Югославия: от «сотрудничества» с МВФ до братоубийственной войны.

Второй, после Польши социалистической страной, попавшей под диктат МВФ, стала Югославия. Проблема Косова и задолженности перед западными кредиторами появилась не в конце 90-х. Бомба замедленного действия была заложена, с одной стороны, еще Тито, который не разрешил сербам, бежавшим от итало-немецкой оккупации, вернуться в свои косовские дома. А с другой, как это случалось не раз, противоречия среди самих социалистических стран были эффективно использованы третьей стороной. Все той же.

Карта ЮгославииПосле окончания Второй мировой войны Югославия во главе с Тито рассчитывала на помощь в восстановлении экономики со стороны СССР. И такая помощь оказывалась до 1948 года. В 1948 году на капиталовложения направлялось свыше 20% национального дохода, прирост промышленного производства составил 24%, сельскохозяйственного – 16%, внешнеторгового оборота – 80%,занятости – 30%.

Но харизматичность и независимость личности Тито, проводившего более чем самостоятельную и самоуверенную политику, вызывала нескрываемое раздражение у советского руководства. Особенно вызывало негодование стремление Тито к созданию на Балканах «малого СССР» - Балканской федеративной республики со столицей в Белграде, в которую должны были войти, кроме республик СФРЮ, Албания и Болгария в качестве новых субъектов федерации. Конфликт, вызревавший со времени окончания Второй мировой войны, вылился в грубый разрыв отношений СССР и Югославии. Невзирая на это, СФРЮ не изменила курс на построение социализма. Запад тоже косо смотрел на Югославию и позже не скрывал радости по поводу возникших у нее проблем.

Разрыв отношений с СССР имел для Югославии тяжелые последствия. Особенно, если принимать во внимание традиционное братское отношение с Советскому Союзу со стороны народов Югославии, в первую очередь сербов и черногорцев. Более, чем на 30% в 1949 году сократился экспорт, т.к. он был в основном ориентирован на социалистические страны. Начались аресты русских, даже тех, кто давно проживал в Югославии и тех, кого подозревали в сочувствии СССР. В СМИ поднялась волна критики СССР за гегемонизм и агрессивное давление на СФРЮ. Но даже это не вызвало русофобских настроений среди населения.

В 1950 году экспорт, импорт и сельскохозяйственное производство упали более, чем на 20%. В промышленности наблюдался рост всего лишь в 1%.

В 1951-52 года промышленное производство сократилось на 1%, а занятость на 5%.

Воспользовавшись разногласиями между коммунистическими лидерами, с целью раскола восточного блока, США оказывают помощь Югославии кредитами, для «поддержки жизненного уровня населения». Опасаясь ввода советских войск, считая, что такое возможно через территорию Болгарии и Румынии, Тито использовал полученные средства в основном для развития военного производства. Им было предложено увеличить военные расходы до 23% от национального дохода страны.

В то время через государственные органы управления и планирования проходило примерно 80% капиталовложений в экономику СФРЮ. К концу 50-х годов соотношение государственного и рыночного ценообразования составляло примерно 70% к 30%. Постепенно, в ходе реформ и переходе к «дуалистичному» планированию (народнохозяйственное планирование и планирование производства на предприятиях) роль централизованного государственного планирования стала снижаться. В сельском хозяйстве к концу 50-х значительная часть коллективных хозяйств была расформирована и создано большое число фермерских семейных хозяйств, 80% сельскохозяйственных земель вернулось в частную собственность.

Иосип Броз Тито, 1945 год. Югославия: от «сотрудничества» с МВФ до братоубийственной войны.Но государство стремилось сохранить свою главенствующую роль в управлении экономикой. И значительные усилия были направлены на выравнивание уровня жизни во  всех республиках СФРЮ, в первую очередь помощь направлялась в южные регионы. Политика ускоренной индустриализации демонстрировала свои результаты. На протяжении всех 50-х годов страна демонстрировала высокие темпы экономического роста, удельный вес промышленности повышался, темпы роста капиталовложений опережали темпы роста национального дохода. К началу 60-х годов 50% основных фондов и национального дохода страны было сосредоточено в 200 крупных предприятиях.

Из-за достаточно высокой степени самоуправления в республиках, региональные власти порой директивными методами укрупняли производство, объединяя мелких производителей. Каждая из республик (особенно менее развитые), считая что остальные члены федерации получают больше средств из централизованного бюджета, пыталась создавать крупные предприятия, особенно в черной и цветной металлургии, нефтехимии, порой не достаточно эффективные, за счет федерального бюджета. К тому же руководство республиканских предприятий старалось даже сырье для своих производств использовать местное, полученное в пределах республики, невзирая на то, что это часто отрицательно сказывалось на себестоимости и качестве продукции. Возможность осуществления таких действий вела к созданию фундамента для региональной дезинтеграции и нивелированию усилий центральной власти по выравниванию уровня жизни регионов.

Вследствие разрыва отношений с СССР, в 50-е годы импорт из западных стран в Югославию стал расти, его основой было промышленное оборудование. В отличие от послевоенных СССР и Китая, огромное внимание уделявших инвестициям в образование, науку, фундаментальные исследования, подготовке кадров, СФРЮ сделала ставку на импорт технологий из-за рубежа. Последствиями этого стали финансовая задолженность и технологическая зависимость от Запада.

В 1963 году был разрешен свободный выезд за рубеж, чем воспользовались сотни тысяч граждан Югославии. Это не лучшим образом сказалось на идеологических основах социалистического государства, но позволяло казне получать до 2 млрд. долл. ежегодно в качестве денежных переводов от уехавших на заработки в другие страны. Росли реальные доходы населения и уровень личного потребления, но они опережали темпы роста производительности труда. Реформировалась финансовая система, контролировалась инфляция, увеличивались объемы кредитования населения. Но существовало постоянное превышение объемов импорта над поступлениями от экспорта.

Внешняя задолженность перед МФО выросла с 1 млрд. долл. в 1965 году до 7 млрд. в 1976-м. А к 1980 году уже составила 20,1 млрд.долл.

Интересная деталь: при росте потребительских кредитов, частный сельхозпроизводитель в соответствии с законами Югославии не мог воспользоваться кредитными деньгами для покупки или аренды земли. Лишь государственные агропромышленные комплексы могли пользоваться льготными кредитами, льготами налогообложения и материального обеспечения сельхозпроизводства. Такая система не давала возможности развития спекулятивного спроса на землю – на «недвижимость» - т.е. предотвращала создание одного из факторов, вызвавшего нынешний кризис. Что вряд ли в полной мере устраивало иностранных кредиторов.

С целью интенсификации развития экономики в 1965 году в СФРЮ началась общественно-экономическая реформа. Суть ее заключалась в устранении государства из сферы экономики и перестройка экономической организации на основах самоуправления. Создание неоптимальных по размерам и эффективности предприятий, тенденции к регионализации производств, стремление республик к созданию собственных хозяйственных структур, где каждая независима от остальных республик, в сочетании с просчетами в реформах – все это привело к серьезным последствиям: инфляция, рост цен, увеличение структурных диспропорций, нестабильность экономического роста, обострение социальных противоречий и возникновение национальных конфликтов. Мировой энергетический кризис 70-х годов оказал дополнительное влияние на рост инфляции в стране.
Одним из основных средств решения этих проблем были новые зарубежные кредиты. Увеличение задолженности и стоимости ее обслуживания позволяло МВФ и прочим МФО навязывать свою волю Югославии, что приводило страну во все большую зависимость от внешних кредиторов. Преграды для проникновения в страну уменьшались, но в то же время ожидаемой Западом масштабной приватизации не происходило.

В 1974 году принимается новая Конституция Югославии, в которой было впервые заявлено о государственности республик и автономных краев. Была значительно расширена экономическая и политическая самостоятельность республик и краев. Им передавались многие права и материальные фонды, находившиеся в ведении Федерации. В большинстве республиканских конституций 1974 года было подчеркнуто право наций на самоопределение, включая право на отделение. Была создана система консенсуса при принятии решений союзными органами, которая зачастую приводила к блокированию выполнения согласованных решений между республиками, автономиями и союзными органами власти.

В 1980 МВФ выдвигает требования перед СФРЮ, среди которых было сокращение дотаций слаборазвитым регионам, отказ от социалистических планов выравнивания экономического развития всех регионов страны. Результат уступок со стороны правительства Югославии в этом направлении не заставил себя долго ждать. Рост сепаратистских настроений среди албанского населения, получивших после принятия Конституции 1974 года законодательные перспективы, в 1981 году вылился в кровопролитные столкновения в Косово. Результатом стал первый большой послевоенный исход из Косова неалбанского населения – 20 тысяч сербов, черногорцев, цыган, евреев покинуло автономный край. В ходе беспорядков 30 человек было убито. В 1982–1984 годах югославская госбезопасность раскрыла 260 ячеек трех подпольных компартий и организации «Путь к свободе». В связи с этими событиями были возбуждены уголовные дела, по которым было осуждено 3344 человека. Руководство соседней Албании оказывало албанскому подполью в Косово военную и финансовую помощь. Исламский сепаратизм нашел поддержку и в других республиках СФРЮ.

Алия ИзетбеговичЕще в 1970 году,  боснийский литератор Алия Изетбегович, опубликовал «Исламскую декларацию». По сути это была программа трансформации Боснии и Герцеговины в исламское государство. За подрывную деятельность Изетбегович был арестован, осужден на 14 лет, но отсидел только 6 и в 1989 году сменил нары на пост председателя Президиума Боснии и Герцеговины. Личность, вообще «легендарная» - 1941 году Изетбегович участвовал в вербовке молодёжи в мусульманскую «Ханджар-дивизию» СС, осуществлявшую геноцид сербского населения, в 1943-44 годах состоял в пронацистской организации «Аль-Хидайя». А позже, в конце 1990-х ставился вопрос о привлечении Алии Изетбеговича к ответственности перед Гаагским трибуналом. Но Гаагский трибунал известен всем своим дружественным отношением к хорватским и боснийским военным преступникам и албанским людоедам.

Затраты на подавление антигосударственного албанского подполья были значительны. К 1984 году сумма была сопоставима с 70% от кредитных средств, предоставленных МВФ, а «ценные советы» экспертов Фонда обошлись еще в 25% от суммы кредитов.

К середине 80-х зависимость от внешних кредитов позволяла МВФ в значительной степени диктовать условия в области не только экономики, но и внутренней политики. Запрет на реализацию программ по выравниванию уровня развития республик закреплял отставание уже Сербии от Словении и Хорватии, тем самым вызывая усиления националистического движения в Сербии.

Росла безработица, в 1984 году ее уровень составил: СФРЮ - 13,5%; Босния и Герцеговина - 18,8; Черногория - 19,1; Хорватия - 7,2; Македония - 21,1; Словения - 1,9; Сербия - 16,4; Косово - 33,3 и Воеводина - 13,6.

Международный капитал был заинтересован в крупномасштабной приватизации экономики СФРЮ.

В соответствии с поправками к Конституции, принятыми 25 ноября 1988 года, государство отказывалось от роли центра экономического управления и выполняло лишь, по сути, рекомендательные функции по координации экономики, обеспечение правового порядка и финансовой стабильности.

Обвиняя Милошевича в «тоталитаризме» и «ущемлении прав» албанского населения Косова, необходимо заметить, что, во-первых, Милошевич лишь защищал своих граждан от действий исламских террористов на территории Югославии, а, во-вторых, сам МВФ рекомендовал принять поправки к Конституции, которые урезали права автономных краев по сравнению с республиками. Без них, по мнению МВФ невозможно было проводить реформы.

В 1989 году правительство А.Марковича предложило концепцию «нового социализма». «Это признание прибыли как главного стимула любого труда людей, признание рынка, свобода личной инициативы и предпринимательства, отмена ограничений на размер личного имущества и признание законности и естественности различий между людьми».

Закон 1989 года об иностранных капиталовложениях, подготовленный с помощью западных советчиков, предоставлял иностранным вкладчикам возможность осуществлять инвестиции во все виды предприятий, включая банки и страховые компании, и давал право участия в управлении и получении прибыли соразмерно вложенному капиталу. Он снял все ограничения на экспорт и импорт, отменил запреты на ввоз и вывоз югославскими и иностранными гражданами товаров при условии уплаты таможенной пошлины.

От этого сильно пострадали местные производители, особенно товаров долговременного пользования. Зато «восторжествовали» законы свободного рынка, примененные в Югославии в соответствии с внушениями от МВФ и пр.

И, тем не менее, даже такие законы не удовлетворяли Запад. В ходе переговоров А.Марковича и Дж.Буша-старшего, проходивших в Вашингтоне осенью 1989 года, «торги» продолжались. Это был своего рода обмен – новая финансовая «помощь» на ещё более широкие «экономические реформы», включая новую девальвацию своей валюты, дальнейшее замораживание зарплат, резкое сокращение правительственных расходов и упразднение компаний, находящихся в коллективной собственности и управляемых рабочими. 

Статистика сообщала о некоторых, якобы позитивных показателях в экономике в 1989 году, например таких, как: положительное сальдо платежного баланса составило 2,3 млрд. долл.; внешний долг сократился до 16,6 миллиардов, а степень внешней задолженности выражающаяся долей валютных поступлений идущих на обслуживание внешнего долга снизилась с 45 до 16%. Но это все было получено за счет продажи предприятий и банков. Такими методами долго поддерживать «позитивные тенденции» в экономике невозможно.

Результатом договоренностей с МВФ стала, начавшаяся в январе 1990 года реализация традиционных методов уничтожения экономики государства, попавшего в «цепкие лапы» МВФ. Инфляция резко снижала уровень реальных доходов населения, а по требованию МВФ была заморожена заработная плата на уровне середины ноября 1989 года (в результате, к июлю 1990 года реальная зарплата сократилась на 41%). Цель «реформ» состояла в том, чтобы подвергнуть югославскую экономику массированной приватизации и ликвидировать «общественный сектор». В соответствии с новым законом, в случае если предприятие не в состоянии оплачивать счета в течение 30 дней подряд или в течение 30 дней в пределах 45-дневного периода, правительство обязано инициировать процедуру банкротства этого предприятия в течение следующих 15 дней. В список целей самоуправляемой экономики, предназначенных к уничтожению, попали и «объединённые банки» коллективной формы собственности. И за два года такой политики половина банков Югославии была уничтожена, им на смену пришли «независимые коммерческие учреждения».

Находясь под управлением МВФ, Центральный банк Югославии проводит жесткую денежную политику, в результате которой оказалось невозможным финансирование федеральных социальных и экономических программ. Вместо распределения государственных доходов между республиками и автономными краями, эти средства ушли в счет погашения долгов перед Лондонским и Парижским клубами кредиторов, тем самым добивая окончательно федеральные структуры власти и управления. Самая важная связь между центром и республиками – финансовая, была практически уничтожена. Благодаря действиям МВФ по стране прошла волна массовых банкротств предприятий.

ВВП в 1990 году в сравнении с 1989 сократился на 7,5%, в 1991-м еще на 15%, а падение промышленного производства составило 21%.

Сепаратистские тенденции получили новый импульс. В 1990 году во всех республиках прошли выборы, и везде коммунисты потерпели поражение. В Словении 8 апреля 1990 года победила правоцентристская коалиция во главе с Миланом Кучаном. В Хорватии 22 апреля 1990 года к власти пришел Хорватский демократический союз, возглавляемый Франьо Туджманом, который вскоре выдвинул лозунг «Хорватия для хорватов». На выборах в Македонии 11 ноября того же года победила «Националистическая внутренняя революционная организация» - по сути организация радикальных националистов. В Боснии и Герцеговине на выборах 18 ноября благодаря численному большинству мусульман победила мусульманская «Партия демократических действий» Алии Изетбеговича. Боснийские хорваты голосовали за Хорватское демократическое содружество во главе со Степаном Клюичем, боснийские сербы – за Сербскую демократическую партию Радована Караджича. В июле и косовские албанцы 1990 года провозгласили независимость, но тогда кроме Албании их никто не признал. 

К сентябрю 1990 года около 600 тыс. рабочих по всей, пока еще формально единой, стране потеряли работу. МФО подписали приговор по ликвидации еще 2435 предприятий, в первую очередь, наиболее крупных. Выброшенными на улицу должны были стать 1,3 млн. рабочих – около 50% работающих в промышленности на тот момент.

Фактически от единого государства ничего не осталось. Юридическое оформление развала СФРЮ произошло в 1991 году – Хорватия и Словения получили независимость 25 июня, Македония – 8 сентября. Чуть позже стала «независимой» Босния и Герцеговина – 5 апреля 1992 года. Это дало возможность МФО проводить приватизацию в каждом из уже независимых государств на основании их внутренних законов. Тотальной приватизации подверглись в первую очередь Словения и Хорватия – недаром их сепаратистские настроения с таким воодушевлением поддерживала Германия, США и Ватикан. Зачастую приватизация предприятий в этих республиках сводилась к покупке и последующему закрытию – таким образом ликвидировались конкуренты на международном рынке.

Сербия попыталась избежать такой участи. Закон о приватизации принятый в 1991 году был ориентирован на построение «народного капитализма» - приватизация могла происходить лишь по желанию самого трудового коллектива и доля иностранного капитала в этом предприятии не могла быть более 10%. Формально было удовлетворено требование МВФ – субъекты экономики Сербии в основном стали частными (но не иностранными) предприятиями. Это вызывало бешенство у транснациональных корпораций. Они уже считали своими крупнейшие в Европе медные рудники Восточной Сербии и залежи угля в Косово. Но новый закон не позволял продавать иностранным предприятиям недра и естественные монополии Сербии. Благодаря таким мерам, до 1997 года доля частных предприятий всербской экономике составляла лишь 4%. 

Если что-то не удается приватизировать, то следует это уничтожить – вероятно, такой логике следовали американцы, командовавшие авиаударами войск НАТО в первой половине 90-х и в 1999 году, когда уничтожали табачную промышленность на севере Боснии, в РеспубликеСербской, предприятия автопрома и ВПК Сербии. По сути, были ликвидированы конкуренты западной продукции на рынке вооружений и источник валютных поступлений в казну. А так как покупателями югославского оружия были в основном страны, к которым США относится враждебно (Ирак, Ливия, Иран, Судан, Эфиопия, Алжир, Сомали, Уганда, КНДР), то заодно американцам удалось лишить источника вооружений своих противников. 

Лишь в результате многолетней блокады, организации войн на территории бывших союзных республик Югославии, свержения президента страны, избранного народом, разделения Сербии и Черногории на два самостоятельных государства, западному капиталу удалось достигнуть своих целей. Еще до НАТОвской агрессии 1999 года, черногорские политики заявили о готовности пойти по пути приватизации, устраивающей Запад и отдать западным ТНК контрольные пакеты акций 6 крупнейших черногорских компаний практически за бесценок – сумму в 1 млрд. долл. По этой причине во время бомбардировок НАТО черногорская промышленность не сильно пострадала. Не были уничтожены нефтеперерабатывающий завод «Югопетрол» в Которе, алюминиевый комбинат в Подгорице и другие. По тем же соображениям, вероятно, были сохранены и медные предприятия в районе сербского города Бор. 

С приходом к власти в Сербии новых прозападных властей все встало «на свои места» - в 2001 году внешний долг Югославии каждый час увеличивался на 250 тыс. немецких марок или ежедневно на 6 млн. марок. Внешний долг СРЮ на 75% превосходил ее годовой валовой национальный доход. Скорость возрастания долга была обусловлена процентами, которые «набегают» от основной суммы долга. 

Таким образом, Социалистическая Федеративная Республика Югославия из относительно стабильной страны в течение двадцати лет – с начала 60-х по конец 70-х годов с ежегодным ростом ВВП в среднем 6,1%, бесплатным медицинским обслуживанием и образованием, уровнем грамотности более 90%, продолжительностью жизни 72 года, превратилась, благодаря помощи МВФ и рекомендациям западных советников (особенно за 10 лет с 1981 по 1991 год), сначала во враждующие территориальные осколки, а теперь в подконтрольные США и МФО государственные образования, готовые в любой момент вспыхнуть новыми этническими конфликтами. 

Действия МВФ и прочих МФО разрушили многие государства. Разнообразием методов действия МВФ не отличается. Во всех пострадавших от «помощи» Фонда применяет одну и ту же методику, которая начиналась с «шоковой терапии». Основные составляющие такого хирургического вмешательства без наркоза по рецептам МВФ: цены отправляются в свободный полет, резко ограничивается денежная масса в обороте, проводится тотальная приватизация государственной собственности, сокращаются социальные программы. Применяется это обычно к странам, где есть значительная доля государственной и общественной собственности и государство способно осуществлять управление экономикой, а рыночных институтов нет или они ограничены.

Приватизация в таких странах влечет за собой спекуляции с валютой и ценными бумагами, которые приносят доходы, несопоставимо большие, чем вложения в реальный сектор. Начинается деиндустриализация, первыми гибнут высокотехнологичные отрасли. К традиционным «побочным явлениям» можно отнести инфляцию. Управляемая уже не государством, а «рынком» экономика в значительной степени подвержена влиянию внешних кризисных явлений. Увеличиваются внешние займы, увеличивается стоимость их обслуживания, что приводит к замкнутому кругу – кредиты для обслуживания кредитов. «Реформы» по рецептам МВФ и ВБ приводят к падению уровня жизни и деградации населения. Нарастает социальная напряженность, замороженные этно-национально-религиозные конфликты размораживаются. Страна полностью переходит под контроль МФО, в воле которых – усугубить хаос, если руководство страны не исполняет их указания или «помиловать» - провести реструктуризацию долгов, отсрочить выплаты и т.д. Но никто заарканенное государство на свободу выпускать не собирается – кредитная удавка теперь уже прочно надета на шею колонизированного государства, а длина поводка регулируется в зависимости от текущих геополитических задач.

Последнее изменение Среда, 04 Май 2016 18:44

Авторизуйтесь, чтобы получить возможность оставлять комментарии

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ

Лента не найдена

Сотрудничество

Крайне заинтересованы в сотрудничестве с авторами имеющих свое мнение по любым животрепещущим темам, имеющих информацию о событиях происходящих по всем уголкам Украины или имеющими свой взгляд на историю Украины.

По вопросам размещения рекламы на ресурсе просим Вас воспользоваться формой «Связаться», мы обязательно с Вами свяжемся

Go to top