентских выборах.М. Ахмадинежад официально объявлен победителем на прошедших в Иране 12 июня 2009 года президентских выборах. На президентский пост, помимо действующего главы государства Махмуда Ахмадинежада, претендуют бывший премьер-министр Ирана Мир-Хоссейн Мусави, а также бывший спикер парламента Мехди Кяруби и экс-командующий Корпусом стражей исламской революции (КСИР) Мохсен Резаи. Победителю необходимо было набрать 50% голосов избирателей плюс один голос. В случае, если по итогам голосования не будет выявлен победитель, второй тур, в котором примут участие лишь два кандидата, набравшие наибольшее количество голосов избирателей, пройдет 19 июня. Срок президентских полномочий составляет четыре года, его обладатель может быть переизбран на второй срок.

За ходом выборов следили свыше 50 тысяч наблюдателей.

По данным МВД Ирана, президентом страны на второй четырехлетний срок избран М. Ахмадинежад, за которого проголосовали 62,6 % иранцев, участвовавших в голосовании. Его основной соперник, политик умеренного толка М. Х. Мусави, получил лишь 33,75 % голосов. Духовный лидер и глава ИРИ аятолла А. Хаменеи приветствовал победу Ахмадинежада. Между тем объявление Ахмадинежада победителем на президентских выборах вызвало 13 июня массовые протестные акции сторонников Мусави в Тегеране, которые называют крупнейшими со времени исламской революции 1979 г. На их подавление были брошены крупные силы полиции. В столице была отключена мобильная телефонная связь. Арестовано около 170 сторонников оппозиции. Одновременно акции в поддержку Ахмадинежада проводили его сторонники. 14 июня обстановка в Тегеране стала более спокойной. Сам М.Х. Мусави заявил, что «волеизъявление населения прошло с большими нарушениями», а 14 июня подал официальный протест с требованием отмены итогов выборов. Мусави также призвал иранцев продолжать общенациональные акции протеста «мирным и правовым путем». Со своей стороны, М. Ахмадинежад назвал прошедшие выборы «полностью свободными», отвергнув все обвинения в их фальсификации.

В целом сохранение за М. Ахмадинежадом поста президента ИРИ означает, что Тегеран, по всей вероятности, не откажется от своего радикального внешнеполитического курса и продолжит реализацию национальной ядерной программы.

 Иранская ядерная программа и мировое сообщество

США и европейские державы уверены в том, что в Иране идет работа по созданию ядерного оружия. Тегеранские власти утверждают, что национальная ядерная программа имеет сугубо мирный характер. Однако, по мнению аналитиков, последние действия Тегерана не уменьшили опасений Запада относительно намерений Ирана обзавестись оружием массового уничтожения. В конце ноября Тегеран обнародовал план создания десяти новых заводов по обогащению урана. Недавно в стране были проведены испытания ракеты среднего радиуса действия, способной достичь Израиля, части юго-восточной Европы и американских баз на Ближнем Востоке.

Бывший госсекретарь США Лоуренс Иглбергер полагает, что Иран, оснащенный ядерным оружием, — явление неприемлемое:

«Проблема заключается уже в том, что иранцы получат возможность создать ядерное оружие. Если они получат эту возможность и воспользуются ею, то у Запада будут очень серьезные неприятности. Представьте, что когда-нибудь, при определенных условиях, Иран или какая-нибудь другая страна передаст ядерный заряд каким-то террористам, или террористы каким-то иным образом получат контроль над ядерным оружием» [203].

На протяжении нескольких лет международное сообщество пытается убедить Иран отказаться от претензий на создание ядерного оружия. Международные структуры — такие как ООН и МАГАТЭ — вводят в отношении Ирана санкции и налагают на эту страну всевозможные ограничения — но без особого успеха. Президент США Барак Обама призвал Иран развеять опасения Запада, дав тегеранским властям срок до конца года. Однако аналитики предупреждают, что Тегеран, скорее всего, не подчинится, и тогда международное сообщество сможет прибегнуть к более жестким санкциям.

Генерал в отставке Брент Скаукрофт, бывший советник президента США по национальной безопасности, считает, что ужесточение санкций не обязательно будет результативным: «Я не думаю, что речь должна идти о более серьезных карательных мерах в отношении Ирана, однако Тегеран должен понять, что у него нет иной альтернативы, кроме как сесть за стол переговоров с нами и начать обсуждать не только ядерную проблему, но и ситуацию в Иране и во всем регионе».

Джеймс Шлессинджер, в прошлом занимавший посты директора ЦРУ и министра обороны, пессимистично оценивает шансы международного сообщества: «Они очень невелики. Ничтожны! Вспомните, в отношении режима Саддама Хусейна санкции вводились 16 или 17 раз и в конце концов он был убран силой. У нас нет особых возможностей. Иранцы показывают, что они не заинтересованы в том, чтобы принять требования международного сообщества. Эти требования, возможно, лишь подпитывают демонстративное неповиновение Ирана».

Лоуренс Иглбергер считает, что если дипломатия не дает результатов, то международному сообществу, вероятно, стоит подумать о более жестких действиях: «Я продолжаю настаивать на том, что в случае необходимости мы будем вынуждены применить силу, чтобы не дать иранцам возможности создать ядерное оружие. Это та цена, которую, по крайней мере на сегодняшний день, международное сообщество и наше правительство не желают платить». По словам Иглбергера, одно государство — Израиль — предположительно изучает возможность использования военной силы — с тех пор как из Тегерана прозвучали заявления о желательности уничтожения еврейского государства: «Если бы я был израильтянином, я бы весьма серьезно оценил это заявление Ирана. Рано или поздно израильтяне скажут: что мы должны делать, если никто другой ничего не делает? Что мы должны сделать для того, чтобы иранцы не создали ядерное оружие? И это будет означать, что израильтяне могут использовать военную силу для предотвращения такого сценария». Джеймс Шлессинджер выступает против тех, кто высказывается за применение силы: «Они обязаны пересмотреть свою позицию. Если говорить об Израиле, то у него нет тех возможностей, которыми обладают ВВС США. В результате, если они нанесут авиаудар по Ирану, то даже в случае успеха это, вероятно, затормозит иранскую ядерную программу на год или два».

Генерал Брент Скаукрофт считает военный удар по Ирану — если, конечно, он будет нанесен — «серьезной ошибкой»:«Мы не сможем разрешить проблему подобным образом. Мы лишь еще больше озлобим мусульманский мир. Мы обязаны начать процесс с диалога и посмотреть на результаты, прежде чем выхватывать сабли из ножен».

Однако многие аналитики утверждают, что международное сообщество потратило достаточно времени на дипломатическом фронте, пытаясь убедить Иран свернуть ядерные приготовления. Они констатируют, что дипломатические усилия дали очень ограниченные результаты и что настало время искать другие варианты, включая ужесточение санкций. Они также подчеркивают, что следует рассматривать все имеющиеся возможности действий, — и здесь трудно не заметить намека на возможную военную операцию. Пока, Россия тянет время со своей помощью Ирану, как в ядерной энергетике, так и в поставке современных зенитно-ракетных комплексов, по просьбе США.

Поэтому в ноябре 2009 года в ИРИ вновь поднялась антироссийская волна. На этот раз она связана с задержкой поставок Россией Ирану зенитно-ракетных комплексов (ЗРК) С-300ПМУ1.

Председатель парламентского комитета по внешним делам и безопасности Алаэддин Боруджерди сказал, что дальнейшие проволочки с выполнением контракта о поставках ЗРК негативно отразятся на российско-иранских отношениях. При этом он подчеркнул, что Иран может создать свою систему противоракетной обороны, если Россия не поставит стране комплексы C-300. «Иран не та страна, которая остановится перед отказом других государств соблюдать свои обещания… Мы можем наладить массовое производство подобной ракетной системы в ближайшем будущем», — сказал Боруджерди.

Министр обороны Ирана Ахмад Вахиди заявил, что Тегеран продолжает добиваться от Российской Федерации выполнения обязательств по поставкам ЗРК С-300ПМУ1. Он призвал Россию выполнить свои обязательства по оружейным поставкам. Министр отметил, что приобретение репутации страны, отказывающейся выполнять контракты, не соответствует интересам Москвы. По его словам, «сионистское давление» не должно влиять на решения российского руководства. Ахмад Вахиди уточнил, что С-300 является шансом, однако это не значит, что противовоздушная оборона страны зависит от этого комплекса. «В настоящее время в стране производятся комплексы ПРО, а над еще одним комплексом проводятся проектировочные работы». Командующий ПВО КСИР бригадный генерал Ахмад Микани поддержал своего министра и заявил, что Иран в состоянии сам производить современные противоракетные системы, наподобие тех, что Россия до сих пор не поставила в ИРИ, и которые США и Израиль не хотят видеть в военном арсенале Тегерана.

Иран считает, что Россия медлит с поставками высококлассных противоракетных систем С-300 из-за давления со стороны Израиля, а не из-за технических проблем, на которые ссылается Москва.

Депутат иранского парламента Казем Джалали, член парламентского комитета по внешним делам и национальной безопасности, осудил Россию за проволочки с поставками С-300ПМУ-1 и сказал, что они подрывают доверие иранцев к Российской Федерации.

Однако в ноябре 2009 г. чрезвычайный и полномочный посол Ирана в РФ Махмуд Реза Саджади на пресс-конференции в Москве заявил, что Кремль выполнит условия контракта о поставках зенитно-ракетных комплексов С-300ПМУ1. По словам официального представителя Ирана, руководство России отвергает информацию о решении «заморозить» поставки вооружения Тегерану. Махмуд Реза Саджади подчеркнул, что задержка с выполнением контракта объясняется техническими проблемами. Г-н Саджади отметил, что, судя по тону разговора с российской стороной, в течение 1–2 месяцев вопрос будет решен (то есть до февраля 2010 года) [204].

Спорные территории. Иранские войска незаконно пересекли 17 декабря 2009 г. границу с Ираком, вторгнувшись на территорию нефтеносного района Факка в провинции Майсан. Рейд продолжался несколько часов. Факка расположен на иракской стороне от границы между двумя странами, проходящей по пустыне. Иранские войска продолжали удерживать под своим контролем участок в районе иракского нефтяного месторождения Факка. Источники в пограничной службе провинции Мейсан утверждают, что рота иранских солдат отошла от 4-й нефтеносной скважины и сняла с вышки флаг Исламской Республики, но не подпускает к ней иракцев и угрожает открыть огонь. События происходят в 85 км к северо-востоку от города Эль-Амара. Разработка месторождения Факка началась в 1970-х годах. По данным эксперта Южноиракской нефтяной компании Муслима Аббуда, его запасы составляют 2 миллиарда баррелей нефти. В настоящий момент там добывается 100 тысяч баррелей в сутки. По версии Аббуда, Иран также «посягает» на другое пограничное месторождение — Маджнун. Не исключено, что таким способом Тегеран пытается затруднить процесс привлечения иностранных инвесторов в нефтедобывающую отрасль Ирака [205].

Официальный представитель МИД Исламской Республики Рамин Мехманпараст озвучил предложение создать комитет по урегулированию пограничных разногласий с Ираком. По его словам, ирано-иракская война 1980–1988 годов оставила множество пограничных проблем, и соседние страны нуждаются в повторной демаркации границы. Неурегулированность пограничных вопросов не отражается на торговых отношениях между Ираном и Ираком.

Подразделение иранских войск оставило 20 декабря занятую ими нефтяную скважину на границе Ирака и Ирана, однако остается на спорной территории в районе месторождения.


Резолюция № 1929

9 июня 2010 года Совет Безопасности ООН принял резолюцию № 1929 по ядерной проблеме Ирана, в соответствии с которой Иран в четвертый раз с 2006 года подвергнется санкциям. Двенадцать из пятнадцати стран-членов Совета Безопасности проголосовали за резолюцию, Турция и Бразилия проголосовали против, Ливан воздержался. Согласно резолюции, в число основных мер, предусмотренных санкциями, входят: запрет участия Ирана в любых иностранных инвестиционных мероприятиях в ядерной отрасли; запрет для всех стран поставок Ирану танков, военных самолетов, военных судов и других видов тяжелых вооружений; запрет любой деятельности Ирана, имеющей отношение к баллистическим ракетам, способным нести ядерные боеголовки; меры по усилению в портах и нейтральных водах контроля судов, подозреваемых в перевозке запрещенных санкциями грузов; запрет на осуществление финансовых операций, имеющих отношение к ядерным мероприятиям; а также запрет на создание за пределами Ирана совместных или иранских финансовых структур, способствующих реализации ядерных программ.

Верховный иранский совет национальной безопасности в своем заявлении подчеркнул, что Совет безопасности ООН не имел права принимать резолюцию № 1929. Откликаясь на это, президент Венесуэлы Уго Чавес заявил, что его страна не станет обеспечивать выполнение решения, не имеющего юридического основания. Конкретно — Каракас будет снабжать Тегеран бензином и предоставит ему банковские услуги, в которых ему сегодня отказывают.

Иран решил продемонстрировать свое раздражение, отложив на месяц новые переговоры и поставив условия для их возобновления. Ниспровергая доминирующую риторику, Тегеран согласился на обсуждение применения Договора о нераспространении ядерного оружия с тем, чтобы «восстановить доверие» в отношениях с Западом — при условии, что тот «восстановит доверие» в отношениях с Ираном и неприсоединившимися странами. А для этого президент Ахмадинеджад потребовал, чтобы переговорщики сделали заявление, которое не должно быть для них проблемой, если они чистосердечны, и снимет подозрения в «двойных стандартах»: они должны потребовать, чтобы Израиль подписал Договор о нераспространении ядерного оружия (и таким образом согласился на режим инспекций МАГАТЭ и поэтапное разоружение), а также взял на себя обязательство применить Договор к самому себе (то есть, чтобы они начали отныне уничтожать свои запасы ядерного оружия).

9 июня 2010 года Совет Безопасности ООН одобрил новую резолюцию № 1929, предусматривающую санкции в отношении Ирана. По результатам голосования, резолюцию поддержали 12 членов Совбеза ООН, в том числе Россия, две страны (Турция и Бразилия) проголосовали против, одна страна (Ливан) воздержалась. Турция и Бразилия ранее дали согласие участвовать в схеме обмена иранского низкообогащенного урана на дообогащенный за пределами страны для нужд Тегеранского исследовательского реактора. Однако эта договоренность не смогла стать помехой для принятия для новой санкционной резолюции.

Представитель РФ Виталий Чуркин сделал все возможное, чтобы, отказавшись от нефтяной блокады, облегчить резолюцию №1929, но тем не менее он проголосовал за нее. В результате она хоть и неэффективна, но унизительна, как для Ирана, Бразилии и Турции, так и для всех неприсоединившихся государств, поддержавших Тегеран. Резолюция была крайне негативно воспринята еще и потому, что откровенно противоречит Соглашению о нераспространении ядерного оружия, которое гарантирует подписантам право обогащать уран, в то время как резолюция ООН запрещает Ирану это делать [206].

Вплоть до недавнего времени Россия выступала гарантом международного права, но в данном случае это явно не так. Поэтому неприсоединившиеся страны, равно как и Иран, расценили российское голосование как желание сильного государства помешать развивающимся достичь энергетической независимости, необходимой для их экономического развития. Правы они или не правы, сказать трудно, но этот неудачный ход трудно будет забыть [207].

Это уже четвертая по счету резолюция, принятая Совбезом из-за нежелания Тегерана выполнять международные требования, касающиеся его ядерной программы [208]. По данным ИТАР-ТАСС, Документ, разработанный на основе предложенного США проекта, был ранее скорректирован с учетом мнений стран «шестерки» — посредников по урегулированию иранской ядерной проблемы (РФ, США, КНР, Франция, Великобритания и Германия) и непостоянных членов Совбеза. В принятой по итогам резолюции содержится призыв ко всем государствам-членам ООН проявлять бдительность в отношении денежных переводов с участием иранских банков с целью пресечь поддержку ядерной программы страны.

В документе содержится также призыв ко всем государствам «предпринять все необходимые меры для запрещения открытия на их территориях новых отделений и офисов иранских банков», если их активность может внести свой вклад в развитие иранской ядерной программы, которая вызывает подозрение у членов международного сообщества.
Пакет санкций против Ирана затронет иранские инвестиции в чувствительные секторы экономики, кроме того, станет возможным досмотр иранских судов в открытых морях.


Уран будет обогащаться

Неправильным шагом, который лишь усугубит ситуацию, назвал в среду 9 июня 2010 г. итоги голосования по проекту новой резолюции, предусматривающей расширение санкций в отношении Ирана, представитель МИД Исламской республики Рамин Мехманпараст. Со своей стороны иранский представитель в МАГАТЭ Али Асгар Солтанийе заявил, что Иран не прекратит процесс обогащения урана. «Ничего не изменится. Мы намерены продолжать обогащать уран без каких-либо перерывов», — сообщил Соланийе журналистам в Вене.

Напомним, что ранее Совета Безопасности ООН принял санкции, содержавшиеся в резолюциях № 1737 (декабрь 2006 года) и 1747 (март 2007 года).

В начале августа 2010 года президент Ирана Махмуд Ахмадинежад осудил санкции, принятые Советом Безопасности ООН, США и Европейским союзом против его страны. Он заявил: «Санкции в отношении Ирана являются политической игрой… Враги страны и самонадеянные государства выступают против развитого Ирана, поскольку он может привести к краху их могущества… Враги строят заговоры с целью представить Иран слабой страной». Г-н Ахмадинежад подчеркнул, что «ошибочно считать, что Тегеран может отступить и ослабнуть под давлением. Страна должна воспользоваться угрозами и пропагандой, превратив их в новые возможности» [209].

Несколькими днями позже президент Ахмадинежад вновь вернулся к санкциям и, обозвав их «угнетательским видом психологической войны», сказал, что их осуществление приведет к тому, что «доллары отомрут», а «иранская экономика расцветет пышным цветом». При этом те страны, которые поддержат режим санкций, будут «лишены всякой роли в иранской экономике». Далее Ахмадинежад поругал американскую экономику, основы которой, по его мнению, «были заложены рабовладельцами». Европейским государствам досталось за «колониальную эксплуатацию Африки».

Тем временем государства Запада принимают меры по ужесточению санкций против Ирана в рамках мер, направленных на прекращение наращивания иранской военной мощи и развития ядерной программы ИРИ. Так, 25 октября главы МИДов стран Евросоюза окончательно определили дополнительные санкции в отношении Ирана, предусматривающие замораживание инвестиций в иранский нефтегазовый сектор, запрет на передачу технологий, оборудование и оказание профильных услуг, а также целый ряд ограничений в сфере торговли и банковского дела. Составлен «черный список» из 40 иранских чиновников, которым запрещен въезд в страны ЕС. Однако Евросоюз отказался вводить запрет на импорт иранской нефти, а также на поставку в ИРИ нефтепродуктов, в первую очередь, бензина. Министерство финансов США 27 октября ввело санкции в отношении 27 компаний в Германии, на Мальте и на Кипре. Сообщается о значительном сокращении (до 20 %) закупок иранской нефти Китаем, что рассматривается аналитиками как «предупредительный сигнал» Пекина руководству Ирана [210].

Президент Ирана с 3 августа 2013Наибольшую озабоченность по поводу иранской ядерной программы и возможного создания атомной бомбы выражал Израиль. За эти годы Тель-Авив не раз угрожал Тегерану атакой на его ядерные объекты. Израиль закупив у США несколько тысяч управляемых бомб и сотню истребителей-бомбардировщиков с баками, позволяющими самолетам долететь до Ирана и вернуться обратно). Иран всегда отвечал, что готов нанести ответный удар.

В марте 2012 года премьер-министр Израиля Биньямин Нетаньяху предупредил о возможном ракетном ударе по Ирану, в случае если международные посредники не смогут убедить Тегеран прекратить разработку ядерного оружия. В Foreign Policy вышла статья, автор которой рассматривал возможные сценарии военной операции Израиля против Ирана. Основными версиями назывались точечная ликвидация иранского руководства, удары с воздуха по ядерным объектам или же рейд израильского спецназа на завод по обогащению урана в Фордо.

В 2010-2012 годах в Иране были убиты физики-ядерщики, участники ядерной программы Тегерана. Иран обвинил в этих преступлениях Израиль. Вице-президент страны Мохаммад Реза Рахими заявил, что гибель ученых не остановит иранские ядерные разработки.

О поиске компромисса на переговорах Ирана и стран «шестерки» заговорили лишь после прихода к власти в 2013 году нового президента — Хасана Роухани. Начался новый этап в отношениях Исламской Республики с западными странами. Понимая, что Тегерану нужно добиваться отмены санкций, сильно расшатавших экономику страны, Роухани смог убедить духовного лидера Ирана аятоллу Хаменеи в необходимости переговоров с Вашингтоном и Брюсселем.

В ноябре 2013 года многодневные переговоры по иранской ядерной программе между Ираном и странами «шестерки» в Женеве, как писали мировые СМИ, «увенчались успехом» — была достигнута промежуточная договоренность. Тегеран согласился прекратить обогащение урана до пяти процентов и уничтожить часть запасов урана, обогащенного до 20 процентов, а также приостановить строительство реактора на тяжелой воде в Араке и не развертывать новые центрифуги. МАГАТЭ получило доступ ко многим ядерным объектам в Иране. Вашингтон в свою очередь пошел на ослабление санкций, разморозив Ирану доступ к активам в 4,2 миллиарда долларов. После подписания предварительного соглашения и вплоть до начала нового раунда переговоров в марте 2015 года Тегеран исправно выполнял свои обязательства перед МАГАТЭ.

Финальное соглашение с Ираном по его ядерной программе, заключенное в Вене 14 июля 2015 года, вызвало настоящий фестиваль оптимизма в западной прессе.

Соглашение, заключенное между Ираном и «Шестеркой» (пятеро постоянных членов СБ ООН и Германия) при участии Европейского Союза в очень коротком пересказе предусматривает следующие условия:

- Иран демонтирует две трети центрифуг, обогащающих уран, перепрофилировав подземный, защищенный от авиаударов, ядерный центр у города Фордо.

- Иранские запасы низкообогащенного урана будут сокращены на 96% - до 300 килограммов. Излишки радиоактивного металла будут вывезены за границу.

- Ядерный реактор на тяжелой воде (способный вырабатывать оружейный плутоний) в городе Арак будет реконструирован таким образом, чтобы плутоний там не вырабатывался.

- Иран откроет доступ к своим ядерным (и некоторым военным) объектам для инспекторов МАГАТЭ. Иранцы могут обжаловать решение о проведении проверок, но если оно будет поддержано особой международной комиссией, то им придется подчиниться. В состав проверяющих войдут граждане только тех стран, у кого есть дипотношения с Ираном (то есть, не американцы и не израильтяне).

- Для проведения таких проверок нужны серьезные обоснования.

- Экономические санкции против Ирана будут сняты тогда, когда МАГАТЭ объявит, что Иран действительно соблюдает условия сделки.

- Ограничения на продажу Ирану обычных наступательных вооружений будут сняты через пять лет, оборонительных – ранее (срок пока не указан), а ракетные технологии не будут поставляться в Иран еще восемь лет.

- В случае появления обвинений, что Иран не соблюдает эти условия, соберется специальная международная комиссия, которая должна будет разрешить спор за 30 дней. Если это не поможет, то СБ ООН должен будет подтвердить снятие санкций. Если подтверждения не будет получен, то санкции будут возобновлены.

 

МАГАТЭ 15 декабря 2015 года одобрил резолюцию о закрытии возможной военной составляющей ядерной программы Тегерана, называемой также PMD файлом.

МАГАТЭ теперь сосредоточится на навязчивом мониторинге реализации JCPOA Ираном. Когда Иран докажет приверженность своим обязательствам и дождется, чтобы МАГАТЭ это подтвердило, Тегеран может надеяться на снятие ряда ядерных ограничений.

Отношения МАГАТЭ и Ирана отныне будут регулироваться обычным набором документов, такими как соглашение о гарантиях и дополнительный протокол к нему.

Данная резолюция — завершающий этап реализации "дорожной карты", которая была подписана летом 2015 года в Вене параллельно с совместным всеобъемлющим планом действий. "Дорожная карта" была призвана прояснить нерешенные вопросы, касающиеся возможных военных аспектов иранской ядерной программы. В соответствии с этим планом Иран предоставил информацию, МАГАТЭ задало по ней вопросы, прошла серия встреч, в том числе первый визит гендиректора МАГАТЭ Юкия Амано и его заместителя Теро Варьйоранты на военный объект в Парчине, доступа на который МАГАТЭ добивалось многие годы. После этого 15 октября МАГАТЭ подтвердило получение всего объема запрошенной информации.

Премьер-министр Израиля Беньямин Нетаньяху назвал договоренность "тяжелой ошибкой исторических пропорций", передает Reuters. По мнению израильского премьера, в результате Иран "сорвет джекпот", получит сотни миллиардов долларов, которые позволят ему "продолжать агрессивную политику и сеять террор в ближневосточном регионе и во всем мире". "Иран тем самым получит верную дорогу к ядерному оружию", - предупредил Нетаньяху. Замминистра иностранных дел Израиля Ципи Хотовели назвала достигнутое соглашение "исторической капитуляцией".

Практически сразу, можно сказать с опережением, была решена проблема зенитно-ракетного комплекса С-300. Весной 2015 года президент России Владимир Путин снял запрет на поставку Тегерану систем С-300. Иран получит два полковых комплекта С-300ПМУ-2 в счет раннее заключенных договоренностей.  Процесс поставки первого полка С-300ПМУ-2 планируется начать в январе и завершить в феврале 2016 года. Второй полк  Иран должен получить в августе-сентябре 2016 года.

Любая потенциальная операция по уничтожению иранских ядерных объектов в будущем становится для ВВС Израиля крайне затруднительной. Израильский удар по Ирану обязательно спровоцирует ответные действия, начнется война, в которой США волей-неволей встанут на сторону Иерусалима. Такое развитие событий, полностью перечеркнет любое соглашение с Тегераном, а заодно поднимет до небес цены на нефть.

Присутствие ЗРК С-300ПМУ-2 в Иране создает сложности не только Израилю, но и США, резко увеличивая ставки в возможном конфликте.

(Примечания ред.)

Последнее изменение Воскресенье, 03 Январь 2016 21:05

Авторизуйтесь, чтобы получить возможность оставлять комментарии

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ

Лента не найдена

Сотрудничество

Крайне заинтересованы в сотрудничестве с авторами имеющих свое мнение по любым животрепещущим темам, имеющих информацию о событиях происходящих по всем уголкам Украины или имеющими свой взгляд на историю Украины.

По вопросам размещения рекламы на ресурсе просим Вас воспользоваться формой «Связаться», мы обязательно с Вами свяжемся

Go to top